Депортация поляков в Казахстан в 30-40-е годы ХХ в.: анализ исторических источников

 Статья посвящена анализу исторических источников по депортации поляков в Казахстан в 30^0-е го­ды ХХ в. Депортации, или принудительные миграции, рассмотрены авторами в контексте политиче­ских репрессий. Дан обзор опубликованных и неопубликованных источников по депортации поляков в Казахстан на основе казахстанских и российских архивов. Особое внимание уделено анализу источ­ников региональных архивов. Авторами статьи впервые введено в научный оборот большое количест­во ранее неопубликованных архивных материалов. Показаны проблемы и расхождения в интерпрета­ции источников по депортации поляков и их численности со стороны польских исследователей и ка­захстанских и российских учёных. 

Репрессивно-карательная практика советского государства эволюционировала от нарушений прав отдельных граждан, социальных групп населения к нарушениям прав целых наций и народно­стей. Это нашло отражение в таком специфическом явлении, как депортация [1; 11]. Депортирован­ные народы испытали на себе совокупность репрессий, о которых говорится в Законе Республики Казахстан от 14 апреля 1993 г. «О реабилитации жертв массовых политических репрессий». Сталин­ским режимом применялись различные меры принуждения по политическим мотивам: лишение сво­боды, выселение из мест проживания, направление в ссылку, высылка на спецпоселение, привлече­ние к принудительному труду в условиях ограничения свободы, лишение и ограничение прав и сво­бод, определение народов «опасными» для государства по национальному признаку. Депортации, или принудительные миграции, — это одна из форм политических репрессий с характерными специ­фическими особенностями. Во-первых, это административный, т.е. внесудебный, характер принуди­тельных миграций. Во-вторых, их контингентность: они направлены не на конкретное лицо, не на конкретного гражданина, а на целую группу лиц, подчас весьма многочисленную и отвечающую заданным сверху критериям. Третьей особенностью является их достаточно явственная установка на вырывание масс людей из устоявшейся и привычной среды обитания и помещение их в новую, непривычную и, как правило, рискованную для их выживания среду [2; 27]. Одну из самых много­численных национальных групп среди жертв политических репрессий в СССР составляли поляки, а также польские граждане иных национальностей, проживавшие в пределах Польской Республики.

Выступая на сессии Ассамблеи народа Казахстана в 1997 г., Президент Республики Н.А.Назарбаев отметил: «Нет ни одной нации, ни одного народа, которым тоталитаризм не причинил бы сокрушительного и, к сожалению, в чем-то непоправимого ущерба» [3]. В этом контексте имеется насущная необходимость воссоздать историю депортации народов во всех регионах Казахстана. До сих пор в исторической науке не освещён весь круг проблем, связанных с депортацией поляков в на­шу республику, не осознаны в полной мере размеры и последствия произошедшей деформации соци­альной судьбы этноса. Долгие годы трагическое положение депортированного польского народа в бывшем Советском Союзе замалчивалось, а архивные источники по данной проблеме были недо­ступны исследователям.

В 1943-1945 гг. были опубликованы первые сборники, содержащие документы и материалы о политических репрессиях против поляков, в том числе о депортациях. Во второй половине 1970-х гг. были изданы седьмой, восьмой и девятый тома сборника «Документов и материалов по истории совет­ско-польских отношений». Для широкого круга исследователей они были единственным источником по изучению советско-польских связей. В сборниках имеются важнейшие материалы, относящиеся к деятельности польского посольства в СССР и Союза польских патриотов, законы и постановления Советского правительства, касающиеся польского вопроса. Эти материалы лишь косвенно касались как темы депортаций, так и вопросов пребывания польского населения в Казахстане. Сборники, опубликованные в советский период, имели ряд существенных недостатков. Так, подборка докумен­тов характеризуется декларативной и тенденциозной направленностью, отсутствием материалов по острым вопросам советско-польских отношений, отражающих неоднозначные и противоречивые ас­пекты международной политики.

В настоящее время в польских зарубежных изданиях напечатаны сборники документов, воспо­минания, статьи, затрагивающие тему политических репрессий против поляков в Советском Союзе. Главным достоинством этих работ является введение в научный оборот свидетельств очевидцев, до­кументов, в основном из зарубежных архивов. Следует отметить, что публикации не содержат ком­плексных, обобщающих работ о причинах и механизме осуществления репрессивной политики, о жизни репрессированных в СССР. Отсутствие доступа к советским архивам повлияло на достовер­ность данных о численности различных групп репрессированных. Кроме того, польские исследовате­ли основное внимание уделяют «катынской теме» и судьбам осужденных по политическим статьям. История депортаций, на наш взгляд, исследована не в полной мере. Так, не восстановлены полные биографические списки депортированных польских граждан. В историографии Польши продолжают­ся дискуссии по вопросам о численности поляков, подвергшихся принудительной миграции, о том, кто относится к этой категории и по каким признакам.

Одними из первых попытку исследования депортированных народов в период сталинизма пред­приняли зарубежные исследователи А.М.Некрич [4] и Роберт Конквест [5]. Пионерами в восполне­нии источниковой базы и разработке различных аспектов истории депортированных народов и соци­альных групп стали российские учёные Н.Ф.Бугай и В.Н.Земсков. Так, в монографии Н.Ф.Бугая «Л.Берия — И.Сталину: «Согласно Вашему указанию....» впервые проблема депортации освещена в комплексном виде [6]. В работе рассмотрена депортация 40 групп и 15 народов СССР в 1930-е — нач. 1950-х гг. Богатый архивный материал о депортации народов в период сталинизма содержится в мо­нографии В.Н.Земского «Спецпоселенцы в СССР: 1930-1960 гг.» [7].

Основная масса документации союзного значения сосредоточена в Государственном архиве Рос­сийской Федерации (ГАРФ). Так, большой комплекс источников по вопросам депортации и реабили­тации народов СССР сконцентрирован в следующих фондах ГАРФ: фонд Р. 7523 — «Указы Верхов­ного Совета СССР»; фонд Р.9479 — «4-й спецотдел Министерства Внутренних дел СССР»; фонд Р. 9401 — «Министерство внутренних дел СССР (МВД СССР)»; фонд Р. 9478 — «Главное управление по борьбе с бандитизмом Министерства внутренних дел СССР»; фонд Р.3316 — «Совет Министров СССР»; фонд Р. 8131 — «Генеральная прокуратура РФ»; фонд Р. 9141 — «ГУЛАГ ОГПУ-НКВД-МВД».

Ряд документальных сведений о насильственном переселении народов периода сталинизма со­средоточен в Российском Государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ) в фонде 644 — «Постановления и распоряжения Государственного Комитета Обороны № 5961-6007».

Объективное, всестороннее исследование истории депортированных народов в Казахстан явля­ется одной из важнейших задач современной отечественной исторической науки. Сведения о числен­ности депортированных народов на территорию Казахстана содержатся в работе К.С.Алдажуманова и Е.К.Алдажуманова «Депортация народов — преступление тоталитарного режима» [8]. Весомый вклад в изучение депортационной политики советского государства вносит сборник «Депортирован­ные в Казахстан народы: время и судьбы» [9].

Союзная и региональная информация о подготовке и ходе депортаций в период сталинизма, в том числе и о насильственном перемещении поляков, содержится в российском сборнике документов «Сталинские депортации 1928-1953 гг.» [10].

Пятый том издания «История сталинского Гулага» содержит материалы о спецссылке и спецпе­реселенцах в конце 1920-х - начале 1950-х гг. — от создания первых спецпоселений в ходе насильст­венной коллективизации до демонтажа системы спецссылки после смерти Сталина. Документы охва­тывают все основные потоки депортаций сталинского периода, пополнявшие спецссылку новыми контингентами и менявшими ее состав. В томе публикуются важнейшие директивы и инструкции ОГПУ, НКВД, МВД СССР и Главного управления лагерей и трудовых поселений, регламентирую­щие условия содержания различных категорий спецпереселенцев, отчеты и материалы различных проверок, позволяющие оценить реальные условия жизни в спецссылке, а также ведомственная ста­тистика, отражающая численность и состав спецпереселенцев [11]. В пятый том «Истории сталинско­го Гулага» включены 45 документов, касающихся депортаций сталинского периода на территорию нашей республики. В нём содержатся документы о депортациях и пребывании в ссылке польских осадников и беженцев, их амнистии 1941 г., насильственном переселении в Казахстан.

Основной массив документов о депортированных поляках на территории Казахстана собран в фондах Архива Президента Республики Казахстан (АП РК): № 708 — «ЦК Компартии Казахстана», «Особые папки»; № 725 — «Уполномоченный Комиссии партийного контроля при Центральном Ко­митете Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков) по Казахстану»; № 812 — «Централь­ный комитет Ленинского Коммунистического Союза Молодежи Казахстана», № 1137 — «Совет Ми­нистров Казахской ССР», № 30 — «Совет Народных Комиссаров Казахской ССР». В фонде 1137 Центрального государственного архива Республики Казахстан (ЦГА РК) содержится наиболее важ­ная информация о спецпереселенцах польской национальности. Планы мероприятий, докладные за­писки, отчеты органов НКВД отражают прием и размещение поляков в республике, их хозяйственное обустройство, процесс мобилизации в трудовую армию, правовой статус. Материалы фонда позво­ляют воссоздать агитационно-пропагандистскую, культурно-воспитательную и другие виды деятель­ности местных органов власти по отношению к депортированным народам.

Важную роль в исследовании политики насильственных переселений играет сборник докумен­тов «Из истории поляков в Казахстане (1936-1956)», изданный Архивом Президента Республики Ка­захстан. В сборнике опубликованы документы о положении советских граждан польской националь­ности в Казахстане. Имеется материал о насильственном переселении и укоренении в республике по­ляков из Украинской ССР, депортации польских подданных в период Второй мировой войны и соз­дании в республике делегатур польского посольства, о деятельности Союза польских патриотов, формировании польских воинских соединений в Казахской ССР в годы Великой Отечественной вой­ны. Архивный материал раскрывает различные аспекты жизни польских граждан в республике в пе­риод Второй мировой войны и первые послевоенные годы. В сборник включены 185 документов, хранящихся в государственных архивах республики и до сих пор активно не вводившихся в научный оборот, 177 из них опубликованы впервые [12].

Серьезным недостатком опубликованных сборников документов является почти полное отсутст­вие в них материалов о религиозной жизни поляков до депортации и на спецпоселении, недостаточ­ность сведений об их взаимоотношениях с местным населением. Анализ изданных работ и архивных источников показывает, что у некоторых зарубежных и советских (российских) авторов статистиче­ские данные в отношении депортированных поляков сильно расходятся (в 3-4 раза) и, таким образом, требуют уточнения. Самое главное — до сих пор значительная часть наиболее важных документов по рассматриваемой теме, как в России, так и в Казахстане, до сих пор не рассекречена. Следователь­но, раскрыть объективно и полностью тему депортированных народов в Казахстане, в частности в Карагандинской области, на наш взгляд, сложно.

В фондах Государственного архива Алматинской области имеются разнообразные по своему со­ставу документы по депортации поляков: Постановления Совета Народных Комиссаров СССР и Ка­захской ССР об оказании дополнительной материальной помощи польским гражданам, депортиро­ванным из западных областей Украины и Белоруссии; директивные указания заместителя председа­теля облисполкома о проведении мероприятий по улучшению материально-бытового устройства се­мей служащих польской армии в СССР, реестр польских граждан, докладная записка о незаконном использовании благотворительного груза, поступившего для польских граждан, инструкции по ре­патриации польских граждан из СССР в Польшу.

Часть документов Государственного архива Карагандинской области (ГАКО), имеющих гриф секретности, была рассекречена специальной комиссией при отделе архивов и документов в 1985­1997 гг. Так, в 2007 г. Государственным архивом Карагандинской области был подготовлен и издан сборник документов «Спецпереселенцы в Карагандинской области» [13]. Сборник документов хро­нологически охватывает период 1931-1997 гг. и состоит из двух разделов. В первом разделе «Труд-переселенцы» имеются документы периода 1931-1997 гг.: Постановления Казкрайкома ВКП (б) и ЦК Компартии Казахстана, справки и отчёты местных партийных и советских органов о расселении, хо­зяйственном устройстве, трудовом использовании трудпоселенцев, а также документы по их реаби­литации. Постановления СНК СССР, материалы бюро Карагандинского обкома Коммунистической партии Казахстана, докладные записки, письма, заявления переселенцев раскрывают информацию о времени, причинах, численности, механизме проведения депортации народов, месте их будущего расселения и многое другое. Во второй раздел сборника «Воспоминания» включены воспоминания бывших спецпереселенцев, извлеченные из фондов Государственного архива Карагандинской облас­ти. Именно воспоминания репрессированных людей позволяют восполнить существующий в офици­альных документах пробел о настроениях депортированных, их реальном экономическом и юридиче­ском положении.

  • Фонд 18 — «Карагандинский областной Совет народных депутатов и его областной исполни­тельный комитет»;
  • фонд 15 — «Городской исполнительный комитет депутатов трудящихся»;
  • фонд 95 — «Исполнительный комитет Каркаралинского городского совета депутатов трудящихся»;
  • фонд 222 — «Исполком Ворошиловского Совета депутатов трудящихся»;
  • фонд 76 — «Каркаралинский районный Совет депутатов трудящихся»;
  • фонд 215 — «Осакаровский районный Совет депутатов трудящихся» содержат документы, характеризующие различные стороны жизни спецконтингента на территории нашей области.

Большая часть документов представлена списками кулацких и байских хозяйств, осевших на территории области, списками граждан, находящихся на поселении и лишен­ных избирательных прав, личными делами и заявлениями трудпоселенцев о восстановлении в изби­рательных правах. В фондах райисполкомов за 1943-1945 гг. находятся сведения по вопросам осво­бождения от трудпоселения и восстановления в гражданских правах за заслуги в годы Великой Оте­чественной войны.

Трудпоселенцы, депортированные в Карагандинскую область, работали не только в совхозах, на территории спецпереселенческих поселков, но и на различных промышленных предприятиях облас­ти. Так, в документах Карагандинского облисполкома приведён перечень более 70-ти предприятий, учреждений и организаций, в которых в 1930-х гг. работали переселенцы. Согласно документам большая их часть была занята в угольной промышленности. Так, в конце 1931 - начале 1932 гг. доля спецпереселенцев от всех рабочих шахт Карагандинского угольного бассейна составляла 40 %, и их численность продолжала расти. Материалы фонда 27 — «Переселенческого отдела при исполнитель­ном комитете Карагандинского областного Совета народных депутатов трудящихся» характеризуют все стороны жизни спецпереселенцев на территории Казахстана. Фонд сформирован из инструкций, указаний по составлению планов сельскохозяйственного переселения; планов переселения из мало­земельных районов в колхозы и совхозы Карагандинской области; материалов по экономике колхо­зов, принимающих переселенцев; отчетов, списков, сведений, докладных записок, переписки с колхо­зами по учету и хозяйственному устройству переселенцев; заявлений и жалоб переселенцев.

Часть документов Карагандинского обкома и горкома КП Казахстана Карагандинского област­ного исполнительного комитета и переселенческого отдела облисполкома касается депортации ко­рейцев, немцев, поляков, карачаевцев, калмыков, чеченцев, ингушей, балкарцев, крымских татар, греков, болгар и армян, турок-месхетинцев. Как известно, все эти народы были объявлены изменни­ками, врагами народа и депортированы из родных мест. Документы архива содержат информацию о приеме, размещении, хозяйственном устройстве переселенцев. Имеются сведения о количестве спец­переселенцев, работающих на предприятиях области, их медико-санитарном обслуживании. Ком­плекс источников раскрывает юридическое и экономическое положение поляков и немцев, не моби­лизованных в Трудовую армию и проживающих в колхозах области, и др. Архивные документы — партийные инструкции, директивные указания, циркуляры отражают негативное, настороженное и подозрительное отношение власти к депортированным народам. Идеологическая направленность документов практически везде одинакова: «Вы должны учесть, что подавляющее большинство переселенцев настроены резко враждебно к советской власти и попытаются свою враждебность проявить в самых различных формах, поэтому необходимо принять сразу же, по их приезду, решительные меры, чтобы парализовать их возможное влияние...» [13]. Как результат — все категории депортированных находились под жёстким контролем органов НКВД.

В Государственном архиве Карагандинской области имеются отдельные документы Ворошилов­ского районного отделения МВД по Карагандинской области, в котором есть списки поляков, рассе­ленных на территории Ворошиловского района. По имеющимся документам можно проследить не­сколько этапов насильственного переселения поляков в Карагандинскую область из Украины в 1931, 1936 и 1949 гг. из Волынской и Виленской областей [14]. В коллекции документов ГАКО «Депорта­ция и репрессия народов Советского Союза» имеются воспоминания депортированных в Казахстан поляков. Большой интерес представляют документы, хранящиеся в фонде 596 — «Статистическое управление Карагандинской области». В фонд вошли «Сведения о передвижении населения, зареги­стрированного в городских и прочих паспортизированных пунктах», датированные сороковыми го­дами и отрывочно — пятидесятыми. В них содержатся данные о механическом и естественном дви­жении населения области по месяцам.

Среди наиболее важных источников, дающих ключ к пониманию механизма «большого терро­ра», в первую очередь следует назвать секретные постановления Политбюро о репрессиях против тех или иных категорий «врагов». Оперативные приказы НКВД определяли в мельчайших подробностях детали этих операций. Сохранилась переписка между Политбюро, региональными комитетами пар­тии и управлениями НКВД об утверждении дополнительных лимитов по «кулацкой операции». Из этих документов ясно следует, что массовые репрессии, проводимые в 1937-1938 гг., были в боль­шинстве своём тщательно спланированными и централизованными акциями, обсуждёнными на са­мом высоком уровне (Сталиным и Ежовым). Первая определялась оперативным приказом НКВД № 00447 от 30 июля 1937 г. По нему под удар попадало довольно большое число «антисоветских элементов», среди которых «бывшие кулаки» занимали «почётное» место [15].

Юридической основой для беззаконной акции выселения целого народа — поляков — послужи­ло Постановление СНК СССР № 776-120 сс. от 28 апреля 1936 г. «О переселении лиц польской на­циональности из Украинской ССР». Депортация поляков рассматривалась советским государством как превентивная мера по очистке приграничных территорий от «неблагонадёжных народов». В юри­дическом статусе они приравнивались к контингенту «бывших кулаков». Всего были переселены 35820 поляков, из них 35739 (99,8 %) — в Казахстан, в основном в северные области республики. Для расселения прибывших поляков было решено организовать 13 точек (поселков) близ ферм Жаркуль, Алабота, Кара-Кога, Сауле, Кара-Агаш и др. Во всех 13 поселках были компактно расселены поляки, выселенные из Житомирской, Винницкой, Кировоградской областей [16;124]. Очередная волна де­портации поляков прошла в 1940-1941 гг., после раздела Польши Советским Союзом и Германией, по Постановлению от 10 апреля 1940 г. Новая категория спецконтингента называется в документе «польскими посадниками и беженцами». Посадниками называли переселенцев Польши, получивших в 20-30-е годы земли в Западной Украине и Западной Белоруссии. Когда эти территории были захва­чены советскими войсками в 1939 г., началось выселение «польских посадников». Посадники в Польше выполняли определенные политические функции в отношении местного населения, и поэто­му в СССР они были объявлены «злейшими врагами трудового народа» и целыми семьями выселены в глубь СССР.

Комплекс документов по истории депортированных народов в 1940-1955 гг. имеется в фонде спецпоселений Архива Управления Комитета правовой статистики и специальных учетов Генераль­ной прокуратуры по Карагандинской области (Архив ПС и СУ). Фонд располагает списками спецпо­селенцев, прибывших из других областей Казахстана, из других республик, из исправительно-трудовых лагерей, списками спецпоселенцев, арестованных и осужденных, списками умерших. В этом же фонде размещены архивные личные дела спецпереселенцев. Большинство дел спецпересе­ленцев польской национальности из Украины и Ставрополья в 1960-е гг. были переданы в УВД тех местностей, откуда люди выселялись. Высоким уровнем информативности в делопроизводственной документации обладают документы распорядительного характера: Постановления СНК СССР и КазССР, директивы и указания МВД СССР и Казахской ССР, директивы и указания ГУЛАГа СССР, руководящие указания МВД СССР и МВД Казахской ССР, 4-го спецотдела по работе отдела «П» УМВД, директивы Генерального прокурора СССР.

Наиболее объективную информацию о положении спецпереселенцев в местах вселения дают докладные записки прокуроров районов. Последние, взывая к областным властям о помощи пересе­ленному населению, указывают на трудности и проблемы депортированных народов. Особо в этой группе документов следует выделить справки, спецсообщения и докладные записки руководства управлений НКВД по краям и областям, которые давали в крайкомы (обкомы) полную и достовер­ную информацию. В этих документах рассматривается весь комплекс вопросов, связанных с жизнью спецпереселенцев, вплоть до фактов злоупотребления властью по отношению к ним, но главная тема — их бытовое, материальное и трудовое устройство. Анализ архивных источников позволил выявить определенные сложности в исследовании вопросов, связанных с условиями проживания и жизнедея­тельности польского народа в Казахстане. Репрессивная политика по отношению к польскому насе­лению, его жизнь в режиме спецпоселения обусловили тот факт, что многие архивные материалы со­средоточены в закрытых архивах НКВД-КГБ и МВД Казахстана.

Таким образом, использованная источниковая база достаточно информативна и репрезентатив­на. Анализ источников и их интерпретация в историческом контексте позволяют говорить об акту­альности выбранной темы, необходимости её дальнейшей разработки и важности исследований в этом направлении.

 

 

Список литературы

  1. БаймахановМ.Т. Государственно-правовые проблемы общенационального согласия реабилитации жертв политиче­ских репрессий. — Алматы: Фонд «ХХ век», 1998. — С. 11.
  2. Полян П.М. Не по своей воле. История и география принудительных миграций в СССР. — М.: Мемориал, 2001. — 326 с.
  3. Назарбаев Н.А. Историческая память, национальное согласие и демократический выбор народа Казахстана. Доклад на V сессии Ассамблеи народа Казахстана // Казахстанская правда. — 1997. — 7 июня. — С. 1-2.
  4. Некрич А.М. Наказанные народы. — Нью-Йорк: Хроника, 1978. — 170 с.
  5. Конквест Р. Большой террор // Нева. — 1989. — № 9. — С. 126-148.
  6. Бугай Н.Ф. Л.Берия — И.Сталину: «Согласно Вашему указанию...» — М.: Наука, 1995. — 320 с.
  7. ЗемсковВ.Н. Спецпоселенцы в СССР: 1930 — 1960. — М.: Наука, 2003. — 306 с.
  8. Алдажуманов К.С., Алдажуманов Е.К. Депортация народов — преступление тоталитарного режима. — Алматы: Фонд «ХХ век», 1997. — 16 с.
  9. Депортированные в Казахстан народы: время и судьбы. — Алматы: Арыс, Казахстан, 1998. — 428 с.
  10. Сталинские депортации 1928-1953 гг. / Сост. А.Н.Яковлев, Н.Л.Поболь, П.М.Полян. — М.: Междунар. фонд «Демо­кратия», 2005. — 904 с.
  11. История Сталинского ГУЛАГа. Конец 1920-х — первая половина 1950-х годов: Собр. документов в 7 т. — М.: Рос. полит. энцикл. (РОССПЭН). — Т.5 — 2004. — 824 с.
  12. Из истории поляков в Казахстане (1936-1956 гг.). Сб. документов: АП РК / Отв. ред. Л.Д.Дегитаева. — Алматы: Ка­захстан, 2000. — 344 с.
  13. Спецпереселенцы в Карагандинской области: Сб. документов и материалов / Под ред. Е.К.Кубеева. — Караганда:Изд-во КарГУ, 2007. — 325 с.
  14. Государственный архив Карагандинской области (ГАКО). — Ф. 239. — Оп. 1. — Д. 6. — Л. 15.
  15. ГАКО. — Ф. 18. — Оп. 1. — Д. 335. — Л. 51, 52.
  16. 40-50-е годы: последствия депортации народов (свидетельствуют архивы НКВД — МВД СССР) // История СССР. — 1992 — № 1. — С. 121-128.
Год: 2014
Город: Караганда
Категория: История
loading...