Вклад К.Д. Ушинского в развитие отечественной педагогики и психологии - мировоззренческий аспект

Аннотация

В статье представлен мировоззренческий аспект в понимании педагогического наследия К.Д. Ушинского. Автор выделяет мировоззренческую парадигму педагогических взглядов ученого. В контексте мировоззренческой парадигмы «Педагогическая антропология» понимается как работа, ориентированная прежде всего на становлении мировоззрения учителя. Автор характеризует К.Д. Ушинского как христианского антрополога. проектирующего научные. религиозные и профессиональные аспекты мировоззрения учителя.

В истории становления и развития отечественной педагогики и психологии фигура Константина Дмитриевича Ушинского по праву занимает одно из центральных мест в эпохе конца 19 начала 20 века. Его работы во многом являются ключевыми, поворотными точками в развитии отечественной педагогической науки и интерес к наследию этого великого человека не утихает до сих пор.

Социальные, экономические и прежде всего культуральные вызовы, стоящие перед современным российским обществом, актуализируют обращение к базовым, фундаментальным идеям отечественной педагогики обуславливая новый аспект их понимания и интерпретации. В связи с этим онтогенетический аспект идей «народности» и «антропологического принципа» в своем раскрытии требует обращения к мировоззрению К.Д. Ушинского, предполагает поиск их философских предпосылок, влияний и коннотаций в трудах современников и предшественников ученого. В нашем исследовании [1; 2] мы, основываясь на философско - мировоззренческом подходе к анализу наследия ученого стремились выявить связи некоторых представлений К.Д. Ушинского с немецкой классической философией и так же прояснить научный и религиозный аспект мировоззрения классика отечественной педагогики.

Каждый, кто изучал педагогическое наследие К.Д. Ушинского сталкивался не необычайным кругозором ученого, эклектикой идей в его текстах, публицистичностью некоторых работ. Эта специфическая особенность творческого наследия педагога определила методологию его изучения в русле философско-парадигмального подхода. Этот подход на наш взгляд позволяет интегративно рассмотреть систему философско- мировоззренческих взглядов ученого, которые, по сути и являются ключами в интерпретации его научных, методологических идей и воззрений. Ключевыми точками анализа в философско - парадигмальном подходе являются представления автора о предельных основаниях бытия - что есть человек и как он возможен, что есть мир, что есть история, каковы движущие силы человеческого и исторического развития? Контент - анализ текстов работ с последующей экспертной оценкой позволил реконструировать мировоззренческую модель понимания и отношения к миру, «картину мира» которая выступает своеобразным ключом к интерпретации работ К.Д. Ушинского, позволяет смоделировать на уровне представлений конечные цели и замыслы некоторых неоконченных трудов. Выходя на более широкий уровень обобщения реконструкция «картины мира» педагога позволяет помыслить о научном творчестве Ушинского как реализации ряда мировоззренческих задач в постановке и решении которых, автор проявил свою научную, религиозную, гражданскую, этническую позицию.

В качестве базовой модели целостного понимания педагогического наследия К.Д. Ушинского мы предлагаем использовать общефилософскую схему уровней познания мира критерием в которой выступает уровень обобщения: А) Философия Б) Парадигма. В) Теория (теоретическое исследование) Г) Метод. Согласно логике этой схемы (модели) на уровне философских категорий мировоззренческая парадигма содержит дефиниции универсальных смысловых конструктов (человек, мир, бытие, сознание, материя, дух) детерминирующие в свою очередь смысловые диспозиции представлений входящих в парадигму миропонимания. Мировоззренческая парадигма в свою очередь выступает методологическим фундаментов конкретной научной или религиозной теории / концепции обуславливающей метод изучения и интерпретации аспекта физической или социальной реальности. Такая схема, по нашему мнению, адекватна всему спектру видов познания мира (наука, искусство, религия и т.д.) и в силу этого позволит охватить все аспекты педагогического наследия К.Д. Ушинского, в котором представлено органическое единство всех форм культуры. Вводя теоретический конструкт «мировоззренческая парадигма», мы соотносим его с наиболее близким, на наш взгляд, понятием «дисциплинарной матрицы» Т. Куна - мировоззренческие компоненты определяющие наиболее фундаментальные теоретические и методологические принципы миропонимания [3]. Необходимо уточнить, что в современной научной литературе понятие мировоззренческой парадигмы используется, как правило, в интегративном ключе для описания и объяснения структур миропонимания и мироотношения включающих не только научный, но также философский, религиозный, этнический и исторический компонент. На наш взгляд, интегративность этого термина выражающая систему базовых мировоззренческих установок человека, наиболее полно и онтогенетически верно выражает понимание К.Д. Ушинским целей, задач и функций педагогики в которых религиозный, этнический, философский компоненты играют значимую роль.

Соотнеся взгляды К.Д. Ушинского на природу человека, на смысл и значение его истории, высказанные им в ряде работ, с философскими идеями Г.Ф.В. Гегеля и К. Риттера мы установили их генетическую связь, которая позволила нам сформулировать мировоззренческую парадигму педагогических взглядов ученого. Мы считаем, что исходя из представлений о детерминированности развития человека и общества идеей самопознающего Духа, реализующегося в каждом конкретном историческом народе в виде национального духа, национальной идеи, (в которой все остальные планы детерминации - природный и общественно - исторический включены как части в целое), и, понимая природу человека как духовно - телесную с акцентом на духовной составляющей как содержащей план развития человеческого в человеке, Ушинский, придя в педагогику в 31 год, с уже сформированным мироотношением и миропониманием, определил роль образования и педагогики как средства способствующего реализации (развитию) духа нации, национальной идеи. Понятая таким образом, как вид практики сознательно развивающегося духа педагогика в своем главном и историческом предназначении призвана способствовать развитию национального духа включенного в историю всего человечества. Это вклад национальной педагогики не только в реализацию идеи отдельного народа но и всего человечества. Мировоззренческая парадигма К.Д. Ушинского, таким образом, формулируется как понимание сущности педагогики в качестве средства способствующего реализации идеи и плана национального духа конкретного исторического народа (нации).

Таким образом, педагогическую деятельность К.Д. Ушинского можно представить, как решение ряда обусловленных означенной выше парадигмой мировоззренческих задач. На наш взгляд ключевыми в понимании наследия великого педагога являются задачи преодоления заимствований отечественной педагогикой инородных идей о целях и векторах воспитания, порожденные западной цивилизаций и поиск аутентичной российскому мировоззрению и национальному духу традиции (идеи)воспитания.

Пик научного творчества К.Д. Ушинского приходиться на время в котором интеллигенция России, столпы ее философской и религиозной мысли искали особый путь развития России, ее особую, не сводимую к универсальным с точки зрения западных философов ценностям и векторам развития миссию в общечеловеческой истории. Вовлеченный в спор «западников» и «славянофилов» Ушинский понимает, что любая окончательная формулировка национальной идеи и обусловленные ею цели и задачи национального воспитания невозможны в силу полемичности, динамичности и неоднозначности исходных мировоззренческих дефиниций. Эта позиция проявлена в работах К.Д. Ушинского в которых исследователь не найдет ни описания отечественной национальной традиции светского воспитания ни аутентичной национальному духу цели этого процесса. Однако ученым проделана очень важная работа по анализу зарубежных педагогических моделей воспитания, в которых мы выделены составляющие эти традиции структурные элементы. К таковым, безусловно, относятся аутентичная история народа, генетически связанная с его ментальностью национальный идеал человека. Это своеобразный краеугольный камень любой педагогической системы воспитания, так как именно он определяет и цель, и средства воспитания народа.

Констатируя отсутствие устойчивой национальной традиции в сфере светского образования - «русская школа не имеет истории» - К.Д. Ушинский предлагал компенсировать её двумя путями: рациональным и духовным [4]. Рациональный путь универсален, как собственно универсальна наука - научные факты, выраженные в закономерностях механизмах и свойствах объектов и явлений окружающего мира это своего рода очищенная от религиозных, мифологических и этнических представлений фактологическая «почва», позволяющая непредвзято понимать природу человека, его потенциальные возможности и качества. Однако уже тогда Ушинскому и его современникам была очевидна ограниченность научного познания невозможностью выведения «конечной цели» существования человека. В научной картине мира человек как бы статичен и представлен системой свойств, раскрывающихся во взаимосвязи со средой. «Конечная цель» по замыслу Ушинского может быть найдена, сформулирована, получена только в полемике субъектов национального духа. Предлагая привлекать к обсуждению проблем воспитания как можно более широкие слои народа, организовывать атмосферу полемики и рефлексии на педагогических факультетах и, тем самым, способствовать рефлексии национального духа, К.Д. Ушинский моделировал необходимые условия появления, рождения национальной идеи воспитания.

Имея возможность оценивать эффективность череды противоречивых реформ светского образования, Ушинский пришел к выводу, что не внешние изменения, а становление мировоззрения главного участника педагогического взаимодействия - учителя - является залогом позитивных преобразований в сфере общественного воспитания. Таким образом учитель, его мировоззрение, выступает краеугольным камнем педагогической концепции ученого. Основной акцент в подготовке учителя Ушинский ставил не только и не столько на сообщении ему «технических» сведений, а в приобщении сознания конкретного человека к трансцендентным аспектам рефлексии национального духа выраженным также и в органичным, по мнению Ушинского, русской ментальности, истин и ценностей истинного христианства (православия) [5]. Это даст возможность влиять на мировоззрение учителя, систему его убеждений формируя аутентичную российской ментальности мировоззренческую парадигму воспитателя. Именно национальное, духовно центрированное мировоззрение учителя, проявляясь в контексте взаимодействия с учеником, есть гарантия и фундамент национально ориентированной педагогики - «человек как носитель сознательного духа во всей окружающей его бессознательной природе - не видит в ней ничего, подобного своему развивающемуся сознательному духу, и потому не может развить его один с природою, но только с подобным себе существом - человеком, таким же носителем, такого же сознательно развивающегося духа» [6].

Описанный выше аспект понимания педагогических взглядов К.Д. Ушинского получил на наш взгляд выражение в фундаментальном труде его жизни - «Человек как предмет воспитания. Опыт педагогической антропологии», который, по сути, стал работой, основная задача которой - формировать мировоззрение учителя. Ставшая классической фраза о необходимости узнать человека во всех отношениях предполагает не только её естественнонаучное прочтение, в котором абстрактный индивид рассматривается в сложном переплетении биологической и социальной детерминации. Мы считаем, что Ушинский вкладывал в эту фразу несколько иной смысл - узнать человека во всех отношениях это, прежде всего, узнать себя, пройти этапы самоотношения самопознания и самоосознания - этапы становления мировоззрения. Судить о другом, по мысли Ушинского, значит судить по аналогии с собой, где жизненный опыт самопознания играет роль концептуальной схемы, на основании которой человек выносит суждения и строит своё поведение и деятельность. Структура «Педагогической антропологии» по нашему мнению отражает логику этих этапов, и, предполагая жизненный опыт самопознания читающего в качестве критерия истинности приводимых научных фактов, с необходимостью апеллирует к этому опыту, воздействует на него. Ушинский как бы проводит читателя по всем ступеням самопознания, задавая тем самым его направленность и структурированность. Мировоззрение воспитателя, который понимается К.Д. Ушинским как субъект зрелого, сознающего себя духа, должно быть, по мысли К.Д. Ушинского, религиозным, т.е. способным отличать истины временные от истин вечных и это необходимое условие нравственного влияния его на воспитанников, их нравственного, духовного развития.

«Педагогическая антропология» понятая в контексте мировоззренческой парадигмы К.Д. Ушинского предстает помимо эмпирических оснований педагогическому искусству как теоретическая работа, оказывающая формирующее влияние на становление мировоззрения субъекта педагогического процесса - учителя. Методологическая позиция Ушинского как автора этой работы может быть охарактеризована как позиция христианского философа, проектирующего научный религиозный и профессиональный аспекты мировоззрения учителя. Реконструкция авторского замысла «Педагогической антропологии» в рамках выделенной нами мировоззренческой парадигмы позволяет утверждать, что основная смысловая нагрузка этой работы приходиться на незаконченный третий том, в котором выделенные Ушинским физиологический и психологический (душевный) аспекты дополняются аспектом духовным - собственно той основой, на которой возможно воспитание человека как понимал его К.Д. Ушинский. Есть основания полагать, что название этой неоконченной части - «Вера». Таким образом, основные смысловые связи в «Педагогической антропологии», по нашему мнению, приходятся на позицию Ушинского о соотношении рассудка (науки), веры (православной религии), и воспитания (практической деятельности в которой, по мысли классика, должно руководствоваться разумом). Выделенные К.Д. Ушинским концептуальные основания педагогики - «наука - народность - религия» соотносятся между собой следующим образом: истины науки, являясь по мысли К.Д. Ушинского временными, иерархически подчинены истинам веры.

Педагогика по мысли Ушинского область человеческой практики, в которой необходимо руководствоваться разумом, истины которого определяются врожденными убеждениями - «мы признаем полную истину только наших врожденных верований; в том же, что им противоречит, видим только истину временную, относительную, опытную, ограниченную, рассудочную, а не разумную» [3]. Такими врожденными верованиями К.Д. Ушинский считает «убеждение во всеобщей причинности явлений, убеждение в свободе личной человеческой воли и убеждение, что где - то существует единство, в котором сходятся и из которого исходят явления мира психического и явления мира физического». Фактически приведенная выше позиция К.Д. Ушинского по своей сути религиозна - это полагание Бога как первопричины всего сущего находящегося в онтологической связи с человеком и соответственно со способностью человека творить, артикулируя и объективируя в акте творения замысел Всевышнего. Отсюда практика воспитания, «святая» по определению К.Д. Ушинского, это процесс непрерывного выражения, рефлексии, объективации плана национального духа.

Это, на наш взгляд, сущностная характеристика педагогики в мировоззренческой парадигме К.Д. Ушинского в которой наука как описание «сущего» человека в характеристике человека как «общего» принимающее вид законов общих всему человечеству преломляясь через коренные данному народу верования, в которых отражена духовная история этого народа, в педагогической практике приобретают характер «уникального», адекватного именно этой нации достигаемого но недостижимого в процессе воспитания национального идеала человека. В преломлении к образу отечественной педагогики факты наук выступают как «сущее» народа тогда же как православие (православная культура как наиболее полно отражающая менталитет и характер русской нации) выступает как его «должное». В этом контексте, педагогика, как средство, способствующее реализации плана национального духа, выступает методом, инструментом реализации исторического развития народа при условии, что своей целью, содержанием и характером является результатом самопознания народа, а не заимствована извне.

 

Литература:

  1. Шашков А. В. «Педагогическая антропология» в контексте мировоззренческой парадигмы педагогических взглядов К. Д. Ушинского: дис. канд. пед. наук : 13.00.01 Сочи, 2007. 178 с. РГБОД, 61:07- 13 / 1020.
  2. Шашков А. В. "Педагогическая антропология" в контексте мировоззренческой парадигмы педагогических взглядов К.Д. Ушинского : автореферат дис. ... кандидата педагогических наук: 13.00.01 / Адыг. гос. ун-т. - Майкоп, 2007. - 24 с.
  3. Хомич Е.В. «Парадигма» / Новейший философский словарь: 3-е изд.исправл. - Мн.: Книжный Дом. 2003.
  4. «Человек как предмет воспитания: опыт педагогической антропологии» / К.Д. Ушинский Педагогические сочинения в 6 т, Сост. Егоров С.Ф. -M.: Педагогика. 1990 T 5, 6.
  5. «О народности в общественном воспитании» / К.Д. Ушинский Педагогические сочинения в 6 т, Сост. Егоров С.Ф. - M.: Педагогика, 1990 T 1.
  6. «Лекции в Ярославском лицее» / К. Д. Ушинский Педагогические сочинения в 6 т, Сост. Егоров С.Ф. - M.: Педагогика. 1990 T 1.
Год: 2017
Категория: Педагогика