«Золотая добыча» нефтяников Башкирской АССР в годы Великой Отечественной войны

Статья написана в связи с 75-летием Великой Победы советского народа в Великой Отечественной войне. В ней автор предпринял попытку раскрыть производственную деятельность нефтедобывающих и нефтеперерабатывающих предприятий, в том числе и эвакуированных в Башкирскую АССР, их вклад в обеспечение фронта нефтепродуктами. Показан социальный состав нефтяников, а также усилия Государственного комитета обороны (ГКО), ученых по поиску новых месторождений нефти. На конкретных примерах и фактах отражены формы и методы интенсификации добычи «черного золота», развитие движения рационализаторов и изобретателей, массовый трудовой героизм нефтяников. Определены роль и место БАССР среди субъектов «Второго Баку», подчеркнуто огромное значение нефтепродуктов региона и республики в судьбоносной ситуации второй половины 1942 г. Приведены конкретные сведения о мощном подъеме нефтедобычи в республике с открытием девонской нефти в Туймазах. В работе особо выделено ее научное и оборонное значение.

Введение

Недавно многие народы бывшего Советского Союза торжественно отметили 75-летие самого дорогого и великого праздника в их жизни — День Победы над фашистской Германией. Как известно, основным источником Победы является, прежде всего, героизм советских людей как на фронтах войны, так и в тылу. Боевая мощь действующей армии во многом зависела также от количества и качества военной техники. Впервые Великая Отечественная война вошла в историю как война моторов. Неизмеримо возросли потребности вооруженных сил в горюче-смазочных материалах.

Среди тружеников тыла в первых рядах борцов за обеспечение фронта всем необходимым были и нефтяники Башкирской АССР.

Рассматриваемая проблема на уровне монографических исследований была изучена А.Я. Стрельцовым и автором данной статьи [1].

Производственная деятельность нефтедобывающих предприятий БАССР в годы войны отражена также в монографии А.Д. Будкова и Л.А. Будкова [2]. Некоторые аспекты исследуемой темы освещены в работах ряда других авторов [3].

В настоящей статье автор сделал попытку показать вклад Башкирской АССР в обеспечение фронта нефтепродуктами.

Методология и методы исследования

Методологическую основу работы составили диалектический подход к событиям, принципы историзма и объективности, комплексного сравнительного и системного анализа изучаемых процессов.

В методологическом плане представлялось важным выделение соотношения общего и частичного, общероссийского и регионального, что способствовало более целостному осмыслению истории отрасли, пониманию общих тенденций в целом и местных особенностей в частности. Автором применялись также такие специальные методы исследования, как историко-сравнительный, статистический, количественно-математический, которые позволяли провести научный анализ состояния нефтяной промышленности республики.

 В состав «Второго Баку» входили Башкирская АССР, Татарская АССР, Куйбышевская (ныне — Самарская), Моло- товская (ныне — Пермский край), Чкаловская (ныне — Оренбургская) области.

Обсуждение

Вероломное нападение фашистской Германии вызвало гнев и возмущение у советских людей, в том числе и у нефтяников. На многочисленных митингах и собраниях они демонстрировали свое единство и сплоченность, выражали готовность встать с оружием в руках на защиту Отчизны, клялись самоотверженно трудиться, сделать все для ускорения разгрома агрессоров. Уже на второй день войны нефтяники Ишимбая заявили: «Мы знаем, что значит нефть в войне. Пусть мы далеки от боевых фронтов, но мы являемся той же самой действующей армией и дадим нефти стране столько, сколько ей понадобится. Все силы на выполнение и перевыполнение плана! Каждая тонна нефти — наш залп по Гитлеру!» [4; 116]. Коллективы нефтедобывающих предприятий объявили себя мобилизованными на весь период войны.

В нефтедобыче не было необходимости коренным образом менять профиль производства, технологию. Однако здесь, как и во всех отраслях экономики, задачи, ритм работы, трудовая напряженность стали иными.

В июле 1941 г. Наркомат нефтяной промышленности из Москвы был эвакуирован в Уфу. Его приближение к предприятиям способствовало быстрому решению крупнейших проблем «Второго Баку».

В связи с размещением Наркомнефти в Уфе был упразднен Башнефтекомбинат, а после реэвакуации Наркомата 8 апреля 1942 г. он был восстановлен. Начальником комбината был назначен талантливый инженер С.И. Кувыкин, который бессменно руководил башкирскими нефтяниками более 20 лет. На его плечи легли все тяготы, лишения и достижения нефтяников республики в военное время.

В действующей армии сражались более пяти тысяч нефтяников республики. Их могло быть гораздо больше. Не всех желающих защитить Родину отправляли на фронт. Они выполняли в тылу не менее важную задачу по обеспечению вооруженных сил нефтепродуктами.

Ушедших на фронт мужчин заменяли женщины. Только в первые полгода войны в составе рабочих «Туймазанефти» их доля возросла с 21,9 до 46,2 %. В начале 1945 г. в Башнефтекомбинате из 13 780 рабочих было 6 655 женщин (48,3 %).

В тяжелые годы войны возросла также роль молодежи на производстве. По путевкам комсомола и по личной инициативе сотни юношей и девушек пришли на нефтяные предприятия. В «Ишимбай- нефти», например, в январе 1940 г. 22 % рабочих были в возрасте до 25 лет, а через пять лет — 45 % [5; 36].

Нависшая вражеская угроза вынудила советское правительство принять неотложные меры по эвакуации на восток ряда предприятий и учреждений, в том числе нефтяного профиля. Так, в Уфу были перебазированы заводы № 85 Грознефтекомбината, им. Дзержинского Наркомата нефтепрома СССР (г. Баку), Краснодарский нефтеперерабатывающий завод. В Стерлитамаке был размещен трест «Азнефтеразведка», в Благовещенске — Туапсинский завод «11 лет Октябрьской революции», в Ишимбае — Грозненский завод грязевых насосов им.Сталина, маслоабсорбционный газолиновый завод № 1 Грознефтекомбината и другие, с кадрами, оборудованием и техникой [6; 252–254].

В августе 1942 г. по решению Государственного комитета обороны в Башкирию был переведен Институт «Грознефтепроект», который слился с аналогичным учреждением в БАССР. Образовалась единая мощная проектная организация, способная обеспечить комплексное проектирование промыслов и заводов.

Эвакуированные предприятия значительно усилили нефтяную промышленность республики. Так, Уфимский нефтеперерабатывающий завод за годы войны на 73,6 % расширил производственные мощности за счет оборудования, поступившего с нефтеперерабатывающих предприятий Грозного [2; 65].

Администрации нефтепромыслов принимали решительные меры по приему, размещению и быстрейшему пуску передислоцированных предприятий. Они мобилизовали население на оказание всесторонней помощи эвакуированным нефтяникам, в скорейшим освоении непривычных условий труда, новой производственной обстановки.

В результате эвакуации в Башкирию многих нефтяных предприятий Северного Кавказа, Азербайджана и их работников богаче стал национальный состав трудовых коллективов. Так, в 1943 г. в них самоотверженно трудились русские (53,4 %), татары (11,7 %), башкиры (5,7 %) и другие национальности (29,1 %) [4; 119]. Народы необъятной страны тогда объединяла одна цель — Победа. Вот что писал об этом Н.К. Байбаков: «В невероятно тяжелых условиях зимы 1942–1943 года складывался дружный

 Байбаков Николай Константинович (1911–2008) — видный государственный деятель. С 1940 г. — заместитель наркома, с ноября 1944 г. по май 1955 г. являлся наркомом (министром) нефтяной промышленности СССР. и сплоченный коллектив нефтяников «Второго Баку». Я смело могу назвать многих из них, приехавших из разных краев нашего государства, людей разных национальностей единой семьей. Все они были один народ и по духу, и по устремлениям, и по делу» [7; 76].

Нависшая над страной опасность породила беспримерную самоотверженность, невиданный взлет творческой активности народа. Новаторы-нефтяники стремились ускорить темпы производства, совершенствовать технологию, искать пути экономии металла, материалов и энергии, заменяли устаревшие приспособления более эффективными. Условия военной обстановки заставляли действовать быстро и решительно. Большинство предложений рационализаторов без проволочек внедрялось в производство. Так, по Башнефтекомбинату в 1943 г. поступило 771 предложений, а в следующем году — уже 949.

Нередко из-за дефицита обсадных труб консервировались новые эксплуатационные скважины, простаивали бригады и станки. Рационализаторы разработали и применяли разнообразные пути использования изношенного оборудования. Часто вышедшие из употребления бурильные трубы использовались как обсадные. Проведенная по инициативе А.А. Трофимука вырезка труб из бездействовавших и малодебитных скважин позволила ишимбаевцам освоить и ввести в эксплуатацию Кинзябула- товское месторождение без получения новых труб. По предложению начальника техотдела Нарком- нефти В.А. Каламкарова, Н.И. Титкова и других трест «Туймазанефть» перешел к бурению скважин без обсадных труб, что позволило экономить их до километра на каждой скважине, сократить расход металла на нее в три раза по сравнению с довоенным временем.

Однако ни повторное применение отработанных труб, ни упрощение конструкций скважин не удовлетворяли потребности в обсадных колоннах. Нефтяники Башкирии в 1942 г. разработали и освоили конструкцию бесколонной эксплуатационной скважины, большая часть которой оставалась без крепления. Одновременно они стали использовать некондиционные трубы, что позволило вводить в эксплуатацию дополнительные скважины [4; 122].

За 1942–1944 гг. количество внедренных предложений возросло почти в 8 раз [8; 108–109].

Одновременно применялись различные методы интенсификации добычи нефти. Так, еще в довоенные годы башкирские нефтяники первыми в стране стали обрабатывать скважины соляной кислотой. В результате увеличивался их дебит. В 1942 г. нефтедобытчики «Ишимбайнефти» достигли самой высокой в военное время эффективности кислотных обработок скважин, добились дополнительного прироста добычи нефти в среднем 528 т на одну обработку. Этот способ позволил за два года дополнительно добыть 125 тыс. т нефти. А торпедирование скважин, применяемое на промыслах, только в 1943 г. дало около пяти тысяч тонн нефти. Использование же промывки скважин горячей нефтью прибавило 4317 т нефти. За разработку и внедрение в производство комплексной обработки скважин руководитель Центральной научно-исследовательской лаборатории Башнефтекомбината Б.Г. Логинов был удостоен Государственной премии СССР.

В связи с осложнением военной обстановки на Северном Кавказе с августа 1942 г. буровые работы полностью были прекращены; до ноября здесь было ликвидировано 2328 скважин, многие были эвакуированы. Аналогичные события начались и в Азербайджане.

С подходом врага к Сталинграду и захватом Северного Кавказа традиционные пути поставки нефти, нефтепродуктов и оборудования в центральные районы были перерезаны. Принимались неимоверные усилия для создания новой транспортной схемы.

Все это привело к сокращению добычи нефти в целом по стране. В 1942 г. она составляла 71 % уровня 1940 г. Несмотря на предпринятые энергичные меры и самоотверженный труд нефтяников, в Башкирии происходил тот же процесс: в 1941 г. ее было добыто 1,3 млн т, в следующем году — 1 млн т.

Вопреки снижению объемов добычи нефти в этот сложнейший период (вторая половина 1942 г.), роль «Второго Баку», в том числе и Башкирии, в обеспечении фронта нефтепродуктами огромна. Трудно не согласиться с утверждением авторов книги «Нефть СССР (1917–1987 гг.)» о том, что во второй половине 1942 г. Волго-Уральский регион сыграл решающую роль в обеспечении сырьем и нефтепродуктами важнейших военно-промышленных центров страны и в подготовке контрнаступления наших войск под Сталинградом. Удельный вес «Второго Баку» в общесоюзной добыче нефти в 1942 г. составил 8,1 % вместо 6 % в 1940 г. Все понимали, что после захвата районов Северного Кавказа и выхода гитлеровцев к Волге высокая ответственность за снабжение фронта горючим лежит на них. «Чем ты сегодня помог Сталинграду?» — под таким девизом трудились нефтяники [9; 45].

Сокращение же нефтедобычи стало следствием, во-первых, истощения эксплуатируемых площадей, а новые долго не удавалось обнаружить; во-вторых, затруднений в снабжении промыслов техникой, материалами и оборудованием; в-третьих, ухудшения качественного состава работников в связи с мобилизацией многих квалифицированных специалистов в армию.

Положение с нефтедобычей в стране оказалось очень напряженным. Лучшие научные силы страны занимались поиском новых месторождений нефти. Несмотря на широкий размах нефтеразведочных работ, в первые годы войны (1941–1942 гг.) их результаты оказались явно неудовлетворительными. Недостаточное познание закономерностей формирования месторождений нефти, неразработанность научной методики их поиска в сложных геологических условиях республики сдерживали открытие новых нефтеносных площадей. В течение двух лет были открыты лишь два незначительных месторождения: Карлинское (1941 г.) и Куганакское (1942 г.).

Наиболее масштабные и многоплановые исследования развернулись с середины 1942 г. В большей мере они были связаны с деятельностью на территории Башкирии Комиссии АН СССР по мобилизации ресурсов Поволжья и Прикамья на нужды обороны страны. Комиссией руководил вице-президент АН СССР академик Е.А. Чудаков. В числе восьми ее секций была нефтяная, которую возглавил академик С.С. Наметкин. Секция решала задачи формирования геологических изысканий в целях выявления новых месторождений, увеличения добычи нефти на действовавших промыслах, интенсификации процессов бурения, оптимизации перевозок и хранения нефти и др.

В составе нефтяной секции продолжала исследования Башкирская экспедиция АН СССР под руководством М.И. Варенцова. С 1943 г. она распространила свою деятельность на весь Волжский регион и стал называться Волго-Башкирской нефтяной экспедицией [4; 125–126].

Наконец, в сентябре 1943 г. разведочная скважина № 5 на Кинзябулатовской структуре, пробуренная бригадой мастера М.С. Голякова, дала мощный нефтяной фонтан с начальным дебитом 130 т/сут. За открытие нового месторождения нефти главному геологу Башнефтекомбината А.А. Тро- фимуку присвоено звание Героя Социалистического Труда, буровой мастер М.С. Голяков награжден орденом Ленина, а директор Ишимбайской конторы бурения Г.Г. Степанянц — орденом Трудового Красного Знамени.

Благодаря открытию Кинзябулатовской залежи нефти удалось не только приостановить падение добычи нефти в республике, но и повысить ее.

В том же 1943 г. возобновилась разведка девонских горизонтов в Туймазах, которая по решению руководства Наркомнефти в 1938 г. временно была законсервирована. Скважину № 100 до глубины в 1200 м бурила бригада мастера В.Н. Андрияшина, после чего она была заменена бригадой А.Т. Трипольского. Скважина в глубине 1620–1730 м вскрыла пласты девонских песчаников общей мощностью 38 м. Один из этих пластов 26 сентября 1944 г. дал мощный нефтяной фонтан с суточным дебитом 250 т.

В январе 1945 г. на Туймазинском месторождении уже фонтанировали три девонские скважины. Эксплуатация девонских залежей позволила «Туймазанефти» за этот год добыть нефти почти в 5 раз больше, чем в 1944 г.

Открытие девонской нефти имело исключительно большое государственное значение. Во-первых, была доказана промышленная нефтеносность глубоких горизонтов огромной территории. Во-вторых, девон оказался значительно продуктивнее, крупнее по запасам нефти, чем все известные здесь к тому времени нефтеносные пласты. В-третьих, был подтвержден научный вывод И.М. Губкина о том, что нефтяные месторождения Урало-Поволжья многопластовые.

За годы Великой Отечественной войны коренным образом изменилось представление о запасах нефти в стране и перспективах ее новых залежей. Все это выдвигало данный регион в первый ряд среди других, открывало перспективы его стремительного развития с охватом разведкой и разработкой новых месторождений нефти.

С развитием и вводом в разработку девонских залежей начался второй этап развития нефтяной промышленности в Урало-Поволжье, в том числе и в Башкирии. Освоение девона позволило резко повысить добычу нефти и эффективность капиталовложений, значительно поднять промышленное значение региона [10; 115]. Добычу нефти в районах «Второго Баку» и долю в нем БАССР отражает следующая таблица:

Таблица Добыча нефти в районах «Второго Баку» и в Башкирской АССР в 1941–1945 гг. [11]

Район добычи

Добыча нефти, тыс. т

1941 г.

1942 г.

1943 г.

1944 г.

1945 г.

Итого

«Второе Баку»

1953

1793

1946

2165,2

2833

10689,2

В том числе Башкирская АССР

1317

1023

779

835

1333

5287

В %

67,4

57,1

40,0

38,6

47,1

49,5

Основными источниками роста нефтедобычи с 1944 г. являются открытие новых месторождений нефти (в БАССР — 6 месторождений), в том числе девонской нефти в Туймазах, а также интенсификация добычи нефти. Из данных таблицы видно, в районах «Второго Баку» за годы войны добыто 10,7 млн т нефти, в том числе и в Башкирской АССР — 5,3 млн т. Хотя Азербайджан и оставался основным поставщиком нефти во время войны (добыча нефти за эти годы составила 63,2 % общесоюзной добычи), но уже, как видим, быстрыми темпами нарастала нефтедобыча между Волгой и Уралом. Как отметили выше, если в 1940 г. удельный вес этого региона в общей добыче нефти СССР составлял всего 6 %, то в 1945 г. он увеличился уже до 14,6 % [9; 47]. Около половины добытой нефти в районах «Второго Баку» приходилась на долю Башкирской АССР.

Безусловно, основой производственных достижений нефтяников является трудовой героизм, проявленный нефтяниками в годы войны. Производительность труда в годы войны росла быстрее, чем в мирное время. Так, уже в 1941 г. бригады бурмастеров В.Н. Андрияшина, И.Д. Куприянова, Г.Ф. Ка- верды, А.Т. Трипольского и других почти вдвое перевыполняли план проходки скважин. Передовые бригады по добыче нефти Ш.Ш. Матыгуллина, А.О. Зарубина, И.В. Чуйкова систематически перевыполняли производственные задания. По-стахановски работал старший прораб по вышкостроению А.Д. Мальцев, который выполнял производственные задания не ниже 168 %. Как и в годы первых пятилеток, продолжал ударно трудиться в Ишимбае инженер по сложным работам С.Г. Логинов. В 1932– 1941 гг. он на буровой ликвидировал более тысячи крупных аварий. В.Я. Шкода приехал в трест «Баш- нефтестрой» из деревни, стал каменщиком, а с началом войны выполнение норм выработки довел до 400 %.

«Порой забывали на работе, что обедать надо, — вспоминал М.З. Гайфуллин. — Возьмешь кусок хлеба — и принесешь обратно домой. Ходил я тогда на вахту из села Салихово пешком. Ну, мы, взрослые, понятное дело, тянули лямку, а как выдержали все это дети, женщины? Работа в те годы на буровых и промыслах была слабо механизирована — громоздкие деревянные вышки, качалок нет. Поставят задвижку, а в нее — штуцер, из которого фонтанчиком бьет нефть. Глаз да глаз за ней нужен. И берегли каждую каплю. А на буровых? Сначала вручную рыли шахту метров пять глубиной. Потом вручную спускали направление. Глину размешивали вручную. Впрочем, вручную делали почти все…» [12; 180].

Тем не менее, за пять военных лет (1941–1945 гг.) нефтяники произвели значительно больше глубокого разведочного бурения (247 тыс. м), чем за предыдущие 10 лет (211 тыс. м) [4; 146].

Высокую оценку производственной деятельности нефтяников «Второго Баку» в годы войны дал Н.К. Байбаков: «… хотя его доля («Второго Баку». — Р.З.) в общесоюзном объеме добычи нефти была сравнительно невелика, но это была золотая добыча, золотая доля…» [7; 74].

Уместно отметить достойный вклад в Победу и нефтяников Казахской ССР. В годы Великой Отечественной войны ими добыто 4 294 тыс. т нефти. Причем за весь военный период нефтяные промыслы республики дали стране на 38,8 % нефти больше, чем за предыдущие довоенные 5 лет [9; 47–48].

Значительный вклад в обеспечение фронта горюче-смазочными материалами внесли работники нефтеперерабатывающих предприятий. Уфимский нефтеперерабатывающий завод (УНПЗ), получивший с началом войны номер 417, был одним из лучших в стране. Так, производственный план в 1943 г. был выполнен на 104,1 %, в 1944 г. — 102,7 %, первой половине 1945 г. — на 104,2 % [13; 59, 246]. Только в 1945 г. заводом было переработано 1 095 тыс. т нефти, произведено 388 579 т авиационного и автомобильного бензина [14; 1]. Трудовому коллективу предприятия 17 раз присуждалось переходящее Красное знамя ГКО.

Следует отметить, что нефть восточных районов отличалась большим содержанием сернистых соединений, парафина и минеральных солей, которые ухудшали качество топлива. В первом полугодии 1942 г. учеными в содружестве с производственниками был внедрен метод электрообессоливания и обезвоживания нефти, соорудив на Ишимбайском и Уфимском НПЗ специальную установку производительностью до 1 500 т в сутки. Возможности обессоливания сырой нефти доходили до 95– 98 % [15; 236].

Ишимбайский нефтеперерабатывающий завод (ИНПЗ), которому был присвоен номер 433, в годы войны переработал 2 032,5 тыс. т нефти, выпустил 565,5 тыс. т целевой продукции. Отбор целевой продукции вырос с 20,8 % в 1941 г. до 35,5 % в 1944 г. [16; 38]. Коллектив Ишимбайского НПЗ 10 раз завоевывал переходящее Красное знамя ГКО.

Вывод

Таким образом, нефтяники Башкирской АССР, как и их коллеги в других регионах нефтедобычи, внесли значительный вклад в обеспечение фронта нефтепродуктами. Роль «Второго Баку», центром которого была Башкирия, в период Сталинградского сражения была огромна. Не случайно Н.К. Байбаков добытую им нефть назвал «золотой долей, золотой добычей».

Организаторский талант руководства отрасли, высокий профессионализм многих инженерно-технических кадров, буровых мастеров, дружная работа эвакуированных и местных работников, массовый трудовой героизм нефтяников обеспечили эффективную деятельность нефтяных предприятий, приблизили долгожданный День Великой Победы.

 

Список литературы

  1. Стрельцов А.Я. Создание и развитие нефтяной промышленности Башкортостана (1930–1960 гг.) / А.Я. Стрельцов, Р.М. Зиязетдинов. — Уфа: Изд-во БГАУ, 2001. — 210 с.; Зиязетдинов Р.М. Нефтедобывающая промышленность Башкирской АССР (1930–1991 гг.) / Р.М. Зиязетдинов. — Уфа: АН РБ; Гилем, 2010. — 376 с.
  2. Будков А.Д. Нефтяная промышленность СССР в годы Великой Отечественной войны / А.Д. Будков, Л.А. Будков. — М.: Недра, 1985. — 248 с.
  3. Мовсумзаде Э.М. Очерки по истории развития нефтяной промышленности Урало-Поволжского региона / Э.М. Мовсумзаде, М.Б. Муртазин. — Уфа: ГНТИЛ «Реактив», 1995. — С. 39–61; Он же. Первенец переработки нефти в Башкортостане / Э.М. Мовсумзаде, Е.М. Савин, К.Р. Телицкая. — Уфа: ГНТИЛ «Реактив», 1996. — С. 35–51.
  4. Зиязетдинов Р.М. Нефтедобывающая промышленность Башкирской АССР (1930–1991 гг.) / Р.М. Зиязетдинов. — Уфа: АН РБ; Гилем, 2010. — 376 с.
  5. Зиязетдинов Р.М. Нефтяники Башкирии в годы Великой Отечественной войны / Р.М. Зиязетдинов // Вестн. Академии наук Республики Башкортостан. — 2010. — № 2. — С. 35–41.
  6. Башкортостан в период Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Хроника основных событий / Авт.-сост. Р.А. Ва- лишин. — Уфа: Китап, 2015. — 296 с.
  7. Байбаков Н.К. От Сталина до Ельцина / Н.К. Байбаков. — М.: Газойл пресс, 1998. — 352 с.
  8. Зиязетдинов Р.М. Рационализаторы и изобретатели нефтяного Башкортостана в годы Великой Отечественной войны / Р.М. Зиязетдинов // Материалы регион. науч. конф. 20 апреля 2005 г. / гл. ред. М.Х. Харрасов. — Уфа: РИО БашГУ, 2005. — С. 107–109.
  9. Нефть СССР (1917–1987) / под ред. В.А. Динкова. — М.: Недра, 1987. — 383 с.
  10. Зиязетдинов Р.М. Значение открытия девонской нефти Башкирской АССР / Р.М. Зиязетдинов // Великая победа: взгляд через 65 лет: материалы Респ. науч.-практ. конф., посвящ. 65-летию Великой Победы. 23 апреля 2010 г. / Отв. ред. Р.С. Аюпов. — Уфа: РИЦ БашГУ, 2010. — С. 113–116.
  11. Башкирской нефти — 60 лет. Информ.-стат. сб. — Уфа: Китап, 1993. — 216 с.; Нефть СССР (1917–1987) / Под ред. В.А. Динкова. — М.: Недра, 1987. — 383 с.
  12. Синенко С.Г. Глубокий тыл: Башкирия в годы Великой Отечественной войны / С.Г. Синенко. — Уфа: Башкортостан, 2005. — 224 с.
  13. Национальный архив Республики Башкортостан (далее — НА РБ). — Ф. 122. — Оп. 25. — Д. 3. — Л. 59, 246.
  14. НА РБ. — Ф. 122. — Оп. 27. — Д. 720. — Л. 1.
  15. Каримов К.К. Научно-техническое оснащение промышленности Башкирии в годы Великой Отечественной войны / К.К. Каримов // Где Европа встречается с Азией: проблемы истории: материалы Межрегион. науч.-практ. конф., посвящ. 70- летию проф. Н.М. Кулбахтина / Отв. ред. А.Г. Мустафин. — Уфа: РИЦ БашГУ, 2011. — С. 234–242.
  16. Мовсумзаде Э.М. Первенец переработки нефти в Башкортостане / Э.М. Мовсумзаде, Е.М. Савин, К.Р. Телицкая. — Уфа: ГНТИЛ «Реактив», 1996. — 120 с.
Год: 2020
Город: Караганда
Категория: История