Привилегированные виды убийства

C древнейших времен до наших дней убийство считается самым тяжким и наиболее строго наказуемым деянием. Подобная оценка обусловлена значимостью объекта посягательства и степенью общественной опасности преступления. Жизнь человека представляет собой важнейшее, от природы данное ему благо, основополагающую социальную ценность; лишение жизни является необратимым и означает прекращение существования индивида, личности, члена общества. Именно поэтому право на жизнь находится под максимальной защитой, базирующейся на Конституции PK.

Состав преступления, в котором наряду с основными признаками имеются смягчающие ответственность и наказание обстоятельства, называется привилегированным составом. Он может содержаться либо в разных частях одной и той же статьи Особенной части УК, либо в отдельной статье [1, с.62].

К привилегированным видам убийства относятся: убийство матерью новорожденного ребенка (ст. 100 УК); убийство, совершенное в состоянии аффекта (ст. 101 УК); убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны (ст. 102 УК); убийство, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ст. 103 УК).

В Уголовном кодексе законодатель счел необходимым выделить в отдельную статью убийство матерью новорожденного ребенка в условиях психотравмирующей ситуации или в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости.

Общественная опасность данного преступного деяния выражается в нарушении абсолютного права человека на жизнь, принадлежащего ему от рождения. Особенностью этого вида убийства является то, что закон связывает его с наличием определенных объективных и субъективных факторов, которые могут быть признаны смягчающими обстоятельствами.

Объектом данного преступления является жизнь человека. Потерпевшим является новорожденный, которым в судебной медицине признается младенец с момента начала физиологических родов до одних суток, в акушерстве - до одной недели, в педиатрии - до одного месяца.

Объективная сторона деяния выражается в противоправном причинении матерью смерти своему новорожденному младенцу. Преступные деяния могут быть совершены как активными действиями, так и бездействием. Смягчающим обстоятельством признается убийство ребенка матерью, если оно совершено в относительно непродолжительный период времени - во время родов или сразу после них (в течение нескольких минут), т.к. в это время роженица может находиться в условиях психотравмирующей ситуации или психического расстройства.

Психотравмирующей ситуацией в таких случаях следует признавать существенные обстоятельства, отрицательно воздействующие на состояние психики родившей женщины (например, отказ отца от ребенка, осуждение родственниками рождения ребенка вне брака, отказ отца ребенка или родственников женщины в материальной помощи для существования матери и ребенка и др.) [2]. Психическое расстройство женщины после рождения ребенка характеризуется, как правило, отрицательными процессами в ее психической деятельности (депрессия, чувство страха, маниакальные настроения и др.). Наличие у женщины психического расстройства, связанного с родами, не исключает вменяемости. Для установления вменяемости или невменяемости женщины в связи с указанными расстройствами необходимо проведение судебной психолого-психиатрической экспертизы [3, с.И, 22].

Рассматриваемый состав преступления будет иметь место как при убийстве новорожденного после отделения плода от тела матери, так и причинение смерти еще не родившемуся плоду, если процесс родов начался. Например, нанесение повреждений в голову рождающемуся ребенку до окончания физиологических родов.

При квалификации деяния по ст. 100 УК следует учитывать новорожденность ребенка, которая определяется в соответствии с педиатрическими критериями судебно-медицинской экспертизой. Убийство ребенка после истечения периода его новорожденное™ не может быть квалифицировано по ст. 100 УК, ответственность в таких случаях наступает по 100 УК.

Лишение жизни ребенка в утробе матери не является убийством, а представляет собой прерывание беременности, и женщина, добровольно прервав беременность, уголовной ответственности не подлежит [4, с.255].

Преступление признается оконченным с момента наступления смерти новорожденного.

Субъективная сторона данного убийства характеризуется умышленной виной. Умысел - прямой или косвенный.

Субъектом данного преступления может быть женщина - мать новорожденного младенца, достигшая 16-летнего возраста. Иные лица, если они являются соисполнителями такого убийства, подлежат ответственности по 100 УК, так как те обстоятельства, на основании которых смягчается ответственность матери, на них не распространяются.

Убийство матерью двух или более новорожденных своих детей (близнецов) также влечет ответственность по 100 УК, так как в ст. 100 УК речь идет об убийстве одного ребенка, то есть смягчающие обстоятельства, указанные в этой статье, распространяются только на случаи убийства одного новорожденного ребенка.

Преступление, предусмотренное ст. 100 УК PK, относится к преступлению средней тяжести.

Убийство, совершенное в состоянии аффекта, (ст. 101 УК) относится также как и убийство, предусмотренное ст. 100 УК PK, к привилегированному убийству. Основание для смягчения наказания за такое убийство связано, с одной стороны, с особым психическим состоянием виновного, а с другой стороны, с тем, что это состояние виновного вызвано неправомерным поведением самого потерпевшего.

Объектом преступления является жизнь потерпевшего.

Объективная сторона - убийство, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением либо иными противозаконными или аморальными действиями (бездействиями) потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего.

Для квалификации деяния по ст. 101 УК необходимым условием является наличие у виновного физиологического аффекта, его внезапность и связь с действиями потерпевшего.

Аффективное состояние представляет собой кратковременную, интенсивную эмоцию, которая занимает господствующее положение в сознании виновного при сохранении им способности к самообладанию и возможности действовать в связи с поводом, вызвавшим аффект [5, с.55].

Сильное душевное волнение не считается болезненным расстройством психики и не рассматривается как медицинский критерий невменяемости. Поэтому его иногда называют физиологическим аффектом в отличие от патологического аффекта, когда в результате сильного переживания происходит полное отключение сознания, что исключает вменяемость. Физиологический аффект не лишает человека способности сознавать свои действия, но значительно затрудняет самоконтроль и критическую оценку принимаемых решений.

Физиологический аффект характеризуется эмоциональной вспышкой высокой степени, которая выводит психику человека из обычного состояния, ослабляет сознательную интеллектуальную деятельность, приводит к чрезмерной интенсивности внутренних психологических процессов и бурному внешнему проявлению, к необдуманным действиям. Внешне состояние аффекта проявляется по-разному, в зависимости от многих условий, в том числе индивидуальных особенностей психики человека. Поэтому для выяснения вопроса, находился ли виновный в состоянии аффекта и в течение какого времени, необходимо проведение судебной психолого-психиатрической экспертизы. При этом необходимо ставить перед экспертами ряд вопросов: находился ли виновный в момент совершения преступления в состоянии аффекта, его временные границы, т.е. начало и окончание [6, с.53, 58].

В рассматриваемой статье УК речь идет о физиологическом аффекте, от которого следует отличать аффект патологический, который рассматривается как один из видов временного психического расстройства и влечет признание лица невменяемым (ст. 16 УК).

Следует обратить внимание на то, что в статье 101 УК говорится не о простом состоянии волнения субъекта, а о состоянии сильного душевного волнения.

Для признания физиологического аффекта обстоятельством, смягчающим ответственность за убийство, необходимо, чтобы аффект возник внезапно как реакция на неправомерное поведение потерпевшего. Внезапность сильного душевного волнения следует понимать как возникновение его неожиданно для самого виновного. Состояние аффекта может возникнуть неожиданно на фоне нормальных до этого отношений виновного с потерпевшим, но может быть результатом длительной неприязни между ними или длительной психотравмирующей ситуации вследствие систематического противоправного или аморального поведения потерпевшего [7, с. 89].

Состояние сильного душевного волнения у человека может возникнуть в результате различных обстоятельств. Но уголовный закон признает состояние физиологического аффекта обстоятельством, смягчающим ответственность за убийство лишь в том случае, когда оно вызвано неправомерным поведением потерпевшего. В диспозиции ст. 101 УК определен перечень обстоятельств, из которых необходимо установить хотя бы одно для ее применения.

Прежде всего указывается, что со стороны потерпевшего к будущему убийце должно быть применено противоправное насилие (удары, побои, причинение вреда здоровью, угроза жизни не только виновному, но и его родным и близким). Убийство в состоянии сильного душевного волнения, вызванного правомерными действиями потерпевшего в отношении виновного, нельзя квалифицировать по ст. 101 УК. Например, когда сотрудника полиции, задерживающего преступника, убивает кто-либо из присутствующих.

Если лицо, совершая убийство в состоянии аффекта, осуществляет свое право на необходимую оборону, то оно либо освобождается от уголовной ответственности на основании ст. 32 УК PK, либо отвечает за убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны (ст. 102 УК PK).

Издевательство предполагает неоднократные насильственные действия потерпевшего, выражающиеся в грубом, циничном унижении чести и достоинства виновного или его близких, высмеивание идеалов или недостатков, оглашение сведений об интимной стороне жизни и др.

Тяжкое оскорбление - субъективно-оценочная категория, основанная на нормах морали и нравственности (грубое унижение чести и достоинства, оскорбление национального, религиозного чувства, надругательство над любовью и др.) [8, с. 125].

Иные противозаконные или аморальные действия (бездействие) потерпевшего могут носить как насильственный, так и ненасильственный характер. Например, грубое нарушение каких-либо норм права - трудового, жилищного, административного и других, или нарушение норм морали, устоявшихся в данном обществе.

Длительная психотравмирующая ситуация, вызванная систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего, может выражаться в совершении потерпевшим ряда деяний, которые создают для виновного невыносимые условия жизни, работы, в результате чего «чаша терпения» переполняется, человек не может сдержать себя и совершает убийство.

Для признания наличия данного состава преступления важно установить, чтобы не было разрыва во времени между убийством и провокационным поведением потерпевшего. Например, если муж застал жену с любовником, после этого сходил за оружием и застрелил их, то нельзя признать у него наличие признаков состава рассматриваемого преступления. В таких случаях будет иметь место убийство не в состоянии аффекта, а из мести.

Также не будет состава данного преступления, если убийство, совершенное в состоянии, внешне схожем с состоянием аффекта, было задумано виновным заранее, и этот умысел был реализован с использованием искусственно созданной ситуации [9, с. 214].

Статья 101 УК применяется и в тех случаях, когда противозаконное насилие, издевательство, тяжкое оскорбление и иное противозаконное поведение потерпевшего было направлено не в адрес виновного, а в отношении других лиц. Главное - нужно установить, что такое поведение потерпевшего способно вызвать состояние сильного душевного волнения у виновного. Например, если такое поведение потерпевшего было в отношении близких виновного.

Убийство, совершенное в состоянии аффекта, даже при наличии квалифицирующих признаков, указанных в ч. 2 ст. 100 УК, надлежит квалифицировать по ст. 101 УК.

Преступление считается оконченным с момента наступления биологической смерти.

Субъективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется виной в виде внезапно возникшего прямого или косвенного умысла. Чаше всего мотивом данного убийства является месть или ревность, но могут быть и другие мотивы.

Субъект - физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста на момент совершения преступления.

Часть 2 ст. 101 УК предусматривает квалифицированный состав данного преступления - убийство двух и более лиц, совершенное в состоянии аффекта. Виновный одновременно или на протяжении короткого промежутка времени лишает жизни несколько человек, причастных к возникновению у него сильного душевного волнения.

Убийство, совершенное должностным лицом в состоянии аффекта во время исполнения им своих служебных обязанностей, следует квалифицировать только по ст. 101 УК PK. Дополнительная квалификация здесь не требуется, так как деяния, предусмотренные этой статьей УК, не должны совершаться в состоянии аффекта.

Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, (ст. 102 УК) предусматривает уголовную ответственность, и считается совершенным при смягчающих обстоятельствах. Объектом преступления является жизнь посягающего.

Объективная сторона характеризуется убийством, совершенным при превышении пределов необходимой обороны.

Лишение жизни нападающего при защите личности, прав обороняющего или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, т.е. совершенное в состоянии необходимой обороны, в силу ст. 32 УК PK не является преступлением, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны.

Превышением пределов необходимой обороны признается явное несоответствие зашиты характеру и степени общественной опасности посягательства, в результате чего посягающему причиняется явно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред (ч. 3 ст. 32 УК). Это означает, что виновный, защищая свои права и законные интересы, права иных лиц, интересы общества, государства от общественно опасного посягательства, без необходимости лишает жизни нападающего (например, убийство лица, совершающего кражу, причинение смерти огнестрельным оружием невооруженному хулигану и др.).

Для правильной квалификации убийства, совершенного при превышении пределов необходимой обороны, первостепенное значение имеет установление субъективной стороны этого преступления [10, с.56].

Непосредственно в норме закона определено, что уголовная ответственность за превышение пределов необходимой обороны может быть только в случаях умышленного причинения вреда, т.е. должна быть установлена вина в форме умысла (прямого или косвенного). Причинение смерти по неосторожности при превышении пределов необходимой обороны исключает уголовную ответственность.

При решении вопроса о том, были ли превышены пределы необходимой обороны при причинении смерти посягающему, нередко допускаются судебные ошибки [11, с.37].

Важно уметь отграничивать убийство при превышении пределов необходимой обороны от таких же деяний, совершенных в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, имея в виду, что при превышении пределов необходимой обороны виновный, причиняя вред нападающему, руководствуется стремлением обеспечить защиту от общественно опасного посягательства, тогда как для преступлений, совершенных в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, характерно причинение вреда потерпевшему именно под влиянием такого волнения (физиологического аффекта), а не с целью зашиты. Если обороняющийся превысил пределы необходимой обороны и при этом находился в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, то его деяния в зависимости от последствий надлежит квалифицировать по ст. 102 УК или ст. 109 УК.

В соответствии со ст. 66 УК PK предусмотрена возможность освобождения от уголовной ответственности в случае умышленного причинения смерти посягающего при превышении пределов необходимой обороны, если обороняющийся действовал вследствие страха, испуга или замешательства.

Применение ст. 66 УК возможно при наличии следующих обязательных условий:

  • - превышение пределов необходимой обороны должно быть допущено в состоянии страха, испуга или замешательства;
  • состояние страха, испуга, замешательства должно быть вызвано общественно опасным посягательством;
  • при защите должны иметь место признаки необходимой обороны, и в том числе ее превышение.

Состояние страха, испуга или замешательства - это такое состояние психики, при котором человек, хотя и не утратил способность отдавать себе отчет в совершаемых поступках, но все же в значительной мере утерял контроль над своими действиями и обороняется скорее инстинктивно, чем обдуманно. Основанием возникновения у обороняющегося состояния страха, испуга, замешательства является явная угроза посягательства либо само общественно опасное посягательство, при этом, как правило, внезапное, когда человек не в состоянии быстро реагировать на изменение обстановки, тем более в сложных, экстремальных условиях отражения преступного посягательства. Действия обороняющегося лица должны быть направлены, в первую очередь, на устранение этой опасности [12, с.346].

Действия в состоянии страха, испуга, замешательства, повлекшие превышение пределов необходимой обороны, предполагают совершение их в момент посягательства или наступления непосредственной угрозы посягательства. Поэтому причинение смерти лица после окончания совершенного им посягательства, хотя это вызвано состоянием страха, испуга или замешательства, не считается совершенным при превышении пределов необходимой обороны и исключает возможность применения ст. 66 УК.

При правомерной необходимой обороне защита должна происходить во время общественно опасного посягательства. В тех случаях, когда посягательство еще не началось, отсутствовала реальная угроза его осуществления, а также когда оно закончилось, состояния необходимой обороны нет, а, следовательно, нет и превышения пределов необходимой обороны [12, с.71].

Состояние необходимой обороны возникает не только в самый момент общественно опасного посягательства, но и при наличии реальной угрозы нападения, также и тогда, когда защита последовала непосредственно за актом хотя бы и оконченного посягательства, но по обстоятельствам дела для обороняющегося не был ясен момент его окончания.

Субъект - физическое, вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

О превышении пределов необходимой обороны может идти речь, если имело место состояние такой обороны. Убийство при мнимой обороне не подлежит квалификации по ст. 100 УК. Также не применяется данная статья в случаях убийства с помощью различных предупредительных, охранных средств, применяемых для предотвращения возможных посягательств на собственность (использование электрического тока, взрывчатых веществ и т.п.). Лица, использующие такие средства, в момент установления не находятся в состоянии необходимой обороны.

Убийство, совершенное с превышением пределов необходимой обороны при наличии признаков, указанных в пп. «а», «д», «е», «и» ч. 2 ст. 100 УК, должно квалифицироваться не как убийство при отягчающих обстоятельствах, а по ст. 102 УК.

Данное преступление считается оконченным с момента наступления смерти нападающего, т.е. по конструкции состав ст. 102 УК PK - материальный.

Должностное лицо, совершившее убийство с превышением пределов необходимой обороны, несет ответственность по ст. 102 УК PK. По этой же статье несут ответственность военнослужащие, совершившие убийство при превышении пределов необходимой обороны во время защиты от посягательств в момент исполнения ими воинских обязанностей [4, с.260].

К привилегированным видам убийства относится убийство, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ст. 103 УК).

Объектом преступления является жизнь задерживаемого лица.

Объективная сторона рассматриваемого состава заключается в причинении смерти задерживаемому с превышением мер, необходимых для его задержания.

Условия правомерности причинения вреда при задержании лица, совершившего посягательство, раскрыты в ч. 1 ст. 33 УК, согласно которой не является преступлением причинение смерти задерживаемому лицу при соблюдении условий правомерности акта задержания и не влечет уголовную ответственность. Превышением мер, необходимых для задержания лица, совершившего посягательство, признается их явное несоответствие характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым лицом преступления и обстоятельствам задержания, когда лицу без необходимости причиняется явно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред [13].

Такое превышение может иметь место в случаях, когда задерживаемый не оказывал сопротивления и не был способен во время задержания нанести вред чьим-либо интересам, т.е. имело место явное несоответствие причиненного задерживаемому вреда (смерти), который признается чрезмерным, не вызываемым обстановкой.

Для привлечения к ответственности по рассматриваемой статье УК требуется прежде всего установить, были ли основания у виновного для задержания потерпевшего, предусмотренные ст. 131 УПК PK, а также были ли основания для причинения вреда задерживаемому лицу, предусмотренные ст. 33 УК. Если совершено убийство при отсутствии указанных оснований, то квалификация действий виновного по статье 103 УК исключается. Например, если совершено убийство лица при задержании за административный проступок (мелкое хулиганство) или убийство задерживаемого лица, совершившего преступление, если он не пытался уклониться от задержания.

Применение огнестрельного оружия допустимо только в отношении лиц, совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления. Применение оружия и таких средств, которые ставят под угрозу жизнь лица, совершившего преступление, допустимо и тогда, когда последний оказывает сопротивление при задержании, и тогда, когда лицо, совершившее тяжкое или особо тяжкое преступление, пытается скрыться. Нельзя согласиться с существующим в теории уголовного права мнением, что убийства преступника, который пытается скрыться (убежать, уехать на автомобиле и т.п.) следует рассматривать как превышение необходимых для задержания (аргумент сторонников: виновный должен предстать перед судом, а не быть убит из-за того, что стремился избежать уголовной ответственности [14, с. 86, 87].

Преступление считается оконченным с момента наступления смерти задерживаемого лица, т.е. по конструкции состав материальный.

Субъективная сторона характеризуется прямым или косвенным умыслом. Виновный осознанно превышает пределы допустимых мер задержания, предвидит возможность или неизбежность причинения задерживаемому смерти, и желает либо сознательно допускает возможность наступления этих последствий, либо относится к этому безразлично. Причинение по неосторожности смерти задерживаемому лицу, совершившему посягательство, не образует состава рассматриваемого преступления [4, с.261].

Целью задержания лица, совершившего посягательство, является доставление его в правоохранительные органы и предотвращение совершения им других преступлений. Какова бы ни была цель задержания, причинение вреда задерживаемому не служит обстоятельством, исключающим преступность деяния, если имелась возможность задержать лицо иными средствами. Об этом прямо говорится в ч. 2 ст. 33 УК PK. При наличии такой возможности причинение смерти задерживаемому является неправомерным и не должно рассматриваться как «превышение мер, необходимых для задержания». Если лицо не оказывает сопротивления и не пытается скрыться, умышленное причинение ему смерти недопустимо и квалифицируется либо как убийство по ч. 1 или ч. 2 ст. 100 УК PK, либо как убийство, совершенное в состоянии аффекта, - по ст. 101 УК PK.

Субъект преступления - физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста, независимо от рода профессиональной деятельности и специальных навыков, т.е. как сотрудники правоохранительных органов, так и другие лица.

В случаях, когда должностное лицо правоохранительных органов при задержании преступника превышает меры, необходимые для задержания, причиняет смерть задерживаемому, ответственность наступает по ст. 103 УК без дополнительной квалификации об ответственности за превышение власти или должностных полномочий.

Если убийство совершается при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, при наличии отягчающих обстоятельств, предусмотренных в ч. 2 ст. 100 УК, то содеянное следует квалифицировать только по ст. 103 УК (без дополнительной квалификации по 100 УК).

Таким образом, рассмотренные в данном подразделе убийства относятся к составам убийства при смягчающих обстоятельствах, т.е. к привилегированным видам убийства. Помимо убийств преступлениями против жизни являются и посягательства на жизнь, не относящиеся к убийству.

Литература:

  1. Уголовное право Республики Казахстан. Общая часть. 2-е изд., испр. и доп. - Алматы: Жеті жарғы, 2003. - 304 с.
  2. Нормативное Постановление Верховного суда от 11.05.2007 №4 «О некоторых вопросах квалификации преступлений, связанных с изнасилованием и иными насильственными действиями сексуального характера» //Электронная база законодательства «Параграф», 2015.
  3. Лившиц С. Уголовно-правовая оценка посягательств на жизнь и здоровье человека. - Алматы: Атамұра. 11026. - 287 с.
  4. Комментарий к Уголовному кодексу Республики Казахстан. Общая и Особенная части / Под общ.ред. И.Ш. Борчашвили. Изд. 2-е. - Алматы: Жеті жаргы. 2007. - 1022 с.
  5. Механизм человеческой агрессии. Сборник научных трудов. - Алматы. 2000. - 168 с.
  6. Бородин С.В. Преступления против жизни. - M., 11029. - 182 с.
  7. Бородин С.В. Ответственность за убийство, квалификация и наказание по российскому праву. -M., 11024. -215 с.
  8. Саркисов Г.C., Красиков Ю.А. Ответственность за преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности. - Ереван, 1997. - 316 с.
  9. Преступность и законодательство. Сборник под ред. Долгова А.И. - M., 1997. - 452 с.
  10. Волков Б.С. Мотив и квалификация преступлений. - Казань. 1969. - 349 с.
  11. Рахметов С.М., Турецкий Н.Н. Преступления против личности: Учебное пособие. - Алматы: Жеті жаргы. 2004. - 176 с.
  12. Уголовное право Казахстана: Учебник / Под редакцией Рогова И.И., Рахметова С.М. - Алматы, 2001. - 537 с.
  13. Уголовный кодекс Республики Казахстан от 3 июля 2014 года № 226-v (с изменениями и дополнениями по состоянию на 10 сентября 2015 года) // Электронная база законодательства «Параграф», 2015.
  14. Бажанов М.И. Уголовная ответственность за преступления против личности. - Киев, 11027.-346 с.
Год: 2015
Категория: Юриспруденция