Сущность и значение судебного контроля

Развитие и функционирование института судебного контроля в Республике Казахстан является актуальным аспектом судебно-правовой реформы. На страницах правовой доктрины судебный контроль обсуждается как одна из функций судебной власти, целью которой является не только укрепление процессуальных гарантий соблюдения прав и свобод участников процесса, но и установление конституционной законности. На данный момент представления о том, что судебная власть выполняет только функцию правосудия, кардинально трансформировалась. Суд как самостоятельный орган государственной власти помимо основных функций наделен также и функцией судебного контроля. Особый интерес данная функция судебной власти вызывает в плане ее расширения в досудебном производстве, так как суд, выполняя эту функцию, может влиять на уровень законности в стране.

В этой связи проводимая в Республике судебная реформа потребовала пересмотра традиционного взгляда на взаимоотношения органов предварительного следствия, прокуратуры и суда. Существенной корректировке, в первую очередь, было подвергнуто привычное понимание функций прокурора в стадиях уголовного процесса.

Развитие судебного контроля, прежде всего, продиктовано стремлением законодателя повысить эффективность расследования уголовных дел, защиту прав граждан в сфере уголовного процесса, обеспечить следователю оптимальные условия для выполнения главных функций предотвращения и расследования преступлений.

Когамов М. отмечает, что судебный контроль для отечественного уголовного процесса явление отнюдь не новое, и его нельзя рассматривать в качестве проявления недоверия к органам прокуратуры. Достаточно указать на факты.

В соответствии с уголовно процессуальным законодательством РСФСР 1922-1923 г.г.которое применялось в Казахстане до принятия УПК КазССР 1959 года, следователи, до определенного времени, состояли при судах и учреждениях юстиции. Отсюда многие вопросы расследования входили в зону судебного контроля.

2. УПК 1959 года (ст.ст. 214, 242, 281 и т.д.) и действующий УПК Республики Казахстан 1997 года ( ст.ст. 303, 323) сохранили институт возвращения уголовных дел для дополнительного расследования из судебных стадий.

  1. В относительно чистом виде судебный контроль за законностью санкции прокурора на арест впервые получил закрепление в УПК 1959 года. 18 октября 1993 года Законом Республики Казахстан в УПК были введены статьи 77-1, 77-2, которые 17 марта 1995 года Указом Президента Республики Казахстан, имеющим силу Закона, исключены из УПК Республики Казахстан.
  2. Новый УПК Республики Казахстан 1997 года существенно расширил возможности судебного контроля на досудебных стадиях уголовного процесса ( ст.ст. 107110).

Отсюда можно сделать следующий вывод: судебный контроль в уголовном процессе есть, и вопрос состоит в том, насколько он соответствует потребностям досудебного судопроизводства, нуждается ли он в расширении или его необходимо уточнить [1, с. 65].

Итак, в соответствии с Концепцией правовой политики Республики Казахстан на период с 2010 до 2020 года, перспективы развития судебной системы связаны, в том числе, с возможностью поэтапного расширения пределов судебного контроля в досудебном производстве.

Интересна позиция Садыковой Р.которая акцентирует внимание на том, что существует несколько форм судебного контроля, это связано с дифференциацией цели, предмета и пределов проверочной процедуры, и в то же время -единством задачи судебного контроля, то есть эффективного и полного разрешения поставленного на контроль вопроса. С учетом анализа возможных классификаций видов судебного контроля, предлагаемых к изучению в юридической литературе, в условиях нашего законодательства можно рассмотреть следующую вариацию видов и форм судебного контроля:

  1. В зависимости от хронологии контроля:

а) за предварительным расследованием;

б) за результатом оконченного предварительного расследования.

  1. В зависимости от задачи контроля: а) ревизионный,

б) правовосстановительный.

  1. В зависимости от формы предмета контроля:

а) за действиями; б) за решениями,

  1. В зависимости от вида предмета контроля:

а) за арестом;

б) за продлением срока содержания под стражей;

в) за отказом в возбуждении уголовного дела;

г) за продлением срока предварительного следствия по делу,

д) за приостановлением производства по делу;

е) за наложением ареста на имущество;

ж) за прекращением производства по делу и т.д. [2, с. 38].

Вопросы расширения судебного контроля и установления судебного надзора за предварительным расследованием некоторыми исследователями связываются с реализацией принципа состязательности в уголовном судопроизводстве. Зарождение данного уголовно-процессуального института в разных странах произошло под воздействием опыта США. В США данный применяемый механизм осуществления правосудия по уголовным делам именуется как «сделка о признании вины».

Что непосредственно касается судебного контроля на стадии предварительного расследования в литературе и в юридической практике выделяются три вида данного контроля:

Контроль за применением задержания по подозрению в совершении преступления, за заключением под стражу и содержанием под стражей.

В Республике Казахстан свое развитие судебное санкционирование получило с принятием Закона РК 21 мая 2007 гг. № 254-III ЗРК «О внесении изменений и дополнений в Конституцию РК» положило конец дискуссии в вопросе толкования п. 2 ст. 16 Конституции в части возможности передачи права санкционирования ареста и содержания под стражей суду [3].

Новая редакция указанной статьи Конституции однозначно установила: «Арест и содержание под стражей допускаются только в предусмотренных законом случаях и лишь с санкции суда с предоставлением арестованному права обжалования. Без санкции суда лицо может быть подвергнуто задержанию на срок не более семидесяти двух часов» [4].

Данная конституционная норма определила субъектом санкционирования на всех стадиях судопроизводства только суд и, тем самым, исключив прокурора, как субъекта, обладающего таким правом на досудебных стадиях судопроизводства. Введением этой конституционной нормы национальное законодательство приведено в соответствие со ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах, ратифицированного в 2005 г. Казахстаном.

Дальнейшее развитие идей судебного санкционирования было ознаменовано принятием Закона РК «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам применения мер пресечения в виде ареста, домашнего ареста» от 30 августа 2008 года. Основанием к подобному разрешению вопроса о санкционировании связано с ратификацией ряда международных правовых документов. Одним из таких актов является Международный пакт о гражданских и политических правах, согласно которому каждое арестованное или задержанное лицо по уголовному обвинению в срочном порядке доставляется к судье или иному лицу, которому принадлежит по закону право осуществлять судебную власть, судебное разбирательство в течении разумного срока, освобождать [5].

Однако как справедливо отмечает Темиралиев Т.обращение к положениям иных международных правовых документов по этому вопросу показывает, что в мире нет единой теории о санкционировании ареста, как и нет единых международных стандартов [6, С. 61].

  1. Рассмотрение жалоб участников процесса. Эти вопросы регулируются ст. 109 УПК РК. В соответствии с положениями данной статьи УПК, судом осуществляется проверка законности и обоснованности действий и решений, связанных с отказом в возбуждении уголовного дела, возбуждением, прекращением и приостановлением производства по делу, производством обыска, наложением ареста на имущество и продлением срока предварительного расследования. Практика применения судами данного вида судебного контроля в настоящее время весьма ограничена, но и здесь имеются резервы для определенных корректив в целях ее совершенствования.
  2. Контроль за ограничением конституционных прав граждан: права на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, на неприкосновенность жилища и пр.

Считаем, что расширение судебного контроля на досудебной стадии уголовного процесса в предлагаемых формах послужит большему обеспечению соблюдения гарантированных конституционных прав граждан органами предварительного следствия, что, в целом, послужит делу укрепления законности и правопорядка в нашей стране. При этом необходимо, чтобы работал единый, цельный механизм, с момента обнаружения признаков преступного деяния в действиях того или иного лица, направленный на выполнение задач уголовного процесса, закреплённых в статье 8 УПК РК – быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение и привлечение к уголовной ответственности лиц, их совершивших, справедливое судебное разбирательство и правильное применение уголовного закона. При этом установленный законом порядок производства по уголовным делам под судебным контролем должен обеспечивать защиту от необоснованного обвинения и осуждения, от незаконного ограничения прав и свобод человека и гражданина, начиная со стадии возбуждения уголовного дела [7].

В ходе досудебного производства суд рассматривает жалобы на действия (бездействия) и решения прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя в случаях, если эти действия (бездействия) и решения ущемляют конституционные права человека, затрудняют доступ к правосудию.

В этой связи, в последнее время некоторые авторы придерживаются позиции о том, что правосудие – это деятельность суда по рассмотрению и разрешению любых конфликтов в правовой сфере жизни общества, в том числе и в ходе досудебного производства.

Полагаем, что все же деятельность суда по рассмотрению вопросов о даче разрешения на производство отдельных процессуальных действий в ходе досудебного производства к общепринятому понятию отправления правосудия отнести трудно. Хотя, безусловно, деятельность суда, осуществляемая в любых процессуальных формах, является реализацией судебной власти.

В Республике Казахстан, где действует континентальная модель права, и в связи этим, согласно требованиям уголовно-процессуального закона (ст. 24 УПК), суд по каждому конкретному уголовному делу обязан принять все предусмотренные меры к установлению истины по делу. В то же время, на современном этапе исторического развития страны, все громче звучит мнение о необходимости смещения акцентов в сторону большей ответственности за исход уголовного дела на стороны обвинения и защиты. Полагаем, что в этом направлении предстоит большая работа, в том числе глубокое изучение зарубежного опыта.

В соответствии с ч. 5 ст. 23 УПК, суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Это означает, что суд не должен подменять прокурора, указывая ему (либо иным участникам процесса) на необходимость представления конкретных доказательственных материалов.

Необходимо иметь в виду, что особенности прокурорского надзора определяются, прежде всего публичным интересом, т.е. интересами государства. В отличие от прокурорского надзора, носящего, как можно выразиться «характер оперативного контроля», поскольку прокуратура поддерживает в суде лишь мнение следственных органов по каждому конкретному делу, соглашаясь полностью либо частично или не соглашаясь с ним, высший – судебный контроль в уголовном процессе определяется, прежде всего, интересами защиты конституционных прав и свобод граждан, свободен от ведомственных интересов.

Полагаем, что успешное выполнение задач уголовного судопроизводства возможно лишь в условиях гармоничного сочетания прокурорского надзора за деятельностью органов предварительного расследования, с расширением полномочий судебного контроля, о чем мною сказано выше, необходимость которого диктуется заложенной в Конституции целью построения в нашей стране демократического, истинно правового государства [8].

В Концепции правовой политики Республики Казахстан на период с 2010 до 2020 годы указано, что перспектива развития судебной системы в Казахстане связана с поэтапным расширением пределов судебного контроля в досудебном производстве.

Полагаем, что предстоящее расширение пределов судебного контроля в досудебном производстве необходимо ориентировать на обязательное получение разрешения суда при проведении следственных действий, затрагивающих конституционные права и свободы граждан.

Необходимо отметить, что в уголовном процессе Республики Казахстан при проведении следственных действий существенному ограничению подвергаются такие конституционные права граждан, как неприкосновенность частной жизни, личной и семейной тайны: тайна личных вкладов и сбережений, переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений; неприкосновенность жилища (статьи 18 и 25 Конституции Республики Казахстан).

Таким образом, представляется необходимым дальнейшее расширение судебного контроля за осуществлением оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий. Так, расширение полномочий суда по санкционированию названных действий следует вводить поэтапно, с обязательной апробацией на практике.

Передача санкционирования следственных действий, ограничивающих конституционные права и свободы граждан, из компетенции прокуратуры в суд будет являться еще одним шагом расширения судебного контроля в досудебном производстве, а также дальнейшей реализации конституционного положения, что каждый имеет право на судебную защиту своих прав и свобод. Ведь именно на досудебной стадии основополагающие права граждан подвергаются нередким нарушениям со стороны уполномоченных должностных лиц. И это связано в первую очередь с ограниченным контролем со стороны суда за ходом производства следственных действий на досудебной стадии. На данный момент суд может проверить законность и обоснованность какого-либо следственного действия только по жалобе (статья 109 УПК) и в ходе главного судебного разбирательства (статья 357 УПК). Установление непосредственного судебного контроля за всеми следственными действиями, ограничивающими конституционные права и свободы граждан, позволит на начальной стадии восстанавливать нарушенные права, а также будет способствовать предупреждению такого нарушения [9, с. 27].

В правовом государстве важнейшая роль в обеспечении эффективного контроля в государственном управлении отводится судебной власти. Особый статус органов этой власти делает их функционирование независимым от других подсистем государственной власти. сферы жизни государства и общества и оказывает непосредственное влияние на все происходящие в обществе процессы. Тесное соотношение судебного контроля со всеми другими видами деятельности и контроля характеризует его универсальный характер.

Подчеркнем, что именно в сфере уголовного судопроизводства, особенно на первых его стадиях, решаются жизненно важные вопросы, напрямую затрагивающие права и свободы граждан, независимо от правового статуса участников уголовного процесса.

Расширение и усиление судебноконтрольных полномочий суда на досудебных стадиях уголовного судопроизводства в целях обеспечения реальной защиты конституционных прав и свобод граждан, обеспечения гарантий законности более чем актуальная задача, учитывая современный уровень правосознания сотрудников органов, осуществляющих предварительное расследование. В литературе судебный контроль в стадии предварительного расследования определяется как специфическая и самостоятельная функция судебной власти. Эту разновидность судебного контроля можно охарактеризовать как регламентированную нормами уголовнопроцессуального закона деятельность суда по контролю законности и обоснованности действий и решений публичных процессуальных органов, нарушающих либо ограничивающих права личности и направленную на разрешение правового конфликта сторон по существу. Судебный контроль на данной стадии представляет собой совокупность предусмотренных уголовнопроцессуальным законом средств, направленных на реализацию конституционных функций судебной власти, призванных в конечном итоге к недопущению незаконного, необоснованного ограничения прав личности в уголовном процессе, к ее восстановлению в этих правах либо возможной их компенсации средствами права. Судебный контроль в уголовном судопроизводстве представляет собой важную конституционную функцию реализации полномочий органов судебной власти; весомую процессуальную гарантию личности и правосудия в уголовном процессе; эффективное средство достижения цели уголовного судопроизводства и решения его непосредственных процессуальных задач; самостоятельный институт уголовнопроцессуального права; особую форму деятельности суда по разрешению средствами правосудия социально-правового спора (конфликта) сторон по существу заявленных требований.

Таким образом, контрольная деятельность судов на досудебных стадиях позволяет определить ее цель, которой является всемерная защита конституционных прав и свобод человека и гражданина, их безусловное соблюдение. По общему определению, данная цель предопределяет конкретные задачи, заключающиеся в содействии всестороннему, полному и объективному осуществлению предварительного расследования уголовных дел, создании соответствующих условий и предпосылок для успешного отправления правосудия, обеспечении доступа к правосудию. От того, насколько эффективно будет осуществлен судебный контроль при возбуждении уголовного дела и его предварительном расследовании, зависит законное и справедливое решение суда при рассмотрении и разрешении уголовных дел. На данной стадии судьями контролируется законность деятельности должностных лиц, осуществляющих предварительное расследование, и эта функция разительно отличается от функции правосудия. В содержание функции правосудия не включаются такие, свойственные для судебного контроля полномочия суда, как отмена и изменение незаконных и необоснованных решений должностных лиц.

Что касается определения объекта и пределов судебного контроля в уголовном судопроизводстве, взгляды ученых не отличаются единством мнений о пределах судебных полномочий, границах компетенции суда при рассмотрении жалоб на действия и решения должностных лиц, правомочных осуществлять досудебное производство.

Анализ научных трудов современных исследователей показывает, что мнения исследователей в данном вопросе расходятся диаметрально. Категорична позиция, объявляющая недопустимым явлением, противоречащим публичным интересам то обстоятельство, что сфера судебного контроля на предварительном следствии ничем не ограничена.

Приводятся доводы о том, что судебный контроль в стадии возбуждения уголовных дел и в процессе их расследования посягает на процессуальную самостоятельность должностных лиц органов дознания и следствия, что необходимо корректировать, сузить сферу судебного контроля.

В противовес таким позициям высказываются доводы о том, что другие виды контроля и в первую очередь прокурорский надзор как функция прокуратуры достаточно автономны по отношению к судебному контролю; никаких проблем во взаимодействии между судами и прокуратурой в рамках осуществлении ими своих функций нет, поскольку это сфера сотрудничества и взаимного профессионального контроля, главной задачей которых является повышение уровня законности и эффективности правоохранительной деятельности [10, с. 11].

Поводя итоги проведенному исследованию, следует констатировать, что без дальнейшего поэтапного расширения функции судебного контроля в досудебном производстве не будут в полной мере соблюдаться фундаментальные конституционные права и свободы личности.

Однако не следует пересекать грани возможного расширения судебного контроля, иначе это приведет к трансформации правозащитной функции суда в обвинительную функцию, которая по своей природе не соответствует общему смыслу судебной власти. Безусловно, суд не должен выполнять каких-либо действий, которые свидетельствовали бы об осуществлении им уголовного преследования (возбуждать уголовные дела по новому обвинению и в отношении нового лица, направлять уголовные дела для производства дополнительного расследования по собственной инициативе, продолжать разбирательство дела при отказе прокурора от обвинения, проявлять инициативу в прослушивании телефонных переговоров и др.).

Судебный контроль является важной гарантией соблюдения прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве и способствует полному всестороннему раскрытию преступлений наряду с соблюдением конституционных прав и свобод личности. Поэтому суд как никакой другой орган заинтересован в устранении нарушений, допущенных на досудебном производстве, так как фундаментом судебной деятельности по уголовному делу являются законность и обоснованность. Итак, залогом реальной защиты конституционных прав и свобод человека и гражданина выступает судебный контроль органов уголовного преследования без посягательства на процессуальную самостоятельность данных органов.

 

ЛИТЕРАТУРА
  1. Когамов М. Судебный контроль в досудебных стадиях: пределы и потребности практики уголовного процесса. // Тураби. 2002. № 1. С. 64-67.
  2. Садыкова Р. Понятие, сущность и формы судебного контроля в уголовном судопроизводстве. // Фемида. 2006. № 4. С. 37-39.
  3. О внесении изменений и дополнений в Конституцию РК: Закон РК 21 мая 2007 гг. № 254-III. // Справочная система «Параграф».
  4. Конституция Республики Казахстан от 30 августа 1995 года. // Справочная система «Параграф».
  5. О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам применения мер пресечения в виде ареста, домашнего ареста: Закон Республики Казахстан от 30 августа 2008 года. // Справочная система «Параграф».
  6. Темиралиев Т. Санкционирование ареста судом: вопросы правоприменительной практики. // Заң және Заман. 2010. № 3 (112). С. 60-62.
  7. Уголовно процессуальный кодекс Республики Казахстан от 13 декабря 1997 года. // Справочная система «Параграф».
  8. Абдиканов Н.А. К вопросу о перспективах расширения судебного контроля в уголовном судопроизводстве. // www.zakon.kz
  9. Амиргалиев А.А. Перспективы расширения судебного контроля на досудебной стадии в уголовном процессе Республики Казахстан. // Мир закона. 2011. № 1. С. 26-28.
  10. Тайторина Б. Судебный контроль на досудебных стадиях уголовного судопроизводства. // Мир закона. 2009. № 7. С. 9-13.
Год: 2013
Категория: Юриспруденция