Детерминанты психической депривации у студентов в образовательном процессе

На сегодняшний день, несмотря на различные реорганизации и замечания по поводу качества, авторитет высшего образования остается высоким. При этом повсеместно отмечается снижение уровня готовности выпускников школ к условиям и требованиям обучения в вузе, что при заинтересованности высших учебных заведений в сохранении контингента студентов требует особого внимания к учащейся молодежи со стороны психологических служб вузов.

Среди проблем, возникших перед психологическими службами вузов, актуальной является проблема профилактики и преодоления деструктивных психических состояний у студентов на начальном этапе обучения, которые препятствуют актуализации резервных возможностей, развитию профессионально значимых личностных качеств и формированию субъектности обучающихся.

Начальный этап обучения в вузе рассматривается как повышенный фактор риска возникновения деструктивных психических состояний в связи с тем, что, поступив в вуз, вчерашние школьники оказываются в иной культурно-образовательной среде: они лишаются привычного круга общения, сталкиваются с другими системами ценностей, иным уровнем материального благосостояния и культуры. Особое внимание в этом отношении требуют выпускники сельских и национальных сельских школ, ввиду того, что перечень выше обозначенных трудностей, в отношении данного контингента, усугубляется языковым барьером и процессом этнической идентичности.

Учитывая, что на сегодняшний день наметилась тенденция к сокращению выпускников сельских школ в вузах, что негативно отразилось на уровне образования в сельской местности и усилило миграционные процессы среди молодежи, проблема психологического сопровождения данной категории студентов приобретает особую значимость.

Наряду с такими деструктивными психическими состояниями, переживаемыми студентами в период вузовской адаптации, как дезадаптация, фрустрация, механизмы проявления и преодоления которых достаточно широко описаны в психологопедагогических исследованиях, особое место занимает депривация, характеризующаяся переживанием безысходности, потерянности, ненужности, лишения.

Данное состояние особенно выражено проявляется в условиях экономического кризиса, в ситуациях значительных жизненных перемен, когда возникают трудности с удовлетворением разнообразных потребностей, в том числе и потребностей в самореализации и самоактуализации.

Первые научные исследования рассматриваемого психического состояния появились в 30-е гг. ХХ в. и были посвящены проблеме «материнской депривации». Впоследствии депривация стала изучаться более широко. Исследователями отмечался ее деструктивный характер, связь с фрустрацией, агрессией, депрессией и другими негативными психоэмоциональными проявлениями.

На сегодняшний день существует ряд различных определений понятия «депривация», в рамках которых данное состояние рассматривается в двух аспектах: 1) как психическое состояние, вызванное недостаточным удовлетворением значимых потребностей (Й. Лангмайер, З. Матейчик, М.Ю. Кондратьева, Е.А. Князев); 2) ситуация ограничения или лишения возможности удовлетворения потребностей субъекта (М.В. Беседина, Е.Ю. Кожевникова).

Авторами различных исследований также представлены разнообразные виды / формы этого психического состояния: стимульная (сенсорная) депривация, депривация значений (когнитивная), депривация эмоционального отношения (эмоциональная), депривация идентичности (Й. Лангмейер, З. Матейчек); социальная и социально-экономическая депривация личности (Л.НАнтилоговаА.СБалабановЕ.СБалабановаМ.ВБесединаЗ.ИКалугинаС.ЕКотляровЕ.ЮКожевникова и др.); сексуальная депривация (ЗФрейдАМаслоу).

Работы Ю.Е. Руденской посвящены социализационной депривации, которая, в отличие от социальной, не подразумевает лишения личности обществом возможности удовлетворения ее потребностей. Личность не переживает чувства социальной причастности и социальной поддержки в существующей системе социальных отношений, не удовлетворяется ее потребность в принятии, признании и контроле, что провоцирует человека на деструктивное поведение.

Наряду с перечисленными выше видами депривации, особый интерес представляет различение понятий «абсолютная» и «относительная депривация» (Р. Браун, Д. Майерс, С. Стауффер и др.). Абсолютная депривация – невозможность для индивида или социальной группы удовлетворять свои базовые потребности из-за отсутствия доступа к основным материальным благам и социальным ресурсам: продуктам питания, жилищу, медицине, образованию и т.д. Относительная депривация – восприятие своего положения как худшего по сравнению с положением других, субъективно воспринимаемое и болезненно переживаемое несовпадение«ценностных ожиданий» (блага и условия жизни, которые, как полагают люди, они справедливо заслуживают) и «ценностных возможностей» (блага и условия жизни, которые люди, как опять же им представляется, могут получить реально).

В последние годы отечественные исследователи особое внимание уделяют культурной и образовательной депривации: первая связывается с особенностями семейного уклада и миграционными процессами в мире, а вторая – с сокращением количества мест бесплатного обучения в средних специальных учебных заведениях и вузах, а также с ограничением возможности обучающегося в удовлетворении его потребностей в самоуважении, самовыражении, самоутверждении в образовательной деятельности (Е.Г. Алексеенкова, Л.Н. Бережнова, М.Н. Степанова и др.).

Исходя из рассмотренных подходов к понятию «депривация», мы определяем понятие «психическая депривация» у студентов, которое рассматривается как психическое состояние, возникающее в ситуации недовыполнения образовательным учреждением своих функций по обеспечению полноценного развития субъектов образовательного процесса, а также в ситуации ограниченной возможности в удовлетворении студентами разнообразных потребностей вследствие значительных изменений образа жизни и характера осуществляемой деятельности в связи со сменой культурнообразовательной среды. На личностном уровне депривация у студентов проявляется как сложное эмоционально мотивационное состояние, выражающееся в дезадаптации, в дезорганизации поведения и деятельности обучающегося, возникающее вследствие объективных лишений, вступающих в противоречия с ценностями и притязаниями личности и воспринимаемыми как потеря возможности удовлетворять потребности разных уровней.

В этой связи перед психологической службой вуза стоит задача своевременного выявления депривированных студентов и проведения мероприятий, которые позволят преодолеть депривацию и успешно адаптироваться в вузе.

Однако если наличие диагностических методик позволяет реализовать задачу определения наличия и уровня депривации у студентов, то разработка мер по ее преодолению требует определения основных детерминант. С этой целью нами было проведено экспериментальное исследование посредством корреляционного анализа.

В ходе исследования нами использовались: модификация методики диагностики степени удовлетворенности основных потребностей (Д.Я. Райгородский); методика исследования адаптированности студентов в вузе (Т.Д. Дубовицкая, А.В. Крылова); опросник для определения уровня учебной фрустрированности у студентов (Т.Д. Дубовицкая); тест SACS для определения стратегий преодоления (С. Хобфолл); методика «Защитное поведение» (Н.Е. Водопьянова, Е.С. Старченкова); многофакторный факторный личностный опросник Р. Кеттелла.

В качестве испытуемых выступили студенты первого курса Стерлита-макского филиала Уфимского Государственного Авиационного Технического Университета, и студенты первого курса технологоэкономического факультета Стерлитамакского филиала Баш ГУ. Всего 290 человек, из них 154 человек – выпускники сельских школ (60 юноши и 76 девушки), 136 – выпускники городских школ (71 юноши 83 девушки).

В результате корреляционного анализа выявлено, что депривированность студентов имеет высокую положительную связь с учебной фрустрированностью (rxy = 0,711; р<0,001), такими личностными качествами как I «жесткость чувствительность» (rxy=0,512; р<0,01), M «практичность – мечтательность» (rxy =0,612; р<0,001), O «спокойствие тревожность» (rxy =0,340; р<0,01). То естьчем выше показатель депривациитем выше показатель фрустрированноститревожностьэмоциональная чувствительность и восприимчивостьсклонность к уходу от реальностиа также чувство страха и неуверенности в себе.

Депривация отрицательно связана с адаптацией в вузе (rxy =–0,827; р<0,001)с факторами С «эмоциональная нестабильность эмоциональная стабильность» (rxy =

-0,543; р<0,001), Н «робость смелость»( rxy = -0,6122; р<0,001), Q2 «конформизм нонконформизм» (rxy = -0,401; р<0,05). То естьчем выше показатель депривациитем выше уровень конформностии более выражены эмоциональная нестабильность и робость.

Далее были выявлены корреляционные взаимосвязи депривации и других качеств личности у студентов выпускников сельских школ и студентов, выпускников городских школ.

И в первом, и во втором случае депривация прямо пропорционально коррелирует с такими личностными качествами, как I «жесткость чувствительность» (rxy = 0,238; р<0,05, rxy = 0,206; р<0,05), M «практичность мечтательность» (rxy = 0,317; р<0,01, rxy = 0,211; р<0,05), O «спокойствие тревожность» (rxy = 0,390; р<0,001, rxy= 0,318; р<0,01). То естьчем выше депривированностьтем студенты

более чувствительны и менее практичны, более склонны к уходу от реальности. Депривация отрицательно связана с адаптацией в вузе (rxy = -0,502; р<0,001, rxy = -0,431; р<0,001), факторами С «эмоциональная нестабильность эмоциональная стабильность» (rxy = -0,681; р<0,001, rxy = -0,229; р<0,05), Н «робость смелость»( rxy = 0,361; р<0,01, rxy = -0,332; р<0,01), Q2 «конформизм нонконформизм» (rxy = 0,242; р<0,05, rxy = -0,412; р<0,001).

То есть высокий показатель депривации препятствует успешной адаптации студентов в вузе, способствует снижению эмоциональной стабильности и социальной смелости, студентам с высоким уровнем депривации свойственна конформность.

Далее нами были выявлены взаимосвязи депривации, копинг-стратегий и эгозащитных механизмов.

Проведенное исследование показало, что депривация имеет выраженную положительную связь с асоциальной стратегией преодоления «асоциальные действия» (rxy = 0,457; р<0,01), со стратегий «агрессивные действия» (rxy = 0,726; р< 0,001), а так же положительно коррелирует со следующими эго-защитными механизмами: регрессией (rxy = 0,616; р<0,001), вытеснением (rxy = 0,292; р<0,05) и общей напряженностью защит. Депривация отрицательно связана со стратегией «ассертивные действия» (rxy = 0,402; р<0,01). То есть, чем выше показатель депривации, тем больше склонность к выбору деструктивных / дезадаптивных копинг-стратегий, таких, как асоциальные действия и агрессивные действия. Также, чем выше показатель депривации, тем чаще используются в качестве эго-защитных механизмов регрессия и вытеснение, и тем выше уровень общей напряженности защит. В свою очередь, чем ниже депривированность, тем чаще используется стратегия «ассертивные действия», которая, в свою очередь, является конструктивной.

Далее, с помощью корреляционного анализа были выявлены взаимосвязи депривации, копинг-стратегий и эго защитных механизмов у студентов выпускников сельских школ и студентов выпускников городских школ.

Исследование показало, что у обеих групп студентов депривация имеет положительную связь с регрессией (rxy = 0,23; р<0,05, rxy = 0,377; р<0,01), вытеснением (rxy = 0,252; р<0,05, rxy = 0,22; р<0,05) стратегией «агрессивные действия» (rxy = 0,271; р<0,05).

У студентов – выпускников сельских школ депривация отрицательно связана с непрямой стратегий преодоления «манипулятивные действия» (rxy = -0,27; р<0,05), а также со стратегиями «ассертивные действия» (rxy = -0,381; р<0,001) и «вступление в социальный контакт» (rxy = -0,223; р<0,05). То естьчем выше показатель депривациитем реже используются манипулятивные стратегииассертивные действия и установление социальных связей.

У студентов – выпускников городских школ обнаружена положительная связь со стратегией «асоциальные действия» (rxy = 0,249; р<0,05) и отрицательная связь с прямой стратегией «импульсивные действия» (rxy = -0,265; р<0,05).

В ходе анализа корреляционных взаимосвязей между исследуемыми переменными установлено, что показатели депривации имеют 13 значимых корреляционных взаимосвязей, показатели адаптации студентов в вузе – 15 статистически значимых связей, показатели фрустрированности в учебной деятельности – 11 взаимосвязей. 8 из них являются общими для показателей депривации, адаптации, фрустрации. Это свидетельствует о том, что данные категории являются элементами одной системы. В свою очередь, полученные статистически достоверные корреляционные связи между показателями депривации, адаптации и фрустрации позволили предположить между ними наличие функциональных, причинно-следственных взаимоотношений и рассматривать снижение показателей психической депривации в условиях культурно-образовательной среды как механизм адаптации студентов в вузе. В свою очередь, к детерминантам депривации у студентов мы можем отнести: высокий уровень фрустрированности, тревожности, дезадаптации; конформность, эмоциональную неустойчивость, низкий уровень ассертивности; доминирование копингстратегий: асоциальные действия, агрессивные действия и защитных механизмов в форме регрессии и вытеснения.

 

ЛИТЕРАТУРА

  1. Алексеенкова Е. ГЛичность в условиях психической депривацииучебпособие. – СПб.«Питер», 2009. 96 с.
  2. Бережнова Л. НРегиональные проблемы образованияобразовательная депривация // Правоведение, 1999. № 1. С. 271–272.
  3. Беседина М.В. Образовательная среда как фактор эмоциональной депривации, влияющей на соматическое здоровье подростков: дис... кандпсихолнаук. – М., 2004. 170 с.
  4. Гуманитарные технологии в полиэтнической образовательной среде: предупреждение культурной депривации: учеб. пособие под редЛ.НБережновойВ.ИБогословского. – СПб.: КнижДом, 2007. 240 с.
  5. Князев Е. АПедагогика и психология социальной депривации (исторический аспект). [Электронресурс]. Режим доступа: http://www.hrportal.ru/ (дата обращения 6.03.2014).
  6. Кожевникова Е.Ю. Личностные ресурсы преодоления ситуации социальноэкономической депривации: автореф… канд. психолнаук. – Краснодар, 2006. 16 с.
  7. Котляров С.Е. Социальная депривация как механизм социально-экономического реформирования современного российского общества: дис... кандсоциолнаук. – Ставрополь, 2006. 139 с.
  8. Лангмейер Й., Матейчик ЗПсихическая депривация в детском возрасте. – ПрагаАвиценнум, 334 с. 13. Руденская Ю.ЕСоциальное качество личности студента в контексте компетентностной парадигмы. [Электронресурс]. Режим доступа: http: // wall. sibupk.nsk.su/ confer/ 2009/ doklad 25 .doc (дата обращения 06.03.2014).
  9. Степанова М.Н. Предупреждение образовательной депривациив процессе преподавания культурологических дисциплин в вузе // Изв. Росгоспедун-та имА.ИГерцена. 2007. Т. 8. № 27. С. 136– 140.
Год: 2015
Категория: Педагогика