Унификация права в сфере регулирования трудовых отношений, осложненных иностранным элементом

Унификация права в любой сфере отношений долгое время воспринималась в качестве позитивного процесса, обеспечивающего создание единообразных правовых норм. В последнее время проявляется этноцентристскую тенденцию и стремление государств подчинить регулирование отношений своему собственному праву. В связи с данным обстоятельством появилась необходимость учета конкретной сферы общественных отношений при унификации.

Анализ деятельности Международной Организации Труда, направленной на принятие международных норм, анализ конвенций и рекомендаций МОТ показывает, что все они содержат только материально-правовые нормыОзначает ли это, что МОТ не признает регулирование трудовых отношений, осложненных иностранным элементом, нормами международного частного права? Отвечая отрицательно на этот вопрос, предлагается принять на первоначальном этапе специальную рекомендацию, формулирующую коллизионный принцип автономии воли. Констатация МОТ самого факта возможности регулирования трудовых отношений нормами международного частного права оказала бы большое значение на развитие национального законодательства государств.

Анализ документов, принимаемых европейскими странами, показывает преобладание в них материально-правовых норм. Коллизионных принципов в Директивах ЕЭС (ЕС) практически не содержится. Единственным региональным договором, содержащим коллизионные нормы, посвященные регулированию трудовых отношений, остается Римская конвенция о праве, применимом к договорным обязательствам 1980 г.

В отличие от европейского региона, в региональных соглашениях СНГ встречаются статьи, содержащие коллизионные нормы. Однако основного коллизионного принципа автономии воли общепризнанного в законодательстве и практике зарубежных государств, в документах, принимаемых СНГ, не предусматривается. Однако, и анализ международных документов, заключенных в рамках СНГ, свидетельствует о том, что подробное изложение норм, по содержанию близких российскому законодательству, направлено не на выбор соответствующей материальноправовой системы, а на закрепление минимума положений, реально обеспечивающих возможность выполнения работником своих трудовых функций и предусматривающих юридические гарантии защищенности работника. Разумеется, что в данном случае международные соглашения, обеспечивающие правовую основу государствам, принимающим на своей территории трудящихся-мигрантов, важны, прежде всего, с политической точки зрения. Они как бы подтверждают саму возможность участия граждан договаривающихся государств в осуществлении трудовой деятельности на территории иностранных государств.

Однако нельзя считать лишним включение в текст соглашений положения о том, что при возникновении спора и неурегулированности в данных соглашениях каких-либо вопросов, связанных с трудовой деятельностью, применимым будет право, выбранное работодателем и работником, которое должно быть закреплено в трудовом договоре. Игнорирование этого положения приводит к тому, что труд иностранцев на территории государствучастников СНГ ничем не отличается от труда отечественных граждан, «теряется» международность трудовых отношений, которая без ущерба как для работодателя, так и для работника могла бы получить юридическое оформление.

Легальное закрепление возможности подчинения трудовых отношений не только праву страны трудоустройства, но и праву страны гражданства работника или праву, выбранному обеими сторонами трудового договора, делало бы более гибким сам процесс регулирования трудовых отношений. Предположение о том, что отход от права страны трудоустройства не защищает права более слабой стороны трудового договора (работника), вряд ли можно признать состоятельным, учитывая, что ни одна в мире правовая система «де-юре» не нарушает права трудящихся. Все дело в реальных фактических отношениях и возможности обеспечить осуществление трудовой деятельности, прибегая к отлаженным эффективным механизмам защиты. В связи с этим выбор права иностранного государства может быть, напротив, более предпочтительным, учитывая в этом интерес самого работника, которому ближе право страны, гражданином которой он является, чем право страны, где ему предстоит осуществлять трудовые функции.

Включение в двусторонние региональные соглашения коллизионных принципов, помимо указанных преимуществ, способствовало бы развитию международного частного права в самих государствахучастниках, что на сегодняшний день тоже является крайне важным.

Отношения, осложненные иностранным элементом, могут быть урегулированы согласно превалирующей доктрине международного частного права как коллизионно-правовыми, так и материально правовыми нормами. Это положение распространяется и на регулирование трудовых отношений, осложненных иностранным элементом.

Материально-правовое регулирование включает как рассмотрение частноправовых аспектов трудовых отношений, так и отношений в сфере труда, подпадающих под категорию административно-правового режима (порядок привлечения иностранной рабочей силы, разрешительный порядок допуска иностранцев на российский рынок труда, особенности регулирования различных категорий трудящихся-иностранцев и др.). Соответственно, и законодательство Республики Казахстан в сфере международного труда затрагивает не только вопросы международного частного права, но и вопросы других отраслей права (трудового, административного).

Это обусловлено тем, что особенностью регулирования трудовых отношений, осложненных иностранным элементом, в Республике Казахстан является отсутствие в законодательстве правовых норм, допускающих или, напротив, запрещающих регулирование данных отношений коллизионными принципами. Учитывая, что материально-правовое регулирование включает рассмотрение как частноправовых, так и публично-правовых аспектов трудовых отношений, анализ правового массива Республики Казахстан по вопросам трудовой миграции представляет интерес с точки зрения содержания правового регулирования, безотносительно того, нормами какой отрасли права оно осуществляется.

На сегодняшний день в Налоговый и Трудовой кодекс Республики Казахстан [1; 2] внесены изменения по вопросам трудовой миграции.

Законом РК от 10 декабря 2013 года № 153-V внесены изменения и дополнения в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам трудовой миграции [3].

Основной целью Закона является легализация трудовых иммигрантов, совершенствование государственного регулирования миграционных процессов в части определения порядка выдачи разрешений трудовому иммигранту на осуществление трудовой деятельности у физических лиц.

Изменения в частности внесены в:

  • Кодекс Республики Казахстан об административных правонарушениях от 30 января 2001 года [4];
  • Трудовой кодекс Республики Казахстан от 15 мая 2007 года внесены дополнения, предусматривающие заключение трудового договора по выполнению работ (оказанию услуг) у работодателей – физических лиц в пределах срока, установленного разрешением трудовому иммигранту [1];
  • Кодекс Республики Казахстан от 10 декабря 2008 года «О налогах и других обязательных платежах в бюджет» (Налоговый кодекс)дополнен нормами, регулирующими порядок исчисления и уплаты трудовыми иммигрантами индивидуального подоходного налога [2].

Иностранный работник будет вносить предварительный платеж по индивидуальному подоходному налогу в размере 2-х месячных расчетных показателей за каждый месяц, на который оформляется разрешение;

  • Закон Республики Казахстан от 22 июля 2011 года «О миграции населения» вводится понятие «трудовой иммигрант» [5].

Так, трудовые иммигранты – это иммигранты, прибывшие в Республику Казахстан в качестве домашних работников с целью выполнения работ (оказания услуг) у работодателей физических лиц на основании разрешения трудовому иммигранту.

Трудовому иммигранту будет выдаваться разрешение органами внутренних дел для выполнения работ (оказания услуг) у работодателей физических лиц.

Разрешение трудовому иммигранту будет выдаваться на срок, указанный в заявлении иммигранта, и может составлять один, два или три месяца. По заявлению иммигранта разрешение может неоднократно продлеваться на срок, указанный в заявлении.

Максимальный срок непрерывного временного проживания трудового иммигранта в Республике Казахстан не может превышать двенадцать месяцев.

Это позволит вести учет нелегально работающих в настоящее время иммигрантов.

Также в целях усиления контроля за трудовыми иммигрантами введены дакто-, фотоучеты трудовых иммигрантов.

Предусмотрен запрет заключения трудового договора по выполнению работ (оказанию услуг) одним работодателем – физическим лицом в домашнем хозяйстве одновременно более, чем с пятью трудовыми иммигрантами, а также привлечение к административной ответственности работодателя физического лица за нарушение данной нормы.

  • Закон Республики Казахстан от 20 декабря 1991 года «О гражданстве Республики Казахстан» [6];
  • Закон Республики Казахстан от 19 июня 1995 года «О правовом положении иностранцев» [7];
  • Закон Республики Казахстан от 21 декабря 1995 года «Об органах внутренних дел Республики Казахстан» [8];
  • Закон Республики Казахстан от 6 января 2011 года «О государственном контроле и надзоре в Республике Казахстан» [9];
  • Закон Республики Казахстан от 13 июня 2013 года «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам разграничения полномочий между органами государственного управления» [10].

Настоящий Закон вводится в действие по истечении десяти календарных дней после дня его первого официального опубликования, за исключением абзаца десятого подпункта 6) пункта 7 статьи 1, который вводится в действие с 1 января 2015 года.

Следующим направлением Закона является отмена квоты иммиграции оралманов. Исключается ряд статей Закона «О миграции населения» касательно квотирования и категорий оралманов.

Предусмотрено изменение определения понятия «оралман».

Согласно Закону, Правительство Республики Казахстан будет определять регионы для расселения оралманов. В соответствии с этим, оралманами будут признаваться этнические казахи, расселяемые исключительно в данных регионах.

В соответствии с поручением Главы государства Законом закрепляется требование постоянного проживания на территории Республики Казахстан не менее четырех лет на законных основаниях для приема оралманов в гражданство Республики Казахстан.

В связи с отменой квоты иммиграции оралманов, исключена выплата обязательных единовременных пособий, а также выделение средств на приобретение жилья.

Вместе с тем, согласно Закону, для лиц, получивших статус оралмана, и членов их семей сохраняются другие льготы. В их числе: оказание оралманам бесплатных адаптационных и интеграционных услуг в специальных центрах, медицинская помощь в соответствии с законодательством Республики Казахстан в области здравоохранения; обеспечение местами в школах и дошкольных организациях наравне с гражданами Республики Казахстан, возможность получения образования в организациях технического и профессионального, послесреднего и высшего образования в соответствии с выделенной квотой; социальная защита наравне с гражданами Республики Казахстан; содействие в занятости в соответствии с законодательством Республики Казахстан.

Кроме того, оралманам для ведения личного подсобного хозяйства, садоводства, дачного строительства предоставляются земельные участки на праве временного безвозмездного землепользования. А также для ведения крестьянского или фермерского хозяйства предоставляются земельные участки на праве временного землепользования.

Сегодня в связи с отсутствием в Трудовом кодексе РК. коллизионных норм перед учеными и в области трудового, и в области международного частного права стоит очень важный вопрос, имеющий непосредственное практическое значение: можно ли подчинять регулирование трудовых отношений, осложненных иностранным элементом, иностранному праву? Ответ на этот вопрос зависит от той позиции, которая будет выработана казахстанской судебной практикой.

Что же касается теоретической позиции, то, по нашему мнению, включение трудовых отношений международного характера в объект МЧП должно быть поддержано учеными независимо от их научных «пристрастий», учитывая опыт законодательства большинства зарубежных государств. А такая позиция, в свою очередь, влияет и на однозначный ответ о возможности регулирования исследуемых отношений коллизионными принципами, которые сегодня в Республике Казахстан могут быть решены посредством применения аналогии закона и аналогии права. В качестве аналогии закона может служить VI раздел ГК РФ «Международное частное право», закрепляющий в своих статьях основные институты МЧП, часть из которых вполне может быть применима и к регулированию трудовых отношений.

Одним из основных принципов международного частного права является принцип автономии воли сторон, который означает возможность для сторон частноправового отношения, осложненного иностранным элементом, выбирать любое право применительно к регулированию их прав и обязанностей. Слово «любое» в данном случае не следует воспринимать буквально, его смысл ограничен позицией законодателя, который предусматривает определенные нормы, связанные с реализацией выбора иностранного права. Автономия воли традиционно и в казахстанской, и в российской доктрине, а также в зарубежных правовых системах входила в число принципов, действующих в сфере договорных отношений.

Таким образом, представляется возможным закрепить принцип автономии воли в казахстанском трудовом законодательстве, ограничив возможность его применения следующими положениями:

  1. выбор сторонами применимого права возможен только при соблюдении письменной формы соглашения;
  2. право, выбранное сторонами, не может повлечь за собой лишение работника защиты его прав, предоставляемой императивными нормами права страны, применимого при отсутствии выбора;
  3. если из совокупности обстоятельств дела следует, что договор реально связан только с одной страной, то выбор сторонами права другой страны не может затрагивать действия императивных норм страны, с которой договор реально связан.

Суммируя предложения, доводы и примеры из законодательства зарубежных государств, а также «проецируя» возможное коллизионное регулирование на плоскость казахстанской правовой системы, предлагается включить в Трудовой кодекс Республики Казахстан статью, содержащую коллизионные нормы, основной из которых является норма, закрепляющая автономию воли. При отсутствии соглашения сторон применимым может быть право места выполнения работы, как принцип, известный правовым системам зарубежных государств и закрепленный в международных договорах.

 

ЛИТЕРАТУРА
  1. Трудовой кодекс Республики Казахстан от 15 мая 2007 г. № 242-Ш (ред. 23.04.2014) // online.zakon.kz
  2. Налоговый кодекс Республики Казахстан от 10 декабря 2008 г. № 99-1У (ред. 16.05.2014) //online.zakon.kz
  3. «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам трудовой миграции». Закон РК от 10 декабря 2013 года № 153-V //online.zakon.kz
  4. Кодекс Республики Казахстан об административных правонарушениях от 30 января 2001 года (ред. 23.04.2014) // online. zakon.kz
  5. «О миграции населения». Закон Республики Казахстан от 22 июля 2011 года (ред. 10.12.2013) //online.zakon.kz
  6. «О гражданстве Республики Казахстан». Закон Республики Казахстан от 20 декабря 1991 года (ред. 10.12.2013) //online. zakon. kz
  7. «О правовом положении иностранцев». Закон Республики Казахстан от 19 июня 1995 года (ред. 10.12.2013) // online. zakon.kz
  8. «Об органах внутренних дел Республики Казахстан». Закон Республики Казахстан от 23 апреля 2014 г) //online.zakon.kz
  9. «О государственном контроле и надзоре в Республике Казахстан». Закон Республики Казахстан от 6 января 2011 (ред. 23.04.2014) //online.zakon.kz
  10. Закон Республики Казахстан от 13 июня 2013 года «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам разграничения полномочий между органами государственного управления» (ред. 10.12.2013) //online.zakon.kz
Год: 2014
Категория: Юриспруденция