Анализ изменения ландшафтов кожевниковского приобья в исторический период

В статье рассматривается этапность деградации подтаежных лесов Кожевниковского Приобья и возникновение на их месте лесостепных ландшафтов. Анализируется масштабность сведения растительности, картографически выражена роль и участие антропогенного фактора.

Исследуемые ландшафты Кожевниковского Приобья расположены на юге Томской области в пределах Кожевниковского района на границе зон тайги и лесостепи.

Анализ палеоботанических, палеогеографических и других данных говорит о значительных изменениях природных условий исследуемой территории в течение голоцена. Происходили многократные и быстротечные смены климата и растительности.

Так, 13-12 тысяч лет назад, в эпоху раннего голоцена на смену лесотундровым ландшафтам, являющимся отголосками последней фазы Зырянского оледенения (2210,6 тыс. лет назад), на территорию Кожевниковского Приобья пришли березовые леса с елью и пихтой. Смена растительных группировок происходила в голоцене и позднее [3, 7].

Следует отметить, что данный период (поздний палеолит) также ознаменуется началом заселения исследуемого района, как и всей Западной Сибири. Это подтверждают найденные археологами позднепалеолитические стоянки. Однако антропогенное воздействие в то время, как и в течение следующих нескольких тысяч лет, было слабым: основными занятиями служили охота и рыболовство [2].

Несмотря на относительное потепление, климат пребореального периода (10-9 тыс. лет назад) был холоднее современного. Выделяются фазы холодного и влажного, холодного и сухого, теплого сухого и теплого и влажного климата. Зональные типы ландшафтов значительно отличались от современных. Таким образом, климатические условия поспособствовали тому, что в пределах исследуемого района преобладали елово-берёзовые и сосново-берёзовые леса с елью и господством марево-полынных и ксерофитных злаково-полынных ассоциаций.

Следующий бореальный период (9-8 тыс. лет назад) характеризовался чередованием фаз холодных влажных и сухих; тёплых влажных и сухих, что отразилось на структуре растительных формаций. В это время лесостепная и степная зона располагались ещё за пределами всей Западно-Сибирской равнины. Исследуемая территория была покрыта сосново-берёзовыми лесами. На более дренированных участках росла ель.

C серединой бореального периода связано начало непрерывного торфонакопления. Заболоченность водораздельных пространств была ещё невелика [3].

Атлантический период (8-5 тыс. лет назад) считают наиболее оптимальным по соотношению тепла и влаги для произрастания лесной растительности. По данным С. А. Архипова и В. С. Волковой, в атлантический оптимум (6-5,5 тыс. лет назад) на территории всей Западной Сибири в целом климат был значительно теплее современного. Это обеспечило благоприятные условия для расцвета ели. Лесообразующими породами стали - сосна и береза. C севера к ним примешались темнохвойные породы (ель, пихта, кедр), а с запада - широколиственные - (вяз, липа, дуб). На песчаных почвах сформировались интразональные сосновые леса, которые с этого времени не претерпевали существенных изменений. Таким образом, данный лесной ландшафт исследуемой территории можно назвать наиболее высокопродуктивным и разнообразным за всю историю голоцена [3, 5].

Потепление и увеличение влажности во вторую половину атлантического периода вызвало новую волну усиления болотообразовательного процесса. Средняя заторфованность территории возросла. Болота развивались в условиях относительно постоянного гидрологического режима, что подтверждается однообразным строением торфяной залежи и небольшими колебаниями ботанического состава и показателей свойств торфяных отложений, представленных в основном низинным осоково - гипновым торфом [3].

Климат суббореального периода (5-2,5 тыс. лет назад) был близок к современному. В течение этого периода наблюдались холодные и влажные фазы, чередующиеся с потеплениями. Состав растительности изменялся за колебаниями климата: в периоды потеплений в составе лесов увеличивалась роль широколиственных пород - липы, дуба, вяза. C рубежа 4,5 тыс. лет назад начинается эпоха похолодания; постепенно нарастает суровость и континентальность климата [3,5]. Возможной причиной этого явилось изменение циркуляционной ситуации: возрастающее действие Сибирского антициклона и усиление меридиональной циркуляции атмосферы.

Во вторую половину суббореального периода (4-3 тыс. лет назад) начинается постепенное выпадение широколиственных пород из лесов, и ландшафты постепенно приобретают современный облик. Господствующими на изучаемой территории становятся берёзовососновые леса [9].

Болотообразовательный процесс в этот период охватил водораздельные равнины, высокие и низкие террасы, поймы рек. Увеличение теплообеспеченности отразилось лишь на уменьшении скорости линейного прироста торфа и увеличении его степени разложения. Существенно расширились площади, занимаемые биогеоценозами эвтрофного осоково- гипнового типа, постепенно вытеснившие болотные биогеоценозы травяных типов [3].

За последние 2,5 тыс. лет (субатлантический период) происходили неоднократные колебания климата.

Около 1 тыс. лет назад на планете, как и в Западной Сибири отмечался малый климатический оптимум. В этот период на исследуемой территории произрастали берёзовые и сосново-берёзовые леса с участием ели и пихты.

В период малого ледникового периода (700-600 лет назад) ухудшение климата вызвало обеднение состава древесной растительности - распространение берёзово-сосновых редколесий, значительно сократился ареал ели [3, 9].

Динамика климатических условий в субатлантическом периоде менее всего проявилась в тенденциях болотообразовательного процесса в пределах исследуемой территории. К этому времени создались условия для перехода болот в стадию атмосферного питания [3].

Для человека субатлантический период связан с началом развития скотоводства и земледелия. Население того времени давно и успешно занималось скотоводством. Основным объектом мясной пищи служила лошадь, крупного и мелкого рогатого скота держали мало в основном для получения молока и шерсти. Первые земледельческие орудия, найденные при раскопках, датируются возрастом в 3 тыс. лет. Антропогенное воздействие на ландшафт в это время существенно возросло: потребовались открытые земельные площади для посевов и пастбищ. Таким образом, хозяйственные нужды человека приводили к вырубке леса, к его изреживанию.

Новой скачок нагрузки на ландшафт связан с серединой-концом 17 в. (Рисунок 1). Кожевниковского Приобья русскими, которое было вызвано правительственными мерами по обеспечению хлебом «своих поданных» в Сибири. Томские служилые люди стали получать взамен хлебного жалованья земли крестьян и создать «государеву пашню».

C этого времени начинается заселение территории современного

Появление русских людей на землях современного Кожевниковского Приобья связано с припиской томского воеводы Кольцова-Масальского (май 1684 год): «велено было томскому сыну боярскому Юрию Соболевскому ехать со служилыми людьми вверх по Оби к устью реки Уртам и строить там острог». В 1681 году накануне строительства Уртамского острога первыми из русских пришли на Кожевниковскую землю и основали свои заимки конные казаки Афанасий и Степан Кожевниковы и Иван Березовский [1].

Впоследствии из зачаточных форм земледельческих поселений здесь сложились сначала деревни, затем сёла.

Русские поселенцы вырубали и выжигали лес, весной на пашне пускали палы, что приводило к пожарам.

Но, несмотря на существенные изменения, связанные с развитием пашенного земледелия за последние два столетия, ряд учёных: П.Н. Крылов [6], А. М. Зайцев [4], М. М. Сиязов [8], изучая растительность, относили юг области, в том числе и исследуемый район, к зоне пихтово-еловых лесов.

Начиная с ХХ-го в. человек стал вносить новые коррективы в ландшафт. Так, после строительства транссибирской железной дороги в 1893-1912 гг. в Западную Сибирь хлынул поток переселенцев.

Земледельческая колонизации Сибири конца XIX - начала XX века принимает массовый характер. Переселение малоземельных и безземельных крестьян из Калужской, Вятской, Курской и др. губерний Центральной России в Кожевниковское Приобье привело к увеличению населения района почти вдвое. На территории района к 1917 году значится 98 населенных пунктов! (Сейчас- 40).

Увеличилась площадь территорий, занятых под населенными пунктами, промышленными зданиями и др. Продолжилась заготовка древесины, много леса сводилось вдоль автомобильных дорого и линий ЛЭП. Возросла площадь сельхозугодий, в том числе пашни [2].

В 20-30 годы двадцатого века в связи с разгромом крестьянского антибольшевистского восстания, насильственной коллективизацией, а затем и политическими репрессиями освоение территории Кожевниковского Приобья значительно замедлилось. Многие территории обезлюдели, поля оказались заброшены. После войны район трудно переживал восстановление социально- экономической инфраструктуры. [10]

Так, за последние 50 лет (Рисунок 2) площадь сельскохозяйственных земель изменилась с 158 тыс. га до 163 тыс. га, что было достигнуто за счёт сокращения площади лесов.

Продолжилась заготовка древесины, много леса сводилось вдоль автомобильных дорог и линий ЛЭП. Начали проводиться мелиоративные работы: постройка каналов, осушение болот и др.

Таким образом, в результате хозяйственного освоения человеком, на исследуемой территории сформировались современные лесостепные ландшафты, как результат деградации подтаёжных лесов.

 

Литература:

  1. Волков В.Г. Кожевниковский родословец // В сб. Земля Кожевниковская. Томск. Изд-во Томского ун-та. 2006. - С. 106-144.
  2. Евсеева Н.С. Изменение ландшафтов юга Томской области в процессе заселения и хозяйственного освоения // Вопросы географии Сибири вып. 19. - Томск. 1993. - С. 55- 60.
  3. Евсеева Н.С.. Жилина Т.Н. Палеогеография конца позднего плейстоцена и голоцена (корреляция событий): учебное пособие. - Томск: Изд-во НТЛ. 2010. - 180 с.
  4. Зайцев А.М. Томская губерния в районах железной дороги между рр. Обью и Чулымом/ по данным исследований 1892-95 г.г./ //Научные очерки Томского края. - Томск, 1898. - С. 1-15.
  5. Зубаков В.А. Палеогеография Западно-Сибирской низменности в плейстоцене и позднем плиоцене. - Л.: Наука, 1972. - 196 с.
  6. Крылов П.Н. Очерк растительности Томской губернии // Научные очерки Томского края. Томск. 1898. С. 1-26.
  7. Нейштадт М.И. История лесов и палеогеография СССР в голоцене. - M.: Изд-во АН СССР. 1957.-404 с.
  8. Сиязов М.М. К флоре восточной половины Омского уезда // Записки ЗСОРГО. 1908. - Кн. 34. - С. 1-14.
  9. Хотинский Н.А. Голоцен Северной Евразии (опыт трансконтинентальной корреляции этапов развития растительности и климата). - M.: Наука, 1977. - 200 с.
  10. Яковлев Я.А. Семьсот ступеней вглубь Кожевниковской истории // В сб. Земля Кожевниковская. Томск, Изд-во Томского ун-та, 2006. - С. 151-239.
Год: 2017
Категория: Биология