Прагматика предикатов в англоязычных готических романах

Целью данной статьи является определение прагматических особенностей готических романов на примере таких произведений как: «Frankenstein or the Modem Prometheus» M. Шелли, «Castle of Otranto» Г. Уолпол, «Vampire chronicles» Э. Райс, «Dark Tower» С. Кинг и Г.Ф. Лавкрафт «The Case of Charles Dexter Ward».

Под прагматическими особенностями языка готического романа, мы понимаем лексические единицы, использующиеся для оказания воздействия на читателя. В данном исследовании мы опирались на сравнительно молодое течение НЛП, которые ориентировано на изучение и познание механизмов воздействия на сознание человека.

При получении информации о внешнем мире мы опираемся на наши органы чувств. Это нервные рецепторы, находящиеся на теле человека, которые являются единственным способом получения информации об окружающем мире. Фактически, весь наш опыт формируется на основе зрительных, слуховых, вкусовых, тактильных и обонятельных ощущений, именно эти пять сенсорных модальностей наиболее важны, хотя кроме них существуют и другие. В НЛП [1] эти модальности называются репрезентативными системами. Каждая система получает информацию и затем активирует воспоминания для выработки поведения. Согласно теории, предложенной современными учеными, работающими в рамках НЛП, различают три типа людей с различными репрезентативными системами:

  1. Визуалы - при обработке информации они сразу превращают слуховые и прочие сигналы в зрительные образы, которые впоследствии запоминают; такие люди в речи часто использует весьма характерные зрительные метафоры;
  2. Аудиалы - кодируют информацию в виде звуков; используют много слуховых метафор;
  3. Кинестетики - то люди, все события, переводящие на язык телесных ощущений, вкуса, осязания и обоняния; информацию хранят преимущественно в виде тактильных ощущений; [1].

Наше сознание кодирует изученный материал в том же виде, в котором он был изучен. Извлечение этой информации из памяти осуществляется посредством той же репрезентативной системы.

Конечно, при хранении и кодировании большинства воспоминаний и любой другой информации используется не одна сенсорная модальность, а больше. В НЛП выделяется, главным образом, три репрезентативных системы: визуальная, аудиальная и кинестетическая (VAK) [1].

Если частью воспоминания будет являться запах или вкус, разум будет использовать и его. Однако эти две модальности играют менее значительную роль. Термин репрезентативная система возник из того факта, что репрезентация информации осуществляется в основном визуальным, аудиальным и кинестетическим образом. По достижении взрослого возраста большинство людей начинают отдавать предпочтение какой-то одной репрезентативной системе. Около 60 % людей обрабатывают информацию визуально [1].

Одной из прагматических целей готических романов, по нашему мнению, является осуществление воздействия на читателя с целью пробуждения определенных эмоций, в частности страха. Следовательно, автор должен использовать все три основные репрезентативные системы. Если же автор кодирует большую часть информации в основном визуально, то вероятно, (бессознательно) использует визуальную терминологию; это означает, что она будет соответствовать или подходить для 40-60% читающей аудитории. Этим можно объяснить предпочтение читателем того или иного автора или литературного жанра.

Речь человека, устная или письменная, отражает, какой репрезентативной системой он пользуется. НЛП постулирует, что фразы, используемые человеком для описания событий, являются не только метафорами, но и дают буквальное описание того, что происходит в мозге данного человека при кодировании и репрезентации информации. Такие слова или фразы называются предикатами. Соответственно, если мы прислушаемся к специфическим предикатам или описывающим процесс словами (в основном это глаголы, прилагательные и наречия), которые использует человек, мы сможем узнать его основную репрезентативную систему. Таким образом, эти предикаты являются языковыми ключами (лингвистическими маркерами) внутренней обработки человеком информации (репрезентативных систем). Соответственно, наоборот, используя в речи предикаты, свойственные той или иной репрезентативной системе, повышается вероятность более глубокого воздействия на человека, имеющего данную систему. «Присоединение к предикатам — это простой, но совершенный способ установления прочного раппорта. Более того, излюбленные слова, описывающие процессы, имеют такой глубокий смысл в реальности человека, что когда мы возвращаем ему эти слова, они немедленно проскальзывают в его сознание. Иначе говоря, человек не будет вынужден переводить ваши слова в свои и не отметит для себя бессмысленность вашей речи.» [1] Иными словами, предикаты нацелены на оказание более глубокого воздействия на человека, пробуждая его ассоциации и личный опыт.

Б. Боденхаммер и М. Холл [1] составили список наиболее употребляемых предикатов для каждой репрезентативной системы. В готических романах наиболее частотными являются следующие предикаты, чаще всего используемые при описании, передачи состоянии страха, а так же для создания атмосферы страха (описание природы, элементов окружающей действительности и действий либо героев романа, либо других сил):

Визуальная система: dark, appear, large, loose, vivid, flash, look, see, obscure, pale;

Аудиальная система: shout, scream, cry, listen, announce, catching each sound, voice, whisper, hearer, echo, murmur, silence, mumble,;

Кинестетическая система: tremble, feel, cold, crumble, overcame, close around, chill, fill, feelings, sharp;

Сама же эмоция «страх» ffiear») чаще всего встречается в паре с глаголами to fill, to feel, а так же с существительным feelings , эти лексические единицы можно отнести к кинестетическим предикатам. Например:

to fill smb. with fear\dread - наполнять страхом:

These feelings are transitory; each day of expectation delayed fills them with fear, and I almost dread a mutiny caused by this despair... [2,87]

I now made arrangements for my journey, but one feeling haunted me which filled me with fear and agitation. [2,59]

The thought made him faint with amazement. Then came another that filled him with anger and fear: the only one with a view of that great red blanket was insane. [3 ,757]

It was only a symbol, but it filled him with vague spiritual dread... [5 , 82]

  1. описание состояние героя (чувство страха или чувства, приближенного к нему):

The drumbeat was slowing, becoming an ugly cadence that made the alien feeling offear a fist against my throat. [6,82]

I was feeling more fear of him at this moment than ever during the earlier battles and arguments, and I hate those who make me feel fear, those who know things that I need to know, who have that power over me. [6,98]

... walking up and down in the greatest agitation, listening attentively, catching and fearing each sound as if it were to announce the approach of the demoniacal corpse to which I had so miserably given life... [2,22] - в данном контексте можно выделить только аудиальные предикаты: listen, announce, catching and fearing each sound.

It was dark when I awoke; I felt cold also, and half frightened, as it were, instinctively, finding myself so desolate. [2 ,38] - Здесь можно выделить предикаты, относящиеся к двум репрезентативным системам: в первой части предложения: dark - визуальная система; вторая часть предложения - feel, cold - кинестетические предикаты. Проснувшись, герой, первым делом, воспринимает окружающий мир визуально, не увидев ничего, кроме тьмы, а затем, почувствовав холод, наступила естественная реакция - испуг.

But the dark dread, the "malady of mortality," was with me a lot when the cold weather came on... [ 6 , 27] - в данном случае снова визуальным предикат dark находится в паре с кинестетическим предикатом cold.

создание атмосферы страха (описание природы или элементов окружающей действительности):

Наиболее частыми визуальными предикатами для создания атмосферы страха являются лексемы dark и darkness, в некоторых случаях используемые с различными определяющими словами: impenetrable darkness (непроницаемая тьма), dense and frightful darkness (плотная и пугающая темнота), pitchy darkness (смоляная тьма), total darkness\ full darkness (полная темнота), utter darkness (абсолютная тьма), mediaeval darkness (средневековая тьма), red darkness (красная тьма).

We, however, lay to until the morning, fearing to encounter in the dark those large loose masses which float about after the breaking up of the ice. I profited of this time to rest for a few hours... [2 , 45] - в данном контексте используются визуальные предикаты: dark, large, loose.

Yet, as I drew nearer home, grief and fear again overcame me. Night also closed around; and when I could hardly see the dark mountains, I felt still more gloomily... [2 , 67]- здесь визуальные предикаты сочетаются с кинестетическими: overcame, close around, feel - относятся к репрезентативной системе кинестетика, в то время как предикаты see, dark, gloomily - являются предикатами визуальной репрезентативной системы.

The mulatto still hesitated, and pushed against the door when Willett attempted to open it; but the doctor merely raised his voice and renewed his demands. Then there came from the dark interior a husky whisper which somehow chilled the hearer through and through though he did not know why he feared it... [5 , 45] - в этом контексте прослеживается наличие предикатов всех трех репрезентативных систем: аудиальные предикаты voice, whisper, hearer; визуальный предикат dark и кинестетический предикат chill.

Around те in the dark, I could feel creatures moving. I could smell the shattered, crumbling skeleton on which I lay. I could smell the earth, too, and feel dampness and the harshness of the cold... [ 6 , 46] - здесь, в отличие от предыдущего примера, имеются предикаты только визуальной (dark) и кинестетической (feel, crumble, cold) репрезентативных систем.

Far, far below lay the dark cusp of a hill, overgrown with trees that appeared to shimmer in the faint light of the stars... [6 , 34] - данное предложение является одним из наиболее ярких примеров воздействия на визуальную репрезентативную систему, так как здесь задействованы только визуальные предикаты и читатель может с легкостью «нарисовать» себе окружающий главного героя пейзаж.

In a few minutes after, I heard the creaking of my door, as if some one endeavoured to open it softly. trembled from head to foot; I felt a presentiment of who it was and wished to rouse one of the peasants who dwelt in a cottage not far from mine; but I was overcome by the sensation of helplessness, so often felt in frightful dreams, when you in vain endeavour to fly from an impending danger, and was rooted to the spot. В данном контексте нагнетание обстановки осуществляется с помощью сравнения чувств главного героя в реальности и во сне, а точнее в кошмарах, когда перед лицом нависшей опасности (impending danger) невозможно сделать ни шагу (rooted to the spot). Здесь предается не только состояние страха (I trembled from head to foot), но и еще состояние беспомощности, страх которой заложен в человека природой.

Следующий пример передает не только красочное описание окружающей действительности, но и состояние главного героя, соответствующее сложившимся обстоятельствам и общей атмосфере:

I rushed towards her and embraced her with ardour, but the deadly languor and coldness of the limbs told me that what I now held in my arms had ceased to be the Elizabeth whom I had loved and cherished. The murderous mark of the fiend's grasp was on her neck, and the breath had ceased to issue from her lips. While I still hung over her in the agony of despair, I happened to look up. The windows of the room had before been darkened, and I felt a kind of panic on seeing the pale yellow light of the moon illuminate the chamber...\2 , 67] Этот контекст призван передать весь ужас происходящего, заставить читателя ощутить горе и отчаяние главного героя. В начале контекста нет прямого указания на то, что Элизабет мертва, но, используя такой кинестетический предикат как coldness и лексему, относящуюся к депрессивной, deadly читатель может без труда понять к чему ведет М. Шелли. Состояние героя (agony of despair, kind of panic, sensation of horror not to be described) перекликается с внешней действительностью (darkened, pale yellow light of the moon illuminate the chamber) и раскрывает нам страх перед неизбежным: перед смертью, но не естественной, а насильственной и, более того, смерть близкого человека.

An awful silence reigned throughout those subterraneous regions, except now and then some blasts of wind that shook the doors she had passed, and which, grating on the rusty hinges, were re-echoed through that long labyrinth of darkness. Every murmur struck her with new terror; yet more she dreaded to hear the wrathful voice of Manfred urging his domestics to pursue her. [4 , 8] Описание классического замка, характерного для готического романа, где преобладают аудиальные предикаты для создания атмосферы страха и нагнетания обстановки.

Еще одно описание замка можно найти у С. Кинга:

The castle beyond the inner courtyard (and the caged river which here served as a moat) was indeed of dark red stone blocks that had darkened to near-black over the years. Towers and turrets burst upward from the castle proper, swelling in a way that hurt the eye and seemed to defy gravity. [3 , 600] В этом примере сделан акцент на визуальных предикатах. Количество предикатов и размер контекста существенно отличается от предыдущего примера, по-нашему мнению, это можно объяснить тем, что Dark Tower Стивена Кинга является романом лишь с элементами готики, в то время как Castle of Otranto Горация Уолпола относится к классическим готическим романам.

описание природных явлений. Для создания атмосферы страха и нагнетания обстановки так же используются описания различных природных явлений: шторм, ветер, раскаты грома и так далее. В подобных контекстах встречаются различные предикаты, причем для описания определенного явления используется определенный набор предикатов: например, при описании грома акцент делается на его звуковые характеристики с качественным определением: It advanced from behind the mountains of Jura, and the thunder burst at once with frightful loudness from various quarters of the heavens. [2 , 12]

Еще один пример подобного описания природного явления с элементами присутствия неких потусторонних, сверхъестественных сил встречается в романе Говарда Лаф крафта The Case of Charles Dexter Ward:

One night about midnight, as Charles was chanting a ritual whose weird cadence echoed unpleasantly through the house below, there came a sudden gust of chill wind from the bay, and a faint, obscure trembling of the earth which everyone in the neighbourhood noted. At the same time the cat exhibited phenomenal traces of fright, while dogs bayed for as much as a mile around. This was the prelude to a sharp thunderstorm, anomalous for the season, which brought with it such a crash that Mr. and Mrs. Ward believed the house had been struck. [5 , 42] Этот контекст интересен тем, что помимо депрессивной лексики, входящей в понятийное поле Fear, здесь присутствуют предикаты всех трех репрезентативных систем: аудиальной (echo, mumble), визуальной (obscure, flash, pale, look, see) и кинестетической (chill, sharp, tremble).

Использование предикатов трех главных репрезентативных систем дает больше шансов оказать глубокое влияние на любого читателя, сосредоточение предикатов в сочетании с депрессивной лексикой, по-нашему мнению, является одним из наиболее сильных средств передачи атмосферы страха, оказания влияния на читателя с целью спровоцировать состояние страха. Кинестетические предикаты используются по большей части для описания чувств героев, передачи их психологического состояния; аудиальные же предикаты, как и визуальные, используются для описания физического состояния героя и внешних факторов, то есть для создания общей гнетущей обстановки, атмосферы страха.

Таким образом, можно заключить следующее: являясь одной из особенностей готических романов, оказание воздействия на читателя с целью вызвать состояние страха осуществляется на все три основные репрезентативные системы в практическим равном соотношении с помощью соответствующих предикатов в сочетании с лексическими единицами с семой страх и депрессивной лексикой.

 

Литература:

  1. Боденхамер Б.Холл М. Учебник магии НЛП. - M.: Олма-пресс. 2003. - 269 с.
  2. Shelley М. Frankenstein, or the Modem Prometheus.- Новосибирск,- Сибирское университетское издательство, 2007. - 270 с.;
  3. King S. The dark tower VII: the Dark Tower. - Donald M.: - Grant, publisher, inc., 2004. - 857 c. ;
  4. Walpole H. The Castle of Otranto. - James Ballentupe & comp.. 1811.- 72 c.;
  5. Lovecraft H.P. The Case of Charles Dexter Ward. - New York.: Del Rev, 1987. - 129 c.;
  6. Rice A. The Vampire Lestat. - Ballantine Books, 2006. - 496 c.
Год: 2014
Категория: Филология