Тенденции развития института государственной службы: Казахстан и лучшие мировые практики

От уровня профессионализма государственного аппарата зависят процесс развития любого государст­ва и эффективность выполнения стратегических целей государства. Актуализация модернизации сис­темы государственного управления и государственной службы обусловлена современной ситуацией — в период пандемии коронавирусной инфекции ярко проявилась неспособность системы государст­венного управления мобилизовать имеющиеся ресурсы для защиты права граждан на охрану здоро­вья, прав медицинских работников. Неспособность правительства обеспечить своевременное реагиро­вание на вызовы и угрозы путем создания подзаконных нормативных актов во исполнение законода­тельных актов привела к негативным результатам; правовой нигилизм государственного аппарата по­влек за собой необратимые для государства и общества потери человеческих жизней. В статье на ос­нове лучших мировых практик государственной службы рассмотрены проблемы реформирования го­сударственной службы Республики Казахстан. Авторы статьи актуализируют необходимость выбора эффективной и справедливой модели государственного управления, которая должна быть адекватной запросам общества, с учетом вызовов времени качественно оказывать государственные услуги насе­лению с использованием современных технологий. Основу кардинальной переориентации всей дея­тельности государственных органов должен представить переход от общего урегулирования общест­венных отношений в сфере государственного управления к качественному оказанию государственных услуг населению по образу и подобию британской, сингапурской и других лучших мировых практик государственной службы. Модернизация законодательства о государственной службе должна отра­зить принципы стабильности кадров, каскадирования стратегических документов до каждого служа­щего и справедливой оценки и стимулирования профессиональных достижений сотрудников.

Введение

В Послании Главы государства К.-Ж. Токаева народу Казахстана от 2 сентября 2019 г. одним из ключевых приоритетов выделено создание современного эффективного государства [1]. Разрешение таких задач, как повышение рейтинга государства на международной арене, умение государственной власти держать руку на пульсе социальных проблем граждан, «слышать» их насущные вопросы, ее способность обеспечивать решение проблем граждан, оказание государственных услуг обществу на должном уровне, прямо зависит от эффективности государственного управления, качества работы государственных служащих. В современный период актуализируется необходимость модернизации государственного управления и государственной службы, требуется серьезный подход к глобальным изменениям и вызовам в данной сфере общественных отношений.

Государственная служба, выступая в качестве социального института, должна занимать ключе­вые позиции по повышению уровня жизни граждан, обеспечению их правового статуса, что является приоритетным направлением любого демократического, правового государства. Государственная служба как социальный институт — устойчивая, исторически сложившаяся форма организации со­вместной деятельности государственных служащих, практика социальной направленности которых нацелена на гарантирование правового статуса граждан, обеспечение достойного уровня жизни насе­ления.

Миссией служения аппарата государственных служащих является удовлетворение потребностей общества в эффективном административном государственном управлении [2].

Каждое государство нуждается в квалифицированных специалистах, отвечающих реалиям со­временных общественных отношений и способных обеспечить потребности общества и самого госу­дарства в целом. С учетом роли и места государственной службы в обществе и государстве, исследо­вание истории возникновения и развития государственной службы в нашей стране, различных аспек­тов ее построения и функционирования, динамики происходящих и будущих перемен, а также осо­бенностей государственной службы в зарубежных странах крайне важно [3, 4].

Целью статьи является ретроспективный анализ становления государственной службы Респуб­лики Казахстан на основе лучших практик государственной службы зарубежных стран.

Методы исследования

В ходе исследования были применены общенаучные теоретические методы. Основным для всей работы выступал метод познания научных и теоретических материалов. При рассмотрении истории возникновения и становления института государственной службы в Казахстане использовался метод анализа литературы; метод обобщения — при выделении исторических этапов казахстанской госу­дарственной службы; логический метод — при проведении анализа проблемных вопросов.

Обсуждение

Институт гражданской службы Великобритании: становление и развитие. В англосаксонской правовой семье понятие «государственная служба» не получило практического применения, его за­менила целая система определений. В частности, широко используется термин «гражданская служ­ба». Что касается исторической ретроспективы государственного управления в Великобритании, сле­дует, прежде всего, отметить, что прообраз современной системы гражданской службы этой страны сформирован еще в средние века — то были первоначальные основы относительно децентрализован­ной открытой модели гражданской службы.

Великобритания выделяется среди европейских стран своеобразием формы территориального устройства, а также оригинальностью системы законодательства, которая выражена отсутствием Конституции и опирается на статуты и судебные решения. Отсутствие структурированной системы права привело к тому, что в стране до сих пор отсутствуют нормативно-правовые акты, раскрываю­щие понятие «гражданская служба» и регулирующие ее деятельность, выделяющие определенный круг лиц — «слуг» государства, определяющие их права и обязанности перед государством. Под гражданской службой, согласно официальному сайту государственной службы Великобритании, по­нимается независимая система управления (секретариат служащих Ее Величества), оказывающая по­мощь Правительству по выполнению исполнительных решений в целях осуществления эффективной политики государства [4].

Кабинет министров в Великобритании был образован уже XVII в., однако существенной роли в реализации публичной власти министры не играли. Штат пополнялся за счет системы патронажа, т.е. покровительства, должности в министерствах передавались по наследству, продавались, дари­лись. Это считалось частью собственности и не было чем-то незаконным, поскольку большинство служащих являлись аристократами. Полномочия их были ограничены, вознаграждение выплачива­лось периодически, а служение Короне считалось «священной обязанностью». Таким образом, до се­редины XIX в. в Великобритании институт профессиональной государственной службы отсутство­вал, в стране не существовало института постоянной профессиональной гражданской службы, все издержки архаичной системы управления компенсировались благодаря весьма развитой модели са­моуправления на фоне господства общего права.

Начальным этапом реформы гражданской службы послужил представленный Парламенту в 1854 г. доклад Норткота-Тревельяна, где выдвигалось предложение о замене устаревшей системы патронажа на профессиональные качества, которые предлагалось устанавливать через открытые кон­курсные экзамены. Также рекомендовалось поделить служащих на два больших корпуса — техниче­ский и административный. Замещение вакансий предлагалось вводить независимо от стажа и выслу­ги лет, основываясь на личных качествах претендента. Впервые на основе принципа открытых кон­курсных экзаменов замещение вакансий было проведено в 1870 г.: корпус гражданских служащих составили 3 категории — исполнители, администраторы и клерки. Итогом этой масштабной рефор­мы, встретившей на первых порах серьезное сопротивление, стала эффективная унификация системы государственной службы, отбор служащих на основе открытых конкурсных экзаменов, что обеспечи­ло глобальное повышение профессионализма служащих [5]. Следует особо отметить высокий уро­вень конкурсного отбора: содержание программы конкурсных экзаменов основывалось на лучших методических разработках университетов Кембриджа и Оксфорда. Специфической особенностью результатов данной реформы является формирование кастового характера государственной службы. Реформа четко обозначила отличия британского варианта системы государственной службы от кон­тинентальной модели государственной службы: теперь для осуществления функций государственной службы вместо «узких» профессионалов в специальных отраслях отобраны «дженералисты» — слу­жащие с разносторонним общим гуманитарным образованием, способные выполнять широкий круг задач, не замыкаясь на узкой специализации.

Исторический опыт функционирования системы государственной службы показал свою эффек­тивность на протяжении многих десятков лет, вплоть до известного Фултонского доклада 1968 г., обосновавшего необходимость модернизации системы государственной службы, повышения в соот­ветствии с вызовами времени уровня профессионализма кадров в плане специализации и т.д. Доклад содержал около 158 рекомендаций, предполагающих профессионализацию служащих, в частности, путем создания учебных заведений, которые занимаются вопросом повышения квалификации спе­циалистов.

Хотя правительство одобрило представленные рекомендации, Фултонский доклад не повлек за собой кардинальных изменений. Значительные перемены произошли лишь в различиях между классами, которые были формально упразднены. Их заменила система «административных групп», где старшую ступень политических и административных руководителей составляли гражданские служащие, занимающие высокие административные посты. Последняя группа включала в себя ие­рархию должностей государственных служащих из семи ступеней.

Осознавая, что невозможно изменить изнутри старую систему, с начала 1980-х гг. правительст­вами Тэтчер-Мэйджора изменен подход, и функционирование государственной службы было на­правлено на рыночные отношения [4]. В 1988 г. было предложено реформирование государственной службы в программе «Улучшение управления в правительстве: следующие шаги», главной целью которой явилось становление нового способа управления. Суть способа заключалась в формировании немногочисленной команды для обслуживания министров и координации деятельности министерств. Данные министерства становились «спонсорами» новых правительственных программ, обладали полномочиями создавать новые службы в структуре министерств. Таким образом, была пересмотрена и реорганизована структура правительства на два сектора — центры формирования политики и уч­реждения, исполняющие решения. Если первый сектор сохранился как аппарат государственной службы, то учреждения, исполняющие решения, были переведены в статус квазиадминистративных неправительственных организаций (QUANGO), а также корпораций (QUANGO), осуществляющих свою деятельность по обслуживанию правительственных организаций на основе контракта. Простая структура, прозрачность деятельности новых служб отвечали запросам министерств, ответственность за результаты деятельности новых агентств была возложена на министров. Однако существует мне­ние, что «данная реформа, с одной стороны, позволила сократить численность государственных слу­жащих, объем их льгот и привилегий, повысить эффективность администрации. С другой — была разрушена целостная система правительственных кадров, подорваны престиж и привлекательность государственной службы» [6].

Новой вехой в истории британской государственной службы стало принятие в 1991 г. Граждан­ской хартии, согласно которой правительство обещало повысить качество работы гражданских служб и сориентировать их деятельность на желания потребителей. Позже для этого создали графики дос­тижения наивысших результатов, особенно в области здравоохранения и образования.

Завершающим этапом разработки централизованной службы управления Великобритании мож­но назвать формирование в 1993 г. Ведомства общественных служб и науки, руководит которым ми­нистр из состава кабинета. Данная структура насчитывает более 1,2 тысячи служащих: Ведомство состоит из отделов, в которые входят Управление по эффективности, Управление Гражданской хар­тией, три Агентства и Колледж государственной службы.

Уже в середине 1993 г. в составе новых служб, когда, кроме агентств, был задействован функ­ционал организации Гражданской хартии и Колледжа государственной службы, насчитывалось 339 тысяч служащих. В общем 84 агентства занимались социальным обеспечением, в самом большом из агентств работало 60 тысяч служащих, а в некоторых маленьких — менее 100. Несмотря на различие в функциях и составе агентств, в системе государственной службы для всех действовали единые пра­вила. По этой причине после 1993 г. 20 служб в составе более 28 тысяч служащих были представлены к конкурсу для получения ими статуса агентства, самое большое из них (судебная служба — в составе 10 тысяч чиновников) получило данный статус в апреле 1995 г.

Внедрение в государственную службу компонентов коммерциализации и приватизации через создание агентств, которые должны тестироваться «рынком», порождает в британском обществе оп­ределенные дискуссии, главными оппонентами власти выступают оппозиционные партии. Вместе с тем в обществе достигнут консенсус относительно оценки уровня парламентского контроля над правительством, который признается эффективным. Основу местного управления представляют ме­стные советы, состав которых формируется из представителей разных слоев и профессий. Набор и организация деятельности гражданских служащих осуществляется на основе контрактов, практика показывает, что многие служащие работают на своих должностях до выхода на пенсию. Высококва­лифицированные профессионалы занимают самые высокие и ответственные должности.

Работа гражданских служащих ежегодно подлежит обязательной оценке руководством. Важным ее итогом является решение о необходимости обучения в зависимости от требований служебного по­ложения.

Британская система государственной службы делает упор на усовершенствование квалификации работников как фактор непрерывного совершенствования института государственного управления. Повышение квалификации сотрудников осуществляется на системной основе, практически во всех министерствах существует подразделение менеджеров и сотрудников по подготовке и переподготов­ке специалистов в соответствующих областях, в форматах очного и заочного образования по различ­ным курсам и программам, предусмотрены льготы для «новичков» (свободные дни посещения и др.).

В местных советах решение о необходимости прохождения обучения персоналом определяет центральная учебная консультативная группа, в состав которой входят представители всех сфер и уровней власти. Местные органы власти полностью оплачивают расходы на обучение сотрудников, поскольку это признано необходимостью.

В общих чертах на сегодняшний день деятельность института гражданской службы в Велико­британии признается продуктивной на всех ее уровнях, что определяется разумностью, заложенной в него основы современной управленческой модели. Организованный контроль над деятельностью служащих всех уровней показывает высокий уровень ответственности в государственном аппарате [7; 20–22]. Политическая нейтральность, иерархичность, кастовость, несменяемость — таковы свято соблюдаемые исторические традиции в практике государственной службы Великобритании.

Вместе с тем, как отмечалось, национальное право в своих источниках не определило дефини­цию «государственная служба». Гражданская служба представляет собой деятельность структур во всех органах исполнительной власти как по вертикали, так и по горизонтали, охватывая все сферы общественных отношений.

Государственная служба Сингапура: историческая ретроспектива. Институт государственной службы Сингапура формально был образован в 1955 г., однако его исторический генезис восходит к 1819 г., ко времени основания англичанами этого государства. Согласно принципам колониальной империи новое государство унаследовало основные элементы британской модели государственной службы, источники информируют об отсутствии качественных изменений в структуре государствен­ной службы Сингапура [7; 69]. Государственная система кардинально преобразилась со сменой пер­вого режима премьер-министра Ли Куан Ю на демократический сразу после 1990 г. Изначально го­сударственная служба была малочисленной, выполняла обыденные управленческие функции, кото­рые характерны для каждой государственной службы.

Государственная служба Сингапура включает службу президента, премьер-министра, 14 мини­стерств и 26 постоянных комитетов. Количество работников-служащих министерств составляет 65 тысяч, комитетов — 49 тысяч человек.

Комитеты выступают в качестве автономных агентств государства, созданных парламентскими нормативно-правовыми актами в целях выполнения определенных функций. На них не распростра­няются привилегии министерств, но они обладают большей независимостью. Комиссия государст­венной службы не может заниматься принятием на работу и продвижением по службе в данные ко­митеты. Их счета проверяет Генеральный аудитор Сингапура.

Основу деятельности государственной службы Сингапура составляют 10 главных принципов. Меритократия как принцип, впервые введенный англичанами в 1951 г., получил широкое распро­странение лишь в 1959 г., после принятия решения о продвижении в государственной службе в зави­симости от способностей человека. Государство стало наблюдать за способными учениками с ранне­го возраста, начало поощрять их на протяжении всей их учебы путем выплаты стипендий для посту­пления в высшие учебные заведения и наиболее одаренных — для обучения за рубежом. Взамен спо­собные ученики должны были отработать свой долг работой на правительство в течение 4–6 лет, не­которым предлагали вступать в Партию народного действия (ПНД). Реформаторы того периода весь­ма талантливо разграничили политику и государственную службу, оградив их от взаимного вмеша­тельства. Конкурентоспособные зарплаты в государственном секторе — причина, по которой спо­собные работники не стремятся уходить в частный сектор. Сингапурская меритократия распростра­няется и на политических лидеров, поскольку и основу правительства составляют талантливые слу­жащие.

Государственная служба Сингапура приемлет идеал честности. Строгость законов и правил, дисциплинарных взысканий со стороны Комиссии государственной службы и Бюро по расследова­нию в отношении коррупционных правонарушений показывают эффективность в борьбе с данным негативным явлением. В 1959 г. Партия народного действия взяла последовательный курс противо­действия коррупции, вплоть до ее искоренения. Противодействие коррупции началось с решитель­ных действий по реформе законодательства для проведения эффективной антикоррупционной стра­тегии. В 1960 г. было создано Бюро по расследованию коррупционных правонарушений, в полномо­чия которого входит проверка банковских счетов, обысков и арестов в отношении подозреваемых. В этой связи Сингапур входит в число наименее коррумпированных стран.

Государственная служба не участвует в политической жизни страны. Государственные служа­щие не могут устраивать забастовки, поскольку их служба является жизненно важной. Нейтральность государственной службы Сингапура обеспечивает ее стабильность вне зависимости от политических изменений. Современная система государственной службы Сингапура непоколебимо верна принци­пам преданности служения обществу, качественного оказания услуг, неуклонного стремления к дос­тижению государственных целей.

Следует особо отметить последовательную политику государства в области подготовки кадров для государственной службы: в 1971 г., через 6 лет после обретения суверенитета, был открыт Ин­ститут по подготовке персонала государственной службы. В стране существует Институт государст­венного управления и менеджмента, который организует курсы начальной подготовки только посту­пивших на государственную службу лиц; базовый и расширенный курс по приобретению профессио­нальных навыков; программы подготовки и повышения квалификации. Институт ставит своей целью обучить служащих пяти основным навыкам: обеспечение обслуживания высочайшего качества; воз­можность управления изменениями; опыт работы с людьми; управление операциями и ресурсами; способность к самоуправлению. Консультационная группа государственной службы направляет свою деятельность на оказание помощи организациям, занятым в общественной сфере, для введения изме­нений и совершенствования работы государственной службы.

Современную государственную службу Сингапура характеризуют следующие критерии:

  • привлечение группы специалистов системного анализа для разрешения сложных проблем;
  • активное стремление к повышению продуктивности и нововведениям;
  • гибкая система оплаты труда государственных служащих;
  • высокий уровень компьютеризации, программа которой была начата в 1981 г. и закончилась в 1991 г.;
  • постоянное повышение продуктивности работы организаций;
  • назначение молодых служащих на высокие посты.

Государственная служба Сингапура пользуется доверием населения и признается одной из эф­фективнейших в Азии вследствие введения и соблюдения строгой дисциплины, настойчивости и тру­долюбия служащих, низкого уровня коррупции, приема на работу компетентных кандидатов на осно­ве принципов меритократии, отличной подготовки, высоких требований со стороны политических лидеров, постоянного стремления к совершенствованию, достижению конкретных результатов [7; 66–72].

Тенденции становления института государственной службы в Республике Казахстан. Процесс становления института государственной службы независимого Казахстана произошел в одно время с периодом обретения суверенитета и формирования основ государственного управления. Развитие системы государственного управления можно подразделить на три основных этапа.

Первый этап (1990–1993) характеризуется переходом Казахстана к самостоятельному развитию и становлению суверенной государственно-административной системы. В данный период происхо­дит централизация системы государственного управления, проводятся масштабные рыночные преоб­разования, поиск приемлемой модели организации государственной службы.

На втором этапе (1993–1995) развития системы государственного управления происходят изме­нения в политической системе общества после принятия первой Конституции Республики Казахстан 28 января 1993 г. В этот период законодательно закрепляется принцип разделения власти. В соответствии с Основным Законом государства представительные, исполнительные и судебные органы были объявлены самостоятельными ветвями власти.

Третий этап реформирования (с 1995 г. – по настоящее время) стал продолжением проводимых реформ в системе государственной службы и процесса создания сегодняшнего государственно­политического устройства Казахстана. Выделение данного периода как этапа связано с принятием действующей Конституции 30 августа 1995 г. Конституция установила Президентскую форму прав­ления, был образован двухпалатный Парламент, Президент страны наделен конституционным пол­номочием осуществлять согласование деятельности всех трех ветвей власти.

Строительство системы государственного управления было начато в 1995 г. Указ Главы госу­дарства «О государственной службе» позволил определить основные принципы иерархии государст­венных должностей, их правовой статус и установить социальные гарантии. Глобализация и совре­менные вызовы затронули актуальность повышения качества принимаемых решений, эффективность которых определяется уровнем профессионализма государственного аппарата. Закон Республики Ка­захстан «О государственной службе» 1999 г. установил новое направление в формировании эффек­тивной и профессиональной кадровой политики, системы государственной службы, отвечающей ак­туальным потребностям. Впервые в истории Казахстана государственные служащие начали класси­фицироваться на политических и административных служащих.

Следующим моментом развития государственной службы явилась Стратегия «Казахстан — 2030», установившая в качестве долгосрочного приоритета государственного развития в 1997 г. фор­мирование профессионального правительства. Стратегическим планом развития было определено 30 главных направлений внутренней и внешней политики, кадровой политики и реформирования го­сударственной службы [8].

В период дальнейшего развития страны появлялись новые задачи, которые требовали значи­тельных изменений. Новые проблемы, вызовы, возрастающие ожидания со стороны общества и цели государства привели к эволюции института государственной службы.

В Республике Казахстан в 2015 г. на уровне государственных программ было выдвинуто Пять институциональных реформ укрепления государственности для обеспечения конкурентоспособности и вхождения Казахстана в тридцадку развитых стран мира. В целях реализации данных реформ был создан План нации «100 конкретных шагов», где первые 15 шагов ставят своей задачей формирова­ние эффективного, самостоятельного, профессионального государственного аппарата как инструмен­та общественных и государственных преобразований.

Так, 23 ноября 2015 г. был принят ныне действующий Закон «О государственной службе Рес­публики Казахстан», который закрепил положения о поступлении на государственную службу РК, ее прохождение и прекращение, определил правовое положение, установил социальную защиту и мате­риальное обеспечение служащих. В 2015 г. создано Министерство по делам государственной службы, обеспечивающее деятельность и совершенствование новой модели государственной службы, осно­ванной на принципах меритократии, автономности, результативности, эффективности и ориентиро­ванности на потребителя.

Модель государственной службы Республики Казахстан характеризуется следующими чертами:

  1. Усовершенствование вопроса поступления на государственную службу путем введения трех­ступенчатой системы отбора: тестирование на знание законодательства с выдачей сертификата; оцен­ка личных качеств и компетенций с выдачей заключения; собеседование в государственном органе.
  2. Переход к карьерной модели государственной службы, где продвижение по службе предпола­гает занятие вышестоящих должностей последовательно. Обязательное условие — наличие не менее одного года опыта работы на нижестоящей должности.
  3. Карьерная модель государственной службы требует адаптации и профессионализации граж­дан, впервые поступивших на государственную службу. В связи с этим был усилен институт настав­ничества.
  4. Постепенный переход к оплате труда по результатам.
  5. Повышение профессиональной компетенции государственных служащих.
  6. Введение института уполномоченного по этике в целях соблюдения служащими этических норм и повышения профессиональной культуры.
  7. Осуществление эффективной работы антикоррупционной политики посредством Закона «О противодействии коррупции», который направлен на предупреждение и пресечение коррупцион­ных правонарушений [9].

Результаты

Опыт успешных государств указывает на роль кадровой политики в повышении конкурентоспо­собности страны. Именно от качества и эффективности государственного аппарата зависит процесс развития любого государства и выполнения стратегических целей государства. Стоит отметить, что в каждой развитой стране свои порядки, традиции, подходы, исторический опыт развития государст­венной службы. Однако схожесть заключается лишь в том, что проводимые реформы государствен­ной службы любой страны всегда были направлены на повышение компетентности и профессиона­лизма государственных служащих, обеспечение самостоятельности и независимости государствен­ной службы, снижение коррупциогенных факторов, доверия населения органам государственной вла­сти, эффективности государственного аппарата в условиях дальнейшего развития государства.

Как подчеркивает Глава государства К.-Ж.Токаев, современный Казахстан вновь нуждается в выборе эффективной и справедливой модели государственного управления, которая должна быть адекватной запросам общества. Во главу угла должна быть поставлена задача, с учетом вызовов вре­мени, качественно оказывать государственные услуги населению с использованием современных технологий [10]. Необходимость модернизации системы государственного управления и государст­венной службы обусловлена современной ситуацией — в период распространения коронавирусной инфекции ярко проявилась неспособность системы государственного управления мобилизовать имеющиеся ресурсы для защиты права граждан на охрану здоровья, прав медицинских работников. Неспособность обеспечить своевременное реагирование на вызовы и угрозы путем создания подза­конных нормативных актов во исполнение законодательных актов привела к негативным результа­там. Неумелая организация карантинных мер, «неудачные» многочисленные постановления санитар­ных врачей, необоснованные протоколы лечения, искусственно созданный дефицит лекарственных средств и изделий медицинского назначения в период вспышки инфекции в июле 2020 г. как прояв­ления правового нигилизма государственного аппарата повлекли за собой необратимые для государ­ства и общества потери человеческих жизней. Руководители профильных министерств продемонст­рировали слабое знание законодательства, регулирующего меры социальной поддержки граждан, распространяя противоречивую информацию о нормах и положениях законодательства, действующе­го в условиях чрезвычайного положения и т.д. Размытость содержания принимаемых государствен­ными органами подзаконных нормативных актов делала невозможным осуществление адекватного правоприменения.

Вместе с тем несовершенство принимаемых и применяемых в период пандемии многочислен­ных нормативных правовых актов обусловлено рядом объективных причин, связанных с оператив­ными сроками принятия актов, тенденциями распространения коронавирусной инфекции, масштаба­ми ущерба. Данное обстоятельство подчеркивает необходимость глубокого анализа сложившейся в разные периоды эпидемии (ухудшения, стабилизации, улучшения) нормативной базы, систематиза­ции правовых актов, их оценки с целью адаптации к применению в период возврата к деятельности организаций здравоохранения и общества в нормальных условиях.

Пандемия коронавирусной инфекции продемонстрировала многие изьяны государственного управления, вскрыла факты многомиллиардных хищений в сфере цифровизации, преступного без­действия ТОО СК «Фармация» по распределению лекарственных средств и изделий медицинского назначения и пр. Общество должно получить ответ на вопрос о том, какую юридическую ответствен­ность понесли должностные лица за злоупотребления полномочиями, неисполнение либо ненадле­жащее исполнение возложенных на них законодательством полномочий как в обычных условиях, так и в условиях чрезвычайного положения и распространения инфекционных болезней, что является основанием для оценки того, как задействован механизм неотвратимости наказания должностных лиц за неисполнение либо ненадлежащее исполнение возложенных на них законодательством обя­занностей.

Таким образом, назрела необходимость кардинальной переориентации всей деятельности госу­дарственных органов от общего урегулирования к качественному оказанию государственных услуг населению по образу и подобию британской, сингапурской и других лучших мировых практик госу­дарственной службы.

Представляется целесообразным актуализировать перечень квалификационных требований к кандидатуре каждого государственного служащего с учетом профессиональных достижений и эти­ческих характеристик как критериям соответствия должности. Модернизация законодательства о го­сударственной службе должна отразить принципы стабильности кадров, каскадирования стратегиче­ских документов до каждого служащего с момента разработки стратегии, на каждом этапе реализа­ции стратегии (в итоге стратегические цели и задачи декомпозируются до уровня личных планов го­сударственных служащих) и справедливой оценки и стимулирования профессиональных достижений сотрудников.

Заключение

В истории независимого Казахстана произошло немало изменений в государственном управле­нии: переориентирование государственной службы на служение интересам общества и целей госу­дарства, разработка новых подходов государственного аппарата к новым жизненным реалиям. Одна­ко уровень государственного управления республики в период пандемии коронавирусной инфекции выявил плачевные результаты. Существующая практика применения механизма правового регулиро­вания государственного управления характеризуется непоследовательностью и бессистемностью, размытостью целей и низкой результативностью, отсутствием надлежащего взаимного информаци­онного обмена между государством и обществом. Просчеты в осуществлении государственного управления создают почву для утраты государственным управлением своей социальной основы, что может поставить под сомнение и возможности поступательного развития системы государственной службы.

В целом, существующий в нашей стране формат государственной службы основан на принципе меритократии, способствующий привлекать на службу честных, добросовестных и компетентных специалистов. Современные исследователи солидарны в главном: модернизация системы государст­венной службы должна проводиться «в русле обеспечения в стране принципа господства, верховен­ства права, охраны прав частной собственности, защиты прав и интересов человека и гражданина, дальнейшего совершенствования антикоррупционного законодательства Республики Казахстан, эф­фективной реализации Антикоррупционной стратегии РК на 2015–2025 годы» [11; 47], под неусып­ным оком государственного и общественного контроля [12].

Несмотря на достигнутые цели, проблемные моменты в деятельности государственных служа­щих и самого государственного аппарата республики имеются и на сегодняшний день, и таковые по мере развития страны требуют совершенствования и соответствия реалиям жизни. В сравнении с другими государствами, институт государственной службы независимого Казахстана молод и тре­бует дальнейшей законодательной и организационной работы.

 

Список литературы

  • Послание Главы государства Касым-Жомарта Токаева народу Казахстана. «Конструктивный общественный диалог — основа стабильности и процветания Казахстана» [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://www.akorda.kz/ru/addresses/addresses_of_president/poslanie-glavy-osudarstva-kasym-zhomarta-tokaeva-narodu-kazahstana.
  • Биликтуев Б. Д.-Д. Государственная служба как социальный институт и её функции / Б.Д.-Д. Биликтуев. [Электрон­ный ресурс]. Режим доступа: https://lomonosov-msu.ru/archive/Lomonosov_2007/17/biliktuev_bd.doc.pdf.
  • Государственная служба в Республике Казахстан: курс лекций / Сост. А.А. Караев. — Алматы: НИЦ КОУ, 2013. — 68 с.
  • Умеренкова А.А. Гражданская служба в Великобритании: понятие, история становления / А.А. Умеренкова. [Элек­тронный ресурс]. — Режим доступа: https://elar.rsvpu.ru/bitstream/123456789/18211/1/dsopdf.
  • Старовойтов А.В. Реформирование российской государственной гражданской службы и опыт зарубежных стран / А.В. Старовойтов // Фонд развития парламентаризма в России. — М., 2003. URL: http://www.legislature.ru.
  • Шоманов А. Система государственного управления / А. Шоманов, А. Морозов, А. Тастенов // Спец. ежемес. журн. «ЮРИСТ». — 2005. — № 12. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://journal.zakon.kz/203791-sistema- gosudarstvennogo-upravlenija-v.html.
  • Зенков М.Ю. Зарубежный опыт управления. Государственная служба: учеб. пос. / М.Ю. Зенков. — Новосибирск: НГАУ, 2004. — 130 с.
  • Шайхисламова Г.Ш. Этапы становления государственной службы в Республике Казахстан / Г.Ш. Шайхисламова // Молодой ученый. — 2017. — № 8.1 (142.1). — С. 65–67. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://moluch.ru/archive/142/40321/.
  • Донаков Т. Инструмент масштабных преобразований / Т. Донаков. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www.zakon.kz/4797968-instrument-masshtabnyh-preobrazovaniy-t.html.
  • Модернизация системы госуправления: что должно измениться в Казахстане по инициативе Токаева? [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://forbes.kz//process/expertise/upravlyat_po-staromu_ili_izobretat_velosiped/?.
  • Жетписбаева Б.А. Правовые меры противодействия коррупции в Республике Казахстан / Б.А. Жетписбаева, Б.К. Ильясова // Наука и жизнь Казахстана. — 2020. — № 9. — С. 41–48.
  • Taitorina B.A. et al. State control: issues of constitutional and legal regulation // Вестн. Караганд. ун-та. Сер. Право. — 2020. — № 1(97). — С. 6–11. doi 31489/2020P1/6–11.
Год: 2021
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция