Теория предупреждения уголовных правонарушений

В самом широком смысле слова предупреждение преступности означает недопущение разрастания ее масштабов. Следует заметить, что в криминологической науке не прекращается спор о том, можно ли предупреждать преступность или правильнее говорить о предупреждении преступлений. В основе аргументов о правомерности употребления термина «предупреждение преступлений» лежит главный криминологический постулат о социальноправовом явлении преступности, существование которого выступает объективным законом и потому предупреждать его невозможно. Оно уже существует. Однако с точки зрения понятия преступности как совокупности преступлений, образующих определенный масштаб (размер) явления, вполне правомерно говорить об ограничении этого размера путем недопущения совершения новых преступлений, что и отражает термин «предупреждение преступности». Учитывая отмеченные аргументы, можно с уверенностью утверждать, что предупреждение преступлений (как единичное) выступает частью предупреждения преступности (как общего). Поэтому, думается, нет смысла противопоставлять рассматриваемые термины друг другу. Следует представлять процесс предупреждения преступности и предупреждения преступлений как единый, у которого, как и у любого другого, есть свои частные и общие закономерности.

Предупреждение преступности может трактоваться в узком (уголовноправовом) и широком (социально-политическом) смысле. В сущности, под уголовно-правовым предупреждением, взятом в традиционном смысле, понимается институт, описанный в нормах соответствующих наук, требования которого подлежат претворению в жизнь главным образом в процессе назначения и исполнения наказания. Можно сказать, что идея предупреждения преступности пронизывает всю систему уголовно-правовых и уголовно-исполнительных институтов (частная и общая превенция, общее и частное предупреждение) [1, С. 292-293].

Поиск эффективных путей и методов противодействия преступности на протяжении многих десятилетий остается одной из наиболее острых и пока нерешенных проблем. При этом несомненно, что организация предупреждения - преступлений должна основываться на взаимодействии общих и специальных субъектов на всех административно-территориальных уровнях профилактики. При этом в течение многих десятилетий истории нашего государства реально действующим субъектом предупредительной деятельности были органы внутренних дел, в то время как потенциал органов местного самоуправления, общественных организаций, активность граждан, обладая гигантскими ресурсами по предупреждению преступности, фактически не были задействованы.

Существовавшая в советское время достаточно эффективная система профилактики преступлений оказалась разрушенной: в структуре органов внутренних дел даже были ликвидированы профилактические подразделения, которые выполняли задачи осуществления общей и индивидуальной профилактики, обеспечивали взаимосвязь с общественными формированиями, трудовыми коллективами, населением; постепенно самоликвидировались различные формы участия населения в обеспечении общественного порядка (добровольные народные дружины, пункты охраны правопорядка, товарищеские суды и т.п.).

Вместе с тем ощутимых результатов в данном направлении пока не достигнуто - в том числе, по причине отсутствия научных и прикладных разработок эффективного противодействия преступности на муниципальном уровне, значение которого было давно подтверждено отечественным и зарубежным опытом. Существенными факторами, тормозящими развитие системы муниципальной профилактики преступлений, являются низкая гражданская активность общества, отсутствие у граждан должного уровня правовых знаний и правовой культуры, формализация деятельности органов в сфере обеспечения криминологической безопасности населения, проблемы взаимодействия правоохранительных органов, органов местного самоуправления, общественных организаций и иных субъектов профилактики в вопросах предупреждения преступлений на региональном уровне [2].

Целями профилактики правонарушений являются:

во-первых, ограничение влияния негативных социальных факторов, хотя и лежащих вне сферы преступлений, но взаимосвязанных с их причинами, условиями и обстоятельствами;

во-вторых, воздействие на причины преступных проявлений, а также на условия и обстоятельства, способствующие этим проявлениям;

в-третьих, предупредительное влияние на негативные факторы непосредственного социального окружения (микросреду), формирующие антиобщественные установки и мотивацию преступного поведения индивидов;

в-четвертых, воздействие на личность, способную в силу своего антиобщественного образа жизни совершить преступление либо продолжать преступную деятельность.

Достижению целей профилактики способствуют соответствующие задачи. Они состоят не только в том, чтобы обеспечивать соблюдение требований, предъявляемых к профилактическому воздействию, но и в том, чтобы постоянно приводить это воздействие в соответствие с данными требованиями.

Задачи, таким образом, способствуют практическому достижению целей профилактики. Они сводятся к следующему:

во-первых, систематическое выявление и анализ явлений (процессов, факторов, причин, условий, обстоятельств), способствующих преступлениям:

во-вторых, выяснение и изучение противоречий и конфликтов, которые приводят к возникновению и реализации преступных намерений, а также к формированию личности правонарушителя;

в-третьих, постоянное выявление лиц, от которых можно ожидать совершения преступления, их изучение и в-четвертых, активное индивидуальнопрофилактическое воздействие;

устранение или нейтрализация явлений, способствующих антиобщественному преступному поведению.

Эти общие задачи конкретизируются в зависимости от уровней, видов, форм и направлений профилактической деятельности. В каждом конкретном случае решаются конкретные задачи. Решение задач профилактики, собственно, и есть осуществление комплексного профилактического воздействия [3, С.87].

Выработка теоретических основ деятельности по предупреждению преступлений всегда была и продолжает оставаться одной из важнейших задач криминологии. Посредством накопления положительного знания в рамках фундаментальных и прикладных исследований о закономерностях, принципах, средствах и методах предупреждения преступлений криминология выполняет свою регулятивную функцию. Наряду с этим криминология как наука обязана изучать познавательный процесс в рамках: своих исследований и создать прочный теоретический фундамент для разработок прикладного характера, имеющих прямой выход на практику.

Конечным результатом прикладных криминологических исследований является выработка непосредственно адресованных практике научных рекомендаций организационного, тактического и методического характера. В условиях сложной криминологической обстановки, сложившейся к началу третьего тысячелетия, требования к научным рекомендациям криминологии, в том числе к методическим, значительно возрастают. Повышение научной обоснованности и практической значимости методических: рекомендаций по предупреждению преступлений диктуется как объективными потребностями практики борьбы с преступностью, так и внутренними закономерностями развития криминологической науки.

К настоящему времени усилиями ученых и практиков разработаны многочисленные комплексы методических рекомендаций по предупреждению отдельных видов (групп, категорий) преступлений и видов преступности, обобщенно именуемых рядом криминологов частными (т.е. посвященными проблемам предупреждения не всей, а определенной части преступности) методиками. Частные методики предупреждения преступлений как вид научной продукции разрабатываются, как правило, на базе кандидатских и докторских диссертаций и оформляются в виде монографий, методических пособий, статей, отдельных глав в учебниках. В своей совокупности они составляют основное содержание заключительного раздела криминологии, который в работах отдельных криминологов вполне обоснованно обозначается термином «методика предупреждения преступлений».

Несмотря на множественность частных методик: предупреждения отдельных видов преступлений и преступности, теоретические их основы до сих пор остаются неразработанными, что отрицательно сказывается на содержании комплексов методических рекомендаций, адресованных практике, и, соответственно, на результативности осуществляемых на практике предупредительных мероприятий.

Сложившаяся ситуация в определенной мере объясняется тем, что единственными научными основами частных методик предупреждения преступлений до сих пор необоснованно рассматриваются только общие положения теории предупреждения преступности. Однако очевидно, что каждый раздел науки должен иметь свою общую теорию, призванную решать относящиеся только к данному разделу науковедческие, методологические вопросы, связанные, в частности, с его предметом, системой, методами, задачами, историей развития, принципами, взаимосвязью с иными частями данной науки и с другими науками.

Выработка общей теории раздела науки является одновременно вкладом в развитие общей теории самой науки, поскольку позволяет уточнить ряд ее фундаментальных положений. Все это в полной мере относится и к общей теории методики предупреждения преступлений как одному из важнейших разделов криминологии.

Отсутствие теоретических основ методики предупреждения преступлений приводит к тому, что при разработке частных методик исследователям приходится интуитивно определять их структуру и содержание, круг подлежащих изучению и анализу проблем, пределы методических рекомендаций, решать другие важные исследовательские задачи [4].

Профилактика преступлений представляет собой специфическую область регулирования общественных отношений с точки зрения поиска и обнаружения причин и условий преступности, а также разработки мер по их устранению. Особенности управления в сфере предупреждения преступлений зависят от особенностей субъектов (их правового положения), особенностей объектов воздействия (комплекса причин и условий совершения преступлений), форм и методов профилактической деятельности и т.д. Знание этих особенностей т.е. выявление закономерностей управления процессом предупреждения преступлений позволит выработать и реализовать на практике научно обоснованные принципы и критерии, формы и методы, иные средства организации управления в данной сфере.

Профилактика подразумевает и действия, адресованные людям, которые пока не совершили ничего уголовно-наказуемого, а только оказались в условиях, которые могут привести человека на путь совершения преступления.

Ранняя профилактика направлена на то, чтобы изменить внешние условия, способные повлечь преступное поведение. Например, если подросток растет и воспитывается в неблагополучной семье, ранняя профилактика будет заключаться в попытках повлиять на условия, которые могут сформировать его антиобщественный облик. Если же речь идет о ребенке, скажем, 3-5 лет, то лишение родителей родительских прав и помещение его в детское учреждение можно назвать сверхранней профилактикой.

Можно говорить и еще об одном виде профилактики - о непосредственной профилактике. Ей подлежат ситуации, когда человек уже совершает аморальные проступки и административные правонарушения, т.е. находится на грани между правонарушающим, но не уголовно-наказуемым, и уголовно-наказуемым поведением. Профилактическое вмешательство способно уберечь подобного человека от перехода через указанную грань.

Можно ли считать исправление осужденного, в том числе в тюрьме или колонии, профилактикой? И если это профилактика, то какого она рода? Исправительное, воспитательное воздействие на осужденных - это индивидуальная профилактика, поскольку, оказывая на осужденного названное воздействие, мы тем самым «снимаем» те особенности его личности, которые могут вернуть его на преступный путь. Если это происходит в местах лишения свободы, предотвращается возможность совершения им преступлений во время отбывания наказания или после освобождения. Конечно, за колючей проволокой может быть осуществлена и непосредственная профилактика или предотвращение преступлений, если преступник планирует совершение преступных действий в самой колонии, тюрьме или следственном изоляторе. Таким образом, и во время отбывания наказания человек может являться объектом профилактического воздействия по предотвращению и пресечению его преступной активности [5, С. 143-144].

Проблема состояния преступности и борьбы с ней всегда привлекала внимание общественности. Одной из причин такого интереса является острота вопроса, его жизненность. Современное общество находится в ситуации, когда социально-экономические реформы и пересмотр ценностно-правовых и морально-нравственных сфер не могли не повлиять на рост преступности, на изменение ее качественного состава.

Профилактика преступлений (любых правонарушений) представляет собой сложный вид социально управленческой деятельности. В ней выделяются экономические, политико-правовые, воспитательные, социальнопсихологические, педагогические, медицинские и иные аспекты. В процессе профилактической деятельности вырабатываются комплекс методов и средств воздействия на причины и условия, вызывающие преступность. А для их успешной реализации возникает необходимость решения управленческих, организационно-правовых, технических, психолого-педагогических и иных задач. Тесная связь со многими сторонами общественной жизни естественным образом предопределяет характер профилактической деятельности и ее состояния.

 

Литература.

  1. «Криминология» / Г. А. Аванесов и др.; под ред. Г. А. Аванесова. - 6-е изд., перераб. и доп. - M.: ЮНИТИ-ДАНА. 2013. - 576 с.
  2. Ковалев А.Л. Автореферат на соискание ученой степени кандидата юридических наук «Криминологическая профилактика преступлений, осуществляемая на уровне муниципальных образований». Москва, 2011. http:/Aawtheses.com/kriminologicheskava- profilaktika-prestupleniv-osuschestvlvaemava-na-uroy nc-munitsipalnvh-obrazovaniv#ixzz3 mfk6 VBUn
  3. Алексеева А.П. Криминология. Общая часть: Учебно-методическое пособие. - Волгоград: Волгоградская академия МВД России. 2007. - 330с.
  4. Мусеибов А.Г. Автореферат на соискание ученой степени доктора юридических наук «Теоретические основы методики предупреждения преступлений». М, 2003. http:// layytheses.coni/teoreticheskie-osnovy-metodiki-preduprezhdeniya-prestupleniy
  5. Антонян Ю.М. Криминология. Избранные лекции. — M.: «Логос». 2004. — 448 с.
Год: 2015
Категория: Юриспруденция