Пространственные пределы действия правовых норм и территория государства

Любая правовая норма ограничена конкретными пределами, которые имеют немаловажное значение не только в теории государства и права, но и в практике международного права и других отраслей права. Установление пределов действия правовых норм необходимо для правильного определения круга общественных отношений, регламентированных правовыми нормами. Разрешение вопроса о том, где именно норма права проявляет свою юридическую силу, позволит обозначить пределы ее действия. Для этого, полагаем, прежде всего, необходимо определить территории (пространства) земного шара, различающиеся между собой существующими на них правовыми режимами.

Еще Г. Гроций утверждал, что вряд ли возможно однозначно определить происхождение понятия «территория». Происхождение «территории» от «устрашения врагов» (terrendishostibus), по Флакку Сицилийскому, казалось ему не менее вероятным, нежели от «попрания» (terendo), по Варрону, или от «земли» (terra), по Фронтину, или от «права устрашения» (terendijure), которым обладают должностные лица, по Помплонию [1, с. 218]. Г. Гроций различал понятия «территория» и «земля». Так, территория нечто иное, чем земля: в случае изменения течения реки, повлекшего изменения земли первых двух родов, сама территория ничуть не изменится.

В международном праве под территорией в самом широком смысле понимаются различные пространства земного шара с его сухопутной и водной поверхностью, недрами и воздушным пространством, а также космическое пространство и находящиеся в нем небесные тела [2, с. 5].

В истории правовой теории сложились подходы к пониманию территории, что обусловило существование разнообразных теорий, наиболее известные из которых: объектная, пространственная, теория компетенции и патримониальная теория.

Согласно объектной теории (Гейльберн, Зайдель, Цорн), государственная территория является объектом права собственности, выступает как земельное выражение права собственности. Территория не только элемент государства, но и его объект. В той мере, в какой гражданскоправовые сделки по поводу земли допустимы между гражданами, они допустимы и между государствами. Этой концепции свойственно низведение отношений по поводу государственной территории до уровня публично-вещного права. Одним из первых ее представителей был К.JI. Галлер, который обосновывал право монархов на государственную собственность. Сторонник объектной теории в России Б.Н. Чичерин писал: «Принадлежность целой области целому государству по публичному праву совместна с принадлежностью частной собственности. Отдельное лицо может распоряжаться своей собственностью для всех своих частных целей, государство же распоряжается своей собственностью для целей общественных. Эти два права могут прийти в столкновение: в таком случае частная собственность должна уступить» [3, с. 53].

Сторонники пространственной теории территории (И. Блюнчли, Г. Еллинек, JI. Дюги, Н.М. Коркунов, В. Незабитовский) исходили из того, что управление не означает материального владения территорией, а означает управление людьми, которое немыслимо без территории. Государство властвует не как частное лицо, а как публично-правовая власть. Территория, следовательно, является не реальным объектом, а пространственным пределом власти [4, с. 225]. К. Фрикер, родоначальник пространственной теории в Германии, писал: «Когда мы говорим о государственной территории, то понимаем под этим само государство в пространственном ограничении... Государство это не что иное, как на основе права организованный в пределах определенного пространства народ».

Теория компетенции (Г. Кельзен, Ж. Ссель) сводила территорию к сфере пространственной компетенции государства. По мнению Г. Кельзена, государственная территория не вещь, и в частности, не земля или часть земли, а образное выражение, обозначающее определенное качество национального права его пространственную сферу валидитарности [5, с. 41]. «То, что называют территорией государства, не есть, как это обычно представляют себе, определенно разграниченная часть земной поверхности, которая может служить базой государству, но это просто пространство, в котором действует государственный порядок», утверждает Г. Кельзен [6, с. 286]. Таким образом, теория компетенции выводит понятие государственной территории не из понятия государственного суверенитета, а из понятия государственной компетенции. Государство имеет компетенции: пространственную (т.е. компетенция, имеющая только территориальную значимость) и предметную (которая выходит за пределы границ государства).

В патримониальной теории (JI. Оппенгейм) территория государства представляет собой объект реального права собственности. В соответствии с этой доктриной государственная территория является объектом не государственной, а международно-правовой собственности. Отсюда способность государства свободно распоряжаться территорией. Представители теории различали публично-правовое понятие собственности и его гражданскоправовой синоним: государственная территория называется также территориальной собственностью («territorialproperty») государства. Однако отмечалось, что территориальная собственность это термин публичного права, который не следует смешивать с частной собственностью. Территория государства не является собственностью монарха, или правительства, или даже народа данного государства.

Одной из международно-правовых проблем является проблема юридической классификации территорий. Это вполне закономерно, поскольку вопросы территориального верховенства, суверенных прав на те или иные пространства напрямую связаны с политическими и экономическими отношениями и, следовательно, с материальными условиями жизни государств и наций. В международном праве распространены понятия «режим» или «статус» в качестве критерия для юридической классификации территорий. Термины «режим» («правовой режим») и «статус» («правовой статус») используются в Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. Так, в п. 4 ст. 49 говорится: «Режим архипелажного прохода по морским коридорам, устанавливаемый в настоящей Части, в других отношениях не затрагивает статус архипелажных вод...». В международно-правовой доктрине и практике нет единообразия в использовании понятий в качестве критерия юридической классификации территорий. Оба понятия - «режим» и «статус» применяются для базисной характеристики правового положения той или иной территории, которая качественно отличает эту территорию от других пространств.

Обращаясь к вопросу о видах территории, обозначим некоторые позиции, существующие по данному аспекту. Так, Н.А. Ушаков выделяет земное и космическое пространства, подразделяя первое с точки зрения юридического статуса на две большие категории: пространство, составляющее территорию государств и каждого из них в отдельности, и пространство, находящееся вне пределов государственной территории (территорий). Английский юрист-международник Я. Броунли указывает на существование четырех видов территорий: территориальный суверенитет; территория, на которую не распространяется суверенитет какого-либо государства либо группы государств и которая имеет свой собственный статус (например, подмандатные и подопечные территории), resnullius (ничейная территория); и rescommunis (территории, принадлежащей всем). При этом, resnullius состоит из тех же элементов, которые юридически могут являться предметом завладения со стороны тех или иных государств, но на которые еще не распространено территориальное верховенство; rescommunis открытое море и космическое пространство, которые не могут находиться под суверенитетом какого-либо государства. В зависимости от того, чьим достоянием является территория, международное право различает национальную территорию, государственную территорию и пространства, не находящиеся под суверенитетом государств и наций [6, с. 286].

В настоящее время наиболее распространена и оправдана точка зрения, согласно которой по своему правовому положению суша, воды Земли, воздушное пространство могут быть разделены на три вида территории, каждый из которых имеет свой правовой режим. Это: государственная территория, территории со смешанным режимом, территории с международным режимом. Государственная территория это территория, находящаяся в пределах государственных границ каждого отдельного государства, на которые распространяется территориальный суверенитет полная и исключительная власть этих государств. Территории со смешанным правовым режимом исключительная экономическая зона и континентальный шельф, не находятся под суверенитетом государства, не входят в состав государственной территории, но прибрежное государство обладает суверенными правами на разведку и разработку природных ресурсов прилегающих к нему континентального шельфа и экономической зоны. Территория с международным режимом это территория, на которую не распространяется суверенитет какоголибо государства. Такие территории располагаются за пределами государственной территории земного пространства и находятся в общем пользовании. Территории с международным режимом не подлежат национальному присвоению и открыты для исследования и использования всеми государствами в соответствии с нормами международного права. Это, прежде всего, открытое море, воздушное пространство над ним, дно морей и океанов за пределами континентального шельфа, Антарктика, космическое пространство, включая Луну и другие небесные тела.

Помимо названных видов территорий, некоторые авторы выделяют еще и территории с временным (переходным) правовым режимом среди них: несамоуправляющиеся территории, подмандатные и подопечные территории, территории с неопределившимся статусом, ничейные территории, а также территории, в отношении которых осуществляются совместные суверенитеты, прежде всего кондоминиум. К территориям с переходными режимами относятся существовавшие ранее колониальные территории, протектораты и доминионы [7, с. 36].

По общему правилу правовые нормы действуют в пределах территориального верховенства принявшего их государства. Классическая теория государства рассматривает территорию как один из трех важнейших признаков государства, наряду с категориями «население» и «власть». Г. Еллинек писал: «Чтобы избегнуть юридических фикций, необходимо признать естественное бытие государства в одном из его составных, реально существующих элементов. Эти элементы суть территория, народ, властитель». По мнению С.Н. Бабурина, феномен фиксации населения на определенной территории еще в догосударственные времена стал основой новой социальной организации, в которой человеческие сообщества дифференцировались по территориальному критерию, заменяющему прежний критерий кровного родства [2, с. 5].

Территория является не только обязательным признаком государства, но и необходимым условием для существования государства, материальной базой существования человечества. Территория представляется не только в виде пространственных пределов функционирования общества, некой основы существования социального организма, но и как своего рода политическое, экономическое и культурное пространство, пределы осуществления власти внутри страны и пределы, за которыми государство выступает как иностранная, внешняя сила.

Современное понимание государственной территории выводится из ее определения как пространства, на которое распространяются правовые установления данного государства, где органы государственной власти обладают правом на законное принуждение к соблюдению и исполнению правовых норм. Среди существующих определений государственной территории преобладает понимание ее как земного пространства, в пределах которого действует присущее государству свойство верховенства (территориального верховенства), иными словами, пространства, в пределах которого государство осуществляет верховную власть и которым оно распоряжается, организуя его в административном (для целей управления) отношении и устанавливая его правовой режим (в целом и в части) [8, с. 38].

В теории государства и права и международном праве наиболее распространено понимание государственной территории как части земного шара, на которую распространяется суверенитет данного государства. Наряду с этим, встречаются и иные трактовки территории государства. Так, И.Н. Барциц и И.В. Левакин определяют ее как признак и часть государственной организации, которая представляет собой пространство, где юридически оформленная в суверенное государство общность людей (социально дифференцированный народ) осуществляет свою власть. По мнению М.Ф. Орловой, территория государства является своего рода материальной базой любого государства, без которой оно не может существовать. Будучи пространственной сферой осуществления государственной власти, указывает она, территория государства предполагает территориальное верховенство его власти, т.е. исключительное право государственной власти распространять свое действие на людей, предприятия, учреждения и организации в пределах территории государства. Таким образом, по ее мнению, территория как признак государства представляет собой пространство, в пределах которого осуществляется государственная власть [9, с. 14].

В науке также существует мнение, согласно которому территория государства и юрисдикция отождествляются. Юрисдикция государства распространяется на расположенные вне пределов государственной территории объекты: воздушные, морские и речные суда; космические корабли, станции и другие космические объекты; искусственные острова и сооружения в море и на его дне; научные станции в Антарктике; помещения дипломатических и консульских представительств. Эти объекты продолжают сохранять правовую связь с государством, даже находясь за пределами его государственных границ, поэтому воспринимаются в ряде случаев как государственная территория (к таким объектам в международно-правовой доктрине иногда применяется термин «условная территория» или «квазитерритория»). Морские и воздушные суда, территориальное море и посольства признаются территорией постольку, поскольку в юридическом контексте означают конкретную сферу правовой компетенции, а не географическую категорию. Отождествление терминов Я. Броунли находит достаточно объяснимым, и при этом соотносит суверенитет и юрисдикцию как общее и частное.

Согласно международному праву государственной территорией является часть земного шара, которая принадлежит определенному государству и в пределах которой оно осуществляет свое территориальное верховенство. В состав государственной территории входят суша с находящимися под ними недрами и лежащее над сушей и водами воздушное пространство, пределы которого определяются государственной территорией. Термин «территория государства» активно используется в казахстанском законодательстве, вместе с тем легальное определение фактически отсутствует.

Зарубежными конституциями состав государственной территории определяется по-разному. Во многих из них либо вообще нет упоминания о государственной территории, либо ее точной характеристики.

Иногда в государствах имеются конституционные положения, определяющие состав государственной территории более подробно. Так, согласно Конституции Кубы 1976 года национальная территории это остров Куба, остров Хувентуд и другие прилегающие острова и рифы, территориальное море на протяжении, установленном законом, и воздушный столб над ними; Конституции Филиппин 1987 года устанавливает, что национальная территория это архипелаг, острова и воды, воздушный столб, территориальное море, шельф, недра суши и вод.

Территория любого государства представляет собой пространственный предел власти государства, т.е. исключительную область проявления властных полномочий государственных органов, устанавливающих на этой территории определенный правопорядок.

Как в науке теории государства и права, так и в науке международного права вопросу о территории государства уделяется значительное внимание, однако единой точки зрения на понятие территории государства все-таки не существует.

Так, например, В.К. Бабаев указывает на состав государственной территории, в который входят: суша, включая недра и континентальный шельф; воды, включая территориальные воды; воздушное пространство. К государственной территории (условной территории) он приравнивает также территории посольств, морские, речные, воздушные и космические корабли (станции) под флагом или знаком государства, кабели, трубопроводы, проложенные в открытом море и соединяющие территории государств, технические сооружения на континентальном шельфе или в недрах открытого моря. При этом военные суда он приравнивает условно к территории государства повсеместно, а невоенные морские и воздушные суда соответственно только в водах и воздушном пространстве своего государства, в открытом море и воздушном пространстве над ним [10, с. 42].

А.С. Пиголкин и А.Х. Саидов понимают под территорией государства сушу, внутренние и территориальные воды, воздушное пространство над ними, недра в пределах границ государства, а также приравнивают к государственной территории военные воздушные и морские суда, где бы они не находились, гражданские воздушные и морские суда, находящиеся в водах и воздушном пространстве своего государства, а также в открытом море и открытом воздушном пространстве, космические корабли и станции, несущие флаг государства, территории посольств в других странах, подводные кабели, трубопроводы и другие объекты, принадлежащие государству и находящиеся в открытом море или космосе [11, с. 17].

Н.Т. Блатова, а также Д.И. Кудрявцев включают в состав государственной территории сухопутное, водное и воздушное пространство, условную территорию, указывая на обладание каждого государства в отношении принадлежащей ему территории полным и исключительным суверенитетом [12, с. 96].

По мнению А.И. Микульшина, государственная территория определяется как часть земного шара, включающая сушу, воду, недра под ними и воздушное пространство над ними, в пределах которой государство осуществляет свою верховную власть, свой суверенитет [12, с. 96].

На основании рассмотренных мнений можно прийти к выводу, что учеными поразному определяется территория государства, иногда не включая в ее состав либо условную территорию, либо не указывая на распространение власти на территории государства, либо не разделяют государственную территорию и территорию со смешанным правовым режимом, включая континентальный шельф в состав государственной территории.

Вопрос о включении в состав государственной территории континентального шельфа является не только теоретическим, но и практическим. При выработке содержащегося в Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. определения «континентальный шельф» на Конференции представители некоторых государств пытались поставить знак равенства между понятиями «континентальный шельф» и «государственная территория». На наш взгляд, отнесение континентального шельфа к государственной территории не может быть признано правильным, поскольку такое положение противоречит нормам международного права, которыми определено, что в состав государственной территории включаются только внутренние морские воды и территориальное море. На континентальный шельф, равно как и на исключительную экономическую зону, не распространяется суверенитет государства в полном объеме. Прибрежное государство имеет лишь суверенные права и юрисдикцию в строго определенных целях и пределах, четко установленных Конвенцией ООН по морскому праву.

Согласно Конституции, РК обладает суверенными правами и осуществляет юрисдикцию на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне в порядке, определяемом федеральным законом и нормами международного права. В настоящее время наиболее распространена точка зрения, согласно которой в состав государственной территории входят: сухопутная территория в пределах государственных границ, острова, анклавы; водная территория (акватория), включающая внутренние воды и территориальное море; земные недра; воздушное пространство, расположенное над перечисленными пространствами.

Сухопутной территорией государства является вся суша в пределах его границ, в том числе и отдельные части территории, окруженные территорией других государств (анклавы), и острова, омываемые водой.

Водную территорию государства составляют внутренние (национальные) воды, т.е. собственные воды государства (национальные реки, озера, каналы, внутренние моря), а в случае государства архипелага его архипелажные воды; пограничные воды, т.е. воды рек, озер, каналов, по которым проходит государственная граница; территориальное море [10, с. 13].

Территориальное море это полоса морского пространства определенной ширины, начинающаяся у берега суши или у границы внутренних морских вод, на которую распространяется суверенитет прибрежного государства. Конвенция ООН по морскому праву 1982 г. установила предельную ширину территориального моря - 12 морских миль, которая и принята в большинстве стран. Вместе с тем, в отдельных государствах признается меньшая ширина 6 миль (Греция), 4 мили (Норвегия) и даже 3 морские мили (США и др.).

Вопрос о пределе действия суверенитета государства в земных недрах относится к малоисследованным в правовой науке. Согласно международному праву, недра, на которые распространяется суверенитет государства, имеют ограничения, но вопрос заключается в том, на какой глубине проходит подземный предел действия государственного суверенитета. Существует ряд мнений, согласно которым глубина недр неограниченна и теоретически распространяется до центра Земли [2, с. 5], геометрически подземную государственную территорию можно представить как сегмент с вершиной в центре земного шара и основанием в виде всей сухопутной и водной территории данного государства [10, с. 13], государственное пространство простирается в недра Земли на технически доступную глубину [10, с. 16].

Каждое из указанных определений пределов суверенитета государства в глубину Земли имеет свои недостатки. Так, мнение о том, что недра не имеют ограничений по глубине, дает основания для признания безграничности суверенитета государства, но такой вывод представляется ошибочным. При указании на технически доступную глубину также возникает ряд вопросов. По данным естественных наук на данном этапе развития цивилизации непосредственные ресурсные интересы не простираются ниже границы между земной корой и мантией. При этом нельзя исключать целесообразность учета фактических различий в толщине земной коры в разных районах планеты и особенностей расположения государств на перемещающихся литосферных плитах. Кроме этого, по мере развития науки и техники будет отодвигаться вглубь и подземный предел действия государственного суверенитета. Однако в настоящее время все-таки наиболее приемлемым является положение, согласно которому недра земли, находятся под исключительным суверенитетом соответствующего государства на технически доступную глубину в пределах сухопутных и водных пространств государственной территории.

К территории государства относится также и так называемая условная территория. Это территории посольств в других странах, морские, речные, воздушные и космические корабли (станции) под флагом государства, кабели, трубопроводы и другие объекты, принадлежащие государству и находящиеся в открытом море или космосе. Военные суда приравниваются условно к территории государства повсеместно, а невоенные морские и воздушные суда только в водах и воздушном пространстве своего государства, в открытом море и воздушном пространстве над ним.

Обобщая сказанное, полагаем, что обоснованно будет определить территорию государства как пространство, включающее в себя сушу, внутренние и территориальные воды, воздушное пространство над ними, недра в пределах границ государства и так называемую условную территорию, на которое полностью и безраздельно распространяется государственная власть. При этом следует иметь в виду, что для каждого конкретного государства могут быть установлены различные требования к указанным составляющим государственной территории. Ввиду того, что международное и внутригосударственное право две самостоятельные системы, не существующие изолированно друг от друга, нормы которых регулируют территорию государства, а также в связи с отсутствием в правовой науке единого определения территории государства, при определении состава территории государства необходимо принимать во внимание требования как международного, так и внутригосударственного права.

 

ЛИТЕРАТУРА

  1. Гроций Г. О праве войны и мира. Репринт, изд. М., 1994. С. 218.
  2. Курс международного права: в 7 т. Т. 3: Основные институты международного права. / Под ред. Н.А. Ушакова. М., 1990. С. 5.
  3. Чичерин Б.Н. Курс государственной науки: в 3 т. Т.1: Общее государственное устройство. М., 1894. С. 53.
  4. Трайнин И.П. Вопросы территории в государственном праве. // Известия Академии наук СССР. 1947. № 4. С. 225.
  5. Барсегов Ю.Г. Территория в международном праве. М., 1958.
  6. Международное право: учебник. / Под ред. Н.Н. Блатовой, Л.Л. Моджорян. М., 1979.
  7. Бабурин С.Н. Территория государства: правовые и геополитические проблемы. М., 1997.
  8. Ушаков Н.А. Международное право: основные термины и понятия. М., 1996.
  9. Орлова М.Ф. Территория и границы субъекта Российской Федерации: На примере Астраханской области: автореф. дис... канд. юрид. наук. М., 2002.
  10. Теория государства и права: учебник. / Под ред. В.К. Бабаева. М., 2005.
  11. Кудрявцев Д.И. Основы международного права: учеб. пособие. М., 1970.
  12. Международное право: учебник. / Под ред. Л.И. Микульшина. М., 2005.
Год: 2012
Категория: Юриспруденция