Обоснование необходимости рассмотрения эмоционального «выгорания» в аспекте материнства

Аннотация

В статье рассматривается эмоциональное «выгорание» в аспекте материнства. Автор выделяет критерии профессиональной деятельности, соотносит деятельность матери и деятельность профессионала, подчеркивает, что эмоциональное «выгорание» матери в ее отношениях с ребенком возможно, а женщины, имеющие детей, демонстрируют те же самые симптомы эмоционального «выгорания», что и представители помогающих профессий.

Введение

Термин эмоционального «выгорания» традиционно рассматривается сегодня психологией труда и психологией личности в аспекте деформации личности профессионала в процессе трудовой деятельности [4; 5; 8].

Несколько определений термина «труд» в общем словарном, толковом понимании позволяют нам понятийно соотнести содержательные ежедневные нагрузки матери в ее отношениях с ребенком (материнство как деятельность по реализации функций матери) с трудовой деятельностью.

Так, например, в «Толковом словаре живого великорусского языка» В. Даля труд определяется как «работа, занятие, упражненье, дело; все, что требует усилий, старанья и заботы; всякое напряженье телесных или умственных сил; все, что утомляет».

Труд как целесообразная деятельность человека, работа, требующая умственного и физического напряжения, определяется в «Толковом словаре русского языка» Д.Н. Ушакова.

Основываясь на таких определениях труда, ежедневную работу, занятость матери можно считать трудом.

Более развернутое с психологической точки зрения определение труда дает В.Н. Дружинин, считая, что «труд является одним из основных видов осознанной активности человека, которая служит средством и способом его самореализации в личной и общественной жизни, общения, познания себя и окружающего мира, развития себя как личности, самоутверждения, создания материальных и духовных ценностей и личного достатка». Как видно, в этом определении только личный достаток матери явно не соответствует цели материнства, т. к. даже «создание материальных и духовных ценностей» может быть отнесено к функциям матери (например, формирование нравственного или развитие интеллектуального потенциала своего ребенка).

Однако не любой человеческий труд может считаться профессиональным. Например, уход за собственными детьми не является профессиональной деятельностью, хотя, как мы определили, его и можно назвать трудом. А вот уход за детьми в детском саду, который осуществляет няня, является в полном смысле этого слова профессиональным. Трудовая деятельность человека становится профессиональной в соответствии с определением профессии (от лат. profiteer - «объявляю своим делом») - это род трудовой деятельности, требующий особой подготовки и обычно являющийся источником существования [7].

Э.Ф. Зеер определяет профессию как «социально ценную область приложения физических и духовных сил человека, позволяющую ему получать взамен затраченного труда необходимые средства для существования и развития» [6, с. 30].

То есть к определению трудовой деятельности для превращения ее в профессиональную необходимо добавить еще как минимум два критерия:

Во - первых, профессия характеризуется наличием определенного уровня квалификации, мастерства, умения, профессиональной подготовки, специально полученных знаний и навыков, которые часто подтверждаются специальнымидокументами о профессиональном образовании: дипломами, свидетельствами, аттестатами, сертификатами.

Во - вторых, профессия является своего рода товаром, который человек может продавать на рынке труда. Причем, товаром, который пользуется спросом, за который другие люди готовы платить. То есть профессиональная деятельность может служить источником доходов человека.

Итак, мы не можем считать материнство профессией в полном значении этого термина, но постараемся соотнести критериально деятельность матери и деятельностью профессионала для обоснования возможности «выгорания» женщины в отношениях со своим ребенком.

Критерии профессиональной деятельности:

  • наличие специальных теоретических знаний и практических навыков у ее субъекта;
  • получение дохода;
  • эффективность труда (является критерием профессионализма);
  • компоненты структуры профессиональной деятельности (цель, средства, предмет, содержание и условия труда).

Первый из названных критериев присутствует в деятельности матери по реализации материнских функций. Ясно, что профессионального отбора на «должность матери» не существует, и каждая женщина стартует в этом труде с разных позиций осведомленности и подготовленности. Однако большинство женщин уже по прошествии небольшого времени материнства могут поддержать разговор почти на любую тему, касающуюся конкретно их ребенка и вообще материнских функций (например, как пеленать ребенка, как уложить его спать, чем лечить, как одеть, где гулять, как научить, как успокоить, как играть, что надо ребенку и где это приобрести и т. д.). Мать, даже самая молодая, может продемонстрировать и навыки по уходу за ребенком, причем не обучаясь этому в специальных учебных заведениях (начиная с умения поменять подгузник и заканчивая искусством понимать своего ребенка с полуслова или вообще без слов). Однако и предложений по обучению родителей (т. е. и отцов тоже) навыкам взаимодействия с ребенком, и сугубо теоретических, информационных семинаров в перинатальных центрах достаточно. Поэтому сегодня вполне можно научиться быть «достаточно хорошей матерью», т. е. женщиной, которая делает все, что в ее силах, но при этом оставляет за собой право на ошибку.

Второй критерий, на первый взгляд, не имеет к материнству отношения, т. к. мать, выполняя материнские функции не получает за это заработную плату. Но и здесь в настоящее время мы отмечаем ряд примеров, когда отдельные материнские функции стали предметом труда профессионалов.

Так, например, о новой социономической профессии - «приемный родитель» - говорит А. А. Алдашева, указывая на ее определенность социальными нормами и документами, наделяющими «приемноеродительство» всеми атрибутами профессии (оплата труда, трудовой стаж и т. п.) [1, с. 93 - 94].

Она также утверждает, что труд приемных родителей принципиально не отличается от родительского труда. Главной его задачей является передача накопленных знаний и опыта, которые необходимы «как средство и способ разрешения задач». Воспитатели, помощники воспитателей в детских образовательных организациях давно уже стали профессиями. Репетиторство и гувернерство относятся к дополнительным образовательным услугам, за которые положена определенная плата.

Даже процесс зачатия и вынашивания ребенка сегодня имеет прецеденты оплаты как труда. Примером этому служат случаи получения женщинами материальных средств за суррогатное материнство.

Пособие по уходу за ребенком формально не считается заработной платой женщины, но, по сути, восполняет ей, хотя бы отчасти, временную потерю возможности зарабатывать деньги профессиональным трудом.

Следующим критерием трудовой деятельности выступает эффективность труда. Требования к профессионалу позволяют говорить: хороший профессионал (сотрудник, специалист), настоящий профессионал, «профи». Однозначно определить успех труда матери не представляется возможным, но ряд требований к реализации материнских функций (например, чистота, ухоженность ребенка; уровень его развития, физическое состояние и др.) порой позволяет высказывать оценки: «хорошая мать», «отличная», «никудышная», «никакая». Родительская рефлексия также позволяет каждой женщине осуществлять оценку себя как матери в терминах эффективности деятельности: «у меня ничего не получается», «я сделала все, что смогла», «какая я молодец, что научила своего ребенка...» и др.

То есть и в этом критерии прослеживается аналогия материнства с профессией.

Методы исследования

По структуре профессиональной деятельности можно сказать, что отношения матери с ребенком в рамках реализации материнских функций имеют вполне определенную цель - обеспечить полноценное развитие своего ребенка.

Средствами достижения этой цели для матери могут выступать как функциональные орудия деятельности (речь, поведение, жесты), так и материальные (для материнства - это, например, дидактические разработки, игрушки, книги и др.).

Предметная область деятельности женщины в рамках материнства - это рождение, воспитание и развитие детей.

По содержанию деятельность матери характеризует все процессы и способы выполнения задач материнского труда.

И, наконец, условия труда тоже присутствуют в характеристике материнства - это бытовые условия реализации материнских функций, окружающая социальная среда, в которой осуществляются отношения матери с ребенком.

Итак, по определениям труда и трудовой деятельности, всем критериям профессиональной деятельности и ее структурным компонентам прослеживается аналогия с материнством. Но в современной социальной ситуации очень трудно бывает дифференцировать то, что является трудовой занятостью, и то, что мы трудом не обозначаем. Пример материнства в этом случае является очень ярким.

Сегодня содержательные нагрузки материнства настолько хорошо определены и представлены в литературе, что ежедневную кропотливую работу матери по удовлетворению потребностей своего ребенка можно назвать трудом и отчасти соотнести с профессиональной деятельностью [2].

Понятно, что в полном смысле слова материнство сегодня - это не профессия, хотя на бытовом уровне многие мамы (особенно многодетные или мамы - домохозяйки) называют себя «профессиональными мамами», подразумевая, по - видимому, что материнство для них - это то дело, занятие, которое они выбрали для себя в жизни как главное.

По характеру эмоциональных и физических нагрузок деятельность матери приближена к тому ряду профессий, где субъекты труда в силу своих должностных обязанностей осуществляют постоянные контакты с другими людьми.

На этом основании и в соответствии со всем вышесказанным мы считаем, что эмоциональное «выгорание» матери в ее отношениях с ребенком вполне возможно, т. к. именно социономические профессии лидируют в проблемном поле рассмотрения эмоционального «выгорания».

Результаты исследования

Постоянно наблюдая за особенностями отношений матерей и их детей, мы фиксировали, что женщины в отношениях с ребенком в процессе ежедневного кропотливого труда часто испытывают душевное и физическое переутомление, сталкиваются с постоянной перегрузкой и повседневными стрессами. Эти обстоятельства необратимо ведут к истощению запаса жизненной энергии и, как следствие, нарушению взаимодействия между матерью и ребенком [3].

В беседе женщины отмечали, что любят своих детей, заботятся о них, но, находясь долгое время с ребенком, мамы ощущают чувство хронической усталости, раздражительность, безразличие, а иногда и агрессию по отношению к ребенку, мужу и другим членам семьи. Женщины, имеющие детей различных возрастных групп, жаловались на эмоциональное, умственное, физическое изнеможение, которое не исчезает после сна. Матери отмечали, что во взаимодействии с ребенком им часто приходится идти на уступки, лишь бы их оставили в покое, а домашние хлопоты вызывают нежелание и неспособность с ними справляться.

Приведем пример некоторых высказываний мам о взаимодействии с ребенком, рассказанные автору лично и зафиксированные в процессе активного слушания.

Мама сына 9 месяцев: «Я стала срываться на своем малыше. Он у меня с очень непростым характером, хоть ему пока девять месяцев: капризен, плохо кушает, плохо спит. Сплю ночами отвратительно с момента его рождения, три - четыре часа сна, три - четыре часа баюканья. Ест тоже хуже некуда. Есть хочет, но от еды отказывается: пюре не хочет, кашу ест иногда, грудь берет, только когда засыпает. И вот на фоне всего этого моя раздражительность какой - то ненормальный оттенок приобрела: мне хочется шлепнуть это создание. Этого я не делаю, боюсь что - нибудь повредить, но вот кричать на него стала. Иногда передразниваю его крик, иногда мерзко страшным голосом что - нибудь говорю. ЧТО МНЕ ДЕЛАТЬ? Я же люблю этого маленького и беспокойного человечка. Но в голове как будто щелкает что - то. Я знаю, что не должна ему вред причинить, но вот делаю? ЧТО СО МНОЙ? У меня «крыша» едет? Он - то как на все это реагирует? Он запоминает, что мамка вот такая гадкая, что от мамки зло исходит».

Мама дочери 1,5 лет: «У меня все время вертится в голове мысль, что я плохая мама. И так все полтора года ее жизни. По нарастающей. Не могу отделать от этого ощущения. Вроде все стараюсь делать для Сашки. Раньше очень много разговаривала. Все объясняла. Играли, книжки читали. В общем, все время с ней. По телефону поговорить не могла, потому как считала, что ущемляю интересы ребенка. В гости мало приглашала. А как же? А как дочь? Кто ею будет заниматься, если я с гостями. Я устала от этого. Я устала настолько, что не могу теперь находиться с ней в одной комнате. Мне хочется кричать и топать ногами. Я хочу отдать ее кому - нибудь, например, няне. Но меня мучает чувство вины, что я сижу и ничего не делаю, вдруг я плохая мать. Я устала».

Мама сына 2 лет: «Не знаю что делать, мне кажется, что я теряю себя. То есть я - это уже не я, а бесплатное приложение к ребенку. По жизни я очень активный и общительный человек, но сидение дома меня просто убивает. Я не знаю, куда девать энергию, в итоге она выплескивается на мужа в виде всевозможного негатива. Раньше, когда я работала (работать я перестала за три недели до родов), я все успевала, строила грандиозные планы. А сейчас вроде есть время, а шить ничего не хочется, вроде можно заняться самообразованием, а не хватает силы воли. В последнее время стала срываться на ребенке. В жизни меня ничего не радует».

Мама дочери 3,5 лет. «Она мне постоянно говорит:

  • Мама, мама, мама!

Как меня это раздражает. Мне хочется кричать ей в ответ:

  • Я слышу тебя, замолчи!

Мама сына 5,5 лет'. «Я решила оставить ребенка в пятницу дома, в садик он не пошел, а впереди выходные. Так я за эти выходные, чуть с ума не сошла. Что он дома только не вытворял, я думала, еще немного, и я его точно удушу. Я его была готова убить, а он на меня вообще не реагировал. Больше я его никогда дома не буду оставлять. Слава богу, можно в садик его сегодня сдать».

Мама сына 6 лет: «Я сама себе не принадлежу, иногда мне хочется кричать. Этот крик вырывается, но я его заглушаю в себе. Мне хочется кричать: а как же Я? Я тоже хочу заниматься каким - нибудь делом, но почему всегда он? У меня душа разрывается, но в то же время я понимаю, что это пройдет, а ничего не проходит».

Мама сына 8 лет: «Последнее время у меня с ним возникают конфликты. От него все время слышу:

  • Не хочу, не буду, не ори, когда я буду играть в компьютер?

Он стал таким невнимательным, постоянно делает ошибки, все идет не так. Мне кажется, что я ненавижу собственного ребенка. Недавно мы опять поругались. Я была внутренне напряжена настолько, что не выдержала, оделась и ушла. Стояла в подъезде долго и не могла успокоиться. Когда вернулась, сын с мужем ждали меня дома, я попросила мужа не подпускать ко мне ребенка. У меня такое ощущение, что он меня погубит. Мой собственный, любимый ребенок отравляет мое здоровье. Внешне я стараюсь оставаться спокойной, а внутри я просто умираю».

Заключение

Анализируя полученные данные, мы пришли к выводу, что женщины, имеющие детей, демонстрируют те же самые симптомы эмоционального «выгорания», что и представители помогающих профессий.

 

Литература:

  1. Алдашева А.А. Особенности профессионального отбора приемных родителей // Психология человека в современном мире. Т. 4. Материалы конференции к 120 - летию С.Л. Рубинштейна / Отв. ред. А.Л. Журавлев. М.И. Воловикава. Л.Г. Дикая. Ю.И. Александров. M.: Изд - во «Ин - т психологии РАН». 2009. - 378. С. 93 - 94.
  2. Базалева Л.А.. Смирнова А.А. Специфика отношений в системе «Мать - Ребенок»// Человек Искусство Вселенная: международный научно - практический журнал. - Центр развития человека, 2016. - С. 231 - 241.
  3. Базалева Л. А. Безопасность или психологическая опасность в содержании отношений в системе «мать - дитя»// Психология безопасности и психологическая безопасность: проблемы взаимодействия теоретиков и практиков/ Сборник материалов VII Всероссийского научного семинара, г. Сочи. 9-10 сентября 2016 г. / Министерство образования РФ: Соч. гос. ун - т; Соц. - пед. ф-т СГУ; Под ред. И.Б. Шуванова, В.В. Знакова, З.И. Рябикиной, Г.Ю. Фоменко, В.Ф. Енгалычева, Ю.Э. Макаревской. - Сочи: СГУ, 2016. - 168 с. - С.6 - 13.
  4. Бойко В.В. Синдром «эмоционального выгорания» в профессиональном общении. СПб., 1999. 256 с.
  5. Водопьянова Н.Е. Профессиональное «выгорание» и ресурсы его преодоления // Психология здоровья / под ред. Г.С. Никифорова. СПб., 2003. - 268 с.
  6. Зеер Э.Ф. Психология профессий: учеб.пособие. M.: Академический проект, 2005. - 336 с.
  7. Мучински П. Психология, профессия, карьера. 7-е изд. Спб.: Питер, 2004. - 539 с.
  8. Орёл В.Е. Структурно - функциональная организация и генезис психического выгорания: автореф. дис. д-ра психол. наук. Ярославль. 2005. - 51 с.
Год: 2018
Категория: Педагогика