Медико-социальные аспекты здоровья населения с доходами ниже прожиточного уровня в современных социально-экономических условиях (литературный обзор)

АННОТАЦИЯ

Цель работы: комплексный социально-гигиенический анализ современного состояния бедности как медико-социального явления и раскрытии механизмов ее влияния на здоровье населения и развитие здравоохранения.

Ключевые слова: система здравоохранения, социальная дифференциация, здоровье, уровень дохода.

Улучшение качества и уровня жизни всех граждан Казахстана, а также укрепление здоровья, социальной стабильности и защищенности является важнейшей задачей нашего государства. Так, в «Стратегическом плане развития Республики Казахстан до 2020 года» одной из стратегических целей страны до 2020 года является снижение доли населения с доходами ниже прожиточного минимума до 8% [1], а одним из целевых индикаторов «Программы занятости 2020», утвержденной постановлением Правительства Республики Казахстан от 31 марта 2011 года № 316, выступает снижение уровня бедности к 2015 г. До 6% [2]. Таким образом, актуальность данной проблемы на государственном уровне растет с каждым годом.

Казахстан по уровню экономики пока еще находится в группе стран с развивающейся экономикой. При этом по Индексу развития человеческого потенциала, формируемому ПРООН, согласно последнему отчету, опубликованному в 2009 году, из 182 стран мира Казахстан занял в общем зачете 82 место, при этом по показателю ВВП на душу населения - 72 место, что позволило стране попасть в группу стран с высоким уровнем человеческого развития [3]. В региональном разрезе самый высокий показатель ВРП на душу населения характерен для Атырауской (5401,0 тыс.тенге), Мангистауской (2890,4 тыс.тенге) областей, а также гг. Алматы (2797,3 тыс. тенге) и Астана (2635,7 тыс. тенге), а самый низкий показатель - Жамбылской (429,0 тыс.тенге), Южно-Казахстанской (474,6 тыс. тенге), Алматинской (537,9 тыс. тенге) областей.

Неравномерное распределение доходов, увеличение разрыва между регионами по показателям доходов населения все больше обостряют проблему бедности в стране. Для реальной оценки уровня бедности ЕС принято считать тех, чей доход составляет менее 60% от среднего показателя дохода в стране проживания, при этом учитываются также и все социальные выплаты. Исходя их этих данных и были получены пороговые суммы бедности. В казахстанских условиях этот уровень составил в 2010 г. порядка 23,3 тыс. тенге, что 1,7 раза выше прожиточного минимума, и, соответственно, к бедным будут причислены 63,2% всего населения страны, а в сельской местности показатель достигает до 74% [4].

Прожиточный минимум - это важный инструмент государственной социальной политики [5]. В мировой практике он применяется в качестве критерия абсолютной бедности и называется «чертой бедности», под которой понимается минимальный уровень дохода, необходимый для удовлетворения основных потребностей человека. Как сообщает агентство KNA, государством с самым высоким прожиточным минимумом является Люксембург: находящимся на грани бедности там может считать себя тот, кто зарабатывает 18550 евро в год. Далее следуют: Дания (14497 евро), Швеция (12178 евро),

Финляндия, (11800 евро), Нидерланды (11694 евро) и Австрия (11406 евро). Чуть выше сумма оказалась в Ирландии (13760 евро) и Великобритании (13119 евро). В Германии этот показатель равен 10953 евро в год. Самым низким порог бедности оказался в Румынии (1173 евро) и Болгарии (1303 евро в год) [6].

В Казахстане для измерения уровня бедности используется прожиточный минимум, который в 2010 г. составил 13487 тенге [7]. При этом, за последние годы наблюдается незначительный рост показателя, так в 2009 г. - 102,4%, в 2010 г. - 106,5%. Тогда как рост индекса потребительских цен за эти годы сохранился на уровне 107,3% и 107,1% соответственно.

Проведенный организацией PewGlobalAttitudesProject опрос жителей 47-ми стран мира (включая США, Россию и Украину) позволил сделать ряд любопытных выводов о проблемах и настроениях жителей планеты.

Удовлетворение своей жизнью значительно выше у жителей индустриально развитых стран, однако их отрыв от жителей развивающихся государств постепенно уменьшается. Частично это объясняется тем, что состояние экономик и уровня благосостояния стран, традиционно считающихся "бедными", в последние годы существенно улучшилось. По данным ВсемирногоБанкаWorldBank, объем валового внутреннего продута США в период с 2002 по 2007 год вырос на 11%, Западной Европы - на 6%, Восточной Европы - на 36%, Латинской Америки - на 18%, Азии - на 24%, Африки - на 17%.

Ныне 65% американцев считают, что имеют высокий уровень жизни. В Западной Европе аналогичного мнения придерживаются 53% опрошенных, в Восточной Европе и Азии - 34%, в Латинской Америке - 59%, в Африке - 21%. Однако в США и Западной Европе за последние пять лет количество удовлетворенных людей не увеличилось. В Латинской Америке их стало больше на 15 пунктов (в 2002 году удовлетворение своим уровнем жизни выражали 44% латиноамериканцев), в Восточной Европе - на 11 пунктов.

Удовлетворение уровнем дохода своей семьи выражают 76% американцев, 65% западноевропейцев, 62% латиноамериканцев, 47% азиатов, 41% африканцев и лишь 39% жителей стран Восточной Европы (включая Россию и Украину). Опять-таки изменения в США и Западной Европе минимальны (в США - плюс 2 пункта, в Западной Европе - минус 4). Доходы наиболее заметно возросли в Латинской Америке (плюс 16%) и в Восточной Европе - плюс 11).

При этом жители США и Западной Европы выражают намного меньшее удовлетворение положением дел в их странах. В США им удовлетворены лишь 25% (41% в 2002 году), в Западной Европе - 26% (соответственно, 32%). В Восточной Европе этот показатель вырос на 10 пунктов (с 10% до 20%), в Латинской Америке - на 27 (ныне - 34%), в Азии - на 25 (ныне - 39%).

Значительная часть населения мира страдает от бедности. 23% американцев в 2006 году периодически не могли себе позволить лечение или покупку лекарств, по 16% вынуждены были отказываться от приобретения продуктов питания и одежды или обуви. В Западной Европе от подобных проблем страдали соответственно, 6%, 7% и 11% опрошенных. В Восточной Европе - 38% (лечение), 32% (пища) и 41% (одежда), Еще более высок уровень бедности в Латинской Америке и Африке.

Главными проблемами своей жизни большинство опрошенных представителей человечества во всех странах называют низкий уровень доходов и состояние здоровья. В США на невысокий достаток жалуются 41%, на здоровье - 23%. В России, соответственно, 73% и 43%, в Украине - 77% и 48%. Для сравнения: Великобритания - 31% и 16%, Германия - 38% и 41%, Швеция - 33% и 35%, Польша - 71% и 48%, Израиль - 60% и 32%, Япония - 41% и 36%, Китай - 65% и 42%. На третьем месте оказалась проблема будущего детей и их образования. Особо болезненной она является для "бедных" государств, хотя есть и исключения, например, Япония, где каждый третий опрошенный выражает беспокойство положением дел в этой сфере.

Парадоксально, но наиболее оптимистично смотрят на мир жители "бедной" Африки, а наибольшими пессимистами являются жители индустриально-развитых государств. К примеру, 80% французов, 73% немцев, 70% японцев, 69% итальянцев, 60% американцев, 58% канадцев уверены в том, что следующее поколение их стран будет жить хуже, чем нынешнее. В большинстве остальных государств пессимистов заметно меньше, чем оптимистов. В России лишь 25% уверены в ухудшении качества жизни следующего поколения, в Украине еще меньше - 16%. Наиболее светлого будущего ожидают китайцы (лишь 6% являются пессимистами), жители Бангладеш и Марокко (соответственно, по 13%).

Понятие «качества жизни» многогранно, это целый комплекс реальных условий, которые обеспечиваются государством для развития его граждан. Исследовательским институтом Legatum Institute проведено исследование по рейтингу уровня жизни в разных странах мира по итогам 2009г., названы лучшие страны для проживания. Так по представленному рейтингу Казахстан в 2009г. занимал 56 место, а по оценке 2010г. - 76 место.

Таким образом, Казахстан упал за год на 20 пунктов. При составлении рейтинга стран учитывались не только экономические показатели страны, развитие науки, но также уровень комфорта жизни. Например, климат, экология, забота о здоровье граждан, качество образования, свобода граждан, возможность свободного предпринимательства в стране, возможность свободно путешествовать, религиозная свобода, а также наличие инфраструктуры для отдыха, уровень безработицы и другие. Современные риски, в отличие от рисков прошлого, определявшихся зависимостью человека от природы и внешних обстоятельств, порождаются преимущественно деятельностью людей. Как справедливо заметил английский социолог Э.Гидденс, “мы живем в мире, где опасности, созданные нашими же руками, не менее, а то и более серьезны, чем те, которые приходят к нам извне” [Гидденс 2004: 50]. Болезни теперь не только исходят из природной среды (от многих из них люди научились защищаться), но и возникают под воздействием разнообразных рискогенных факторов.

В условиях открытости и динамичности социума невозможно дистанцироваться от рисков, откуда бы они ни исходили. Риски превратились в имманентное свойство социума и практически любого общественного производства, вследствие чего о современном обществе стали говорить как об “обществе риска” (У.Бек).

Важным источником новых биосоциальных рисков, как это ни парадоксально, являются традиции общества, точнее, сложившиеся стереотипы мышления и поведения людей. Например, издавна известно представление о связи богатства и здоровья, бедности и болезней. Существует мнение о “нездоровом” или, во всяком случае, угрожающем здоровью образе жизни определенных социальных групп, прежде всего людей труда. Утверждают, в частности, что они заняты тяжелым физическим трудом, как правило, монотонным, неинтересным и низкооплачиваемым (по сравнению с умственным трудом). Поэтому эти люди не могут обеспечить себе и своим семьям полноценное питание, здоровый отдых, хорошее жилье и страдают от эмоционально-психологического напряжения. Но есть ли прямая связь между бедностью и повышенным риском заболеваний?

Результаты международного проекта “Российский мониторинг экономического положения и здоровья населения” и проекта “Здоровье, здравоохранение и бедность в России” подтверждают, что бедные болеют чаще, тяжелее и больше страдают от нервного напряжения, чем богатые. 79% из тех, кто испытывает сильное беспокойство или депрессию, находятся на четырех нижних ступенях (из десяти) по уровню благосостояния. Неравенство в уровне и качестве жизни порождает “неравенство шансов” сохранить здоровье [Свобода. Неравенство. Братство 2007: 365]. Однако не все так однозначно. Глобализация по-новому перераспределяет риски болезней в контексте социального неравенства, причем в планетарном масштабе. Меняются представления о богатстве, бедности и социальном неравенстве.

Галопирующая плата за здоровый образ жизни уже завтра загонит ‘богатых’ (в смысле здоровья и самочувствия) в очередь к больничным кассам, а послезавтра в разряд париев - инвалидов и увечных” [Бек 2000: 47].

Богатые и состоятельные люди гораздо больше рискуют заболеть некоторыми болезнями, чем бедные. Речь идет, в частности, о диабете. По мнению испанского социолога М.Рея, диабет “...практически отсутствует в бедных странах, число случаев заболеваний им высоко в развитом мире и оно драматически увеличивается в развивающихся странах. В настоящий момент в мире насчитывается около 150 миллионов людей, страдающих этой болезнью, и, по оценочным данным, в ближайшие два десятилетия их численность удвоится” [Conflict 2007: 229].

Уровень здоровья населения - важный показатель социально-экономического состояния общества. Качество здоровья зависит от различных внешних факторов: природных, эколого-гигиенических, производственных, но в первую очередь от экономических. Мысль эта не нова. Об этом писали многие врачи прошлого. В конце XIX - начале XX в. на зависимость общественного здоровья от величины доходов указывали выдающиеся врачи и гигиенисты - А.П. Доброславин, Е.А. Осипов, В.О. Португалов, Ф.Ф. Эрисман.

В 1902г. Ф.Ф. Эрисман писал: «не подлежит сомнению, что все главные факторы экономической жизни сильно влияют на состояние общественного здоровья и что нередко в этих условиях и кроется ключ к объяснению чрезмерной болезненности и смертности народонаселения». Не утратило своего значения это утверждение и в наши дни. На этот факт неоднократно указывали и эксперты международных организаций. Так, на 52-й сессии Всемирной организации здравоохранения вновь было подчеркнуто, что «все основные детерминанты здоровья связаны с социально-экономическими факторами... Связь между состоянием здоровья и занятостью, уровнем доходов, социальной защитой, жилищными условиями и образованием четко прослеживается во всех европейских государствах».

Ю.А. Добровольский (1968г.) обратил внимание на то, что в ряде обследований, проведенных в США и в некоторых других странах, были вскрыты значительные классовые различия в уровнях заболеваемости населения. Отмечены также более высокие уровни заболеваемости у безработных по сравнению с занятыми. Изучение частоты заболеваний в семьях с различной величиной дохода показало, что в семьях с меньшим доходом показатели заболеваемости выше. Обследование фермерского населения штата Мичиган выявило, что в семьях, имеющих годовой доход менее 1 тыс. долл., заболеваемость в 2 раза выше, чем в семьях с доходом 5 тыс. долл. и выше.

Всякая система здравоохранения справедлива и достойна, когда она соответствует ожиданиям населения и способна реагировать на любой запрос каждого члена общества. По мнению Всемирной организации здравоохранения (далее - ВОЗ), главными критериями эффективной системы национального здравоохранения являются качественное медицинское обслуживание и справедливость в сфере охраны здоровья без любой дискриминации.

По определению ВОЗ, справедливой по финансовому распределению может считаться та система здравоохранения, в которой доля общих расходов семьи на медицинские услуги является характерной для всех домашних хозяйств, независимо от их доходов, состояния здоровья или использования ими системы здравоохранения. Каждый гражданин имеет равные права на расходование этих средств, согласно индивидуальным потребностям в медицинской помощи.

Здравоохранение является не единственным сектором, ответственным за сохранение и укрепление здоровья, поскольку основные причины, определяющие неблагополучие детей, относятся к социальной и экономической сферам. Так, в документах ВОЗ отмечается роль сектора финансовой политики, который оказывает нередко значительно большее воздействие на состояние здоровья, чем политика сектора здравоохранения.

Социальная политика в отношении здоровья детей, проводимая путем регулирования некоторых параметров уровня жизни населения, должна учитывать особенности их формирования под воздействием различных семейных факторов.

Многочисленными исследованиями доказано, что дети и подростки из семей с низким уровнем жизни отличаются повышенной инфекционной заболеваемостью, высоким уровнем детской смертности, высокой общей заболеваемостью, в том числе хроническими воспалительными заболеваниями носоглотки, почек и мочевыводящих путей, болезней, передающихся половым путем, а также большим распространением курения сигарет, потребления алкоголя по сравнению с детьми из более обеспеченных семей (17).

Доля детей первого года жизни ни разу не болевших в семьях с доходами выше средних и высокими почти вдвое выше по сравнению с семьями с очень низкими и низкими доходами (57,4 против 30,3%). И, напротив, доля часто болеющих детей в семьях с доходами выше средних вдвое меньше, чем в семьях с низкими доходами (Войцеховская Ж.И., 2008).

Согласно психосоциальной гипотезе, родители в семьях с плохим материальным положением часто подвержены депрессии, что в результате, негативно сказывается на качестве родительского воспитания, отношениях между родителями и детьми, и даже может провоцировать неблагоприятное поведение родителей, например злоупотребление алкоголем, с последующим негативным влиянием на благополучие ребенка.Кроме того, наблюдается риск плохого здоровья и хронических заболеваний в семьях, которым приходится отказываться от медицинской помощи по причине нехватки материальных средств.

Немаловажное влияние на здоровье оказывает и такой представительный показатель семейного благосостояния, как жилищные условия. Жилище не только обеспечивает возможность существования семьи, как таковой, но и создает необходимые условия для реализации важнейших функций семьи, связанных с воспитанием детей, организацией потребления, быта, досуга и удовлетворения многих других потребностей членов семьи.

Установлено, что перенаселенность (менее 12 квадратных метрах жилой площади на человека) более чем в 2 раза повышает риск плохого здоровья и хронических заболеваний у детей, приводит к росту инфекционных заболеваний, нарушению психическое здоровье членов семьи, в особенности детей. Анализ связей между состоянием здоровья детей (1, 2, 3 группа здоровья) и уровнем жилищных условий

показывает, что в семьях, проживающих в неудовлетворительных жилищных условиях число детей с третьей группой здоровья достоверно выше, чем в семьях, проживающих в хороших жилищных условиях. Следует отметить, что проблема улучшения жилищных условий, как свидетельствуют материалы многих обследований, продолжает занимать одно из ведущих мест в иерархии жизненных проблем, прежде всего роста жизненного благосостояния семьи.

Рассматривая различные компоненты благосостояния под углом зрения их взаимодействия со здоровьем, нельзя не выделить такого важного структурного элемента, как питание. Воздействие «семейных» факторов весьма заметно и здесь. Питание организуется преимущественно в рамках семьи (несмотря на различные формы общественного питания, существующие в специализированных учреждениях или по месту работы). Поэтому количественный и качественный состав питания отражает не только особенности индивидуальных вкусов и выбора, но и традиционно сложившиеся общесемейные, предпочтения. Структура питания, в первую очередь доля высококачественных продуктов, обнаруживает определенную зависимость и от семейных доходов, что особенно ощутимо проявляется в условиях несбалансированности спроса и предложения на отдельные продукты питания.

Согласно официальной статистике наименее обеспеченные слои населения в России, в отличие от располагающих большими ресурсами, потребляют меньше в 2,5 раза мясопродуктов, в 2,2 раза рыбы, в 2,1 раза молока и молокопродуктов, в 3,9 раза фруктов и ягод. Основными в меню становятся хлеб, картофель, макароны. «Бедный» тип питания приводит к возрастанию белково-калорийной недостаточности, проявляющейся у детей и подростков снижением массы тела и низкими ростовыми показателями. По данным Министерства здравоохранения и социального развития, средний рост детей в пяти регионах страны ниже международных средних показателей. Согласно данным Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения, почти 20% школьников страдают от недостаточного питания. Значительное число российских детей в период их формирования не получают достаточного количества основных витаминов и минералов, особенно железа и кальция. Около 7,5% детей потребляют пищевые продукты, содержащие животный белок - мясо, рыбу и яйца, - раз в неделю или реже. Число детей, употребляющих фрукты и соки раз в неделю, составляет почти 20%, и только 33% употребляют фрукты и соки каждый день. Недостаточное, плохо сбалансированное и нерегулярное питание наносит удар по всем физиологическим системам организма ребенка, включая умственное развитие. Следует отметить, что проблема улучшения сбалансированного питания детей присутствует в планах различных медицинских, образовательных, социальных и общественных организаций, но реализация этих планов наталкивается на низкий уровень финансирования целевых социальных программ улучшения здоровья семьи.

С социально-гигиенических позиций здоровье следует рассматривать как основной фактор качества жизни населения. Улучшение качества жизни включает в себя повышение благосостояния, что проявляется в виде дохода и потребления; создание таких условий, которые вызывают у человека уверенность в своем положении, расширяют свободу выбора, повышают работоспособность, и, как результат, - способствуют долголетию.

Экспертами ВОЗ доказано, что «улучшение качества и увеличение продолжительности жизни населения ведет к ускорению экономического развития государства, росту его валового национального продукта» [2. С. 25]. И здесь, прежде всего, следует коснуться вопросов борьбы с экономической бедностью в разрезе уровня доходов. В мире постоянно увеличивается разрыв между богатыми и бедными. Бедность и социально-экономическое неравенство оказывают прямое и косвенное влияние на социальное, психологическое и физическое благополучие наиболее необеспеченных групп населения. Более того, низкий уровень доходов вызывает психосоциальный стресс, приводящий к разрушению здоровья и более высокой смертности. Исследования, проведенные английскими учеными еще в 1970г., позволили обнаружить связь между принадлежностью к профессиональной группе и смертностью. Результаты свидетельствовали о том, что смертность среди мужчин в возрасте 20-64 лет, представителей класса V (неквалифицированные работники) почти в 2 раза превышала смертность среди представителей класса I (специалистов), а в начале 1990-х она уже была почти в 3 раза выше. Бедность оказывает немалое влияние как на физическое, так и на психическое здоровье. Всемирная организация здравоохранения охарактеризовала бедность как самую главную причину страдания на Земле. Бедность - многомерное явление, заключающее в себе неспособность удовлетворять базовые потребности, отсутствие контроля над ресурсами, отсутствие образования и плохое здоровье. В сущности, бедность может вызвать отчуждение и напряжение, но большую озабоченность вызывает ее прямое и косвенное влияние на развитие эмоциональных, поведенческих и психических расстройств. Обратимся к одному из ключевых показателей уровня жизни - здоровью. Связь между социально-экономическим неравенством, бедностью и здоровьем может, на наш взгляд, рассматриваться на макроуровне (в нашем исследовании, население регионов - субъектов РФ) и на микроуровне (отдельные индивиды, социальные группы). Подобный анализ показывает зависимость здоровья от социальноэкономической иерархии общества, уровня доходов, определяющих различия в жизненных стандартах, способности справляться с физическими и эмоциональными нагрузками. Неравенство в жизненных стандартах определяет неравенство возможностей в использовании эффективных мер и способов в борьбе с возникающими отклонениями в здоровье. Установлено, что низкое социально-экономическое положение воздействует на здоровье непосредственно через депривацию и материальные лишения, а также через субъективное восприятие людьми своего неравного положения в обществе, свои переживания. При изучении влияния социально-экономического неравенства на здоровье населения, на наш взгляд, должны рассматриваться объективный социально-экономический статус личности и субъективно оцениваемое его положение. Ведь социально-экономическое положение — лишь один из множества факторов (природных, культурных, социально-структурных и др.), оказывающих влияние на здоровье.

Разумеется, здравоохранение, как и любой социальный институт, выполняет как интегрирующую, так и дифференцирующую функции. Но, если баланс нарушается, и различия в доступе к организациям здравоохранения детерминируют отрицательную динамику здоровья народонаселения, то мы вправе говорить о том, что институт здравоохранения перестаёт отвечать интересам социальной системы в целом.

Подводя итоги исследования, следует отметить, что феномен «бедности» все еще актуален для страны на фоне позитивного роста основных макроэкономических показателей республики. Счет влияния социально-экономических детерминант здоровья на уязвимые группы населения является важным элементом в осуществлении эффективной социальной политики в отношении уменьшения неравенства в здоровье.Там, где это возможно, социально-экономический статус должен определяться на основе трех показателей: профессия, уровень образования и уровень доходов. Особое внимание надо уделять как относительным, так и абсолютным различиям, а также не только воздействию низкого социальноэкономического положения на состояние здоровья конкретных групп населения, но и влиянию этих различий на здоровье населения в целом (Vpdating of the European HFA targets. Copenhagen, WHO Regional Office for Europe, 1991 (document EUR/RC/Inf.Doc./1 Rev.1) Несомненно, это очень амбициозная задача, которую не всегда удается реализовать в полном объеме. Вместе с тем, она отчетливо показывает цель, на которую должна быть ориентирована политика здравоохранения, и содействует мониторингу во времени количественных измерений различий в состоянии здоровья, обусловленных социально-экономическими факторами, что является обязательным условием для оценки результатов мер, осуществляемых при реализации политики здравоохранения. Это может быть осуществлено только при возможности количественного выражения влияния социально-экономических факторов на различия в состоянии здоровья. Только в случае выполнения данной задачи станет возможным построить организационнофункциональные межведомственные модели оказания медицинской помощи и реабилитации наиболее уязвимых в экономическом плане групп населения. В силу особой актуальности проблемы и ее недостаточной изученности она и стала предметом исследования данной работы.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Стратегический план развития Республики Казахстан до 2020 года.Утвержден Указом Президента Республики Казахстан от 1 февраля 2010 года № 922;
  2. . «Программа занятости 2020». Утвержден ПостановлениемПравительства Республики Казахстан от 31 марта 2011 года № 316;
  3. ВВП на душу населения в Казахстане равен 8451,8 доллара США -ответы на вопросы «прямой линии» с Президентом РК /http://www.inform.kz/rus/article/2218039;
  4. Расчеты были сделаны на основе стат. данных АРКС «Уровень жизни населения в Казахстане» Статистический сборник / 2011 - 184 с./ Под редакцией А.Смаилова, стр. 187.;
  5. Бедность в Казахстане: причины и пути преодоления. Публикация в поддержку целей развития тысячелетия;
  6. Статистики определили уровень бедности в странах Евросоюза /http://www.dw-world.de/dw/article/0,,5559621,00.html;
  7. Экспресс информация №07-01/4 10 января 2011 года. Величина прожиточного минимума. Агентство РК по статистике;
  8. MedLinks.Ru
  9. Современное состояние проблемы неравенства в здоровье. Амлаев К.Р., КурбатовА.В. http://www.medlinks.ru/sections. php?op=viewarticle&artid=2415
  10. Уровень жизни населения Казахстана / Статистический сборник. На казахском и русском языках - 242 стр.;
  11. Демографический ежегодник Казахстана. Статистический сборник /2011 - 592 с. Под редакцией А.Смаилова;
  12. ЕРБ ВОЗ Алма-Атинская декларация ВОЗ, 1978 [Электронный ресурс] - Режим доступа: http: //www/ru/who-we-are/ 16 января 2012 г.
  13. Неравенство в отношении здоровья [Электронный ресурс] - Режим доступа: http://www: who.int/whosis/whostat/ 16 января 2012 г.
  14. Калинина, Т. В. Медико-социальная характеристика факторов, влияющих на формирование общественного здоровья [Электронный ресурс] /Т. В. Калинина, И. В. Малахова // Вопр. организации и информатизации здравоохранения. 2010.№ 2. С. 4-9. URL: http://www.minzdrav.by
  15. Роик, В. Бедность: причины, следствия,пути преодоления / В. Роик // Человек и труд.2010. № 1. С. 17-21.
  16. Давыдова Н.М., Седова H.H. Материально-имущественные характеристики и качество жизни богатых и бедных //Социологические исследования. 2004. № 3. С. 41-43.
  17. Курмаева Е.А. Состояние здоровья и качество жизни детей дошкольного возраста из бедных семей: Автореф. дис. ... канд. мед. наук. М., 2008. 22 с.
  18. Bogomolova TYu, Topilina VS. Migratsiya bednosti: masshtaby, vosproizvodstvo, sotsialnyy spektr [Migration of poverty: Scope, reproduction potential, social spectrum]. Sotsiologicheskie issledovaniya 2004;(12):17-29.
  19. Buzdalov IN. Bednost zakonomerna pri nyneshney sotsialnoy strukture rossiyskogo obshchestva [Poverty is only but natural under current social structure in Russia]. Obshchestvo i ekonomika 2005;(3):38-47.
  20. .Davydova NM, Sedova HH. Materialno-imushchestvennye kharakteristiki i kachestvo zhizni bogatykh i bednykh [Material life characteristics, proprietorship levels and QOL of the rich and the poor]. Sotsiologicheskie issledovaniya 2004;(3):41-43.
  21. .Kolesnikov SO, Yudasova KV, Denisova IA. Detskie posobiya i detskaya bednost [Childhood benefits and childhood poverty]. Nauchnye trudy TsEFIR 2000; Issue 6. 142 p.
  22. .Kurmaeva EA. Sostoyanie zdorovya i kachestvo zhizni detey doshkolnogo vozrasta iz bednykh semey [State of health and QOL of poor families’ pre-school children] [PhD. Thesis]. Moskow; 2008. 22 p.
  23. .Rimashevskaya NN. Bednost i marginalizatsiya naseleniya [Poverty and marginal formations in population]. Sotsiologicheskie issledovaniya 2004;(4):37-40.
  24. .Rimashevskaya NN. Nekotorye problemy sotsialnogo reformirovaniya v Rossii [Certain problems of social reforming in Russia]. Problemy prognozirovaniya 2006;(2):3-16.
  25. .Pineyru PS. Doklad nezavisimogo eksperta dlya provedeniya issledovaniya Organizatsii Obedinennykh Natsiy po voprosu o nasilii v otnoshenii detey [Report of an independent expert for UN survey of the issue of violence towards children]. 2006. 40 p. 26.Eiser C, Morse R. Quality-of-life measures in chronic diseases of childhood. Health Technology Assessment 2001;5(4):156.
Год: 2015
Город: Шымкент
Категория: Медицина