Теоретико-правовые основы экологического вреда

Экологический вред представляет на сегодняшний день угрозу глобального экологического, экономического и, одновременно, социально-демографического характера, решить которую становится все сложнее и сложнее в силу определенных обстоятельств, связанных как с экологоправовыми особенностями самого вреда, так и с экономическими интересами государства и крупных предприятий природопользователей.

Как известно, на сегодняшний день г. Усть-Каменогорск является одним из промышленных центров, где расположены предприятия различного техногенного характера. Источниками загрязнения окружающей природной среды являются такие предприятия, как АО «Казцинк», УстьКаменогорская, Согринская ТЭЦ, ТМК и т.д. Приоритетными компонентами выбросов являются сернистый ангидрит, свинец, хлор, цинк, мышьяк, кадмии, их соединения и т.д., которые негативно влияют на здоровье населения г. Усть-Каменогорск.

На основании медико-гигиенических исследований отдельных ученых доказано влияние загрязнения атмосферного воздуха на интенсивность смертности населении.

«Согласно данным экспертного заключения об оценке экологического влияния на здоровье детей г. Усть-Каменогорска, в начале 90-х годов во всех пробах крови у детей в концентрациях, превышающих норматив, встречались B, Pb, Va, Zn, Cr, Tl, Be, As. Такие элементы, как B, Pb, Cr, Va, Ni, Al, в 1991 г. превышали норматив более, чем в 10 раз…

Выявленные достоверные зависимости свидетельствуют о том, что загрязнение атмосферного воздуха вызывает изменения со стороны здоровья населения, прежде всего детей дошкольного возраста. Данные изменения носят неспецифический характер, что затрудняет проведение дифференциального диагноза между последствиями воздействия загрязняющих веществ и иными причинами. Приоритетными веществами являются взвешенные вещества, серная кислота, оксид углерода, диоксид азота, диоксид серы. Индикаторные группы заболеваний – болезни органов дыхания всего, в том числе ОРЗ, ОРВИ, трахеиты и трахео-бронхиты, ларингиты, острые и хронические бронхиты, аллергии. Наиболее частые реакции детей на загрязнение атмосферного воздуха – повышение температуры тела, насморк и заложенность носа, раздражение глаз, жжение, зуд, краснота, кожный зуд, сыпь, выделение мокроты, кашель, охриплость голоса» [1, с. 17-19].

Можно привести еще массу примеров неблагоприятного воздействия окружающей среды на жизнь и здоровье человека, не только на территории г. Усть Каменогорска, но и других промышленных городов Республики Казахстан, однако установить причинно-следственную связь между вредом здоровью и загрязнением окружающей среды практически невозможно.

Не менее важной проблемой является то, «что затраты природопользователей на ликвидацию последствий негативного воздействия на окружающую среду в сумме со штрафами, взимаемыми с виновных, не покрывают реальные потери общества. Причина этого заключается в недостаточной разработанности правовой базы регулирования возмещения ущерба в сфере природопользования и охраны окружающей среды, неразвитости правоприменительной практики, отсутствии единого методологического подхода к решению вопроса расчета размера причиненного ущерба и доказыванию юридически значимых фактов по данной категории правовых споров. Иски, направляемые в суды по экологическим правонарушениям, в основном ограничиваются требованиями только о взыскании платы за сверхнормативное загрязнение окружающей среды, а не полноценным возмещением ущерба, причиненного окружающей среде» [2].

Причем, таковые проблемы требуют решения как на организационно-правовом, так и на экономическом и иных уровнях.

Нас, в первую очередь, интересует правовая сторона вопроса, являющаяся основой всех иных путей решения проблем причинения экологического вреда. Для этого следует определить исходные положения, касающиеся понятия, структуры, форм экологического вреда.

Вред, причиняемый нарушением правовых экологических требований, называется в доктрине права окружающей среды экологическим или экогенным вредом.

Обобщая позиции юристов-экологов известнейшие казахстанские ученые Абдраимов Б.Ж., Жарылкасын Е. под экологическим вредом понимают: «ухудшение качественного состояния окружающей среды, вызванное нарушением законодательства об охране окружающей среды, либо такое уменьшение ее количественных характеристик, которое способно вызвать негативные экологические последствия, а также связанное с этим любое умаление охраняемого законом материального и нематериального блага, включая жизнь и здоровье человека» [3, с. 12]. Причем, как отмечает Бринчук М.М., «когда речь идет об экологическом вреде, в законодательстве употребляются различные термины: вред, ущерб, упущенная выгода, убытки» [4, с. 494]. Причем, далее Бринчук М.М. уточняет, что вред – понятие родовое по отношению к ущербу, упущенной выгоде, убыткам. Более того, последние являются составными частями экологического вреда.

ГК РК (п.4 ст.9) под убытками подразумевает расходы, которые произведены или должны быть произведены лицом, право которого нарушено, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Как видим, убытки, причиненные экологическим правонарушением, имеют трехчленную структуру:

  • расходы лица, чье право нарушено;
  • утрата или повреждение имущества лица, чье право нарушено;
  • неполученные доходы, которые лицо получило бы при обычных условиях, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Первый элемент убытков имеет наиболее принципиальное значение для возмещения вреда, причиненного природным ресурсам, так как в результате совершения экологического правонарушения наступают изменения в качественном состоянии окружающей природной среды, которые подлежат устранению за счет причинителя вреда. Эти расходы могут быть связаны с восстановлением земель, очисткой вод от засорения, лесов от захламления и т.д.

Указанные затраты в свою очередь, состоят из затрат, которые потерпевшее лицо понесло на момент предъявления требований об их возмещении и затрат, которые потерпевший будет нести в будущем.

Вторым структурным элементом убытков, причиненных экологическим правонарушением, является утрата или повреждение имущества лица, чье право нарушено. В данном случае, имеется в виду недвижимое имущество, определяемое статьей 117 ГК РК: земельные участки, здания, сооружения, многолетние насаждения и иное имущество, прочно связанное с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно. К таковым объектам может быть отнесены леса, многолетние насаждения, здания, сооружения, на которые распространено право собственности. В данном случае, в состав убытков должна входить разница между прежней стоимостью объекта и стоимостью объекта на момент предъявления требований о возмещении вреда.

Третьим структурным элементом состава убытков являются неполученные доходы, которые лицо получило бы при обычных условиях, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода)Причем, следует возразить точке зрения Нарышевой Н.Г., отмечающей, «что нельзя говорить об упущенной выгоде в случае причинения вреда особо охраняемым природным территориям, поскольку объекты изъяты из хозяйственного использования» [5, с. 250]. Изъятие из хозяйственного оборота не исключает использование для таких целей, предусмотренных статьей 23 п.2-1 Закона РК Об особо охраняемых природных территориях, как научных, культурно-просветительных, учебных, туристских, рекреационных и ограниченных хозяйственных целей в порядке и на условиях, предусмотренных настоящим Законом. В свою очередь, если причинен ущерб территории ООПТ, государство не получит доходы, например, от использования туристских маршрутов, пролегающих на ООПТ. Таким образом, в содержании убытков возникающих вследствие причинения вреда ООПТ должна включаться упущенная выгода.

Не менее важным вопросом при рассмотрении юридической природы экологического вреда, являются его особенности, связанные с формой его проявления. Вновь обратимся к научно-теоретическим изысканиям, касающимся экологического вреда.

Экологический вред выражается в количественных и качественных потерях в окружающей человека естественной среде обитания. Они проявляются в загрязнении окружающей среды либо ее отдельных объектов; в их повреждении или уничтожении (т.е. частично или полном качественном и количественном приведении в негодность); в истощении среды и разрушении экологических связей между ее компонентами (уменьшении или потере, утрате потенциала функций природных объектов и окружающей среды в целом).

Таким образом, к основным формам экологического вреда относятся: загрязнение, истощение, уничтожение, повреждение природных ресурсов, разрушение естественных экологических систем [3, с. 13]. Профессор Крассов О.И. дополняет указанные формы проявления экологического вреда нерациональным использованием природных ресурсов [6, с. 419]. Формы экологического вреда регламентирует и национальный экологический законодатель в п.2 ст.321 ЭК РК:

  1. уничтожение и повреждение природных ресурсов;
  2. самовольное и нерациональное использование природных ресурсов;
  3. самовольное загрязнение окружающей среды, в том числе аварийные, несогласованные залповые выбросы и сбросы, размещение отходов производства и потребления;
  4. сверхнормативное загрязнение окружающей среды.

Как видим, отечественный законодатель дополнил и выделил в отдельную категорию такой вид загрязнения окружающей среды, как сверхнормативное загрязнение.

Причем, только утратившие силу Правила установления экономической оценки ущерба от загрязнения окружающей среды, утвержденные Постановлением Правительства РК от 31 мая 2006 года № 486, раскрывают суть самовольного загрязнения окружающей среды выбросы в атмосферу от стационарных источников, сбросы сточных вод, размещение отходов и любых других загрязняющих веществ, а также физические и иные воздействия на окружающую среду без соответствующего разрешения, в том числе аварийные и несогласованные залповые выбросы (сбросы). Несоблюдение установленного разрешением на природопользование класса опасности отходов также рассматривается как самовольное размещение отходов.

Действующее экологическое законодательство также не определяет и дефиниции «самовольное» и «нерациональное» использование природных ресурсов. Эти понятия определяются опять же в утратившем силу акте подзаконного характера, утвержденного Министром экологии и биоресурсов Республики Казахстан еще от 21 июня 1995 года «Временный порядок определения размера ущерба, причиненного природной среде нарушением природоохранного законодательства», зарегистрированного Министерством Юстиции РК 21.09.1995№100:

  1. Самовольным пользованием природными ресурсами считаются действия, совершенные без разрешения на специальное природопользование, получаемого в установленном порядке акт на право пользования или владения земельным участком, лесорубочного билета или ордера на побочное лесопользование, разрешения на спецводопользование, горного отвода и т.п.;
  2. Нерациональным пользованием природными ресурсами считается разрешенное специальное природопользование, приведшее к снижению специфической ценности природных ресурсов вследствие бесхозяйственности и низкого технологического уровня.

Введение самовольного характера загрязнения использования природных ресурсов и самовольного загрязнения окружающей среды в действующем Экологическом кодексе Республики Казахстан, с одной стороны, вполне оправдано, ведь загрязнение окружающей среды, имеющее разрешительный (лицензированный) характер, являются законными, не противоречащими действующему гражданскому и экологическому законодательству. С другой стороны, экологический законодатель в данном случае предписывает, что загрязнение окружающей среды имеет допустимый характер для всех субъектов в случае приобретения специальной лицензии, что, на наш взгляд, противоречит самой сущности экологического законодательства, направленного на предотвращение экологического вреда. Другими словами превентивная функция юридической ответственности, заключающееся в предотвращении экологических правонарушений, сужении фактической и юридической возможности совершить новое правонарушение, с введением самовольного характера загрязнения окружающей среды, на наш взгляд, утрачивается.

Несмотря на данное заключение, в ЭК РК все-таки следует включить норму, определяющую понятие самовольное использование природных ресурсов, а также самовольное загрязнение окружающей среды.

Более того, действующему казахстанскому экологическому законодателю именно на уровне законодательного акта в целях правильной квалификации экологически противоправного деяния следует категориально определиться с такими формами проявления экологического вреда, как, уничтожение, повреждение природных ресурсов, разрушение естественных экологических систем. Опять же необходимо обратиться к Правилам установления экономической оценки ущерба от загрязнения окружающей среды, утвержденные Постановлением Правительства РК от 31 мая 2006 года № 486, где дается легальное определение понятий «уничтожение природных ресурсов» полная потеря ими их специфической хозяйственной, товарной, ландшафтно-рекреационной и экосистемной (водорегулирующей, почвозащитной, климатообразующей и др.) ценности, восстановление которой невозможно, либо требует проведения специальных работ (рекультивация земель, лесопосадочные, дноочистительные и другие работы). Повреждением природных ресурсов, считается частичная потеря ими их специфической ценности, допускающая ее восстановление проведением оперативных работ (планировка и залужение почв от поверхностного загрязнения), либо самовосстановление природного ресурса.

Как отмечают ученые Абдраимов Б.Жарылкасын Е., «наиболее катастрофические последствия имеет такая форма проявления экологического вреда, которая характеризуется нарушением экологического равновесия и разрушением естественных экологических систем…Нарушение экологического равновесия и разрушение экологических систем – наиболее устойчивые негативные изменения в окружающей среде, ликвидация которых либо невозможна, либо растягивается на многие десятилетия» [3, с. 21-22]. При этом важно учесть мнение российского юриста-эколога Васильевой М.И., отметившей, что «учитывая данные, получаемые по результатам биотестирования и других оценочных приемов, специалисты полагают, что в ряде случаев повреждение, ухудшение «здоровья» объектов живой природы, особенно массовое, представляет не меньший экологический вред, чем их полное уничтожение… В целях наиболее полной компенсации экологического вреда, приближения размера взыскиваемого ущерба к его истинным биологическим и экономическим масштабам, необходимо адекватно отражать подобные обстоятельства в соответствующих методических документах, например, приравнивать повреждение природных объектов, влекущее значительное ухудшение состояния других объектов или экосистем, к их уничтожению» [7, с. 92].

Не менее важной характеристикой экологического вреда являются его виды.

Вновь обратившись к точкам зрения теоретиков и практиков, занимающихся правовыми вопросами возмещения экологического вреда, сконцентрируем внимание на различие в научных подходах, связанных с определением видов вреда, возникшего вследствие экологических правонарушений. Мисник Г.А. считает, что «правовое понятие «экологический вред» должно в максимальной степени соответствовать его экономическому содержанию. С учетом характера негативных последствий и формы проявления экологический вред следует разделять на реальный и вероятный (предотвращенный)… Экологический вред как экономическая категория представляет собой выраженные в денежной форме фактические и возможные потери народного хозяйства, обусловленные ухудшением экологической ситуации в результате антропогенной деятельности.

Экологический предотвращенный ущерб отражает потери экономики и общества, связанные с осуществлением превентивных природоохранных мероприятий. Оценки предотвращенного экономического и социального ущерба позволяют определить объем финансирования работ природоохранной направленности. Рассматриваемый вид ущерба включает дополнительные затраты на ремонт и восстановление основных фондов в связи с сокращением сроков их службы в условиях агрессивной среды, дополнительные затраты на очистку воздуха и воды, используемых в технологических процессах, дополнительные затраты в связи с потерями ресурсов и продукции в результате изменения урожайности в сельском хозяйстве и продуктивности лесных угодий, дополнительные затраты на оплату больничных листов, связанные с заболеваемостью работников производства и другие виды локального ущербы [2].

Байдельдинов Д.Л. разделяет дефиниции экологический вред и вред экономический, причиняемый природе. «Экономический вред затрагивает имущественные интересы природопользователей и поддается материальному выражению. Восстановление такого вреда производится согласно общим основаниям гражданскоправовой ответственности. Экологический вред затрагивает само состояние природы… Восстановление экологического вреда возможно не путем денежных выплат, а проведением работ по восстановлению природного объекта в натуре» [8, с. 16].

В зависимости от объекта причинения вреда, его можно классифицировать на ущерб, причиняемый природным ресурсам, окружающей среде, материальным и нематериальным благам, включая жизнь и здоровье человека. Причем, независимо от форм и видов, статья 321 п.2 ЭК РК предписывает, что возмещению подлежит ущерб, причиненный окружающей среде, здоровью граждан, имуществу физических и юридических лиц, государству. И, соответственно, механизмы возмещения такового вреда в зависимости от объекта причинения ущерба, имеют разные способы.

Рассмотрение способов возмещения вреда не входит в задачи настоящей статьи, так как перед нами стоит цель – характеристика именно материально-правовых норм, касающихся экологического вреда. Данная цель обусловлена, прежде всего, тем, что нормы материального порядка являются первичными по отношению к нормам процессуального характера. Поэтому, в первую очередь, необходимо рассматривать нормы первичного порядка, хотя следует одновременно признать подчиненность и материальных, и процессуальных норм правовым принципам, причем независимо от того, носят ли последние первоочередную материальную или процессуальную направленность. Причем, «верховенство принципов права проявляется в их приоритете по отношению к другим правовым предписаниям. Нормы-принципы как генеральные установления определяют общие закономерности урегулирования общественных отношений, в соответствии с которыми нормы-правила поведения реализуют эти задачи. Они не могут противоречить нормам-принципам, изменять или дополнять заложенную в них программу» [9].

Подобные теоретико-правовые суждения имеют непосредственное отношение к нашему исследованию, так как принципы возмещения экологического вреда будут являться первичными, основополагающими как для судебного правоприменителя, так и для участников правоотношений, связанных с экогенным вредом.

Одним из наиболее важных руководящих начал является принцип полного возмещения экологического вреда. Причем, если экологический вред причинен здоровью физических лиц, то вред подлежит возмещению в полном объеме с учетом степени потери трудоспособности потерпевшего, затрат на его лечение и восстановление здоровья, затрат по уходу за больным, иных расходов и потерь (п.3 ст. 321 ЭК РК). В случае же причинения вреда окружающей среде, возмещение производится добровольно или по решению суда на основании экономической оценки ущерба, порядок проведения которой определяется в соответствии с ЭК РК.

Согласно ЭК РК, экономическая оценка ущерба, нанесенного окружающей среде, представляет стоимостное выражение затрат, необходимых для восстановления окружающей среды и потребительских свойств природных ресурсовДля возмещения вреда, причиненного экологическим правонарушением, применение такого принципа означает возмещение как экономического вреда в виде реального ущерба и упущенной выгоды, так и вреда экологического в объеме, доступном для исчисления размера ущерба, а при их отсутствии по фактическим затратам на восстановление нарушенного состояния окружающей среды с учетом понесенных убытков, в том числе упущенной выгоды.

Экологический кодекс определяет два способа экономической оценки ущерба прямой и косвенный. Прямой метод экономической оценки ущерба состоит в определении фактических затрат, необходимых для восстановления окружающей среды, восполнения деградировавших природных ресурсов и оздоровления живых организмов посредством наиболее эффективных инженерных, организационно технических и технологических мероприятий. Косвенный метод экономической оценки ущерба применяется в случаях, когда не может быть применен прямой метод экономической оценки ущерба. Экономическая оценка ущерба косвенным методом определяется в зависимости от видов воздействия на окружающую среду путем суммирования ущерба по каждому ингредиенту.

Принцип всеобщей обязанности причинителя вреда возместить причиненный вред означает обязательное применение ответственности за всякое правонарушение в отношении каждого правонарушителя. В гражданском праве применение данного принципа ограничивается установлением сроков давности и диспозитивностью поведения субъектов (возможность обратиться в суд за защитой или отказаться от защиты нарушенного или оспариваемого права). Рассматриваемый принцип выражается также в существовании правила, по которому привлечение к уголовной, административной, дисциплинарной, имущественной ответственности не освобождает виновных от выполнения обязанности возместить вред. В экологических правоотношениях он реализуется формулой «загрязнитель платит». Указанный принцип также характеризуется эффективностью применяемых мер по отношению к правонарушителям.

Не менее важным является принцип солидарной ответственности за причинение вреда окружающей среде. Данный принцип является по своей природе гражданскоправовым, поэтому некоторые ученые формулируют его как принцип солидарной гражданско-правовой ответственности государства и природопользователя за причинение вреда жизни и здоровью граждан, а также имущественным правам и интересам граждан и юридических лиц вследствие загрязнения окружающей среды. Сущность же солидарной гражданско-правовой ответственности государства и непосредственного причинителя за экологический вред продиктовано особой ролью государства, которое создает возможности для природопользователей причинять экологический вред в результате нормотворческой или лицензионной деятельности государственных органов.

Классическим является правовой принцип презумпции причинения вреда нарушителем. Османов М.Х., проводя исследование гражданско-правовой ответственности за экологические правонарушения, отмечает, что «действие данной презумпции заключается в допущении предположения о наличии причинной связи между совершенными действиями и наступившими негативными последствиями при доказанности других юридически значимых фактов. В этом случае предлагается руководствоваться правилом «максимальной вероятности причинения вреда природным объектам, имуществу организаций, а также имуществу и здоровью граждан», так как при негативном воздействии на окружающую среду предоставить прямые доказательства объективно невозможно» [10, с. 16].

Можно продолжить перечень принципов, являющихся важными позициями при регулировании отношений, связанных с возмещением экологического вреда. Однако следует заметить, что казахстанский законодатель не выделил эти принципы в отдельную статью ЭК РК, что является значительным пробелом как для экологического законодателя, так и для правоприменителя.

Подводя итоги исследованию теоретико-правовых основ экологического вреда, подчеркнем, что на научно теоретическом уровне отсутствуют серьезные исследования, связанные с комплексной правовой характеристикой экологического вреда. Это, в свою очередь, отражается и на законодательной основе регулирования рассматриваемых отношений, характеризующихся значительными пробелами и фрагментарностью.

 

ЛИТЕРАТУРА

  1. Яковлева Н.А. Научные основы комплексной гигиенической характеристики и оценки риска влияния промышленных предприятий на окружающую среду и здоровье человека. Автореферерат на соиск. уч. ст. д-ра медицинских наук… 14.00.07. – Алматы, 2008. – 43 с.
  2. Мисник Г.А. Возмещение экологического вреда в российском праве. Автореф. дисс… на соиск. ученой степени д.ю.н. 12.00.06.// http://dissers.ru/ avtoreferatidissertatsii-yuridicheskie/ a348.php.
  3. Абдраимов Б.Ж., Жарылкасын Е. Возмещение экологического вреда по законодательству Республики Казахстан. – Алматы: ЮРИСТ, 2001. – 80 с.
  4. Бринчук М.М. Экологическое право (право окружающей среды): Учебник для высших юридических учебных заведений. – М.: Юрист, 1998. – 688 с.
  5. Нарышева Н.Г. Особенности определения размера убытков, причиненных экологическими правонарушениями// Экологическое право России на рубеже XXI века/ Под ред. проф. А.К. Голиченкова. – М.: Зерцало. 2000. – 432 с.
  6. Крассов О.И. Экологическое право: Учебник. – М.: Дело, 2001. – 768 с.
  7. Васильева М.И. О применении в праве экологических критериев благоприятности окружающей среды// Государство и право. – 2002. № 11. – С. 84-92.
  8. Байдельдинов Д.Л. Юридическая ответственность за экологические правонарушения. – Алматы, 1993. – 51 с.
  9. Сенякин И.Н. Понятие и сущность принципов российского законодательства // http://www.sgu.ru/ files/ nodes/ 9640/ 08.pdf
  10. Османов М.Х. Гражданско-правовая ответственность за экологические правонарушения. Автореф. дисс. на соиск. уч. степени к.ю.н…. 12.00.03. – Краснодар, 2010. – 23с. // http:// sartraccc.ru/ Disser/ osmanov.
Год: 2012
Категория: Юриспруденция