Запрет на совершение сделки завещания в электронном виде по законодательству Республики Казахстан: проблемы и пути их решения

Статья посвящена рассмотрению вопросов, связанных с совершением завещания в электронном виде по гражданскому законодательству Республики Казахстан. Автором представлена общая характери­стика составления завещания по законодательству Республики Казахстан. Особое внимание удалено опыту зарубежных стран, который демонстрирует правовое закрепление завещания в электронном виде, а также на сложности, которые возникают при их реализации (в особенности аспекты, связанные с хранением такого завещания и идентификацией лица, которое его составило). Кроме того, дан ана­лиз правоприменительной практики по данному вопросу и применению правила о безвредной ошибке странами англо-саксонской правовой семьи. В ходе исследования выявлены положительные и отрица­тельные стороны совершения завещания в электронном виде. Однако проведенное исследование по­зволяет обосновать нецелесообразность разрешения на правовом уровне составления завещания в электронном виде, поэтому предложена редакция положения, которая бы устанавливала прямой за­прет в гражданском законодательстве Республики Казахстан на данное действие. Данное предложение обосновано наличием достаточно серьезных трудностей на практике, связанных с правовой и техни­ческой стороной электронного завещания, а также тем, что легализация совершения завещания в электронном виде может способствовать учащению случаев злоупотреблений субъектами граждан­ского права своими правами, а также мошенничеству и киберпреступности. Представляется, что вы­воды, сделанные автором в ходе настоящего исследования, могут быть взяты за основу при разработ­ке и внедрении изменений и поправок в действующее законодательство.

Введение

Нынешний век принято называть веком цифровизации. Во все сферы общественных отношений внедряются различные средства, направленные на их автоматизацию. Исключением не является и область гражданского права, в котором активно начинают функционировать электронные средства связи, с помощью которых заключаются различные сделки. Особый интерес вызывает такая сделка, как завещание, и возможность его совершения в электронном виде. Следует сразу отметить, что за­конодатель не дает однозначного ответа на данный вопрос, а в научной среде активно разразилась дискуссия среди ученых. В связи с этим представляется актуальным исследовать обозначенную про­блематику с позиции правового регулирования, практики правоприменения и доктринальных трудов.

Выбранная тема для исследования является достаточно популярной среди цивилистов, поэтому была предметом многочисленных исследований. Однако не все вопросы в полной мере остаются ли­шенными дискуссионности.

В качестве проблемы исследования можно обозначить несовершенство правового регулирования вопросов, связанных с запретом на совершение завещания в электронном виде по законодательству Республики Казахстан.

Объектом исследования являются общественные отношения в сфере совершения завещания в электронном виде. Предметом исследования является законодательство Республики Казахстан, а также некоторых зарубежных стран по вопросу совершения завещания в электронном виде. Целью является комплексный анализ правового регулирования совершения завещания в электронном виде, а также выявление проблем по вопросам темы исследования и предложение путей их решения.

Структурно научная статья представлена введением, общей частью, которая состоит из общей характеристики совершения завещания в электронном виде, а также проблем, возникающих в данной сфере, и предложение путей их решения, и завершается исследование краткими выводами.

Методы и материалы

В ходе работы использованы общенаучные методы логического анализа, индукции и дедукции, анализа и синтеза. В ходе исследования применялись также частные методы: системный, функцио­нальный, сравнительно-правовой и формально-юридический. Кроме того, используется диалектиче­ский, который позволяет более точно отразить действительность. Данный метод помогает нам сфор­мулировать определенные проблемы, найти пути решения, оценить достоинства и недостатки данных решений и выбрать самый подходящий вариант решения данной проблемы. 

Необходимо отметить, что сравнительно-правовой метод помогает нам в решении данной про­блемы путем принятия опыта зарубежных стран, так как имеется уже готовая модель, известны не­достатки и достоинства, следовательно, она может также применяться с учетом законодательства и в Республике Казахстан.

Результаты

Одним из основных аспектов действительности завещания является составление документа по установленной форме. Правовым системам мира известны различные формы завещаний, что под­тверждает законодательные установления требований к форме завещания, имеющей своей целью максимально отразить реальную волю завещателя, не допуская разглашения тайны завещания. В свя­зи с чем в науке гражданского права обсуждается вопрос о введении новых форм завещания. Наслед­ственное право является развивающейся подотраслью гражданского права, и поэтому все новшества и изменения подвергаются критическому обсуждению среди юристов-практиков, нотариусов, вызы­вают неоднозначные суждения в научном сообществе.

Современное развитие информационных технологий, электронного документооборота не обош­ло вниманием и деятельность нотариусов. В частности, нововведением можно признать новую форму завещания — электронную. Указанная форма может быть востребована среди лиц, неспособных са­мостоятельно составить завещание. Кроме того, в некоторых случаях она способствовала бы мобиль­ному обмену информацией между нотариусами, упорядочению ведения реестра, экономии средств. Однако фактически она имеет ряд недостатков. Главное, что легальное признание возможности со­ставления завещания в электронном виде будет способствовать злоупотреблениям со стороны граж­дан своими правами.

Обсуждение

Если обратиться к гражданскому законодательству Республики Казахстан, то можно заметить, что законодатель указывает на односторонний характер завещания. При этом в п. 1–1 ст. 152 Граж­данского кодекса Республики Казахстан (далее — ГК РК) [1] обозначается, что письменная форма сделки совершается на бумажном носителе или в электронной форме. Из комплексного анализа дан­ного положения можно сделать вывод о том, что законодатель позволяет составить завещание в элек­тронном виде и оно будет признаваться действительным, поскольку форма сделки будет соблюдена и фактически не противоречит требованиям закона.

Легального определения понятия «электронное завещание» в законодательстве нет. В связи с этим данная дефиниция остается, не в полной мере раскрытой и в научной среде, поскольку ученые предлагают свои определения, которые могут расходиться и противоречить друг другу.

На наш взгляд, под электронным завещанием следует понимать сделку, оформленную посредст­вом сети Интернет, подписанную завещателем электронной подписью и удостоверенную в электрон­ной форме нотариусом. Вместе с тем даже такое определение нельзя назвать исчерпывающим, по­скольку электронное завещание имеет ряд нюансов. В первую очередь, его специфика выражается в той форме, которой он составляется и заверяется, а в данном случае в качестве таковой выступает электронная.

Электронное завещание наметило свою тенденцию в развитии гражданского законодательства многих стран, поскольку такая форма завещания уже имеет практику правоприменения в ряде евро­пейских стран. Именно поэтому на сегодняшний день электронному завещанию учеными уделяется пристальное внимание [2; 29].

Для того, чтобы наглядно обозначить проблематику, которая будет возникать, если законода­тельством будет предусмотрена возможность составления завещания в электронном виде, рассмот­рим, в целом, особенности удостоверения завещания на практике. Так, в соответствии с законода­тельством для удостоверения завещания нотариус должен совершить ряд юридически значимых дей­ствий, прежде всего установить личность заявителя, определить наличие дееспособности и отсутст­вие существующих завещаний.

Перед нотариусом стоит первоочередной вопрос об оценке дееспособности завещателя. При ра­боте с клиентом нотариус должен сделать вывод о его психическом и нравственном здоровье, осно­вываясь на собственном мнении, сложившемся в результате формальной беседы из ряда стандартных вопросов. При этом он имеет право запрашивать у каждого заявителя справку о психическом или фи­зическом здоровье, поскольку данные сведения являются тайной, охраняемой законом, и раскрыва­ются в особых случаях. В случае удостоверения заявления недееспособного лица нотариус нарушает законодательство и несет за это предусмотренную ответственность. Поэтому прежде нотариусы на­ходились в заведомо невыгодном положении [3; 29].

После установления личности и проверки документов нотариус решает вопрос о том, какой вид завещания предполагает составить заявитель. По общему правилу составляется простое завещание, в рамках которого нотариусу становится известно его содержимое: он обязан хранить тайну завещания и не вправе сообщать эту информацию иным лицам до открытия наследства.

Кроме того, возможно также удостоверение должностными лицами завещаний и доверенностей, приравниваемых к нотариально удостоверенным. Однако на практике возникает масса проблем, по­скольку лица, осуществляющие удостоверение, не всегда могут оценить документ и его содержание на предмет соответствия закону. Зачастую удостоверяющую подпись ставят лица, не наделенные полномочиями, либо нарушают форму составления документа, к примеру, некорректно ставят дату или место составления [4; 848].

Одним из важнейших требований к форме завещания независимо от его вида и способа удосто­верения является наличие собственноручной подписи наследодателя.

В случаях, когда завещатель, ввиду своих физиологических особенностей (например, из-за от­сутствия части руки, наличия особых заболеваний) либо неграмотности не может самостоятельно подписать документ, то за него подписывает рукоприкладчик, которым является лицо, выполняющее от имени наследодателя действие, связанное с правильным оформлением завещания. При этом в удо­стоверительной надписи нотариуса указываются причина, подтверждающая невозможность подпи­сать завещание самим наследодателем, а также фамилия, имя, отчество и место жительства рукопри­кладчика в соответствии с документом, удостоверяющим его личность.

Как справедливо указывают ряд авторов, гражданину при составлении завещания должны быть гарантированы свобода для выражения и удостоверения его последней воли, зафиксированной в мак­симально возможной степени, и обеспечение тайны завещания до наступления соответствующего события [3; 29]. Однако будет ли этому способствовать завещание, составленное в электронном виде, или же оно, наоборот, создаст правовую основу для злоупотреблений — спорный вопрос. Обратимся к практике зарубежных стран.

Правовым системам мира известны разные формы завещаний и установлено общее требование — письменная форма. В ряде зарубежных стран — КНР, Израиле, Венгрии, Польше, Швейцарии, Германии, в некоторых штатах США — в качестве исключения допускается составление устного за­вещания.

Однако в ряде зарубежных стран имеется опыт и составления завещания в электронном виде. К примеру, такая норма установлена, например, ст. 17 Закона Китая «О наследовании», согласно ко­торой, помимо устной формы завещания, в чрезвычайных условиях и в присутствии двух и более свидетелей допускается составление завещания в форме аудиозаписи [5; 209].

Первоочередной проблемой электронной формы завещания выступает рост совершения различ­ных мошеннических действий с такими завещаниями. Иными словами, речь идет о киберпреступле­ниях, которые во всех странах мира с переходом на электронный документооборот набирают стреми­тельное развитие. Об этом, в частности, свидетельствует и практика правоприменения, которая име­ется в зарубежных странах. Так, шведский суд апелляционной инстанции отменил решение районно­го суда, который не принял во внимание доводы заявителя о допустимости в качестве доказательства СМС-сообщений, разосланных самоубийцей членам семьи и друзьям, в которых детально описыва­лось имущество, которое подлежало наследованию каждым из них. В апелляционном суде один из экспертов в сфере наследования пояснил, что завещание могло бы быть признано недействительным, если бы гражданин составил письменное завещание. Судебный прецедент явился основанием для пе­ресмотра наследственного права в Швеции [6; 26].

Особый интерес при отсутствии должного правового регулирования электронного завещания в зарубежных странах выступает возможность применения судами правила о безвредной ошибке. По смыслу такого правила завещание признается судом действительным, даже в случае, когда форма его составления не соблюдена [7; 42]. Например, согласно официальному Комментарию к § 2–503 Еди­нообразного наследственного кодекса США (Uniform Probate Code), для этого необходимо наличие «ясных и убедительных доказательств» того, что умерший намеревался использовать соответствую­щий документ в качестве завещания.

Правило безвредной ошибки получило активное практическое воплощение и в практике австра­лийского суда. В одном из дел завещание было сделано посредством набора текстовой записи, сде­ланной завещателем на смартфоне. В данной записи лицо указало перед смертью имущество, кото­рым хочет распорядиться и указал душеприказчика. При этом в тексте было прямо указано на то, что такая запись выступает завещанием. Аналогичная практика имела место быть и в США. Завещатель, зная о своей приближающейся смерти, продиктовал родственникам свои слова, которые были на­правлены на распоряжение своим имуществом и выступали в качестве завещания. Данные слова бы­ли зафиксированы на планшетном компьютере и подписаны им с помощью стилуса (электронной ручки), а затем удостоверены его братьями в качестве свидетелей. Еще одним примером будет заве­щание, которое было оформлено в текстовом формате на компьютере. Содержательный аспект заве­щания выражался в имуществе, которым хочет распорядиться завещатель, а также сделана подпись в виде имени. Суд признал данный документ завещанием на основании показания свидетелей, а также проведенной экспертизы, которая показала, что завещатель перед своей смертью открывал данный документ [7; 42].

Вместе с тем на практике не всегда все так просто, зачастую возникают проблемы, связанные с применением судами правила о безвредной ошибке относительно электронных завещаний. Так, во- первых, споры о признании действительности таких завещаний занимают достаточно продолжитель­ное время, поскольку, как правило, это связано с проведением различных экспертиз, позволяющих установить истинную волю завещателя, а также идентифицировать лицо, которое его составляло. Во- вторых, бывают случаи, когда лицо, составившее завещание, покончило жизнь самоубийством. В та­ком случае суду необходимости разрешать вопрос о дееспособности такого завещателя.

Таким образом, зарубежные страны, относящиеся к англо-саксонской правовой семье, при не­достаточном правовом регулировании вопросов, связанных с электронным завещанием, руково­дствуются правилом о безвредной ошибке. Однако это не всегда эффективно и использование такой меры восполнения правового пробела имеет свои недостатки.

О том, что рассмотренное правило является временной мерой указывает и активная разработка в США закона, который бы урегулировал сферу электронных завещаний. Для разрешения данного во­проса был создан специальный орган, который в 2018 г. опубликовал на обсуждение такой законо­проект. Однако он до сих пор принят не был [7; 43].

Вместе с тем следует отметить, что в отдельных штатах США уже действуют специальные зако­ны, которые посвящены основным вопросам, связанным с электронными завещаниями. Примером будет выступать штат Невада, который начал разработку такого закона еще с 2006 г., однако принят он был только в 2017 г. В Законе указывается, что электронное завещание должно храниться в виде электронной записи, содержащей дату составления завещания, электронную подпись завещателя и один из следующих элементов: аутентификационную характеристику завещателя либо электронную подпись нотариуса или электронные подписи двух или более свидетелей. Кроме того, закон преду­сматривает возможность дистанционного свидетельствования завещания, когда свидетель вправе за­свидетельствовать его из любого места, вне зависимости от местонахождения завещателя [7; 43].

Специальное правовое регулирование электронных завещаний имеет место быть и в штате Ари­зона с 2019 г. Особенностью будет то, что электронные завещания проходят проверку по специаль­ной технической программе, которая позволяет отследить любое изменение, вносимое в такое заве­щание. Однако такая программа до сих пор не была выпущена. По мнению американских специали­стов, в качестве такого средства могла бы выступать платформа, основанная на блокчейн, поскольку она позволяет с высокой достоверностью отследить изменения, вносимые в электронные документы, идентифицировать личность, которая составляла тот или иной договор (сделку) [8; 292].

Таким образом, мы можем заметить, что в зарубежных странах законодатель стремится урегули­ровать общественные отношения, возникающие в связи с составлением электронного завещания. При этом идет разработка не только правовых положений, но и технических средств, которые позволят избежать мошеннических действий, связанных с такими завещаниями.

Нельзя не отметить, что в зарубежной практике идет активная популяризация электронной фор­мы завещания, ее признание и внедрение, однако существуют достаточно значимые проблемы в практической реализации. В первую очередь, они связаны с недостаточным правовым регулировани­ем или в принципе его отсутствием применительно к электронным завещаниям. Кроме того, необхо­димо разрешить и техническую составляющую электронных завещаний. В данном аспекте важно подчеркнуть на сложности идентификации лица, которое составило завещание, а также отследить изменения, вносимые в текст сделки. При этом должны быть соблюдены и все условия действитель­ности сделки, которые предъявляются законом. В таком случае встает вопрос о том, как понять ис­тинная воля лица выражена в завещании или же оно было составлено под давлением третьих лиц? При наличии таких вопросов следует усомниться, и в целом, в целесообразности внедрения и при­знания завещания, которое составлено в электронной форме.

Следует отметить, что такая практика признается не во всех странах. К примеру обратимся к Германскому гражданскому уложению. Законодатель прямо указывает на заключение той или иной сделки в письменной форме и отрицает электронную (например, ст. 623, 761, 780, 781). При этом речь в данном случае идет о всех сделках, не только о завещании [9].

На наш взгляд, в ГК РК следует признать на уровне законодательства запрет на составление за­вещания в электронном виде. Так, это вызвано тем, что позаимствовать опыт англо-саксонских стран не представляется целесообразным, поскольку в Республике Казахстан правоприменительная прак­тика не имеет такого значения, как в указанных странах, поэтому мы не можем применять к таким правоотношениям правило о безвредной ошибке. Кроме того, легализация совершения завещания в электронном виде будет способствовать только росту мошеннических действий и нарушению прав субъектов наследственного права. Нельзя не отметить и в целом недоработанность правового регули­рования в аспекте сделок в электронном виде. В связи с тем, что мы не имеем даже общих содержа­тельных положений в законодательстве по электронному виду сделок, то нельзя говорить и о воз­можности совершения завещания в электронном виде, поскольку это вызовет только массу проблем в практике правоприменения.

Выводы

В итоге мы можем отметить следующее. Электронное завещание фактически представляет собой оформление распоряжения посредством сети Интернет, в котором выражается воля завещателя и ука­зывается лицо, которому завещается то или иное имущество. На первый взгляд, это выглядит доста­точно удобно и просто, однако на практике это может привести к достаточно большому количеству проблем, которые будут выражаться в злоупотреблениях субъектами гражданского права своими правами, а также могут участиться случаи мошенничества.

Кроме того, документ должен быть составлен полностью дееспособным гражданином, а в инте­рактивном режиме определить его состояние практически невозможно. Кроме того, в соответствии с законодательством завещательное распоряжение является свободным волеизъявлением, и в этом слу­чае виртуальный режим не гарантирует соблюдения прав граждан. Электронное завещание также должно составляться самостоятельно и подписываться собственноручно, но современная киберпре­ступность может взломать любые личные данные. Таким образом, идея официального оформления последней воли в Сети пока не имеет практического применения. Возможно, появление новых техно­логий позволит решить эту проблему.

Другим моментом рассматриваемого завещания является порядок принятия имущества, которое указано в таком завещании, что для электронного вида тоже практически неприемлемо с точки зре­ния действующего законодательства. Вступить в права на имущество могут лица, указанные в заве­щании, — или те, кому это право предоставлено по закону.

Достаточно значимой проблемой является идентификация лица, которое составило завещание. Как уже нами было сказано, составление завещания является односторонней сделкой, а в электрон­ном виде с использованием ЭЦП или альтернативными подписями не представляется возможным установить волю лица, которое оставило завещание, поскольку без подтверждающих доказательств практически это невозможно установить.

На наш взгляд, представляется целесообразным установить в Гражданском кодексе РК запрет на совершение сделки завещания в электронном виде.

В связи с этим, в п. 2 ст. 1050 ГК РК требуется внесение нового подпункта со следующим со­держанием: «3) совершение завещания в электронном виде запрещено».

 

Список литературы

  • Гражданский кодекс Республики Казахстан. (Общая часть) от 27.12. 1994 г. № 268-ХIII (с изм. и доп. по состоянию на 01.07.2021 г.). [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://adilet.zan.kz/kaz/docs/K940001000_ (дата доступа 25.08.2021).
  • Горина Н.В. Электронное завещание — миф или реальность / Н.В. Горина, Н.Н. Герасимова // Нотариус. — 2021. — № 1. — С. 28–32.
  • Михайлова А.С. К вопросу об отдельных аспектах применения электронных технологий в процессе удостоверения завещаний / А.С. Михайлова // Нотариус. — 2020. — № 7. — С. 28–31.
  • Попова Ю.А. Завещание в чрезвычайных обстоятельствах: вопросы теории и практики / Ю.А. Попова // Научный журн. Кубан. гос. ун-та. — 2015. — № 109. — С. 848–865.
  • Garb, J. Wood. International Succession / L. Garb, J. Wood. — London: Oxford University Press, — 2015. — 816 p.
  • Zatucki M. Testamentary Succession, New Technologies and Recodification: On the Research that Needs to Be Conducted // Societas Et Iurisprudentia. — 2014. 2, No. 2. — P. 19–34.
  • Яценко Т.С. Проблемы правового регулирования электронных завещаний в зарубежных странах / Т.С. Яценко // Но­тариус. — 2019. — № 7. — С. 42–44.
  • Crawford B.J. Wills Formalities in the Twenty-First Century // Wisconsin Law Review. — 2019. — 269–294.
  • Германское гражданское уложение. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://oceanlaw.ru/wp- content/uploads/2018/02/1900-Гражданское-уложение-1.pdf (дата доступа: 25.08.2021).
Год: 2021
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция