Византия

Термин «Великий шелковый путь»вошел в историческую науку в конце XIX в., после публикации в 1877 немецким историком К.Рихтгофеном книги «Китай». Этот караванный торговый путь был самым протяженным (более 7 тыс. км) в докапиталистическую эпоху
, 2015

Великий шелковый путь сегодня приобретает большое значение не только в связи с изучением его боготого историко-культурного наследия, но и в попытках решить с его помощью проблемы геополитического характера
, 2015

В статье исследуются парадигмы церемониальных отношений между византийскими императорами и анатолийскими тюркскими эмирами в первой трети XIV в. Автор выделяет три модели взаимоотношений, две из которых были заимствованы из XII и XIII вв., а другая появилась только в XIV в. Новая модель взаимоотношений была предложена османскими эмирами и предполагала церемониальное равенство между императором и османским эмиром.  
, 2016

Эта статья посвящена международным соглашениям X века между Византийской империей и древней Русью. Уровень развития правовой системы Византии был намного выше, чем уровень развития правовой системы древней Руси. Поэтому очень важным является вопрос о том, какое право преобладает в данных международ­ных договорах: древнерусское или византийское.  
, 2013

Возрождение византийской империи на Босфоре после завоевания Константинополя 25 июля 1261 г., привело к коренному изменению геополитической ситуации всего Восточно-средиземноморского региона [1, с. 182-204; 2, с. 230-232]. В течение двух последующих десятилетий главной целью внешней политики Михаила VIII Палеолога было отвоевание греческих территорий, подчиненных католическим правителям в начале XIII века. Вследствие ограниченности военного потенциала византийской империи и постоянной угрозы объявления крестового похода со стороны Римского Святого Престола, греческий император был вынужден прибегнуть к ряду дипломатических маневров для достижения своих полити­ческих целей.
, 2012

При системном изучении взаимовлияния глобальной Византийской и локальной Авар­ской цивилизаций крайне важны культурно-идеологические элементы, символы, раскрываю­щие причинно-следственные связи.
, 2011