К вопросу о рассмотрении имущественных вопросов в уголовном процессе

Уголовная политика Республики Казахстан основывается на задачах, провозглашенных в ст. 2 УК РК. Это защита прав, свобод и законных интересов человека и гражданина, собственности, прав и законных интересов организаций, общественного порядка и безопасности, окружающей среды, конституционного строя и территориальной целостности Республики Казахстан, охраняемых законом интересов общества и государства от преступных посягательств, охрана мира и безопасности человечества, а также предупреждение преступлений [1]. В целях реализации, поставленных задач, закон устанавливает основания уголовной ответственности, вид и размер наказания, а также меры уголовноправового воздействия за их совершение. Возмещение причиненного преступлением вреда является отражением восстановления социального порядка. Универсальным средством судебной защиты прав и законных интересов потерпевшего выступает гражданский иск, заявляемый в случаях, когда преступлением причинён имущественный или моральный вред.

Право потершего на иск продолжительное время служило предметом рассмотрения и споров различных ученых. В целом, можно отметить, что данный институт уголовного процесса в истории прошел длительный и сложный путь развития.

Первым памятником права Древней Руси принято считать Русскую Правду 1016 г. В этом сборнике содержались многочисленные варианты обычаев, в числе которых предусматривалось ограничение применения кровной мести кругом самых близких родственников и только с разрешения княжеского суда допускалась возможность замены кровной мести денежным взысканием выкупом. Наряду с местным и обычным правом, записанным в Русской Правде, в Киевской Руси большое значение имело и византийское право. Так, договоры Киевской Руси с Византией в отдельных своих нормах устанавливали возможность денежного возмещения причинённого потерпевшему преступлением вреда за совершённую кражу, причём имелась существенная оговорка в пользу потерпевшего: он мог убить вора на месте преступления [2, с. 626].

Практически с середины XI в. по многим преступлениям стал применяться выкуп. Так, в случае отказа потерпевшего от мести он мог искать возмещения за обиду (нанесение ран и ударов) в судебном порядке, и, в случае доказанности обвинения, потерпевший имел право взять за обиду денежное вознаграждение с виновного [29, с. 634]. Особенностью этого периода являлось то, что не проводилось разграничения процесса на уголовный и гражданский процесс любой иск рассматривался как обвинение, так как каждое обвинение носило исковой характер.

Возникновение института гражданского иска и гражданского истца, как самостоятельного участника процесса, относится к периоду упрочнения розыскного уголовного судопроизводстваИменно в этот период происходит процесс присоединения казахов к России, который продолжался с 30-х г. ХVIII в. до 60-х г. ХIХ в. Российские законы стали распространяться на казахских землях, регулируя наиболее существенные стороны их жизни. Обычноправовая система казахского общества по мере усиления на него влияния России видоизменялась: обогатилась новыми положительными аспектами, передовыми нормами и идеями.

В Уставе уголовного судопроизводства от 24 ноября 1864 г. гражданский истец определялся как «лицо, потерпевшее от преступления или проступка, но не пользующееся правами частного обвинителя в случае заявления им иска о вознаграждении (за вред и убытки) во время производства уголовного дела» [3, с. 284].

В. Случевский отмечал, что: «По основному положению, выраженному нашими уголовными законами, … виновные в преступлении, причинившие кому-либо убытки или вред, сверх наказания, к которому присуждаются, обязаны по постановлению Суда вознаградить за этот вред и убыток…» [4, с. 162-163].

В настоящее время существует тесная связь гражданского иска в уголовном процессе с уголовным, гражданско процессуальным и гражданским правом, поэтому считаем, что институт «гражданского иска в уголовном процессе» носит, несомненно, комплексный характер.

Основой для понятия гражданского иска в национальном уголовном процессе является ч. 1 ст. 162 УПК РК, согласно которой лицо, понёсшее имущественный или моральный вред от преступления, вправе при производстве по уголовному делу предъявить к обвиняемому или лицам, несущим материальную ответственность за действия обвиняемого, гражданский иск, который рассматривается совместно с уголовным делом.

Гражданский иск в уголовном процессе имеет два элемента предмет и основание. Предмет гражданского иска в уголовном процессе представляет собой вред, причинённый законным интересам лица вследствие совершённого преступления. После принятия УПК РК 1997 г. и законодательство, и судебная практика пошли по пути расширения предмета гражданского иска в уголовном деле. Можно это проследить путем сравнения норм УПК советского периода, согласно которым принимались к рассмотрению гражданские иски о возмещении материального вреда, возникшего вследствие смерти потерпевшего и с потерей кормильца, а также связанные с расходами на погребение, и действующего УПК РК, по нормам которого, помимо вышеперечисленных, к рассмотрению в уголовном процессе принимаются гражданские иски о возмещении расходов на лечение потерпевшего, а также расходов, понесённых в связи с участием в производстве дознания, предварительного следствия и в суде, включая расходы на представительство (ст. 162 УПК РК).

Право на предъявление гражданского иска в уголовном процессе это важное процессуальное средство защиты имущественных прав и интересов граждан, юридических лиц и государства, которое реализуется с момента возбуждения уголовного дела. В соответствии с таким значением суд, прокурор, следователь, дознаватель обязаны разъяснить заинтересованным лицам их право предъявить гражданский иск в уголовном процессе по своей инициативе, со своевременным принятием мер обеспечения гражданского иска. Вынесенный приговор суда определяет, имело ли место преступление или нет, виновно ли лицо в совершении данного преступления, и несёт ли оно ответственность за причинённый вред. Этот же приговор даёт возможность чётко определить потерпевшего, понёсшего определённый вред вследствие совершения преступного деяния. Установление этих обстоятельств и является предпосылкой удовлетворения исковых требований в уголовном процессе.

Существенным положением процессуального закона в плане усиления гарантий защиты имущественных интересов гражданского истца, полагаем, является то, что непредъявление гражданского иска в уголовном процессе, а также оставление его без рассмотрения не лишает потерпевшего права предъявить иск в порядке гражданского судопроизводства (п. 5 ст. 163 УПК РК). НП ВС «О рассмотрении гражданского иска в уголовном процессе» недостаточно полно и всесторонне раскрывает и разъясняет судебную практику применения законодательства о гражданском иске в уголовном праве [5].

Согласно требованиям указанного Нормативного постановления Верховного Суда РК, гражданский иск может быть предъявлен в любое время с момента возбуждения уголовного дела, но до начала судебного следствия, как при оконченном, так и при неоконченном преступлении, либо запрещённом уголовным законом деянии невменяемого, а также когда обвиняемый не установлен. Гражданские иски могут быть предъявлены только в письменной форме, то есть путём составления искового заявления, в котором должны быть отражены обстоятельства, указанные в ст. 150 ГПК РК и ч. 2 ст. 163 УПК РК. Исковое заявление должно представляться с приложением копий по числу лиц, указанных в нём в качестве гражданских ответчиков. Просьба о рассмотрении гражданского иска может быть изложена также в жалобе о возбуждении дела частного обвинения в порядке ст. 390 УПК РК. На практике разъяснение потерпевшему права предъявить гражданский иск обычно носит формальный характер: следователь, занятый сбором доказательств, будучи глубоко убежденным в «ненужности» гражданского иска, обеспокоенный дополнительными заботами, связанными с его обоснованием, разъяснив такое право, делает устно неофициальную оговорку, что лучше рассмотреть иск в порядке гражданского судопроизводства, или своим пассивным отношением к нему не поддерживает желания потерпевшего предъявить такой иск. Подобное отношение к правам гражданского истца, конечно же, не допустимо.

Нормативное постановление Верховного Суда РК от 13 декабря 2001 г. № 19 «О возвращении судами уголовных дел для дополнительного расследования» [6] факт неразъяснения прав на предъявление гражданского иска не включает в перечень существенных нарушений уголовно процессуального закона, препятствующих назначению главного судебного разбирательства, являющихся основанием для направления уголовного дела для производства дополнительного расследования. В таких случаях целесообразнее суду вынести частное постановление о допущенных нарушениях по вопросам гражданского иска и каждый раз принципиально ставить вопрос о персональной ответственности должностных лиц, допустивших нарушение права потерпевшего лица.

Подача искового заявления ещё не означает признания потерпевшего гражданским истцом. Оно осуществляется следователем, который, рассмотрев исковое заявление, обязан вынести постановление о признании гражданским истцом или об отказе в этом (ст. 164 УПК РК). При разрешении вопроса о признании гражданским истцом, следователь должен убедиться в том, что имеются не только юридический факт, составляющий основание иска, но и процессуальные условия, при наличии которых заявленный иск может быть рассмотрен совместно с уголовным делом. При отсутствии таких юридических фактов следователь, дознаватель должен вынести постановление об отказе в признании гражданским истцом. Это постановление на общих основаниях может быть обжаловано заинтересованным лицом прокурору, осуществляющему надзор за следствием. Постановление о признании гражданским истцом имеет огромное процессуальное значение, потому что только на основании этого документа лицо получает возможность участвовать в деле в качестве гражданского истца и осуществлять соответствующие процессуальные права.

Стороной искового производства также является ответчик. В исследованиях о сторонах гражданского судопроизводства гражданским ответчиком признаётся сторона спора, привлекаемая к участию в деле в связи с предположением о том, что она нарушила или оспаривает права истца.

Согласно ст. 166 УПК РК, установив лицо, несущее ответственность за вред, причинённый преступлением, в случае предъявления гражданского иска в уголовном деле, орган, ведущий уголовный процесс, привлекает это лицо в качестве гражданского ответчика в порядке, установленном ч. 1 ст. 78 УПК РК. Выносится соответствующее постановление, которое гражданскому ответчику или его представителю объявляется постановление о привлечении в качестве гражданского ответчика и разъясняются права, предусмотренные ч. 4 ст. 78 УПК РК. Ст. 78 УПК РК регулирует, что гражданским ответчиком признаётся физическое или юридическое лицо, которое в силу закона в связи с предъявленным в ходе производства по уголовному делу иском несёт имущественную ответственность за вред, причинённый преступлением либо запрещённым УК РК деянием невменяемого. В п. 8 НП ВС «О рассмотрении гражданского иска в уголовном процессе» чётко разъясняется, что гражданский иск предъявляется к обвиняемому (подсудимому) или лицам, несущим материальную ответственность за причинённый ими вред, или за вред, причинённый общественно опасными деяниями невменяемых, которые должны быть признаны гражданскими ответчиками, постановлением органа, ведущего уголовный процесс.

На практике часто имущественную ответственность за причинённый преступлением вред возлагают не на обвиняемого, а третьих лиц, которые занимают в уголовном процессе положение гражданских ответчиков. Можно привести пример из практики.

Так, в 2011 г. Уланским районным судом № 2 ВКО рассматривалось уголовное дело по привлечению гражданина Б. к уголовной ответственности по факту угона автомобиля из СТО. Так, гражданин Б. будучи работником СТО, без разрешения взял ключи от автомобиля, который ремонтировался на СТО, без водительского удостоверения, в алкогольном опьянении выехал из мастерской на трассу за пределы населенного пункта и совершил ДТП. В результате противоправного деяния гражданина Б. автомобиль получил серьезные повреждения, собственнику причинен значительный материальный ущерб. Гражданин С. в ходе предварительного следствия предъявил исковое заявление о компенсации материального ущерба не только обвиняемому Б., но и хозяину СТО, гражданину А., ввиду того, что с А. него был заключен гражданско-правовой договор на выполнение ремонтных работ. Гражданин С. после подписания договора вверил имущество, передав ключи от автомобиля хозяину СТО А. Истец причиненный материальный ущерб просил взыскать в солидарном порядке с обоих ответчиков обвиняемого и лица, которому было вверено имущество [7].

В соответствии со ст. 925 ГК РК, за вред, причинённый несовершеннолетним, не достигшим 14 лет (малолетним), отвечают его родители (усыновители), опекуны, если не докажут, что вред возник не по их вине. При этом обязанность родителей (усыновителей), опекунов, учебных заведений, воспитательных, лечебных и иных учреждений по возмещению вреда не прекращается с достижением малолетним совершеннолетия или получением им имущества, достаточного для возмещения вреда. Если родители (усыновители), опекуны умерли, или они, а также другие граждане не имеют достаточных средств для возмещения вреда, причинённого жизни и здоровью потерпевшего, а сам причинитель, ставший полностью дееспособным, располагает такими средствами, суд, с учётом имущественного положения потерпевшего и причинителя, а также других обстоятельств вправе принять решение о возмещении вреда полностью или частично за счёт имущества самого причинителя. Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет самостоятельно несут ответственность за причинённый ими вред на общих основаниях. В случае, когда у несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет нет имущества или иных источников доходов, достаточных для возмещения вреда, вред должен быть возмещён полностью или в недостающей части его родителями (усыновителями) или попечителем, если они не докажут, что вред возник не по их вине. Обязанность родителей (усыновителей), попечителя и соответствующего учреждения по возмещению вреда прекращается по достижении причинившим вред совершеннолетия либо когда у него до достижения совершеннолетия появятся имущество или иные источники доходов, достаточные для возмещения вреда, либо когда он до достижения совершеннолетия приобрёл дееспособность (ст. 926 ГК РК).

Проблемным в теории уголовного процессуального права является вопрос о том, выступают ли в качестве гражданских ответчиков оба родителя или достаточно привлечь одного из них. Многие исследователи полагают, что гражданскими ответчиками являются оба родителя, что не всегда имеет место в следственной и судебной практике [8]. Во всяком случае, выбор остается за ответчиком, а суд уже при рассмотрении иска будет разрешать вопрос об удовлетворении исковых требований или отказе в совещательной комнате. И в случае, если иск предъявлен не к надлежащему ответчику, суд примет решение об отказе в удовлетворении исковых требований.

В нормах УПК РК остались вне поля зрения вопросы возмещения упущенной выгоды, но если учитывать, что уголовнопроцессуальный закон не содержит запрета на ее возмещение гражданскому истцу, следовательно, истец может заявить в иске подобное требование. Однако суд при вынесении решения по иску может и отказать в удовлетворении этой части материального требования, ввиду не урегулирования данного вопроса законом и рекомендовать обратиться в суд в порядке гражданского судопроизводства. Поэтому считаем необходимым устранить данное упущение и включить в Постановление ВС «О рассмотрении гражданского иска в уголовном процессе» разъяснение об обязательности разрешения вопроса о возмещении упущенной выгоды на основе представленных в суд (или находящихся в деле) материалов об ее размерах наряду с вредом, непосредственно причиненным преступлением.

Важной характеристикой причинения вреда, причинённого преступлением, является его размер, который, как правило, непосредственно влияет на оценку степени общественной опасности содеянного, а в ряде случаев определяет квалификацию преступления. В следственной практике по делам о причинении вреда здоровью бремя доказывания размера причиненного вреда иногда фактически полностью возлагается на самого истца: признав потерпевшего гражданским истцом, орган расследования считает свою роль выполненной и никаких мер по собиранию доказательств, обосновывающих иск, не предпринимает. В результате законченное производством уголовное дело поступает в суд недоследованным, так как важнейшие принципы предварительного расследования полнота и всесторонность (ст. 24 УПК РК) оказываются несоблюденными. Подобная практика недопустима. Производство по гражданскому иску в уголовном деле является неотъемлемым элементом судопроизводства по этому делу; поэтому характер и размер вреда, причиненного преступлением, подлежат доказыванию столь же активно и с такой же полнотой, как виновность лица, совершившего преступление.

На суд законом возложена вся полнота ответственности за законное, обоснованное и справедливое разрешение дела, в связи с чем судебное разбирательство должно обеспечивать полное, всестороннее и объективное установление всех обстоятельств уголовного дела в целях вынесения правосудного приговора и решения в части гражданского иска.

 

ЛИТЕРАТУРА
  1. Уголовный кодекс РК от 16 июля 1997 г. № 167 // www. adilet. gov. kz
  2. Чельцов-Бебутов М.А. Курс уголовнопроцессуального права: Очерки по истории суда и уголовного процесса в рабовладельческих, феодальных и буржуазных государствах. – СПб., 1995. – 840 с.
  3. Викторский С.И. Русский уголовный процесс. – М.: Городец, 1997. – 448 с.
  4. Хрестоматия по уголовному процессу России. / Сост. проф. Э.Ф. Куцова. – М.: Городец, 1999. – 272 с.
  5. Нормативное постановление Верховного Суда Республики Казахстан «О рассмотрении гражданского иска в уголовном процессе». // ИС «Параграф» 2013 (Интернет источник: www.zakon.kz).
  6. Нормативное постановление Верховного Суда Республики Казахстан от 13 декабря 2001 г. № 19 «О возвращении судами уголовных дел для дополнительного расследования». // ИС «Параграф» 2013 (Интернет источник: www.zakon.kz).
  7. Архив Уланского районного суда ВКО, 2011 г. // www. supcourt.kz
  8. Осокина Г.Л. Право на защиту в исковом судопроизводстве. – Томск: Томского ун-та, 1990. – 160 с.
Год: 2013
Категория: Юриспруденция