К вопросу об этапах распространения письменности в Центральной Азии

Центральная Азия по праву считается одним из древнейших очагов человеческой цивилизации. Об этом убедительно свидетельствуют археологические раскопки, проведенные в данном регионе. В середине I тысячелетия до н. э. в древних письменных источниках появляются сведения о могущественном союзе сакских племен, обитавших на территории региона. В современной научной литературе к сакам и массагетам относят племена Приаралья, северных и восточных районов Средней Азии, Казахстана и южной Сибири, отличая их от близких по культуре скифов Северного Причерноморья [1].

Сакские языки и диалекты, занимавшие в древности очень большую территорию, представлены в настоящее время наиболее вероятными потомками в лице памирских языков (шугнано-рушанская группа, язгулямский, ваханский, ишкашимский). Памятников, фиксирующих речь древних среднеазиатских сакских племен, не сохранилось. Источники перечисляют лишь названия некоторых племен и племенных групп, отдельные имена собственные и географические названия, свидетельствующие о том, что саки говорили на диалектах восточноиранской группы [2; 3, 32-33].

Сакские племена и сакский язык представляют интерес в связи с находкой известным казахстанским археологом К.А. Акишевым, в кургане Иссык, который расположен, в 50 км к востоку от г. Алматы, серебряной чаше с надписью. По сопровождающим погребение артефактам не менее известного «Золотого человека» обнаруженного в этом кургане надпись датирована второй половиной I тыс. до н.э. Письмо состоит из двух горизонтальных строк, содержащих 25 или 26 знаков, из них разных не более 16.

Автор раскопок рассматривал иссыкскую надпись как свидетельство высокого уровня социальной организации саков Семиречья в середине I тыс. до н.э. [4]. Данный памятник является одним из первых свидетельств существования у кочевников Центральной Азии самобытной письменности. Несмотря на принадлежность погребения сакам, принадлежность надписи в силу единичности находки не может быть уверено, отнесена к иранским народам. Не исключена и другая этнолингвистическая характеристика первоначальных создателей надписи [5, 93-94].
Другой тип письменности распространенный у ираноязычных насельников региона конца I тыс. до н.э. – начала I тыс. н.э. обнаружен в 1992 году в ходе археологических работ на городище Культобе у кромки старого русла реки Арысь. В начале I тысячелетия здесь существовала и развивалась скотоводческо-земледельческая культура, названная «отрарско-каратауской», родственная каунчинской и джетыасарской культурам.

В конце I тысячелетия до н.э. – первой половине I тысячелетия н.э. данная территория входила в состав государства Кангюй, о местонахождении которого сообщают китайские источники II-I вв. до н.э. [6, 84]. Памятники, обнаруженные на территории Кангюя, говорят о существовании в регионе особого локального центра распространения письменности, названного «культобинским письмом». Основная часть находок содержащих письмена предварительно датируется II - началом III вв. [7, 14]. Основная часть находок это аморфной формы фрагменты от крупного жженого кирпича-таблицы. На лицевой поверхности расположены прорисованные нанесенные техникой вдавливания по сырой глине до обжига и покрытия ангобом.

Как выяснилось при изучении палеографии надписей, они сделаны письмом, непосредственно восходящим к древнему арамейскому письму, состоявшему из 22 знаков, которое на Востоке одно время сосуществовало с шумерским, а затем вытеснило его, так как было более прогрессивным, алфавитно-слоговым. Оно, а также арамейский язык, стали универсальным письмом и языком канцелярии и делопроизводства во многих древних государствах Востока и Центральной Азии, например, в Вавилоне, Ассирии, Бактрии, Ахеменидском Иране и Египте. На основе арамейского письма были созданы многие другие системы письменности, приспособленные к местным языкам и наречиям: парфянское, хорезмийское, сасанидское, древнеиндийское (кхароштхи), согдийское письмо, а через позднесогдийское курсивное письмо – древнеуйгурское и др.

На сегодня уже известно, что кангюйские надписи, сделанные алфавитом восходящем к арамейскому, принадлежат населению региона говорившему на на языке, относящемся к сакской или североиранской группе языков [8, 87-95].

Дальнейшее развитие данного типа письма как мы уже отметили выше, нашло свое продолжение в манихейском курсиве Восточного Туркестана [9]. Расселившиеся в данном регионе после крушения Уйгурского каганата тюркоязычные племена, достаточно быстро осваивают этот тип письменности и вскоре он начинает именоваться уйгурским.

Уйгурский историк Т. Алмас пишет, что уйгурский алфавит состоял из 20 букв, включая 5 гласных и 15 согласных. 3 из 5 согласных обозначали по 2 звука, таким образом, гласные графемы передавали 8 гласных звука. Также 3 согласных графемы передавали по 2 звука. 15 согласных букв передавали 20 согласных звука, т.е. алфавит, состоящий из 20 графем, передавал до 30 фонем. Текст писался вертикально, сверху вниз. В уйгурском алфавите написание графем зависело от их расположения – каждая буква писалась по-разному в начале, середине и конце слова. Уйгурское письмо, являясь компактным, отражало фонологическую систему языка в условной форме. Поэтому восстановление на его основе реального звучания языковых элементов представляется затруднительным [10, 36]. Памятники письменности, найденные в Восточном Туркестане, большей частью представляют собой переводные религиозные документы, а также значительное количество хозяйственных и юридических документов [11].

Великая центральноазиатская эстафета письменностей, начатая кангюйцами и согдийцами, была подхвачена тохарами, тюрками, уйгурами а, позднее, монголами: от уйгурского берет начало монгольское письмо, а монголы передали письменность маньчжурам [12, 65-66].

Другой тип письменности доминирующий в Центральной Азии в эпоху средневековья это т.н. древнетюркское руническое письмо так же именуемое орхоно-енисейским. Данная письменность в основном была распространена в среде тюркоязычных кочевников [13, 117, 132-136; 14, 15-16].

Древнетюркское письмо было открыто в долине Енисея в 20-е гг. XVIII в. немецким ученым Д. Мессершмидтом, состоявшим на службе у Петра I, и И. Страленбергом, сопровождавшим его пленным шведским офицером. Они назвали письмо руническим — по его сходству со скандинавским руническим письмом. Название, хотя и не совсем точное, оказалось удобным и закрепилось в науке. В 1889 г. русский ученый Н.М. Ядринцев открыл в Северной Монголии, в долине р. Орхон, огромные каменные стелы с надписями руническим письмом. Дешифровали и прочли найденные тексты датский ученый В. Томсен, который первым нашел ключ к алфавиту, и русский тюрколог В.В. Радлов, давший первое чтение надписей. По месту находки основных памятников письмо стали называть «орхоно-енисейским», а по другим признакам (язык и характер письма) его продолжают именовать древнетюркским руническим письмом [15]. Было установлено, что руническая письменность в Монголии не локальное явление, а распространенное во всех районах расселения древнетюркских племен. Памятники древнетюркского письма располагаются на территории таких современных стран как Россия, Казахстан, Киргизия, Китай и Монголия. Отсутствие профессионализма в исполнении мелких надписей говорит нам, что руническая письменность была распространена в совершенно разных слоях древнетюркского социума от простых кочевников до элиты [15].

Год: 2014
Город: Астана
Категория: История