К вопросу деятельности и предстоящему выводу сил международной военной коалиции ISAF из Афганистана

Одной из самых актуальных проблем современной мировой политики от которой зависит климат на пресловутой «Шахматной доске» (если не во всем мире!) является предстоящий вывод войск антитерро­ристической коолиции из Афганистана.

Афганская проблема начало которой положил Советский Союз еще в 1979 году успешно была развита и доведена до предела США и международной коалицией. Афганистан поддержанный «благими намере­ниями» великих держав успешно скатывается в «преисподню». Все три вопроса «что происходит, кто виноват и что делать?» периодически, благодоря, масс-медиа, зависают перед лощенными мастерами мировой политики, но все чаще остаются без ответа, так как каждый понимает, что «ссудный день» т.е. вывод войск коалиции, близок и твой ответ, брошеный в попыхах каком нибудь залетному журналисту, на три этих вопроса, может отразиться на твоем рейтинге или итогах подсчета голосов. Не будоража печальную историю «советского опыта» в афганской эпопеи, остановимся на основых этапах блестяще начатой операции НАТО «Несокрушимая свобода» (Enduring Freedom), тем более что ирония этого горомкого и многообещающего названия, на сегодня, очевидна прктически всем, включая людей далеких от политических баталий.

Военная операция США и их союзников в Афганистане началась 7 октября 2001 года после безпре-цетентного террористического акта, действительно потрясшего все мировое сообщество. В это время США действительно испытали на себе зримую и не зримую поддержку большинства населения планеты. Один вид горящих и падающих башен ВТЦ отрезвляюще подействовал на всех антиамерика­нистов, врагов и друзей Америки. Основанием для введения войск США и Великобритании в Афганистан послужила резолюция ООН №1368 от 12 сентября 2001 года.

В молниеносно организованой военной миссии на территории Афганистана, принял участие многона­циональный контингент антитеррористической коалиции, который возглавили представители командова­ния вооруженных сил США, а также контингент Международных сил содействия безопасности (МССБ) в Афганистане (International Security Assistance Force - ISAF) под командованием представителей НАТО. Мировое общественное мнение относительно справедливости этого акта возмездия за столь чудовищное преступление, было успешно сублимировано в резолюцию Совета Безопасности ООН №1386 от 20 декабря 2001 года, которое подписали все постоянные члены Совета Безопасности. Казалось мировое сообщество, искренне консолидированное этими событиями, сметет движение Талибан и Аль-Каиду, безоговорочно направив Афганистан по пути процветания и прогресса.

Особенно впечатляющими были успехи войск коалиции в первые месяцы деятельности антитеррорис­тической операции. В течении нескольких месяцев талибы были выбиты из всех крупных населенных пунктов, 7 декабря 2001 года от талибов был очищен Кабул. По данным американской стороны за период активной фазы антитеррористической операции, были взяты в плен или уничтожены, примерно две трети руководителей и активных сторонников Аль-Каиды и Талибана, в Кандагаре был убит военный предста­витель организации Абухавз, в Хосте советник Бен-Ладена Абдумухаммад Мисри. Большинство отрядов Талибан укрылось в горных районах или в зоне племен в Пакистане. В течении этого времени были проведены и политические мероприятия по созданию новой афганской власти президентом стал Хамит Карзай, в большинстве провинций были сформированы органы новой власти, армия и силовые органы. Все эти успехи во многом напоминали и успехи Советского Союза в первые месяцы после ввода войск. Те же реляции и оптимистические сводки с зоны боевых действий, те же оптимистические прогнозы относительно будущего развития многострадального афганского народа.

С самого начала ввода войск коалиции стала очевидна двойственная позиция пакистанского руководства, которая с одной стороны, стремилась всячески создать впечатление активного члена антитеррористической коалиции, с другой, как выяснилось позже, всячески способствовало возрождению движения Талибан, закрывала глаза на активизацию их деятельности в зоне племен. Трудно поверить, что бы пакистанские спецслужбы не знали о местонахождении Усамы Бен Ладен респектабельное жилище, которого находилось в городе Аббатабад в полутора километрах от Военной академии, в квартале, где в основном расселяются отставные и действующие офицеры спецслужб Пакистана (Пакистанская межведомственная разведка также помогла переправить боевиков «Аль-Каиды» в Афганистан для борьбы с войсками НАТО. 

В декабре 2009 года правительство Таджикистана также сообщило представителям США, что многие в Пакистане осведомлены о местонахождении Бен Ладена [1]. Относительная позитивная динамика развития Афганистана продолжалось примерно до 2003 года. Начиная с этого года движение Талибан оправившись от поражения, начинают активизировать боевые действия против новой афганской власти и международной коалиции. Они распространяют свое влияние практически во всех районах Афганистана. В 2003-2005 годах они усилили партизанские действия в южных районах Афганистана. В конце 2005 года «Талибан» стал использовать и новое оружие - смертников. В то же время активизировали свою деятельность и войска международной коалиции, которые взяли на себя ответственность за обеспечение безопасности на всей территории страны. В 2006 году силами ISAF были проведены успешные операции «Горный прорыв» и «Медуза» в ходе которых, были уничтожены отряды боевиков талибан, однако тысячи мирных жителей горных кишлаков вынуждены были покинуть свои дома и стать беженцами.

В следующем году на юге Афганистана силами международной коалиции был ликвидирован известный полевой командующий всеми силами движения Таллибан в южных провинциях мулла Дадулла. Однако и талибы не остались в долгу, проведя в феврале 2008 года одну из самых дерзких и плодотворных операций по отношению конвоев коалиции в Пакистане, в результате которой командование коалиции вынуждено было отказаться от коридора через Пакистан, через который шло более 80% грузов и обратиться к российскому руководству для расширения поставок через Россию. В ходе деятельности международной антитеррористической коалиции начинает созревать понимание, что ее деятельность не принесет желаемых результатов.

Все больше в СМИ появляются сообщения о гибели мирных жителей, о неэффективности военных операций, террористических актах против войск коалиции и особенно росте недовольства афганского населения деятельностью военной коалиции. Афганское население из-за отсутствия средств к существованию, вынуждено был перейти на производство опиума, так как он стал наиболее распространенным высокооплачиваемым и ликвидным товаром в охваченной боевыми действиями стране. Распространению наркопроизводства содействовали как отряды движения Талибан, так и войска коалиции и центральных властей, которые практически не предпринимали активных действий по развитию экономики страны, создания мирной инфраструктуры. О потере популярности деятельности международной коалиции и новых властей в Афганистане говорит и то, что атакам талибов все больше подвергаются представители новых властей. Так, в апреле 2008 года талибами было организовано покушение на президента Афганистана Хамида Карзая, а к концу мая 2011 года восточная провинция Нуристан (граничит с Пакистаном) оказалась по сути дела «талибской республикой». Ранее дислоцировавшиеся здесь подразделения американских войск в начале года покинули свои передовые заставы из-за больших потерь и неэффективности своей деятельности в пограничных ущельях. Если в общих чертах попытаться
сравнить динамику советского присутствия в Афганистане с присутствием международной коалиции она при всех своих различиях демонстрирует схожесть отдельных процессов. Однако, ощущение «Дежавю» присутствует в сознании практически всех, в той или иной степени, знакомых с современной ситуацией в Афганистане.

Во-первых, нарастающая непопулярность установленного режима, если в начальный период Хамида Карзая поддерживало большинство населения то в настоящее время его правительство находится на гране банкротства. Если в начале установления власти, НДПА пользовалось определенным авторитетом, то в конце советского присутствия, ее авторитет был полностью дискредитирован.

Во-вторых, в начале ввода войск в Афганистан присутствие советского контингента играло роль стабилизирующего фактора, которое было полностью дезавуировано в конце и стало главным раздражи­телем внутреннего спокойствия. Та же динамика характерна для войск коалиции. Сегодня в Афганистане наврятли найдется человек, который бы сомневался в деструктивности присутствия войск ISAF, за исключением, конечно, тех кто работает в государственных органах и получает зарплату. Деятельность военной коалиции в Афганистане сопровождалось постоянными скандалами, многообразие которых говорит, прежде всего, о слабой подготовленности подразделений НАТО для ведения локальных воин.

Об отсутствии, какого либо боевого духа и слабости воспитательной работы в войсках, можно судить по таким скандалам как, создание целой системы подкупа полевых командиров Талибана с целью предот­вращений нападения, отдельными подразделениями итальянского контингента, о моральном состоянии американских подразделений свидетельствует факты постоянного нарушения прав человека в отношении мирных граждан, а так же пленных талибов. Это и расстрел мирных афганцев, (11 марта прошлого года сержант американского контингента Бэйлс в двух населенных пунктах уезда Панджваи провинции Кандагар, убил 17 человек, в том числе девять детей, и ранил еще семерых) и постоянные ошибки при нанесении ракетно-бомбовых ударов с воздуха приводившие к гибели сотен мирных жителей [2].

В 2006 г., в связи с боестолкновениями войск объединенной коалиции и отрядов Талибана погибли, по меньшей мере, 929 мирных афганцев. Из них, не менее 699, стали жертвами нападений талибов (включая теракты с участием смертников и другие теракты, прямо направленные против гражданских лиц), 230 - в результате действий американских или натовских сил, 116 из последних, погибли при ударах с воздуха. В 2007 г. в связи с боестолкновениями погибли уже, как минимум, 1633 человека, из них примерно 950, - в результате нападений боевиков (включая талибов и «Аль-Каиду»), по меньшей мере, 321 - при американ­ских и натовских воздушных ударах. Таким образом, гражданские потери в результате действий коалици­онной авиации за год почти утроились.

За первые семь месяцев 2008 г. в связи с боестолкновениями погибли, по меньшей мере, 540 мирных жителей, из них 367, - в результате нападений боевиков, 173 - в результате действий американских и натовских сил. По меньшей мере, 119 из последних, были убиты в результате ударов коалиционной авиации. Все цифры приводятся по самым консервативным оценкам [3].

Если сравнивать аналогичные факты, связанные с военными операциями Советской Армии в Афганистане, то они так же, говорят о больших потерях среди мирного населения во время проведения войсковых операций, были и случаи расстрела мирных граждан, изнасилование женщин [4]. В то же время, если говорить об активности военного контингента, о взаимодействии с афганским населением в решении боевых задач то она была гораздо выше в период советского присутствия.

Относительно деятельности правительства Хамида Карзай можно сказать, что оно погрязло в кор­рупции. Один за другим разоблачаются громкие дела, в которых замешаны либо высшие чиновники, либо родственники Президента. Современный Афганистан, благодаря деятельности «международных жуликов» наживающихся на гуманитарной помощи и коррумпированности руководства, превратился в «большую стиральную машину» для отмывания денег направленных для развития Афганистана. И хотя Афганистан опасная зона для ведения бизнеса, он стал поистине, раем для махинаторов всех мастей, «черной дырой», где можно сделать состояние и списать все потери на внезапное наступле -ние талибов или террористические акты. И все это прекрасно знают, только «делают хорошую мину при плохой игре».

За девять лет присутствия в Афганистане советская сторона умудрялась не только вести боевые действия, но и оказывать действенную поддержку мирному населению, строить гражданские объекты. И это при военной помощи афганским моджахедам практически всего мирового сообщества. Вооруженная самым современным оружием, военная группировка международной коалиции не только не способна обеспечить надлежащий уровень безопасности представителям международных организаций осуществля-ющих гуманитарные программы, но и безопасность собственных коммуникации по доставке военных грузов. Такова горькая, правда! И это не злая ирония над теми рядовыми солдатами и
офицерами, которые ежедневно ведут боевые действия в Афганистане, это простая констатация фактов политической и военной бездарности людей, наделенных властью и организовавших этот абсурд. Если говорить о мирных программах осуществленных советской стороной за годы присутствия в Афганистане, то они без сомнения в несколько раз более масштабнее.

Страны, составившие международную коалиции, практически не осуществили ни одного экономиче­ски крупного проекта. За весь двенадцатилетний период, присутствия коалиции в Афганистане было построено только два предприятия (фабрика Coca-Cola в Кабуле и фабрика по производству карандашей в Кабульской провинции), и это после нескольких международных конференций, на которых обсуждался вопрос об оказании экономической, финансовой помощи. За период советского присутствия (1979-1989), кроме коммуникационных объектов и объектов инфраструктуры, было построено около 120 производ­ственных предприятий. Все эти объекты (сегодня в основной своей массе не работающие) и по сей день являются важными для афганского правительства и афганского народа [5].

Международная коалиция, практически показало полную неспособность координально решать какие либо проблемы и дескредетировало саму идею эффективной международной помощи государ­ствам - изгоям.

События в Афганистане показали и слабость военно-политической стратегии США претендующего на роль мирового полицейского.

Каково же будущее афганской проблемы после вывода войск коалиции, которое начнется в 2014 году. Над этим вопросом сегодня думают не только политики и международные аналитики мировых держав, но и представители политической элиты и политологи, простые граждане стран кровно заинтересованных в приемлемом решении Афганской проблемы, и, прежде всего, соседних стран Центрально-азиатского региона. На наш взгляд, не существует одного ключа в решении афганской проблемы и с этой иллюзией необходимо расстаться как можно скорее. Только рассматривая этот вопрос в рамках нескольких уровней проблемы региональной безопасности, можно, в какой то мере, подойти к решению проблемы будущего Афганистана.

Наиболее главной, на наш взгляд, системообразующей, региональной проблемой, на сегодня, является проблема конструктивного диалога трех региональных держав, которые в последние десятилетия опреде­лились как государства «второго круга» в мировой политики. Это Индия, Пакистан и Иран, имеющие непосредственное отношение к Афганистану и имеющие свои национальные интересы в данном регионе. Предвидя скепсис относительно этой идеи со стороны умудренных политологов, хочу обратить их внима­ние на понятие «международной динамики», что было совершенно невозможно десятилетие назад, сегод­ня может оказаться близким к реальности. На сегодня, хочется верить, что в политических элитах этих трех государств уже созрело понимание того, что Афганистан в таком виде в каком он находится сегодня, невыгоден ни одному из них. Пакистан который в течении нескольких десятилетий играл ключевую роль в решении афганской проблемы, на сегодня, несмотря на интересы отдельных групп политической элиты пришел к пониманию того, что «афганский костер», у которого можно было подогреть свои стратегиче­ские интересы, получить политические и экономические дивиденды, может перекинуться и на сам Пакистан с его тлеющими конфликтными зонами. (Вазиристан, Белуджистан, Пуштунистан) Если ранее афганская проблема только сближала Пакистан с его главным стратегическим союзником США, то на сегодня она больше служит полем для разногласий и взаимных упреков. Строптивость Пакистана, своя скрытая игра и «вашим и нашим» (не надо забывать о близких отношениях Исламабада с Китаем, скандал с уничтожением Бен Ладена), все больше наводит американских политиков на мысль о поиске более верного стратегического партнера по региону. Вывод войск коалиции в свою очередь значительно усугу­бит и положение самого Пакистана и так балансирующего на гране гражданской войны.

В самом Афганистане, прекрасно осведомлены о роли Пакистана во всех афганских событиях послед­него времени и это отнюдь не вызывает у них восторга. В то же время проблема Афганистана отвлекает слишком много сил и ресурсов у Пакистана, мешая заняться более важными вопросами внутренней политики и отношениями с Индией.

Относительно иранского руководства и его позиции по афганской проблеме можно сказать, что после вывода войск коалиции, скорее всего оно так же будет кровно заинтересованно в установлении мира в  Афганистан и у своих восточных границ. Интересы Ирана в Афганистане были во многом связаны с проблемой безопасности и с присутствием американского контингента у его восточных границ. Если говорить о позициях самого Ирана в Афганистане, то они ограничиваются в основном провинций Герат, где большинство составляют хазарейцы - шииты, которым Тегеран оказывал помощь в последние десятилетия еще со времен советской оккупации. Слабость позиции Тегерана в Афганистане во многом
опреде-ляет и его позицию относительно, какой либо экспансии или проявления геополитических амбиций. Иранское руководство знает, что при каком либо новом геополитическом раскладе оно вмешается в афганский конфликт, но проиграет Исламабаду, чьи интересы в афганском обществе имеют более широкую основу. В то же время мирные отношения с Исламабадом для Тегерана служат гарантией от проникновения и реализации, каких либо «мессианских исламских идей» главного геополитического раз-дражителя Тегерана по региону - Саудовской Аравии. Основу взаимовыгодных отношений Исламабада и Тегерана составляют так же наличие у них общих проблем - сепаратистские движения в Белуджистане, например.

Особая позиция в отношении Афганистана у Индии. Индия стоит как бы в стороне от Афганской проблемы, однако при ближайшем рассмотрении политика Индии направлена на то, чтобы использовать ситуацию в Афганистане для защиты своих национальных интересов. Конфликт в Афганистане Индия в большей мере рассматривает с позиции вовлеченности в него своего традиционного противника Пакистана. Чем больше Пакистан вмешивается в афганский конфликт, тем больше гарантий того, что он не развяжет полномасштабную войну в Кашмире. Однако не надо забывать и о том, что мирно развиваю­щийся Афганистан более выгоден Индии, особенно сейчас, когда Индия становится региональным лиде­ром в сфере экономического сотрудничества, заинтересованного в создании более благоприятного эконо­мического и торгового климата во всем регионе, а так же в развитии прямых коммуникаций соединяю­щих ее с торгово-экономическими партнерами в Евразии и Европе. Таким образом, мирный Афганистан с индийскими инвестициями, более приемлем Индийскому правительству, чем воюющий Афганистан. Тем более, что наличие атомного оружия у Индии и Пакистана служит более приемлемой платформой (Вспомним «концепцию гарантированного взаимного уничтожения между США и СССР») для развития мирного диалога по всем проблемам в двухсторонних отношениях, и «нестабильный» Афганистан теряет свою геополитическую привлекательность для обоих политических оппонентов.

Таким образом, ключ к решению афганского тупика, скорее всего, лежит именно у этих трех стран. Которые способны прийти к общему знаменателю и, наконец, создать условия для конструктивного межафганского диалога.

Вторым условием, стабилизации Афганской проблемы, конечно же, остается конструктивный диалог главных игроков мировой политики США, Китая, России, которые, скорее всего, прониклись понимани­ем того, что Афганистан, в том виде в каком он находится уже более тридцати лет, исчерпал свою геополитическую привлекательность.

После вывода основного контингента международных сил во главе с США события на некоторое время на наш взгляд примут не предсказуемые последствия для стран постсоветской зоны Центрально-азиатского региона. Попробуем сконструировать развитее ситуации исходя из некоторых проявивших себя тенденций и предпосылок.

Вывод войск коалиции, несомненно, вызовет процессы, связанные с образованием вакуума власти и силы. Афганская армия не сможет противостоять отрядам движения Талибан долгое время. Население северных провинций, скорее всего, попытается оказать сопротивление, так как этнически движение Талибан в большей степени представлено представителями пуштунов и родственных им южно-афганских племен. Все это может дать толчок процессам раздела Афганистана по родоплеменному принципу. Тем более у каждой крупной этнической группы имеется материковое государство. Таджики имеют слабый, но консолидированную с Россией, Таджикистан. Хазарейцы шииты Исламскую республику Иран, пушту­ны, скорее всего, будут ориентированы на Пакистан, тем более, что часть пакистанской элиты имеет пуштунские корни. Традиционная структура афганского общества не поддается только этнической или религиозной стратификации она более сложна, но в то же время она имеет и свои традиционные основы коммуникации, позволяющие надеяться на более крупные авторитарные объединения, нежели мульти-племенное деление по принципу «война всех против всех».

Если говорить о ситуации, которая может сложиться на южных границах новых независимых государств Средней Азии, то она будет, скорее всего, обостряться отнюдь не молниеносно. Скорее всего, Таджикистан, Узбекистан и Туркменистан при возникновении малейших признаках угрозы со стороны Афганской территории постараются завязать более близкие отношения с Россией и Китаем в рамках ШОС и ОДКБ. Исходя из последних политических событий российско-китайского сотрудничества можно предположить, что для отражения угроз с территории Афганистана они пойдут на более тесное военное сотрудничество, консолидируя усилия всех стран региона, Пакистана Индии, Ирана в том числе. Что само по себе при наличии тех рычагов воздействия (возьмем хотя бы военное сотрудничество, военные поставки) принесет им определенные плоды. Несомненно, и то, что все страны постсоветской Центральной Азии, проанализировав афганский опыт военной коалиции ISAF, в случае обострения ситуации постараются воздержаться, от какого либо серьезного военного сотрудничества со странами НАТО или отдельно США. Этому будет способствовать и то, что те семейно-клановые режимы, находя­щиеся у власти в большинстве стран региона, более близки в политической ментальности авторитарным, по сути, режимам главных геополитических игроков «Великой шахматной доски».

 

Литература

  1. Ross, Tim. WikiLeaks: Osama bin Laden 'protected' by Pakistani security, The Daily Telegraph (May 2, 2011).
  2. РИА Новости.http://ria.rU/trend/kandagar_shooting_20121003/#ixzz2M5UnJ62I
  3. http://www.hrw.org/ru/news/2008/09/07-0 Афганистан: авиаудары коалиционных сил сопровождаются гражданскими потерями.
  4. Майоров А.М. Правда об афганской войне. Свидетельство главного военного советника. - М., 1996. Как убива-ли просто так.http://my.mail.ru/community/afgan-war-heroes/9E83D3DBB091 CAhtml,
  5. http: www.idc-europe.or/ru/05.2012 Александр Князев. Афганистан в период советского присутствия и американской оккупации: несколько параллелей. 
Фамилия автора: М.К. Сембинов
Год: 2013
Город: Алматы
Яндекс.Метрика