Формирование демократического общества в Казахстане

В современном казахстанском обществе процесс становления демократического, правого государства, начавшийся на рубеже 90-х годов ХХ в., происходит нелегко, сложно и трудно. Критически осмысливая пройденные пути нашим молодым государством и его институтом президентсва за 20- летний период, можно утверждать, что сложности этого историческогоипо своим масштабам процесса, который парой принимали драматические формы, носят неслучайный характер. По-другому быть не может, поскольку множество разнонаправленных условий и причин одновременно воздействовали и продолжают влиять на данный процесс. Среди них обстоятельства внутренние и внешние, объективные и субъективные, благо­приятные и негативные и т.д.

Охватить мысленным взором и внятно выразить сразу все перечисленные и подобные им обстоятель­ства - задача неподъемная. Однако реалистично и вполне осуществимо намерение высветить ряд факто­ров, которые непосредственно влияли и влияют на судьбы демократии. В частности, выполнимым делом представляется осмысление организационно-институциональных особенностей, определяющих специфи­ку формирования демократии в Казахстане на рубеже третьего тысячелетия, конституционно-норматив­ной модели сегодняшнего казахстанского института президентства и опыта его претворения в социаль­ную практику, наконец, способов упрочения структурных устоев казахстанской демократии; последнее требует к себе особого, повышенного внимания.

Различные варианты форм государственного правления известны в истории цивилизации. По приня­той ныне азбуке государство ведения строй государства включает в себя: систему правления (монархиче­скую либо республиканскую), способ административно-политической организации территории политиче­ского режима (либерально-демократический либо авторитарный или тоталитарный). Как показывает опыт прошлого и настоящего, каждый из названых компонентов весьма по-разному сплетается и сочета­ется друг с другом.

Следует отметить, что исторические демократия как атрибут государственного устройства имела и имеет множественное число: она воплощалась и воплощается в самых разных образцах. Но при всем том демократия, которая претендует быть современной, должна отличаться следующими сущностными чертами, которые образуют культуру демократии: система народного представительства и разделение властей, политический и идеологический плюрализм, конкуренция элит, безусловное признание достоин­ства, основных прав и свобод человека, политического равноправия всех граждан государства, эффектив­ное культивирование общепринятых гуманитарных ценностей, наличие развитого и влиятельного сообщества негосударственных объединений, реализующих партикулярные интересы своих участников. Для человека, которому близки идеи Всеобщей Декларации прав человека и Конституции Казахстана, несомненно то, что сегодня культура демократии обязательно предполагает максимально бережное отношение к перечисленному выше перечню сущностных черт современной демократии. Эта культура диктует поведение, устремленное на их расширение и углубление. Она требует прилагать всемерное усилие для того, чтобы утверждать их в реальном опыте. Но составляет её не только сеть упомянутых правил. Они - её необходимый верхний ряд.

Нижележащий и не менее значимый пласт культуры демократии образует сеть уже других, более фундаментальных императивов, которые мотивируют деятельность, сопряженную с несколькими иными жизненными практиками.

Предварительно надо засвидетельствовать довольно огорчительное положение. Сводится оно к тому, что институты демократии не предотвращают появление и бытование в государстве таких сугубо отрица­тельных факторов, как преступность, недобросовестное пользование публично властными и иными полномочиями, разгильдяйство, бесхозяйственность, иждивенческие настроения, жажда потребительства, вспышки ксенофобии и др. Возникновение и динамика столь дурных социально-деструктивных фактов менее всего обусловлены самой природой демократии. Напротив, именно демократией создается оптимально благоприятная среди для успешной борьбы с такими негативными явлениями. Но приходит­ся констатировать: одним лишь приятием сущностных черт современной демократии указанные проявления зла не корчуются. Следует особое внимание заострить на том, что эти пагубные виды дискредитиру­ют демократию, препятствуют развертыванию демократических институтов, превращая их в виновников переживаемых государством затруднений и бед. Чтобы в постсоветском Казахстане демократизация стала последовательно поступательным движением, необходимо основательно мобилизовать и всерьез использовать также и фундаментальные категории культуры демократии. Разумеется, необходимо умелое, сбалансированное использование этих категорий в органическом единстве с совокупностью всех остальных институтов данный подсистемы социокультуры.

Гипертрофирование роли какой-то одной из разновидностей добром для демократии не закончит­ся. По крайней мере, несколько фундаментальных, базисных категорий культуры демократии, без реализации которых современная демократия - мираж, настоятельно требуют поставить их в повест­ку дня, сконцентрироваться на их развитии. Среди таких категорий - порядок, дисциплина, обязанности, ответственность.

Но ведь и демократия не синоним мягкотелости; она вовсе не аморфное, рыхлое образование. Если кто-либо решит, будто такие базисные категории к собственно культуре демократии имеют весьма отдаленное отношение, то пусть он попробует доказать невероятное: возможность существования демократии в социальном хаосе, при несоблюдении людьми норм человеческого общежития, в обстанов­ке небрежения обязанностями и в условиях кризиса ответственности.

Рассмотрим вопрос о порядке в обществе. Примем за порядок состояние, которое отличается комплек­сом качеств: устойчивостью, размеренностью (подчиненностью определенным правилам) происходящих в нем процессов, их регулярностью и последовательностью. Однако следует отметить, что термин «порядок» имеет давнюю историю в социальных науках, но в последнее время его избегают главным образом из-за двусмысленности и ассоциацией с идеей авторитаризма. Однако нам без него не обойтись и во избежание ошибочных толкований нужно четко определить, в каком смысле мы будем его использо­вать. Станем его использовать в том плане, что, во-первых, оценим порядок в государстве как устраивае­мый сознательно, целенаправленно, а не складывающийся стихийно, самопроизвольно. Во-вторых, станем со всей ясностью понимать, что существует большое количество разнообразных форм того поряд­ка, который выстраивается в государстве.

Иллюстраций, демонстрирующих массу этих многоликих форм устанавливаемых в государствах порядков, имеется в избытке. Однако из них выберем лишь две. Те две типичные формы порядка, которые начисто исключают демократический уклад бытия современного цивилизованного государства. Первая форма - порядок тюрьмы. Двадцатый век для примера государств, граждане коих подлинно жили в них, как в тюрьмах (а то еще хуже). Вторая форма - порядок казармы. Тот же двадцатый век и продол­живший его век двадцать первый могут «похвастаться» сохранением таких государств, в которых существование людей мало чем отличается от их постоянного пребывания на казарменном положении, да и сама организация государства напоминает казарму с её дотошной регламентацией всего и вся. Укорене­ние и торжество демократического порядка - одна из главнейших целей, стоящих перед постсоветским Казахстаном. Торжество подобного порядка вполне возможно. При выполнении ряда условий необходи­ма учитывать, причем не на словах, а не деле, то обстоятельство, что сущностные черты современной демократии вариативны: реализуясь, они неизбежно окрашиваются в цвета всякий раз специфической национально-исторической идентичности воспринимающего их конкретного государства. Необходим отказ от принудительного, с помощью «сильной», «железной» руки привития этих сущностных черт древу новой казахстанской государственности. Следует также воздержаться от форсированного в обгон времени и обстоятельств внедрения упомянутых черт (признаков) современной демократии в постсовет­скую казахстанскую почву. Действия, которые будут игнорировать данные условия, однозначно не только завершаться крахом для Казахстана демократического порядка, но и обернуться пришествием какой-нибудь супермодерновой тирании.

Порядок в государстве, тем более порядок демократический, предполагает присутствие в нем дисцип­лины, в первую очередь дисциплины людей, составляющих государство. Никакие Америки не открыва­ются указанием на то, что дисциплина есть особого рода - поведение человека, который подчиняется нормам социокультуры (законам, правилам морали, этикету и т.д.), согласует с ними свои поступки. Но дисциплинированности может и не быть (или она может не у всех). Отсутствие дисциплины либо её слабостей и дефицит ставят под вопрос результативность функционирования государства , его жизне­стойкость. В современном Казахстане, где происходит становление демократической государственности, назвать благостным общее состояние дисциплины её граждан язык не поворачивается.

Она еще не высока у большинства из них. Притом не высока в самых разных «дисциплинарных пространствах»: сфере администрирования. На производстве, в просвещении в медицине, сфере быта и досуга и т.д. Об этом надо говорить открыто. Невелики, однако, проницательность и доблесть и отмечающие сей безрадостный и мало кем оспариваемый факт. В сто крат полезней осуществление практических мер по всестороннему укреплению дисциплинированности казахстанцев (должностных лиц государства, гос­служащих - в первую очередь). Культивируя такие чрезвычайно востребуемте меры, желательно удер­жаться от двух крайностей. С одной стороны, от увлечения бесконечными советами, назиданиями, нраво­учениями. С другой от соблазна скрутить всех в бараний рог, заставить всех беспрекословно ходить по струнке. Нужная социуму, нужная каждому его члену настоящая дисциплина - это поведение свободного сознательного человека, который с пониманием и добровольно соблюдает социальные нормы. Но того, кто упорно нарушает дисциплину, следует без излишних церемоний принуждающем приводить в чувство.

Следует отметить, что все эти категории взаимосвязями и взаимообусловлены в культуре демократии. например та же дисциплина немыслима, если человек не выполняет своих обязанностей касательно тех субъектов, с которым он находится в определенных отношениях. Первым и дальнейшим таким объектом является общественная и природная среда этого человека. Действительно, знания и навыками которыми человек обладает, язык, которым он пользуется орудия, которыми он оперирует, - плод его личных усилий. Они - итог колоссальной работы, которую на протяжения тысячелетий производило и произво­дит именно общества. Обязанности индивида перед обществом - естественная благой за пользованием теми бесценными пластами, которые предоставляет ему. От этих обязанностей человека не освободит никто и никогда.

В несколько другом свете выглядят обязанности, рассматриваемые в юридической плоскости. Огорча­ет, что размывают права и свободы человека. Это объяснимо, аргументов хоть отбавляй. Сложно постичь причину полузабвения общедоступной: право существует только и единственно как оборотная сторона обязанности. Вне имманентного с ней право лица - призрак. Давным-давно сформулирована аксиома: «Нет прав без обязанностей, нет обязанностей без прав. В обязанностях субъект реализует себе» той же мере, что и правах. Из разряда аксиоматичных то положение, что права и равнообъемные им обязанности в юридических отношениях распределены не порознь между контрагентами-участниками таких отноше­ний; нет, и прав и обязанности одинаково свойственны каждому из участников. Механизмы их обретения, как и механизмы их известны.

За максимой «нет прав без обязанностей» логично с такой же степенью истинности следует максима «нет свободы без ответственности». Дать научное определение ответственности весьма сложно. Но наметить некоторые указанные пункт необходимо. Ответственность всегда в связке с субъектом (индиви­дом, группой лиц, общностью людей). Свое выражение она находит в контролировании действий субъек­та, в их подотчетности и в претерпевании, которое испытывает за эффекты совершенных им действий. Инстанции ответственности, осуществляющие контроль за поведением субъекта, оценивающие поведе­ние и предпринимающие соответствующие в отношениях субъекта по результатам полученных оценках. Ответственностей много: метафизическая, историческая, политическая, юридическая, моральная, этниче­ская и др. Разные в границах этих отсутственностей субъекты и инстанции, методы и средства осуществ­ления. Применительно к дискуссии о культуре демократии на авансцену выдвигается, конечно, ответ­ственность политическая и юридическая. Тут надо иметь в виду помимо всех социальных соображений), что для современного постсоветского Казахстана особенно важны два момента: во-первых, реализуе­мость ответственности перед законом (государством), но и обязательность государства и его аппарата перед личностью; во-вторых, обеспечение всеми законами способами неотвратимости, максимальной ответственности. В обстановке безответственности, игнорирования обязанностей ни о какой культуре, а тем более культуре демократии речи быть не может.

Фамилия автора: С.Н. Сабикенов
Год: 2013
Город: Алматы
Яндекс.Метрика