Проблемы реализации конституционных положений, направленных на обеспечение и защиту прав человека и гражданина судебными органами

Говоря о потенциале Конституции Республики Казахстан, необходимо отметить, что она содержит в себе еще не реализованный потенциал в сфере судебной защиты прав граждан, заключенный в ее правовых нормах, идеях и принципах, которые должны воплощаться в законодательных и организационных мерах. Речь в данном случае идет о реализации конституционных положений о введении присяжных заседателей в уголовное судопроизводство и судебное санкционирование ареста.

В октябре 1998 г. в Конституцию Республики Казахстан внесено новое положение о том, что «в случаях, предусмотренных законом, уголовное судопроизводство осуществляется с участием присяжных заседателей» (ст. 75).

Такое нововведение является результатом учета общественного мнения о необходимости демократизации судебной деятельности. В Казахстане института присяжных заседателей никогда не существовало, поэтому не приходится говорить о каких-либо исторических традициях. А это обстоятельство следует учитывать при разработке правовых основ присяжных заседателей, прежде чем разрабатывать закон [1, с. 233].

В Республике Казахстан правосудие осуществляется единолично судьёй и коллегиально в составе трех судей. В настоящее время введен институт присяжных заседателей в уголовное судопроизводство. Необходимость введения суда присяжных, кажется, ни у кого не вызывает сомнений. Другой вопрос: какой станет казахстанская модель?

Так, в последнее время остро встал вопрос о привлечении народного элемента в отправлении правосудия. В мировой практике определились две правовые формы привлечения представителей общества к рассмотрению судами уголовных дел: суд присяжных и суд шеффенов (ассизов, народных заседателей, известных уголовному процессу советского периода). При этом для англосаксонской правовой семьи характерна только первая форма, для континентальной Европы (если оценивать её в целом) обе формы.

Модель англосаксонского суда присяжных состоит из одного профессионального судьи и четырнадцати (двенадцать основных и двое запасных) присяжных. По окончании рассмотрения дела присяжные удаляются в совещательную комнату для вынесения вердикта. Судья же остается в зале и никак не может повлиять на их решениеНа основе вердикта присяжных судья выносит приговор.

Суть континентальной модели состоит в том, что профессиональный судья и присяжные заседатели образуют одну коллегию, и приговор суда выносится в совещательной комнате присяжными заседателями совместно с судьями.

Хотя упреки по поводу правовой безграмотности присяжных и народных заседателей, их пассивности и отстраненности давно уже стали объектом критики, однако ни в одной из стран не дали достаточных оснований для отказа от одних правовых форм народного участия для замены их другими, а тем более для устранения из правосудия непрофессионального элемента. Такой состав (судья и два или более непрофессиональных заседателя) слушает большинство уголовных дел в Австрии, Албании, Германии, Дании, Норвегии, Польше, Финляндии, Чехии, Швеции, Австралии, Новой Зеландии, других государствах. В Великобритании общественные судьи (магистраты) рассматривают большинство уголовных дел без участия профессиональных судей, но при содействии юриста судебного клерка [2, с. 56].

В период существования Советского Союза коллегиальное судебное разбирательство осуществлялось только с участием народных заседателей, входивших в состав единой коллегии с профессиональным судьёй, избиравшихся не на одно дело, а на определенный законом срок, то есть Советский суд использовал модель судейской коллегии, по признакам процессуальной формы аналогичную суду шеффенов в Германии. В России отбор народных заседателей для участия в рассмотрении дел в районном суде осуществляется на основе общего списка народных заседателей данного районного суда и производится путем случайной выборки из общего списка народных заседателей соответствующего районного суда председателем данного суда. Общий список народных заседателей районного суда формируется соответствующим представительным органом местного самоуправления на основе списка избирателей района, на территорию которого распространяется юрисдикция данного районного суда.

В Германии шеффены совместно с профессиональными судьями принимают решение по вопросу о виновности или невиновности подсудимого и о назначении меры наказания. С одной стороны, представители общественности принимают участие в осуществлении правосудия и контроле над деятельностью суда, с другой все вопросы правосудия решаются с участием профессиональных судей. Таким образом, суд остается профессиональным. Шеффены избираются парламентом земли сроком на четыре года, они принимают присягу, текст которой утвержден законом [3, с. 44].

По советскому законодательству, суд с участием народных заседателей был единой коллегией в составе профессионального судьи и представителей народа, которая постановляла единое процессуальное решение по делу. Народные заседатели районных (городских) народных судов избирались на общих собраниях рабочих, служащих и крестьян по месту их работы или жительства, открытым голосованием сроком на два года. По Российскому законодательству, срок полномочий народных заседателей, включенных в общий список, установлен в пять лет.

В суде с народными представителями все вопросы разрешаются единой коллегией. Народные заседатели и судьи во время исполнения своих обязанностей пользуются равными правами.

Для наиболее распространенной модели суда шеффенов (по германскому образцу) была характерна ещё одна особенность возможность апелляционного пересмотра их приговоров. Однако считать этот признак универсальным для всех разновидностей шеффенского суда не позволяет опыт Советского Союза. В советском уголовно-процессуальном законе была сконструирована модель правосудия, весьма сходная с германским судом шеффенов, но апелляционной судебной инстанции не предусматривалось, хотя вместо нее существовала кассационная инстанция, имевшая отдельные (довольно заметные) черты апелляционного производства.

В Советские времена народные заседатели принимали участие в судах первой инстанции по всем категориям дел, вплоть до бракоразводных процессов. Тем самым, в качестве народных заседателей привлекалось огромное количество людей. При этом не было никакого правового регулирования их деятельности.

Кризис института народных заседателей стал особенно очевидным в конце 1980-х начале 1990-х (особенно после введения единоличного рассмотрения значительной части уголовных дел). В связи с затруднительностью привлечения в процесс легитимно избранных народных заседателей (из-за их нежелания участвовать в судебных заседаниях, из-за нежелания руководителей многих организаций, особенно коммерческих, освобождать на этот период своих работников от исполнения трудовых обязанностей и т.д.), судьи были вынуждены использовать в этом качестве людей, не имеющих к народным заседателям никакого отношения технических работников судов, студентов, проходящих практику в судах, судебных исполнителей и т.п. 16 января 2006 г. был принят Закон Республики Казахстан «О присяжных заседателях» и Закон Республики Казахстан «О внесении дополнений и изменений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам введения уголовного судопроизводства с участием присяжных заседателей».

Введение в Республике Казахстан суда с участием присяжных заседателей является одним из направлений судебной реформы, которое призвано обеспечить открытость и демократизм судопроизводства, формирование большего доверия граждан к судебной власти.

Законопроекты направлены на дальнейшее развитие положений п. 2 статьи 75 Конституции РК, в которой закрепляется, что в случаях, предусмотренных законом, уголовное судопроизводство осуществляется с участием присяжных заседателей. Принятие этих законов повышает уровень обеспечения права человека на осуществление объективного уголовного судопроизводства. Реализация указанного положения Конституции РК становится возможной благодаря осуществляемой политике дальнейшей демократизации политической системы, а также необходимостью повышения престижа судебной власти. Введению института присяжных заседателей способствует также и благоприятная социальноэкономическая ситуация в стране.

О необходимости «рассмотреть возможность осуществления дел уголовного судопроизводства с участием присяжных заседателей» отмечалось еще в Концепции правовой политики.

Необходимость введения в судопроизводство в Республике Казахстан института присяжных заседателей была очевидной, но законы приняты в процессе развертывания широкой дискуссии. Спорные мнения высказывались относительно вводимой модели института присяжных заседателей, правового статуса, процессуального положения присяжных заседателей в осуществлении уголовного судопроизводства и о других вопросах совершенствования судебной системы.

Одним из главных возражений против суда присяжных являлось напоминание о непрофессионализме, результатом которого может быть неспособность присяжных понять фактические обстоятельства и юридическую сторону многих сложнейших дел. Другой аргумент состоит в том, что независимость присяжных может быть поставлена под сомнение ввиду колоссального развития средств массовой информации, и их сильного влияния на сознание населения [4]. Б. Шнарбаев считал, что вопрос ставится не столько о введении новой формы рассмотрения уголовных дел в суде, сколько о делегировании гражданам возможности осуществления правосудия [5].

По мнению К. Мами, несомненным является одно то, что правосудие, отправляемое «судом равных», в демократическом обществе расценивается как жизненно необходимая социально-политическая подсистема, ибо с ее помощью реализуются основные права и обязанности граждан страны, поддерживается их вера в торжество справедливости.

Один из разработчиков законопроектов А. Куркбаев отметил, что в законопроекте, подготовленном Верховным Судом, было стремление создать собственную модель, где присяжные заседатели совместно с профессиональными судьями принимают решение не только о виновности или невиновности подсудимого, но и назначении меры наказания [6].

По мнению И. Рогова, участие присяжных заседателей в судопроизводстве по уголовному делу при любой модели не означает передачу функции по отправлению правосудия общественности. Это необходимо лишь в той мере, в какой обеспечивается объективность и справедливость приговора.

Комментируя Послание Президента народу Казахстана, руководитель проекта Германского общества по техническому развитию (GTZ) Р. Книпер высказывается о том, что по вопросу принятия закона об участии присяжных заседателей в судебном процессе, GTZ активно помогает Казахстану в роли консультанта и не скрывает при этом своей приверженности к континентально-европейской правовой системе.

Сторонники введения англосаксонской модели института присяжных заседателей приводили свои аргументы по данному вопросу. Уполномоченный по правам человека считал целесообразным введение классической модели. По его мнению, фундаментальным свойством института присяжных является их независимость от профессионального судьи. Суд присяжных единственная на сегодня возможность для нашей страны уйти от преимущественно карательного правосудия.

М. Когамов считал, что континентальная система уголовного судопроизводства присяжных заседателей рассматривает в единстве с судом, имеющим исключительное право на осуществление правосудия. Нахождение присяжного заседателя под контролем и влиянием судьи вызывает сомнения в объективности такой процессуальной формы правосудия [7].

По мнению Д. Канафина, при континентальной модели суда присяжных заседателей не исключается возможность определенного влияния профессионалов на народных заседателей и смешение фактической и юридической сторон дела, что мешает непрофессиональным судьям разобраться в существе дела и ставит их в некоторую зависимость от профессионального судьи [8].

Таким образом, на основе анализа различных взглядов и позиций на роль института присяжных заседателей в осуществлении уголовного судопроизводства необходимо отметить следующее. Введение института присяжных заседателей в судопроизводство в англосаксонской и континентальной правовых системах имеет определенные различия, которые выражаются в правовом статусе присяжных заседателей, порядке принятия ими решения, во взаимодействии с судьями и других процессуальных аспектах их участия в уголовном судопроизводстве.

В конечном счете, приняты указанные законы, и они предусматривают уголовное судопроизводство с участием присяжных заседателей в условиях казахстанской континентальной правовой системы. Основные ее положения выражаются в следующем. Предполагается, что присяжные заседатели как представители общественности, участвуя в осуществлении правосудия, контролируют деятельность суда и судей. Законодательно устанавливается особый порядок отбора присяжных заседателей и функционирования суда с их участием, в составе двух судей и девяти присяжных заседателей. Решение о виновности или не виновности подсудимого и назначении наказания присяжные принимают совместно с профессиональными судьями. Устанавливается особый порядок апелляционного и надзорного обжалования и опротестования решения суда.

В целях возможности сравнения вводимого института присяжных заседателей с действовавшим в Советское время, полагаем необходимым рассмотреть законодательные основы правового положения народных заседателей, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством Казахской ССР.

Порядок судопроизводства с участием народных заседателей Советского периода регламентировался Законом Казахской ССР «О судоустройстве Казахской ССР» и Уголовно-процессуальным кодексом КазССР. Так, статья 9. УПК Казахской ССР «Участие народных заседателей и коллегиальность в рассмотрении дел» закрепляла положение о том, что «Уголовные дела во всех судах рассматриваются судьями и народными заседателями, избранными в установленном законом порядке. Рассмотрение уголовных дел во всех судах в первой инстанции производится в составе судьи и двух народных заседателей. Народные заседатели при осуществлении правосудия пользуются всеми правами судьи. Народные заседатели пользуются равными правами с председательствующим в судебном заседании в решении всех вопросов, возникающих при рассмотрении дела и постановлении приговора...».

Закон Казахской ССР «О судоустройстве Казахской ССР» в положениях нескольких статей (статьи 9, 10, 11, 25, 26, 29, регулировал вопросы правового статуса народных заседателей. Так, статья 11 Закона «Состав суда при рассмотрении гражданских и уголовных дел» закрепляла: «В суде первой инстанции гражданские и уголовные дела рассматриваются коллегиально, в составе судьи и двух народных заседателей...». В статье 26 рассматриваемого Закона «Состав районного (городского) народных судов» закреплялось: «Районные (городские) народные суды состоят из председателя народного суда, его заместителя, где эта должность введена, народных судей и народных заседателей». Положения других статей Закона Казахской ССР

«О судоустройстве Казахской ССР» касались вопросов независимости народных заседателей и подчинении их только закону; выборности народных заседателей, порядка их избрания и подотчетности гражданам их избравшим и др.

Таким образом, анализ правового положения народных заседателей Советского времени с формально-юридической точки зрения показывает следующие характерные особенности их статуса. Народные заседатели были наделены государством властными полномочиями в осуществлении правосудия. Формально имели равные права с председательствующим профессиональным судьей в судебном заседании при решении всех вопросов, возникающих в связи с рассмотрением дела и постановлением приговора. Наравне с судьей несли одинаковую юридическую ответственность за вынесение заведомо неправосудного приговора. Рассматривали все категории уголовных и гражданских дел. Избирались гражданами по месту работы или жительства.

Согласно мнению С. Зиманова, «первоначально присяжные заседатели должны участвовать в судебных заседаниях, на которых рассматриваются уголовные дела с возможным вынесением смертного приговора или пожизненного заключения. Такой подход не решит основную задачу повысить престиж судебной власти в глазах общественности. Само участие представителей общественности в суде должно играть не символическую, не декоративную, а содержательную роль. Поэтому на втором этапе нужно расширить зону действия присяжных судов на все уголовное судопроизводство, в котором рассматриваются дела по тяжким преступлениям». Мы разделяем точку зрения авторитетного ученого и считаем, что необходимо расширить категорию уголовных дел с участием присяжных заседателей, для чего требуется дополнить Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан соответствующими положениями.

Необходимо отметить, что рассматриваемые вопросы имеют комплексный характер. Так, адвокат Т. Нам считает, что без состязательности сторон судебное заседание с участием присяжных заседателей ничего не изменит. Чтобы не дискредитировать институт присяжных заседателей и обеспечить его введение, необходимы поправки в УПК по усилению роли адвоката и состязательности сторон. Проблемы упрощения судопроизводства высказываются многими.

Особую значимость имеют вопросы, связанные с финансовым обеспечением организационно-правовых мероприятий по введению института присяжных заседателей.

Третий раз статью 16 Конституции Республики Казахстан Конституционный Совет рассмотрел 31 декабря 2003 г. и принял постановление «Об официальном толковании статей 16 и 83 Конституции Республики Казахстан». О разъяснении статей 16 и 83 Конституции Республики Казахстан в Конституционный Совет обратились депутаты Мажилиса Парламента Республики Казахстан. Депутаты поставили следующие вопросы:

  1. Является ли предусмотренное законом санкционирование оперативно розыскных мероприятий, следственных действий, задержания, ареста и содержания под стражей лица одной из форм, предусмотренного Конституцией высшего надзора за законностью оперативно-розыскной деятельности, дознания и следствия, а также осуществления прокуратурой уголовного преследования?
  2. Означает ли норма пункта 2 статьи 16 Конституции Республики, что санкционирование ареста и содержания под стражей осуществляется как прокурором, так и судьей?
  3. Допустимо ли ограничение законом конституционных полномочий прокуратуры по осуществлению высшего надзора за точным и единообразным применением законов, указов Президента Республики Казахстан и иных нормативных правовых актов, а также принятию мер по выявлению и устранению любых нарушений законности?
  4. Допускают ли нормы статьи 16 и других положений Конституции Республики Казахстан санкционирование судом оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий, кроме ареста и содержания под стражей?

В постановлении говорится Конституционный Совет считает, что предусмотренное законом санкционирование следственных действий, оперативно-розыскных мероприятий, задержания, ареста и содержания под стражей лица является одной из форм, предусмотренных Конституцией высшего надзора прокуратуры за законностью оперативно-розыскной деятельности, дознания и следствия, а также осуществления прокуратурой уголовного преследования.

Оснований для установления полномочий суда по санкционированию им оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в Конституции нет говорится в постановлении Конституционного Совета. Их установление противоречило бы конституционному предназначению судебной власти и нормативным постановлениям Конституционного Совета от 5 мая 1999 г. № 8/2 и от 10 июля 2000 г. № 14/ 2, от 20 декабря 2000 г. № 21/2. Пункт 2 статьи 16 Конституции Республики Казахстан закрепляет исходные положения компетенции суда и прокурора по санкционированию ареста и содержания под стражей. Соответствующие им процессуальные полномочия суда и прокуратуры определяются законом, именно так сказано в постановлении Конституционного Совета РК.

В постановлении Конституционного Совета от 31 декабря 2003 г. говорится: «Относительно функции уголовного преследования, осуществляемой прокуратурой, в постановлении Конституционного Совета от 26 декабря 2000 г. сказано, что она включает в себя элементы предварительного расследования. В рамках указанной функции, а также функции высшего надзора находится санкционирование прокурором действий должностных лиц, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, дознания и следствие, в том числе ареста и содержания под стражей, что корреспондируется с нормами пункта 1 статьи 83 и пункта 2 статьи 16 Конституции Республики. Конституционный Совет в постановлении от 5 августа 2002 г. №5 признал указанное полномочие прокуратуры конституционным».

Теперь о полномочиях суда. Этот вопрос рассматривался Конституционным Советом 29 марта 1999 г. Подтверждается, что согласно пункта 2 статьи 76 Конституции «суду на основании закона предоставлено право выносить решения, приговоры и иные постановления, допускающие ограничение некоторых конституционных прав человека и гражданина, рассматривать жалобы на неправомерные действия должностных лиц, отменять незаконные акты государственных органов в случаях, установленных Конституцией и законами Республики».

Правосудие в Казахстане осуществляется только судом... В пункте 2 статьи 16 Конституции предусмотрено, что суд санкционирует арест и содержание под стражей.

Согласно ст. 1 Конституции Республики Казахстан, высшими ценностями государства являются человек, его жизнь, права и свободы.

Ограничения конституционного права каждого на личную свободу допускается как исключение в качестве меры государственного принуждения лишь в интересах борьбы с преступностью и только в той мере, которая необходима для решения задач уголовного судопроизводства [9, с. 11]. Арест это мера уголовно процессуального принуждения, существенно ограничивающая одно из важнейших конституционных прав право на свободу и личную неприкосновенность, и поэтому требует особого внимания.

Статья 16 Конституции РК устанавливает, что “арест и содержание под стражей допускаются только в предусмотренных законом случаях и лишь с санкции суда или прокурора, с предоставлением арестованному права судебного обжалования”. На основе Конституции создана правовая система, в которой уголовнопроцессуальный закон распределил полномочия и функции всех правоохранительных органов, прокуратуры и суда.

Вопрос о судебном санкционировании ареста, как меры пресечения, актуализировался в связи с присоединением Казахстана к Международному пакту о гражданских и политических правах ООН 1966 года. Согласно п.4 ст.9 указанного пакта, говорится, что каждому, кто лишен свободы вследствие ареста или содержания под стражей, принадлежит право на разбирательство в суде, чтобы суд мог безотлагательно вынести постановление относительно законности его задержания и распорядится о его освобождении, если задержание незаконно.

С момента принятия Конституции Республики Казахстан, имеющего высшую юридическую силу и прямое действие на всей территории страны, прошло 10 лет, однако до сих пор остается открытым вопрос о праве суда на дачу санкции на арест подозреваемого, обвиняемого.

Вопрос о том, кому принадлежит право давать санкцию на арест, является одним из самых сложных и неоднозначно воспринимаемых юристами, как в научных, так и практических кругах.

Председатель Конституционного совета И. Рогов отметил, что Конституция позволяет суду санкционировать арест, и, следовательно, вопрос из юридической плоскости переводится чисто в практическую. То есть нужно решать, что целесообразнее для нашего общества санкционирование ареста судом или прокуратурой.

За санкционирование ареста судом выступил ряд депутатов. По мнению депутатов, правом санкционирования ареста должны быть наделены районные и приравненные к ним суды. Процесс лишения человека свободы как вынужденная мера государства должен проходить, подчеркивают депутаты, в условиях открытости, состязательности и равноправия сторон, участвующих в процессе. Также установление судебного контроля за избранием ареста в качестве меры пресечения и за продлением срока содержания под стражей дает реальную возможность выявления и устранения на ранних стадиях судопроизводства следственных ошибок.

По мнению К. Мами, прокурор, сам являясь субъектом борьбы с преступностью, более расположен к мнению предварительного следствия. К тому же на нем лежит ответственность по поддержанию обвинения в судебном разбирательстве, так что трудно рассчитывать на его полную объективность при даче санкции на арест [10].

Г. Насыров считает, что только суд должен осуществлять контрольные функции в отношений всех процессуальных действий, ограничивающих конституционные права граждан.

Только суд вправе признать лицо виновным в совершении преступления. Санкционируя же арест, суд преждевременно предрешает вопрос о виновности лица в совершении преступления. Даже если предусмотреть санкционирование ареста в досудебной стадии уголовного процесса одним судьей, а рассмотрение этого уголовного дела другим судьей, все это создаст излишнюю загруженность, волокиту, необходимость значительного увеличения штатной численности судейского корпуса.

Г. Насыров полагает, что вначале следовало бы решить вопрос об укреплении судебной власти. Не будем скрывать, что сегодня правовая психология судей в большинстве случаев ничем не отличается от прокурорской. Судья, санкционировавший арест, непременно, так же как прокурор, будет связан своим решением [11, с. 56].

Таким образом, введение судебного санкционирования ареста предусматривает:

  • наилучшим образом защитить права граждан, так как судья не отвечает за раскрываемость преступлений и качество следствия, он не связан обвинительной установкой и узковедомственными интересами;
  • предполагает прозрачность судебного процесса и состязательности его участников;
  • развитие начал состязательности на досудебных стадиях процесса. решение о применении или не применении ареста принимается судов на основе изучения мнения каждой из сторон в равноправном и состязательном судебном заседании;
  • повышение ответственности прокуроров, следователей, дознавателей за принимаемые ими решения, затрагивающие права и свободы человека, обеспечивая их законность и обоснованность;
  • способствует повышению престижа судебной власти в глазах общественности.

Таким образом, можно заключить, что в Конституции Республики Казахстан заложен солидный потенциал, который все еще остается не реализованным в сфере судебной защиты прав граждан, заключенный в ее правовых нормах, идеях и принципах, которые должны воплощаться в законодательных и организационных мерах. Поэтому необходимо максимально использовать заложенный потенциал в Конституции Республики Казахстан, которая эффективно обеспечивала бы защиту прав и свобод человека судебными органами.

 

ЛИТЕРАТУРА
  1. Сапаргалиев Г.С. Конституционное право Республики Казахстан. Алматы: «Жеты-жаргы», 2002. – 528 с.
  2. Клеандоров М.И. Статус арбитражных, народных, присяжных заседателей. М., 2000. – 356 с.
  3. Судебные системы европейских стран: Справочник. М., 2002. – 135 с.
  4. Мухамбедьярова А. В интересах граждан. // www.resurs.kz
  5. Шнарбаев Б. Фактор безопасности. // www.urgazeta.kz
  6. Куркбаев А. На пути конструктивного сотрудничества. // www.urgazeta.kz
  7. Когамов М.Ч. Кто санкционирует арест? // www.resurs.kz
  8. Канафин Д. К вопросу о судебном санкционировании ареста. // www.resurs.kz
  9. Понеделков М.И. Участие народных заседателей в рассмотрении уголовных дел. М.: «Юридическая литература», 1991. – 274 с.
  10. Мами К. Об арестах и присяжных. //www.adilet.kz
  11. Насыров Г.Х. Арест как мера пресечения в уголовном процессе и его правовая регламентация // Предупреждение преступности, 2010. № 2. С. 5659.
Год: 2015
Категория: Философия