Основные цели и задачи конституционных норм о языках в Республике Казахстан

Автор пишет в статье, что принятие закона, может предотвратить или преодолеть все проблемы и дебаты, которые возникают в связи с внедрением принципов и нормами Конституции языков.

В связи с дальнейшим продвижением Респу­блики по пути демократизации казахстанская общественность все заинтересованнее начала обсуждать как наши достижения в деле создания суверенной государственности, так и проблемы, которые возникают на этом пути. Среди них на­блюдается и актуализация проблемы языковой ситуации в Республике.

Без глубокого знания и осмысления основ­ных конституционно-правовых целей и задач государства в этой «особо тонкой и уязвимой» сфере общественной жизни очень трудно пра­вильно и верно оценить те достижения, которых мы достигли на этом пути, а также разобраться в тех «недочетах», которые мы допустили, с тем, чтобы продолжить накопленный положитель­ный опыт в языковых отношениях в рамках за­данного конституционно-правового поля.

Свободный выбор языка общения - вот глав­ный принцип, который закреплен в нашей Кон­ституции для регулирования языковых отноше­ний в нашем обществе. Каждый имеет право свободно выбрать тот язык общения (общения в универсальном смысле), на котором он хочет по­строить свои отношения с другими субъектами общения.

Отражением и воплощением этого принци­па являются нормы Конституции, устанавли­вающие в Казахстане государственный язык (казахский язык) и язык официального употре­бления (русский язык), поскольку мы свободно выбрали (в результате голосования за принятие действующей Конституции) казахский язык го­сударственным языком и установили, что «в го­сударственных организациях и органах местного самоуправления наравне с казахским официаль­но употребляется русский язык». Однако статус русского языка как официально употребляемого языка не означает, что он является вторым госу­дарственным языком или официальным языком. Он является лишь языком «официально употре­бляемым наравне с казахским».

Согласно Конституции казахский язык является государственным, а русский язык «официально употребляется наравне с казахским». Этот свой конституционно-правовой статус они должны реализовать для осуществления и в рамках тех целей и задач нашего государства, которые прямо указаны в Конституции, - для создания и поддержания мира и миропорядка в государстве, «миролюбивого гражданского общества», приверженного идеалам « свободы, равенства и согласия». Осуществление функции казахским и русским языками, основанных на их конституционно-правовых    статусах,    должно происходить в условиях их бескорыстного, мирного и партнерского взаимодействия и взаимопомощи, при которых не допускается их «конфликтование и противоборство» и категорически запрещается и пресекаются всякие проявления открытого их «противостояния и столкновения». Лишь тогда мы сможем устранить все имеющиеся реальные и «искусственно созданные» причины и факторы, которые порождают ситуации, при которых русский язык вынужден входить в состояние противоборства и противостояния с казахским языком в сфере функционирования государственного языка.

Сфера действия государственного языка и языка официального употребления - это сфера реализаций конституционно-правовых ценно­стей, принципов и задач казахстанского государ­ства. Государственный язык и язык официаль­ного употребления являются лишь вербально-словесными и письменными выразителями этих целей и задач, внешними формами, «физически­ми» носителями и «материальными» проводни­ками их содержания. Поэтому у государствен­ного языка и языка официального употребления при осуществлений ими своих функций не быва­ет «собственных» целей и задач, отличных от це­лей и задач этого государства. Принципы и цен­ности, цели и задачи этих языков, наделенных соответствующими конституционно-правовыми статусами, полностью совпадают с принципами и ценностями, целями и задачами государства Казахстан, и они едины и одни и те же, поэтому между ними не могут быть ни несовпадения и ни малейшей разницы, они ни на йоту не могут быть «разъединены» друг от друга. Государственный язык и язык официального употребления - это «зеркальные и точные» отражатели государ­ственной политики и идеологий, у них не может быть ничего «своего и собственного», отличного от того, что хочет выразить в них и через них го­сударство и народ Казахстана. Именно поэтому критерий нормального их функционирования, совпадающего с их конституционно- правовыми статусами, - это их функционирования как род­ственных языков, как языков одной цели и зада­чи, как «кровнородственных языков», в связи с чем любые действия, слова и даже намеки, ко­торые могут каким-то образом негативно влиять на такой конституционно-правовой статус их взаимоотношений, должны пресекаться и при­знаваться «анти-конституционными».

Именно в таком понимании и в такой трактов­ке состоит истинная суть, смысл и содержание конституционно-правовых идей, принципов и норм о языках, в том числе их норм, посвящен­ных статусу государственного казахского языка и статусу русского языка как языка, который «офи­циально употребляется наравне с казахским». В проведений в жизнь такого понимания пункта 2 статьи 7 Конституций должны добиваться и мы - граждане Казахстана.

Главная цель государства и государствен­ного обустройства общественной жизни - это создание и обеспечение мира и мирных усло­вий жизни на территории государства, основан­ного на общенародном и публичном договоре (Конституции и соответствующих ей законах). Одним из основных средств обеспечения этой главной цели государства - его государственный язык. Если так, то государственный язык - это язык мира, это язык обслуживания и обеспече­ния мирного общения народа Казахстана и его граждан, и язык их правового закрепления и узаконения (язык права и правопорядка). В Ос­новном Договоре о создании нашего государства (в Конституции) мы закрепили норму о том, что «государственным языком в Республике являет­ся казахский язык, а русский язык официально употребляется наравне с казахским языком». Мы должны неукоснительно выполнять эти тре­бования Конституции. И тогда никто не сможет использовать языки народов Казахстана в про­вокационных целях для проведения своих шо­винистических и ультра-националистических воззрений и устремлений, превращая их в языки «противостояния и противоборства». Лишь тогда казахский и русский языки, и языки представи­телей других народов Казахстана станут языка­ми «мира и мирной жизни», языками «единства и дружбы», языками созидания и укрепления суверенитета и независимости нашего государ­ства. Именно в таком пониманий заключается суть и смысл принципов и норм Конституций о языках, в том числе статьи 7, а также толкования Конституционного Совета о языках.

Согласно постановлению Конституционного Совета от 23 февраля 2007 года разница статуса государственного языка от статуса языка офи­циального употребляемого заключается в том, что, во-первых, государственный язык в Респу­блике лишь один и единственный, это казахский язык, во-вторых, государственный язык является одним из определяющих факторов государ­ственности Казахстана, в-третьих, казахский язык символизирует суверенитет Казахстана, в-четвертых, казахский язык является элементом конституционно-правового статуса Республи­ки, и в-пятых, государственный язык выражает единство народа Казахстана.

Государственный язык в Республике облада­ет высшим политико-правовым статусом, а язык официального употребления таким статусом не обладает. Как подчеркивается в Постановлении Конституционного Совета, «высший политико-правовой статус государственного языка поддер­живается закреплением Конституцией и возмож­ностью установления законами исключительно­сти либо приоритетности его функционирования в публично-правовой сфере».

Отличие государственного языка от офици­ально употребляемого языка также в том, что государственный язык обладает верховенством в публично-правовой сфере и «в области государ­ственно-правового регулирования». В Постанов­лении Конституционного Совета отмечается, что «Основной Закон предусматривает верховенство статуса казахского языка, придавая ему публич­но-правовое значение (пункт 1 статьи 7 Консти­туции)».

Согласно Конституции, русский язык являет­ся языком официально употребляемым наравне с казахским. Согласно Постановлению Конститу­ционного Совета, это означает, что русский язык как язык официально употребляемый не может быть вторым государственным языком и офици­альным языком. Тем самым он не может стать одним из определяющих факторов государствен­ности Казахстана, не может символизировать су­веренитет Казахстана, не может стать элементом конституционно-правового статуса Республики, так как все эти моменты являются свойствами, присущими лишь государственному языку.

Точно так же официально употребляемый язык не обладает высшим политико-правовым статусом в Республике, тем самым он исключен возможности приоритетного функционирова­ния в публично-правовой сфере. «Исключитель­ность и приоритетность функционирования в публично-правовой сфере», как отмечается в Постановлении Конституционного Совета, мо­жет быть установлена законами только для госу­дарственного языка.

Конституционно-правовой статус официаль­но употребляемого языка, согласно этому По­становлению, не позволяет ему также обладать верховенством в публично-правовой сфере и в области государственно-правового регулирова­ния. Данное разъяснение Конституционного Со­вета означает, что все законы и иные норматив­но-правовые акты в нашей Республике должны разрабатываться, готовиться и приниматься, в первую очередь, на государственном языке и пе­реводиться на официально употребляемый язык, а не наоборот.

А равенство в употреблении казахского и русского языков, согласно Постановлению Кон­ституционного Совета, означает, «что в госу­дарственных организациях и органах местного самоуправления казахский и русский языки упо­требляются в равной степени одинаково, неза­висимо от каких-либо обстоятельств». Разъясняя данную норму, Конституционный Совет отме­чает, что из этого следует необходимость «обе­спечивать возможность физическим и юридиче­ским лицам обращаться в государственные орга­ны и органы местного самоуправления и полу­чать информацию от них с соблюдением п. 2 ст. 7 Конституции - в равной степени на казахском или русском языках, вне зависимости от языка, на котором ведется делопроизводство».

В Постановлении Конституционного Совета отмечается и другой признак равенства казах­ского и русского языков, это «равная юридиче­ская значимость текстов нормативных правовых актов на казахском и русском языках». Поэтому «... в случае, если несоответствие текстов на казахском и русском языках искажает концеп­туальное содержание правовой нормы и делает невозможным ее однозначное понимание, такая норма, исходя пункта 2 статьи 7 Основного За­кона, может быть признана в установленном по­рядке не соответствующей Конституции».

В постановлении Конституционного Сове­та от 23 февраля 2007 года было отмечено, что второй пункт статьи 7 Конституции («наравне с казахским официально употребляется русский язык») не означает «наделение русского языка статусом второго государственного языка». В нем подчеркивается, что что «Основной Закон предусматривает верховенство статуса казах­ского языка, предавая ему публично-правовое значение (пункт 1 статьи 7 Конституции)»1 (До­полнительное постановление Конституционно­го Совета Республики Казахстан от 23 февраля 2007 года, №3. Сборник постановлений Кон­ституционного Совета Республики Казахстан. - Астана, 2010. - с. 417). Далее в нем разъясня­ется, что «верховенство статуса государственно­го языка означает закрепление Конституцией и возможность установления законами исключи­тельности либо приоритетности его применения в публично-правовой сфере»2 (Там же. - с. 419).

Вся проблема в том, что до сих пор не реали­зовано требование данной нормы данного поста­новления Конституционного Совета Республики - до сих пор не принят закон, устанавливающий «исключительность либо приоритетность при­менения в публично-правовой сфере» государ­ственного языка. Если бы такой закон был бы принят, то можно было бы предотвратить или преодолеть все те проблемы и дискуссии, кото­рые возникают в связи с реализацией принципов и норм Конституции о языках.

Год: 2012
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция