Геополитика как фактор обеспечения национальной безопасности Республики Казахстан

Геополитика как система объективных законов, определяющих развитие тех или иных мировых держав (и мировой системы в целом) и влияющих на их внутреннюю и внешнюю политику в зависимости от их географического положения, существовала еще в древности.

У СССР также были свои геополитические установки. После победы Октябрьской революции и до Великой Отечественной войны господствовали взгляды, в основе которых лежали надежды на мировую революцию. После победы в Великой Отечественной войне СССР активно поддерживал национально-освободительные движения в бывших колониях, рассчитывая на развал капиталистической системы. Ухудшение геополитических позиций СССР в 80-х годах прошлого века было вызвано, прежде всего, отсутствием у страны эффективной национальной стратегии и недооценкой стратегических вызовов со стороны соперничающих держав.

В настоящее время объективной геополитической тенденцией является снижение роли национальных государств наряду с возрастанием значения международных объединений. Вместе с тем серьезную опасность представляют практические шаги, предпринимаемые международной олигархией и политической элитой, которые направлены на установление контроля над континентами и странами в экономической, политической и социальной областях в целях извлечения максимальных выгод. При этом используются экономическое давление, изощренные информационные технологии и военная сила, отвергающие понятие «национальный суверенитет». Все это определяется одним словом - глобализм. Глобализация вызвала не только рост взаимозависимости развития национальных экономик, но и усиление хаотичности в принятии решений международными экономическими организациями, что объективно ведет к разрушению стратегической стабильности.

Не следует также игнорировать и тот факт, что антиглобализм в своем крайнем проявлении балансирует на грани терроризма, является для последнего питательной средой.

Геополитика - политическая концепция государства, определяющая зависимость его внутренней и внешней политики, военной доктрины, развития экономики и строительства вооруженных сил от географического положения страны, уровня развития производительных сил (включая науку), состава и менталитета народа, культуры, общественного строя, многонациональности и многоконфессионности населения, политической стабильности, характера межгосударственных отношений [1, с. 38].

Так, геополитическая модель США и НАТО базируется на концепции однополюсного мира, возникшего после распада СССР. Эта модель предусматривает:

  • объединение усилий стран, расположенных по периферии Атлантического океана в военно-политический союз (НАТО);
  • установление контроля за мировыми морскими коммуникациями;
  • наращивание угрозы с моря, адресованной прежде всего России, Китаю, Индии - странам, составляющим ядро Евразии.

Целью геополитики России, по взглядам военных теоретиков ГШ ВС РФ, является: воспрепятствование расширению зоны глобальных интересов США и построение многополюсного мира, предлагающего существование на Земле не единственного, а нескольких сопоставимых по своей экономической и военной мощи региональных силовых центров.

Казахстан в силу своего географического положения находится в сфере интересов международных структур наркобизнеса, терроризма, нелегальной миграции что актуализирует проблему, ставя ее в разряд угроз национальной безопасности. В сферу геополитики РК входит защита национальных интересов.

Национальные интересы РК можно определить, как обусловленные потребностями выживания, безопасности и развития страны, а также ценностями исторического и культурного наследия, казахстанского образа жизни устремления и стимулы деятельности субъектов государственной политики, служащие приумножению национальной мощи во всех ее основных составляющих (экономической, научно-технической, духовной, военной), а также повышению благосостояния большинства граждан [2].

Статья 4 Закона РК «О национальной безопасности РК» определяет следующие национальные интересы РК:

  • обеспечение прав и свобод человека и гражданина;
  • сохранение общественного согласия и политической стабильности в стране;
  • экономическое развитие на благо всего Казахстана;
  • воспитание казахстанского патриотизма и укрепление единства народа Казахстана;
  • сохранение и приумножение материальных и духовных ценностей казахстанского общества;
  • незыблемость конституционного строя республики Казахстан, в том числе   государственной   независимости, унитарного   устройства и президентской формы правления, целостности, неприкосновенности Государственной границы и не отчуждаемости территории страны;
  • устойчивое функционирование государственных институтов, укрепление и повышение эффективности их деятельности;
  • обеспечение оснащенности и боевой готовности Вооруженных Сил, других войск и воинских формирований Республики Казахстан;
  • безусловное исполнение законов и поддержание правопорядка;
  • развитие международного сотрудничества на основе партнерства.

Китай. По взглядам самих китайских политиков и политологов во внешней политике Китай ставит перед собой две главные стратегические цели - создание благоприятных внешних условий для модернизации государства и утверждение КНР в качестве одного из полюсов многополярного мира [3].

Первая цель предполагает решение двух задач:

  • предотвращение вовлечения КНР в вооруженные конфликты;
  • развитие торгово-экономических контактов для привлечения в страну инвестиций, технологий и открытия новых рынков.

Вторая стратегическая цель внешней политики КНР -формирование многополярного мира и утверждение Китая в качестве одного из признанных полюсов. По мнению китайского специалиста, в области внешней политики Дин Шичуаня, в условиях многополярности Китай обретет больше возможностей для игры на противоречиях между другими странами, одновременно стараясь всеми силами избегать ограничений, налагаемых многополярностью [4].

«При этом Китай - это отчаянно перенаселенная страна, причем, трижды перенаселенная - 90% населения КНР проживают всего лишь, на одной трети территории страны (Великая Китайская равнина). Пригодной для проживания территории (эффективной территории) в Китае не так уж и много. И это при том, что каждый четвертый житель на Земле - китаец. Глядя на этот расклад легко понять, что, опираясь только на собственные силы Китай не сможет не только развиваться, но даже просто существовать. Свыше 80% территории КНР - это горы и пустыни (Гоби, Алашань, Такла-Макан). Гигантская перенаселенность, ограниченные ресурсы и нехватка пригодной для освоения и обитания земель ставят для КНР непреодолимую преграду на пути развития с опорой преимущественно на собственный ресурсный и иной экономический потенциал. Это предопределяет внешнюю политику страны, которая нацелена на превращение всей планеты в зону своего экономического, соответственно, и политического, влияния. Китай отчаянно нуждается в ресурсах, а также в территории, куда бы он мог сплавить свое избыточное население. Это его стратегическая цель... Китай просто обречен на проведение подобной политики внутренними причинами» [5].

Как отмечает известный российский синолог Ю.  Галенович ­ «Китайский мир стремится использовать в сочетании методы перемещения компактных масс граждан КНР на нашу территорию, вытеснения и ассимиляции нашего населения» [6, с.42].

Наращивание влияния на окружающий мир через «совокупную мощь» страны было названо в Китае «новым выбором», который обосновывает необходимость для КНР расширять жизненное пространство за пределами национальной территории. Образно говоря, Китай вовсе не собирается интегрироваться в этот мир, он стремится интегрировать весь мир в себя. Не случайно среди специалистов-синологов популярно выражение: «Китай - это не другая страна, Китай - это другое человечество» [6, с. 45].

Процесс демографического насыщения территории Китая вызывает определенный страх у казахстанцев хотя бы даже потому, что население соседнего Китая увеличивается ежегодно на 16 млн. человек, то есть на столько, сколько составляет все население Казахстана.

Очевиден и тот факт, что в южных и восточных районах Казахстана с начала 1990-х гг. сложилась значительная китайская община, которая заняла определенную социально-экономическую нишу. Происходит стихийное переименование на китайский манер некоторых казахских населенных пунктов, где осели крупные общины китайских выходцев.

Следует также признать, что уйгурская проблема еще долго будет оказывать негативное влияние на отношения РК и КНР.

Выгоды, которые обе стороны могут извлекать из своего соседства для развития экономических контактов, достаточно очевидны. Однако на сегодняшний день выгоды получает в основном китайская сторона. Это происходит, прежде всего, благодаря внешнеэкономической политике, наличию разработанной стратегии развития западных районов КНР, которая подкрепляется организационными мерами. На практике это - достаточно гибкая политика льгот и привилегий для приграничной торговли, а также контроль со стороны китайских государственных органов за внешнеэкономической деятельностью субъектов хозяйственной деятельности. К сожалению, такого рода политика пока отсутствует в РК. Различные экономические потенциалы и возможности государств не способствуют экономической интеграции между РК и КНР (СУАР).

В исторической перспективе географическая близость Казахстана и Китая может сыграть как положительную, так и отрицательную роль для Казахстана. Положительные тенденции связаны с развитием взаимовыгодного экономического сотрудничества с учетом взаимных интересов, а в долгосрочной перспективе - экономическая интеграция отдельных регионов (в том числе образование межгосударственных зон свободной торговли). Но экономика Казахстана, в случае окончательного превращения в сырьевую державу, в итоге может стать «естественным дополнением» экономики КНР. Наиболее острой проблемой развития китайско-казахстанских отношений следует считать проблему соотношения внешних и внутренних факторов. Приоритетность проблем безопасности и экономики в течение 1990-х гг. менялась вследствие повышения роли первой за счет второй. С реализацией программ развития западных районов КНР в основу взаимоотношений на первом этапе был положен «экспорт торгово-экономического сотрудничества». Для Казахстана было важно наладить функционирование экономики страны, для КНР - решить проблему отсталости «западных регионов» КНР. Казахстан объективно занимает геостратегическое пространство между Россией и Китаем. Этому подчинены и внешнеполитические концепции РК: «многовекторного равновесия» и вновь разрабатываемая концепция «нового евразийства» [7]. Именно поэтому достижение реального уровня стратегического взаимодействия дает возможность снизить риски от изменения геополитической ситуации.

По мнению начальника кафедры геополитики Военного университета Репко С. И., внешняя политика Китая подчинена тайной доктрине «три севера, четыре моря», принятой Военным советом ЦК КПК еще в 1993 году. Три севера - это Североатлантический альянс и Россия (разделенный пополам север Евразии), и США в Новом Свете. Китайский проект начался в 1959 году и предусматривает следующие этапы [8, с. 42]:

  • этап Мао Цзэдуна 1959-1979 гг., первое поколение руководителей, девиз «Освобождение и возрождение»;
  • этап Дэн Сяопина 1979-1989 гг., второе поколение руководителей, девиз «Модернизация и наращивание»;
  • этап Цзян Цзэминя 1989-2009 гг., третье поколение руководителей, девиз «Стабилизация и выравнивание»;
  • этап 2009-2019 гг., четвертое поколение руководителей, девиз «Величие и достоинство».

Китаеведы согласились, что перед Ху Цзиньтао стоят задачи явно и открыто восстановить историческую справедливость и возродить величие Китая. При этом главные военно-политические задачи следующие: вернуть Тайвань в лоно родины; обеспечить безоговорочный суверенитет Китая над Тибетом и Синьцзяном; перенести стратегические границы Китая за пределы национальной территории. Геополитические амбиции Китая не могут быть осуществлены, если они не подкреплены не только экономической, оно и военной мощью. Руководство КНР прекрасно понимает это, и свои планы на сей счет не скрывает ни от кого. Стратегические цели в отношении Китаем были откровенно сформулированы еще в середине 80-х годов двадцатого века: «К 100-летию образования КНР (2049 г.) вступить в ряды мощных мировых держав». По мере наращивания совокупной мощи государства «раздвинуть стратегическую границу Китая на континентальный шельф, заатмосферный космос, полярные области». «Перенести возможные военные действия из районов географической границы Китая на стратегические границы, обменяв стратегическое пространство на дорогостоящее время стратегической реакции» [9]:

Выводы. Для Казахстана крайне важно учитывать потенциальные предпосылки для внешних и внутренних угроз:

  • конфигурация геополитического поля Казахстана представляет собой пространство, сочетающее в себе несбалансированную систему внутреннего устройства с гетерогенной структурой внешнеполитического окружения;
  • ввиду того, что размеры государства представляют стратегическое значение с точки зрения организации оборонных мероприятий, данный фактор затрудняет сохранение Казахстаном политического нейтралитета;
  • небольшое население Казахстана создает проблему слабой заселенности территории, отрицательно влияющую на оборонный потенциал;
  • важным аспектом национальных интересов нашей страны является создание основ военно-стратегической самодостаточности Казахстана. В этой связи главной задачей является строительство Вооруженных Сил, способных обеспечить безопасность страны от угроз регионального масштаба, и в то же время соответствовать экономическим и демографическим возможностям государства, что предполагает создание компактных, мобильных и достаточно боеготовых частей и соединений.

 

Литература

  1. Закон Республики Казахстан от 26 июня 1998 года № 233-I О национальной безопасности Республики Казахстан (с изменениями и дополнениями по состоянию на 07.08.2007 г.). - Источник: справочная правовая система ЮРИСТ, 18.01.06 10:29:07. 
  2. Дергачев В. Геополитическая трансформация международных транспортных коридоров // Вестник аналитики - №3. - 2006.
  3. Точка зрения Цзян Цзэминя на вопрос развития и интеграции мировой архитектоники - высказывания Дэн Сяопина // Шицзе цзинцзи юй чжэнчжи. -1999 - № 11. -С. 12.
  4. Свешников А.А. Концепции КНР в области внешней политики и национальной безопасности // Китай в мировой политике. М.: РОССПЭН. -2001. -С. 136. 
  5. Ауельбеков Б. Китай: пробуждение дракона // Военная мысль - №1. -2010. - С. 42.
  6. Галенович Ю. Китай и сентябрьская трагедия Америки. - М.: - 2002.
  7. Назарбаев Н.А. Критическое десятилетие.- Алматы: Атамура,-С. 175.
  8. Стефашин В. Современная военная доктрина Китая // Военная мысль. -N - 1993.
  9. Цзефанцзынь-бао. - 1987. - 3 апреля.
Фамилия автора: Ш.С.Утяпов 
Год: 2010
Город: Алматы
Категория: Политология
Яндекс.Метрика