Казахстан и Иран историко-культурные взаимосвязи

Статья будет посвящена историко-культурным связям Казахстана и Ирана. Предварительно выбирая тему для данной статьи, я остановилась именно на теме ―Иран и Казахстан‖. Причиной такого выбора является недавно организованная выставка в стенах нашего университета представителями Иранской делегации. Здесь были представлены различные виды искусства, от великолепных ковров ручной работы и керамических изделий до шедевров живописи, которые не оставили равнодушными ни одного посетителя данной экспозиции.

Рассматривая экспонаты, я увидела тонкую нить, связывающую наши народы. Оставшись под глубоким впечатлением, меня охватил интерес проследить эту нить и расширить свои представления и знания об историко-культурной общности и взаимовлияния народов, населявших Казахстан и Иран. Ретроспективный анализ взаимодействия этих народов позволил мне выявить то синкретическое культурное единство, которое присутствует в регионе с древнего времени по настоящий период.

При освещении вопросов историко-культурных связей Казахстана и Ирана необходим подход к отбору источников, что позволило мне увидеть материалы с различных сторон.
В персоязычных исторических сочинениях содержатся ценные сведения о кочевых племенах Дашт-и-Кыпчака и об их взаимоотношениях с соседними народами на рубеже XII-XVII вв. Среди источников следует отметить Тарих-и Джагуншай. Автор персидской хроники второй половины XVIII вв. Ал ад-Дин ата Малик Джувайни (1225-1283) находился на службе у Хулагуидов Ирана. [1]

Эта персоязычная хроника – ценнейший нарративный первоисточник по истории Казахстана, Ирана и многих зарубежных стран и народов эпохи Чингиз-хана и его преемников. В персоязычных источниках имеются важные сведения о положении ханской власти и ее взаимоотношениях со знатью, форма пожалования, права на управление городами, земельные пожалования джуйбарских шейхов казахским ханам и султанам, денежная реформа и т.д. Обнаруженные документы о купле-продаже земли, земельных пожалованиях потомками шейхов Джуйбари свидетельствуют о значительном влиянии в XVI-XVII вв. на государственные дела Казахского ханства. На основе персоязычных сочинений, таких как ―Шареф наме-йи шахи‖, ―Тарих-и алаамар-йи Аббаси‖, ―Бахр ал-асрар‖ и др. исследованы договоры, международные соглашения, династические браки, переговоры, посольства - все те определенные средства и приемы мирного разрешения международных споров, которые имелись во внешней политике правителей. [1]

Уже со 2-3 тыс. до нашей эры происходит становление единой культурной общности на территории Евразии, которая вырабатывает общую мировоззренческую модель, основанную на единстве представлений индоиранской, тохарской и древнетюркской общностей.

Начиная с XI в. и до монгольского нашествия в XIII в., когда было создано казахское государственное образование, и далее до XVII в., мы имеем огромное количество свидетельств об активном присутствии и контактах между Ираном и Дашт-и-Кыпчаком. Поскольку некоторые из кипчакских племен в XI в. жили на территории современного Казахстана, и дошли до Хорезма, речь пойдет и об отношениях жителей кипчакской степи между иранцами.

Дашт-и Кипчак (Кипчакская степь) - это изумрудная степь на юге Евразии. Прежде всего, это персидское выражение, очень часто встречающееся в персидской литературе. Эта степь находилась рядом с Ираном, и иранцы имели непосредственную связь с кипчаками, которые жили в этой степи. Со второй половины XI в. нашествия тюркских степняков Центральной Азии и вслед за ними страшное нападение монголов в начале XII в. и их присутствие на Иранском плато в последующие столетия, имели огромное влияние на историю Ирана, оставив в ней глубокий след. В эпоху Тимуридов, когда могущественный хан Тохтамыш не раз нарушал планы Тимура по завоеванию Ирана и создавал препятствия на его пути, Дашт-и Кипчак сыграл важную роль в истории Ирана, остановив победное шествие Великого Тимура. [2]

В 1502 году в Иране приходит к власти династия Сефевидов, происхождением из Ардебиля (Иранский Азербайджан). Иранское общество при Сефевидах состояло из мозаики этнических и религиозных групп. Доминирующими этносами являлись персы и тюрки. Помимо официального новоперсидского языка, при дворе Сефевидов и войсках был принят тюркский язык. В тюркских же государствах персидский являлся языком международного общения, феодальной государственности и культуры. Главной военной опорой Сефевидов стали тюркоязычные кочевые племена кызылбашей. Кызылбашские племена занимали привилегированное положение по сравнению с другими. [3]

В истории Казахского народа сефевидский фактор оставил значительный след. Можно отметить, что в казахском фольклоре имеется целый цикл эпических сказаний, связанных с кызылбашами. Вспомним, хотя бы эпос Кобыланды батыр, герой которого сражался с кызылбашами.

В исторической литературе утвердилось мнение о том, что первые непосредственные контакты Казахского ханства и Сефевидов имели место на рубеже XVI - XVII вв. или даже в

Год: 2014
Город: Астана