Место правовых норм в сфере исполнительного производства в системе казахстанского права

Для определения юридической природы и содержания исполнительного производства важно определить значение и место норм, регулирующих данную сферу, в общей системе права и законодательства. Необходимо четко уяснить, является ли право исполнительного производства институтом гражданского процессуального права либо самостоятельной отраслью права. В этих целях следует обратиться к общетеоретическим положениям, касающимся системы права и ее структурных частей.

Как известно, в общей теории права система права рассматривается как внутренняя форма права, характеризующая ее внутреннее строение. К структурным элементам системы права относят обычно норму права, правовой институт и отрасль права.

Системообразующими признаками любой отрасли права или правового института признаются предмет и метод правового регулирования. Под предметом правового регулирования традиционно понимается определенная совокупность однородных общественных отношений [1, с. 90]. Предмет правового регулирования является объективным (материальным) критерием деления права на отрасли и правовые институты, поскольку общественные отношения, на которые направлены нормы права, существуют объективно и их наличие обусловлено реальными условиями жизни, экономическими, социальными, политическими и иными потребностями и интересами людей. Важное значение имеет однородность отношений, на которые направлены нормы права, осуществляемых в той или иной сфере общественной жизни, их определенная обособленность, самостоятельность. Предмет позволяет разграничивать отрасли права между собой благодаря именно специфике круга общественных отношений, подвергающихся правовому регулированию.

Дополнительным (юридическим) критерием выступает метод правового регулирования, под которым понимается совокупность приемов, способов и средств правового воздействия на общественные отношения [2, с. 3]. Метод показывает, как право регулирует однородный круг общественных отношений, какие специфические юридические средства оно при этом использует.

В юридической литературе выделяются различные методы правового регулирования, которые классифицируются по разным основаниям. Среди них основной является классификация по характеру правового воздействия, которая разграничивает их на императивные, диспозитивные, поощрительные и рекомендательные методы.

Выдвигается и третий критерий систематизации нормативного материала по отраслям – это структурные особенности, выражающиеся в юридической целостности и способности взаимодействия с другими отраслями права. При этом юридическая целостность «указывает на то, что все институты, субинституты, генеральные и смешанные институты, входящие в отрасль права, отличаются спаянностью, «нерасторжимостью», объединяются общими нормами, принципами, положениями. Способность взаимодействия с другими отраслями права показывает, что «эта группа норм достигла в своем развитии такого же уровня, устойчивости и иных показателей, что и отрасль права, с которой наблюдается ее взаимодействие» [3, с. 92]. Для определения места права исполнительного производства в общей системе права и его специфики необходимо все же выявить его предмет, то есть круг общественных отношений, регулируемых его нормами.

В связи с тем, что исполнительное производство рассматривается как завершающая стадия гражданского процесса, и нормы, регулирующие его, как институт гражданского процессуального права, целесообразно рассмотреть его связь с данной отраслью права [4, с. 32]. В юридической литературе к предмету гражданского процессуального права относят общественные отношения, возникающие в процессе рассмотрения судами гражданских, трудовых и семейных споров, в том числе связанные с принудительным исполнением судебных решений по гражданским делам [5, с. 104]. При этом отдельные исследователи, определяя гражданское процессуальное право с общих позиций, как отрасль, регулирующую общественные отношения в сфере осуществления правосудия, также относят исполнительное производство к этой сфере, так как рассматривают его как стадию гражданского процесса [6, с. 10-11]. Так, З. Х. Баймолдина в обоснование своей позиции приводит задачи гражданского судопроизводства, закрепленные в статье пятой Гражданского процессуального кодекса Республики Казахстан (далее ГПК РК), одной из которых является защита нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, государства и организаций [7]. На ее взгляд, защита нарушенного или оспариваемого права заключается не только в подтверждении права одного лица и обязанности другого по отношению к нему либо установлении юридического факта судебным решением или иным актом, но и в реальном восстановлении этого права или законного интереса путем устранения его нарушения. Необходимо принудить должника к выполнению обязанностей, установленных вступившим в законную силу судебным актом. Только после исполнения судебного акта можно сказать, что данная задача гражданского судопроизводства выполнена [8, с. 97].

В качестве аргументов, противостоящих данному взгляду, можно сказать следующее. Защита прав, свобод и законных интересов граждан, государства и организаций – задача не только судов, но и многих других государственных органов – уполномоченного по правам человека, Комиссии по правам человека при Президенте Республики Казахстан, органов юстиции, адвокатуры и т. д. При этом они в пределах своей компетенции также наделены полномочиями по восстановлению нарушенных прав. Следовательно, мотивирование вывода об исполнительном производстве как стадии гражданского процесса положением о правозащитной роли суда и наличии у него полномочий по восстановлению нарушенных или оспариваемых прав несостоятельно. В таком случае его можно рассматривать как завершающую часть деятельности иных государственных органов.

Нельзя отождествлять исполнительное производство с исполнением судебных постановлений, в связи с тем, что судебные исполнители призваны исполнять решения не только судов, но и других государственных органов, а также решения международных судов и арбитражей. Об этом предостерегают многие авторы, отмечая относительную самостоятельность исполнительного производства даже в рамках гражданского процесса.

Недопустимость такого тождества обусловлена и тем, что только часть из них исполняется с использованием специально созданного аппарата принудительного исполнения актов правосудия. Добровольное исполнение исключает применение принудительных мер, только при отказе обязанных лиц добровольно исполнить предписание юрисдикционных актов приводится в действие механизм принудительной реализации решений.

Предмет правового регулирования права исполнительного производства составляют разнообразные общественные отношения, возникающие в связи и в процессе принудительного исполнения постановлений судов Республики Казахстан по гражданским делам; приговоров и постановлений судов Республики Казахстан по уголовным делам в части имущественных взысканий: решений иных государственных органов Республики Казахстан: решений международных судов и арбитражей. То есть гражданское судопроизводство охватывает не только деятельность суда по рассмотрению и разрешению гражданских дел, но и процесс по исполнению судебных постановлений, в том числе постановлений иных органов, подлежащих исполнению в таком же порядке. Что касается метода правового регулирования права исполнительного производства, то он в значительной степени зависит от метода гражданского процессуального права как фундаментальной отрасли. Так, З.Х. Баймолдина выделяет так называемый «императивно – диспозитивный» метод, фактически подразумевая сочетание императивных и диспозитивных начал в способах регулирования отношений в области правосудия и, соответственно, в сфере принудительного исполнения решений суда [9, с. 25].

На основании статьи 1 и 4 Конституционного закона Республики Казахстан «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан» и статьи 21 ГПК РК вступившие в законную силу судебные решения, определения, постановления и приказы, а также законные распоряжения, требования, поручения, вызовы и другие обращения судов и судей обязательны для всех без исключения государственных органов, органов местного самоуправления, общественных объединений, других юридических лиц, должностных лиц и граждан и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Республики Казахстан. Неисполнение судебных решений и требований судьи влечет установленную законом ответственность.

В соответствии со статьей 3 Конституции Республики Казахстан, государственная власть в республике едина, осуществляется на основе принципа ее разделения на законодательную, исполнительную и судебную ветви и взаимодействия их между собой с использованием системы сдержек и противовесов [10].

Длительное время исполнение судебных постановлений в Казахстане осуществлялось судебными исполнителями, состоявшими при всех судах. Исполнение судебных постановлений рассматривалось как завершающая часть гражданского процесса.

Вместе с тем, учитывая неоднократную смену подведомственности органов исполнительного производства между судами и органами юстиции, внепроцессуальный характер исполнительных действий, а также необходимость кардинального улучшения органов исполнительного производства, выявление их места в структуре государственного механизма является одним из важнейших вопросов, определяющих эффективность их деятельности и основы взаимодействия с другими органами. Одним из распространенных аргументов подведомственности органов исполнительного производства является попытка обосновать единство правовой природы исполнения постановлений суда по уголовным и гражданским делам.

Так, при обсуждении вопроса о создании самостоятельной службы судебных исполнителей было высказано мнение о необходимости передачи исполнения судебных постановлений под юрисдикцию Министерства юстиции Республики Казахстан. При этом данная позиция обосновывалась тем, что исполнение судебных постановлений по гражданским делам не должно быть структурно отделено от исполнения уголовных наказаний, то есть исполнение этих родственных функций должно находиться в одной системе. Однако сравнительно – правовой анализ исполнения судебных постановлений по уголовным и гражданским делам показывает, что вывод о «родственности» этих двух функций ничем не подкрепляется.

Исполнение судебных постановлений по этим категориям дел имеет существенные различия по целям и задачам уголовно исполнительного и исполнительного законодательства, по субъектам исполнения, а также основаниям исполнения.

Взаимодействие между судейским сообществом и органами принудительного исполнения судебных постановлений в настоящее время осуществляется в виде совместной разработки программных задач развития судебной системы, проведении научно-практического сотрудничества.

В то же время органы принудительного исполнения судебных постановлений в настоящее время напрямую не связаны с другими органами, содействующими судебной власти, Высшим судебным советом и Квалификационной коллегией юстиции. Это можно объяснить различием задач, стоящих перед данными органами, принципов их формирования и места в механизме государственной власти.

Таким образом, сама по себе исполнительская сущность исполнительного производства не свидетельствует об относимости органов исполнительного производства к исполнительной власти и не определяет ее подведомственность органам юстиции.

Место органов исполнительного производства в судебной системе обусловлено их функцией – исполнением судебных постановлений по гражданским и административным делам, приговоров и постановлений по уголовным делам в части имущественных взысканий.

Ряд авторов считают, что исполнение решения есть регламентированная гражданским процессуальным правом деятельность судебного исполнителя и участников исполнительного производства, направленная на своевременное и правильное исполнение судебных решений (Р.Х. Валеева, А.К. Сергун). Следовательно, исполнительное производство рассматривается как заключительная стадия гражданского процесса [11, с. 24]. Другая группа авторов утверждают, что исполнительное производство не является стадией гражданского судопроизводства. Оно представляет собой самостоятельное производство (С.А. Бакунин, М.А. Викут, В.М. Шерстюк, М.К. Юков). Указанное мнение обосновывают тем, что исполнительное производство существенно отличается от других стадий гражданского процесса. Отличие заключается в возбуждении исполнительного производства не только в связи с разрешением гражданского дела в суде.

Правильным является мнение о том, что исполнительное производство это последняя, завершающая стадия гражданского процесса, которой приводится в исполнение решение суда по делу. Деятельность суда и участников процесса, направленная на разрешение гражданско-правового спора, без завершения этой деятельности исполнением вынесенного судебного акта не имеет смысла.

Исполнением судебных решений завершается процесс по защите права. Защита нарушенного или оспариваемого права и законного интереса невозможна без реального восстановления права путем устранения его нарушения. Поэтому гражданское судопроизводство завершается не вынесением судебного акта, а его исполнением.

Следовательно, исполнительное производство является заключительной стадией гражданского процесса, а все предшествующие стадии процесса должны обеспечить вынесение законного и обоснованного решения. Исполнительное производство представляет собой систему правовых норм, регулирующих юридическую деятельность по принудительному осуществлению исполнительных документов. В исполнительном производстве принудительно реализуются не только судебные акты, но и акты других органов гражданской юрисдикции: третейских судов, включая международные коммерческие арбитражи, и т.д. Общим для этих актов является указание в них на необходимость исполнения обязанности в пользу конкретного субъекта [11, c. 25].

Тем самым объясняются функции исполнительного производства в правовой системе, которое исполняет роль регулятора принудительного исполнения в отношении актов, касающихся сферы гражданского оборота и связанных с ним отношений. Следует отметить, что не все юрисдикционные акты подлежат исполнению. Решения, выносимые по искам о признании, не подлежат принудительному исполнению по правилам исполнительного производства. Они констатируют наличие или отсутствие правоотношения и реализуются в зависимости от волеизъявления заинтересованных лиц государственными и иными органами и должностными лицами.

Не подлежат принудительному исполнению также большинство решений по делам особого производства.

Принудительному исполнению подлежат решения о присуждении, т.е. когда вынесено решение о совершении ответчиком определенных действий или о воздержании от совершения определенных действий.

В большинстве случаев по судебному решению ответчик должен совершить определенные действия – выплатить истцу заработную плату, вернуть вещи, выплатить задолженность, восстановить на работе и т.д. Ответчик может исполнить судебное решение добровольно, но если он почему-либо уклоняется от исполнения, то истец вправе потребовать от органов государственной власти принятия к ответчику таких мер, которые привели бы к реализации решения суда. Принятие таких мер происходит в порядке исполнительного производства [12, с. 29]. Принудительное исполнение судебных решений гарантирует осуществление прав, признанных судебным решением, и выполнение подтвержденных им обязанностей.

Для возникновения гражданскопроцессуальных отношений в данной стадии гражданского процесса, как указывается в научной литературе, необходим юридический состав: наличие вступившего в законную силу судебного решения (иного акта); предъявление исполнительного документа к взысканию; истечение срока, предоставленного должнику для добровольного исполнения (неисполнение добровольно).

В случае немедленного исполнения решения, для возникновения исполнительного производства достаточно двух юридических фактов: наличия судебного решения, подлежащего немедленному исполнению, и наличия исполнительного листа, выданного на основании решения суда [12, с. 33].

Являясь одной из стадий гражданского процесса, исполнение судебных решений совершается в процессуальной форме: порядок деятельности органов исполнения заранее предписан законом; заинтересованным лицам обеспечена возможность участия в исполнительном производстве; им предоставляются определенные процессуальные права.

Построение исполнительного производства определяется общими принципами, присущими гражданскому процессуальному праву. Принципы законности, независимости судебных исполнителей, языка исполнительного производства, равенства граждан перед законом и судебным исполнителем, процессуального равноправия сторон, диспозитивности и другие действуют в исполнительном производстве, сохраняя систему гарантий, присущих всему гражданскому процессу.

Исполнительное производство нередко оказывается тем конечным результатом, по которому можно судить об эффективности и действенности правовой защиты. Оно служит как бы правовым и логическим завершением судебной юрисдикции, то есть выходит за рамки судебного разбирательства. Исполнительное производство обеспечивает достижение материальноправовой цели судебной и несудебной юрисдикционной деятельности.

В соответствии с Законом Республики Казахстан от 2 апреля 2010 года «Об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей» первоочередной задачей исполнительного производства является обязательное и своевременное исполнение судебных решений, определений и постановлений, а также в предусмотренных законом случаях решений и постановлений иных органов.

Правовое регулирование исполнительного производства осуществляется самыми различными нормативными актами.

В соответствии со статьей 2 Закона Республики Казахстан «Об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей» от 2 апреля 2010 года (далее – Закон об исполнительном производстве):«законодательство об исполнительном производстве основывается на Конституции Республики Казахстан, нормах международных договоров, ратифицированных Республикой Казахстан, и состоит из настоящего Закона и других нормативных правовых актов Республики Казахстан».К числу нормативных правовых актов, регулирующих порядок и условия осуществления исполнительного производства и совершения исполнительных действий в рамках гражданского процесса, помимо Закона об исполнительном производстве можно отнести следующие законы.

ГПК РК от 13 июля 1999 года с последующими изменениями и дополнениями, где отражен правовой регламент решения целого ряда вопросов, которые не нашли соответствующего решения в Законе об исполнительном производстве. Так, в ГПК РК установлены случаи немедленного исполнения решения суда (ст. 237, 238); раскрыт порядок выдачи исполнительного листа (ст. 236); установлены случаи обеспечения исполнения решения (ст. 239); раскрыт порядок восстановления утраченного исполнительного производства (ст. 410-412); разрешены вопросы о порядке отсрочки и рассрочки исполнения решения, изменении способа и порядка его исполнения (ст. 240), о повороте исполнения (ст. 240-1, 240-2, 240-3).

Гражданский кодекс Республики Казахстан (далее ГК РК) с последующими изменениями и дополнениями, в котором урегулированы: порядок обращения взыскания на заложенное имущество и его реализация (ст. 317-319); порядок проведения торгов (ст. 915-916). Имеют непосредственное значение в исполнительном производстве также нормы данного кодекса о собственности, обязательствах, объектах гражданских прав и другие положения ГК РК, так или иначе связанные с совершением конкретных исполнительных действий, оценка фактических обстоятельств на стадии исполнительного производства.

Закон Республики Казахстан «О судебных приставах» от 7 июля 1997 года с изменениями и дополнениями от 5 мая 2003 года определяет правовой статус судебных приставов, являющихся в предусмотренных случаях одними из участников исполнительного производства.

Кодекс Республики Казахстан «О браке (супружестве) и семье» от 26 декабря 2011 года с последующими изменениями и дополнениями, который регламентирует: порядок взыскания алиментов (глава 21); порядок исполнения решений судов по делам, связанным с воспитанием детей (ст. 75), и другие нормы, связанные с осуществлением исполнительных действий.

Уголовно-исполнительный кодекс Республики Казахстан от 13 декабря 1997 года с последующими изменениями и дополнениями устанавливает порядок исполнения приговоров в части имущественных взысканий (ст. 22-23, 57-62).

Земельный кодекс Республики Казахстан от 20 июня 2003 года с последующими изменениями и дополнениями регламентирует порядок обращения взыскания на земельный участок (ст. 63).

Закон Республики Казахстан «О Прокуратуре» от 21 декабря 1995 года устанавливает надзор за законностью исполнительного производства (ст. 43-44).

Закон Республики Казахстан «О третейских судах» от 28 декабря 2004 года определяет процедуру исполнения решений третейского суда (ст. 45-48).

Закон Республики Казахстан «О банках и банковской деятельности в Республике Казахстан» от 31 августа 1995 года с последующими изменениями и дополнениями определяет круг органов и лиц, имеющих право запрашивать информацию о счетах граждан и организаций, когда необходимость в таком запросе связана с совершением исполнительных действий.

Данный перечень не носит исчерпывающего характера, иные законы также могут содержать нормы исполнительного законодательства. К числу источников исполнительного производства относится ряд нормативных правовых актов Правительства Республики Казахстан, а также приказы Министерств Республики Казахстан, например: Постановление Правительства Республики Казахстан «Об утверждении перечня видов заработка и (или) иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей» от 15 июля 2002 года; Приказ Председателя Комитета по судебному администрированию при Верховном Суде Республики Казахстан «Об утверждении инструкции в работе с документами по ведению исполнительного производства» от 7 октября 2003 года и многие другие. Приоритетный характер по сравнению с внутриказахстанским законодательством носят нормы международных договоров Казахстана.

К числу международно-правовых документов, содержащих правила исполнительного производства, можно отнести: Конвенцию о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам между государствамичленами Содружества Независимых Государств, подписанную 22 января 1993 г.Конвенцию о взыскании за границей алиментов, принятую в рамках Организации Объединенных Наций 20 июня 1956 г. (Казахстан присоединился 30 декабря 1999 г.); Соглашение о порядке взаимного исполнения решений арбитражных, хозяйственных и экономических судов на территориях государств-участников Содружества Независимых Государств, совершенное в Москве 6 марта 1998 г. (Казахстан ратифицировал 30 декабря 1999 г.); Конвенцию о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 г. (Республика Казахстан присоединилась 4 октября 1995 г.) и другие.

Следовательно, вполне обоснованно говорить о праве исполнительного производства как относительно новой, еще формирующейся отрасли права и законодательства, имеющей самостоятельный предмет и метод правового регулирования.

 

ЛИТЕРАТУРА
  1. Юков М.К. Самостоятельность норм, регулирующих исполнительное производство.// Проблемы совершенствования Гражданского процессуального кодекса РСФСР: Научные труды. Вып.40. – Свердловск, 1975. – 356 с.
  2. Арсентьев О.В. Гражданское процессуальное право Казахстана (курс лекций). – Челябинск: Рекпол, 2007. – 256 с.
  3. Гражданский процесс: Учебник. / Под ред. М.С. Шакарян. – М.: Юрид. литература, 2009. – 642 с.
  4. Дуйсембиев К.К. Розыск должников в исполнительном производстве // Заңгер. 2009. №7. С. 31-32.
  5. Завадская Л.Н. Реализация судебных решений, вынесенных в порядке искового производства: Дис. … канд. юрид. наук. М., 1979. С. 104-109.
  6. Ершов В.В. Судебное правоприменение (теоретические и практические проблемы). М., 1991. – 562с.
  7. Гражданский процессуальный кодекс Республики Казахстан от 13 июля 1999 г. // Информационная система «Параграф».
  8. Зайцев И.М. Процессуальные функции гражданского судопроизводства. Саратов, 2000. – 421 с.
  9. Заворотько П.П. Охрана прав советских граждан в стадии исполнения судебных решений: Дис. канд. юрид. наук. Киев, 1956. – 210 с.
  10. Конституция Республики Казахстанот 30 августа 1995 г. // Информационная система «Параграф».
  11. Абилкаиров М. Закон не мой судья, судья – говорящий закон. // Правовая реформа в Казахстане. – 2003. № 3. – С. 23-26.
  12. Адам Е. Проблемы исполнительного производства. // Тураби. – 2008. № 4. – С. 25-34.
Год: 2013
Категория: Юриспруденция