Взаимосвязь институциональных и технологических изменений и их влияние на инновационное развитие промышленности

В этой статье рассмотрена взаимосвязь институциональных и технологических изменений и их влияние на инновационное развитие промышленности. 

В настоящее время в мировом обществе крепнет сознание важности наукоемких технологий и техники, создание которых сопряжено с генерацией новых и оригинальных идей в условиях ограниченных энергетических ресурсов. Инновационный процесс требует от всех его участников особой подготовки, большого напряжения умственных и физических сил и соответствующего состояния инновационной инфраструктуры. Кроме того, по мере усложнения технологических процессов и неизбежных при этом все большей дифференциации и специализации производства, возрастает роль социальных и экономических институтов как правил взаимосвязи различных отраслей экономики в единый экономический механизм. Эта роль заключается в уменьшении неопределенности путем установления устойчивой системы взаимоотношений между людьми. Поэтому в ближайшем будущем можно ожидать синтеза двух тенденций, т.е. осмысленное изменение общественного устройства  будет  определять  развитие  наукоемких технологий, а научные и технологические достижения станут одним из инструментов организуемых общественных изменений. Однако,  не  исключено  и обратное  воздействие  реализации достижений  науки и техники на совершенствование всей системы общественного устройства. На наш взгляд, новая социально- технологическая парадигма, которая может обеспечить технологический прорыв, должна быть основана на организации, т.е. должна предусматривать использование эффективных механизмов и инструментов соорганизации деятельности всех участников инновационного процесса [1].

Несмотря на явную взаимосвязь научно-технологической и социальной сфер (при этом первая, очевидно,  должна  являться  одной  из  составляющих  второй),  она  до  настоящего  времени     в     теории и практике постсоветских стран, в том числе и Казахстана практически оставалась слабо осмысленной и тем более не поддавалась серьезному расчету. Поэтому сегодня, на общем фоне роста наукоемких технологий в экономически развитых странах мира, эффективность казахстанской технологической сферы при достаточно еще высоком научном потенциале выглядит пока незначительно малой величиной. Можно сказать, что при современной политике государства, все-таки отдающей безусловный приоритет сырьевому сектору экономики, даже при многократном увеличении государственных расходов на науку, технологическое отставание будет только увеличиваться. Проблема состоит в том, что в практике проведения экономических реформ государство часто не учитывает, что принятие законов и норм само по себе не решает проблемы организации новой экономической системы. Это можно объяснить тем, что поведение экономических агентов формируется исходя из личных и групповых интересов, сложившихся порядков, национальных особенностей деловых отношений, адаптируясь к проводимой властными органами реформаторской деятельности и новой законодательно-нормативной базе. И далеко не всегда законодательные компоненты могут занять главенствующее место.

Кроме того, сфера науки и технологий, промышленность, рассматриваются государственными чиновниками как отдельные объекты управления, причем каждый объект настолько не определен, обладает своими целями и бесконечным числом степеней свободы, экономически активен, что даже суперсовременный топ-менеджер не способен эффективно управлять такой «системой». Попытки государства управлять крупными национальными компаниями, научно-исследовательскими организациями, национальной инновационной системой через различные институты развития существенных результатов пока не принесло.

Как отмечалось в первой главе диссертационного исследования, в современной экономической науке определен ряд качественно новых теоретических моделей, в которых предпринята попытка обосновать эндогенную, т.е присущую самой экономической системе, природу технологических изменений, обеспечивающей ее инновационное развитие. Данные изменения трактуются как результат проведения исследований и разработок экономическими агентами, стремящимися максимизировать свою прибыль на достаточно большом отрезке времени. Принципиальная особенность этих моделей заключается в том, что их производственная функция содержит в той или иной форме новую переменную – человеческий капитал, характеризующую  объем  научных  знаний  и  практического  опыта,  накопленный  в  процессе    обучения и непосредственно производственной деятельности. Понятие «человеческого капитала» как важнейшего ресурса для получения нового знания и его преобразования в новые виды продукции или услуг для удовлетворения    потребительского    спроса    формируют    новую    парадигму    экономического     роста. В практической плоскости это выдвигает на передний план проблему изучения и освоения реальных механизмов превращения нового знания в продуктовые и/или технологические нововведения, а также поиск путей повышения эффективности этого процесса в промышленности на основе современных методов управления и организации [2].

В неоинституциональной теории представлены два направления в области организации промышленности: теория  организации  фирмы  и  теория  государственного  регулирования  концентрации и использования  ресурсов.   Теория   организации   фирм   содержит   анализ   рыночных   структур,  затрат и конкуренции.   Она    базируется    на    максимизации    прибыли,    возможностях    делового    поведении и способности воздействия на условия отраслевой конкуренции. Здесь исследователями были разработаны различные походы к фирме как организации и мотивациям, которые ее характеризуют. Отмечается ряд проблем, связанных с монопольным положением современных корпораций, которые вместе контролируют значительную часть промышленного производства, соотношением риска в принятии решений между управляющими и акционерами, возрастанием трансакционных издержек и элементов неопределенности.

Д. Норт в своих исследованиях отмечает, что относительные цены на ресурс являются источником информации для экономических агентов, принимающих решения по заключению сделки. Технический прогресс, открытие новых рынков и другие факторы влияют на изменение цен конечного продукта по отношению к ценам факторов производства, либо на изменение цен одних факторов по отношению к ценам других. При изменении цен один или оба участника сделки начинают понимать, что им было бы выгоднее пересмотреть ее условия. Однако организационные формы "вписаны" в правила более высокого порядка. Если переход к контракту нового типа требует пересмотра какого-либо фундаментального правила, участники обмена могут пойти на затраты ради того, чтобы попытаться его заменить. В этой связи государство должно создать благоприятные условия для реализации экономических агентов своих целей, обеспечить защиту прав собственности и свободы, тем самым не позволить проявиться монопольным преимуществам, ведущим к росту трансакционных издержек, и способствовать  формированию эффективных рыночных институтов.

Технологические изменения в экономической системе обусловлены определенной  структурой стимулов участников экономического обмена, а также их способностью к адаптации к непредвиденным обстоятельствам.   В   свою   очередь,   стимулы   и   способности   к   адаптации   определяются  структурой существующих институтов, культурно-ценностными ориентациями и поведенческими нормами. Там, где названные факторы эффективны, инновации будут создаваться внутри страны, либо привлекаться из-за границы посредством импорта за счет средств, получаемых от экспорта других товаров [3].

Ключом к пониманию взаимоотношений между обществом и экономикой и влияния этих взаимоотношений на инновационные процессы являются институты. На наш взгляд, наиболее важные положения, касающиеся роли институтов в инновационном развитии, заключаются в следующем:

  • Институты создают тот социально-культурный уровень, без которого деятельность человека невозможна. Это помогает объяснить созидательную и новаторскую деятельность человека.
  • Институты формируют  связи  между  людьми,  стирают  различия  в  индивидуальном   поведении и делают поведение индивида понятным и предсказуемым для других.
  • Институты являются основой, на которой базируется функционирование организации. Организации, возникая на основе институтов, эволюционируют и сами оказывают влияния на институты. Взаимодействие между ними составляет институциональные изменения.
  • Институты регулируют доступ к законному использованию редких и ценных ресурсов, а также определяют принципы этого доступа. Они помогают понять, в чем состоят и каким образом должны воплощаться в жизнь те или иные интересы, учитывая тот факт, что сама редкость этих ресурсов, обусловливающая трудность  доступа  к  ним,  составляет  основу  для  конкуренции  и  даже    конфликтов в борьбе за обладание ими.
  • Основными институтами в рыночной экономике являются права собственности и свободная цена. Права собственности представляют собой такие разрешенные и защищенные от препятствий к их осуществлению возможные способы использования ограниченных ресурсов, которые являются исключительной прерогативой отдельных индивидов или групп. Свободная цена, формируемая под воздействием спроса и предложения в условиях несовершенной конкуренции. Относительные цены на ресурс являются источником информации для экономических агентов, принимающих решения по заключению сделки, так как она отражает ценность, связанную с набором отчуждаемых и присваиваемых прав.
  • Существуют институты    системообразующие,    определяющие    тип    экономического  порядка и институты, составляющие ту или иную систему. Следовательно, в дальнейшем мы можем говорить об институтах первого (системообразующих) и второго (составляющих систему) порядков.
  • Вся совокупность социально-экономических институтов условно подразделяется на естественные (органические) и    искусственные  (прагматические)  институты.  Общей  характеристикой    естественных и искусственных институтов выступает их функциональность. Институты функциональны, если люди создали и поддерживают их для удовлетворения общественных потребностей или достижения общественных целей.

Вопрос о значении институтов, их воздействии на инновационное развитие и  эффективность экономики неоднократно исследовался многими неоинституционалистами. Актуальность этих исследований подверждается полученными результатами исследования Всемирного  банка,  в  котором  были сопоставлены данные по 84 странам за период 1982-1994 гг., характеризующие, с одной стороны, их экономический рост, а с другой – качество проводившейся экономической политики и степень защищенности прав собственности и контрактов. Оказалось, что страны с неадекватной экономической политикой,  но  качественной  институциональной  средой  росли  в  среднем  вдвое  быстрее,  чем    страны с обратной комбинацией уровней качества соответствующих факторов [4].

Следует отметить, что институциональная структура экономики любой страны является результатом прошлых действий государства и спонтанного эволюционного отбора наиболее эффективных институтов. Так, развитые страны обладают развитой институциональной структурой, соответствующей доминирующему способу экономической координации. Поэтому эти страны могут позволить себе использование методов прямого и косвенного государственного вмешательства в целях проведения желательной экономической политики без значительного ущерба для всего национального хозяйства. Такие меры хотя и деформируют институциональную структуру экономики, но в незначительной степени.

Кроме того, современные технологии слишком сложны и дороги, поэтому производства, обладающие уникальными преимуществами  и  наивысшей  эффективностью,  как  правило,  принадлежат  этим странам. В этой связи с начала 1990-х годов разрыв между наиболее развитыми странами и остальным миром стал в основном носить технологический характер. Подобное развитие конкуренции может привести к тому, что многие страны среднего уровня могут быть отброшены на «периферию» мирового общества и экономики. При этом в условиях глобализации конкуренция на рынках сбыта дополняется не менее значимой конкуренцией на рынках ресурсов. Следует ожидать, что в ближайшие десятилетия развернется жесткая конкуренция за ресурсы между развитыми странами. Перед ними вопрос будет стоять не об эффективном использовании   этих   ресурсов,   а   самом   владении   ими.   Сокращение   разрыва   между        развитыми и развивающимися странами можно найти на путях международной интеграции, а  особенно регионализации. Но при этом следует помнить, что экономическая интеграция для стран различного социально-экономического уровня несет разные последствия.

Иная ситуация наблюдается в странах с переходной экономикой. Рыночные институты в этих странах находятся в стадии формирования или вообще отсутствуют. Их институциональная структура включает институты, характерные не только для рыночного порядка, поэтому различные способы экономической координации часто вступают между собой в конфликт. И если государством в условиях переходной экономики излишне регулируются экономические отношения, складывающиеся на рынках, то это отрицательно сказывается на темпах и качестве формирования соответствующих рыночных институтов. Возникает парадокс: государственное вмешательство осуществляется, потому что не работают рыночные механизмы, а последние не могут эффективно функционировать из-за отсутствия необходимой институциональной структуры. «Вы оказались в ситуации, - отмечает Д. Норт - когда нужно решать тройственную задачу, каждая грань которой противостоит другой. Суть этой задачи в том, что с одной стороны, нужно охватывать перемены и новые механизмы, с другой стороны, нужно преодолевать негативные последствия перемен и ошибок. И, наконец, нужно сохранить ценное из наследия прошлого».

Обращение к историческим примерам ясно показывает, что доля искусственных, осознанно формируемых институтов, резко возрастает в периоды крупномасштабных общественных преобразований. Для Казахстана исследование механизмов институциональных изменений и процессов генезиса искусственных институтов наиболее актуально, так как за годы независимости создано немало неэффективных институтов, функционирующих не слишком удачно либо вовсе не функционирующих. Неэффективность одних и эффективность других механизмов координации выявляется в результате институциональной метаконкуренции, которая понимается как конкуренция институтов. Если какая-либо форма экономической организации существует, значит, она эффективна, потому что в процессе конкурентной борьбы выживают сильнейшие, то есть наиболее эффективные институты. Неэффективность институтов возникает вследствие высоких издержек коллективных действий, необходимых для изменения институтов, что, в свою очередь, определяется другими экономическими и политическими институтами. Именно такого рода затраты по изменению институтов обусловливают достаточную продолжительность существования институтов, необходимую для того, чтобы выявить их экономическую эффективность [5].

Опыт стран с переходной экономикой подтверждает стратегическую важность институционального аспекта трансформации экономических систем. Методологически это вытекает из того, что содержание и свойства переходного периода определяют необходимость институциональных изменений, а именно: трансформационные процессы становятся общесистемными; одновременно сосуществуют старые и новые формы экономической жизни; существенно возрастает роль законотворческой деятельности государства; происходят  существенные   сдвиги   в   социальных   отношениях.   В   этой   связи,   политика  государства в переходный период должна быть в первую очередь направлена на создание условий для становления институтов и, следовательно, эффективной институциональной структуры. При этом следует помнить, что общность  заимствованных  институтов  в  странах  с  различными  институциональными  системами  ведет к разным последствиям. Хотя правила те же самые, но механизмы и практика контроля над соблюдением этих правил, нормы поведения и субъективные модели участников другие. Следовательно, другими становятся и реальная система стимулов, и субъективная оценка экономическими агентами последствий принимаемых решений.

Институциональные изменения требуют систематических усилий и затрат в течение довольно длительных периодов времени на основе продуманных и гибких корректируемых по обстановке социально- экономических программ развития экономики. Однако можно добиться значительного ускорения темпов их осуществления, если правильно использовать технологические, экономические и организационно- управленческие    знания.    Примером    таких    ускорений    в    последние    десятилетия    стали      страны с несовершенными    институтами     государства     и     рынка,     которые     достигли     значимых  успехов в экономическом развитии. К ним можно отнести «новые индустриальные страны. Их успешное развитие нельзя просто скопировать или повторить. Вместе с тем из этого опыта можно извлечь уроки, чтобы, опираясь на анализ нашей институциональной среды, попытаться найти те прагматические решения, которые вполне приемлемы в условиях современного Казахстана.

Для   понимания    всей    системы    взаимодействия    индивидов    и    институтов    различных   типов в институциональной теории используется трехуровневая схема анализа, предложенная О. Уильямсоном (рисунок 1).

В данной схеме отражается иерархический характер сложной системы взаимодействий элементов институциональной структуры, действующей в обществе и экономике. Сущностные характеристики институтов позволяют выделить три уровня анализа. На первом уровне – индивиды или экономические агенты, на втором – различные институциональные соглашения в виде рынков, фирм, организаций, интегрированных объединений, на третьем – институциональная среда, формируемая системообразующими нормами взаимодействия.

Уровни анализа взаимосвязаны поведенческими предпосылками, взаимовлиянием институциональных соглашений, сдвигами в правилах взаимодействия. Например, воздействие индивидов на институциональные соглашения, которые представляют собой добровольные договоренности, предпочтения и интересы индивидов, определяющими способы кооперации и конкуренции; влияние институциональных соглашений друг на друга; влияние институциональной среды (совокупность социальных, политических, юридических     и     экономических     правил,     определяющие     рамки     человеческого     поведения)   на институциональные соглашения и индивида, а также другие виды взаимодействий. Необходимо отметить, что здесь нет возможности для анализа всех измерений этих взаимодействий, хотя каждое из них оказывает влияние на организацию, характеристики и результаты трансакций как процесса отчуждения и присвоения прав собственности.

Трехуровневая институциональная структура

Рисунок 1 – Трехуровневая институциональная структура 

Исходя из предпосылки, что институциональная среда не является простым набором соответствующих институтов, мы можем считать её особого рода институтом (матрицей развития) высшего порядка. Институциональная среда может стимулировать и ограничивать инновационную деятельность фирм. Основной причиной, сдерживающей осуществления инновационной деятельности, являются высокие трансакционные  издержки.  Индивид готов подчиняться закону не  столько  под воздействием   императива «хорошо все, что законно», сколько из-за ожидания выгод от соблюдения законов. Если государство способно содействовать реализации интересов экономического агента через снижение трансакционных издержек, то у агентов есть стимулы к осуществлению инновационной деятельности. В данном случае уместно было бы процитировать У.Баумоля: «Когда государство и профсоюзы резко ограничили возможности  снижения  издержек  за  счет  интенсификации  эксплуатации  труда,  природных      ресурсов и окружающей среды, а антимонопольная политика пресекла нарушения условий свободной конкуренции, сложился   самовоспроизводящийся   инновационный  процесс,   который  дает   объяснение инновационной «гонке вооружений», обеспечивающей беспрецедентные производственные успехи и показатели в странах свободного предпринимательства» [6].

Кроме того институциональная среда определяет основное направление развития инновационной системы и быстроту институциональных изменений, а также те ориентиры, на основе которых происходит формирование и отбор наиболее эффективных экономических и социальных институтов. Однако, стабильность институциональной среды общества время от времени нарушается, сменяясь  периодом распада одних институтов и появления других. Одним из источников таких изменений являются конфликты между самими институтами, особенно теми, которые сложились в разные исторические и культурные эпохи. Разрешение   конфликтов    осуществляется    путем    институциональных    ограничений,    которые   ведут к образованию вполне определенных организаций, структурирующих взаимодействие в обществе.

Понимание  институциональной среды  как важнейшей предпосылки инновационного развития  лежит в основе концепции инновационных систем. При этом интересен тезис о том, что создание организационных структур  и  институциональных  условий  для  приемлемого  сочетания  централизованной      координации и стимулирования инвестиционной активности с максимальным вовлечением предпринимателей в создание и развитие новых технологий становится самостоятельной функцией, которую выполняют инновационные системы. Современная теория трактует инновационную систему как совокупность различных институтов, которые совместно и каждый в отдельности вносят свой вклад в создание и распространение новых технологий, образуя основу, служащую правительствам для формирования и реализации политики, влияющей на инновационный процесс.

Инновационная система является социальной системой, а инновации – это результат взаимодействия между экономическими агентами, участвующими в трансформации знания в инновации. В современном мире возрастает число участников инновационной деятельности, инновации становятся «многомерными». Они охватывают не только технологические изменения, но и сферу организации, управления; возрастает их экономическая   отдача,   усиливается   многообразие   источников   информации.   Эффективность   и   сама возможность инновационной деятельности определяются связями между различными стадиями инновационного процесса и его участниками. При этом необходимо отметить, что институциональная составляющая инновационного процесса характеризуется: как компонент среды, сопровождающий технологические изменения (способствующий или препятствующий им), и как инновационный потенциал процессов взаимодействия, являющийся неотъемлемой частью инновационный системы [7].

Институты дополняют друг друга и желательный экономический эффект достигается только на основе взаимосвязанных институциональных изменений.  При  исследовании  институциональных  изменений важно знать механизмы, посредством которых институты оказывают воздействие на инновационное развитие и эффективность функционирования экономики. Одним из таких механизмов является координационный эффект (принцип комплементарности институтов), который проявляет себя как фактор, позитивно влияющий на экономику, лишь в том случае, если институты согласованы между собой по предписываемым направлениям действий экономических агентов. Суть координационного эффекта заключается в обеспечении экономии на трансакционных издержках изучения и прогнозирования поведения других экономических агентов. Тем самым, координационный эффект институтов реализуется через снижение уровня неопределенности среды, в которой действуют экономические агенты. Снижение уровня неопределенности   внешней    среды,    обеспечиваемое    наличием    институтов,    позволяет  планировать и осуществлять долгосрочные инвестиции в новые технологии, добиваясь создания большой стоимости [8].

Воздействие институтов на распределение ресурсов, выгод и издержек составляет второй механизм, обусловливающий их экономическое значение (распределительный эффект). Любой институт, ограничивая множество возможных способов действий, либо непосредственно переключает ресурсы на их разрешенное подмножество, либо  как минимум увеличивает издержки осуществления запрещенных способов  действий за счет включения в их состав ожидаемого ущерба от применения санкций к нарушителю правил.

Следует помнить, что желаемый социально-экономический эффект достигается на основе взаимосвязанных институциональных изменений, поскольку различия в уровнях социально-экономического развития зависят от качества существующих институтов. Поэтому вопрос о том, насколько быстро могут изменяться институты и каковы способы их изменения, является одним принципиальных для неоинституциональной теории. В этой связи необходимо знать разнообразие самих институциональных изменений, которые    можно сгруппировать следующим образом:

  • дискретные изменения (радикальные изменения в формальных правилах);
  • инкрементные изменения (изменения за счет закрепления неформальных правил, норм, институтов в относительно малых группах с целью получении некоторого потенциального выигрыша от обмена);
  • эволюционные изменения (изменения, возникающие в неформальной практике, которые постепенно закрепляются как общепризнанные в формальных институтах);
  • революционные изменения (изменения, которые обычно проявляются при экзогенном заимствовании институтов или их «импорте») [9].

 

Литература

  1. Тычинский А.В. Управление инновационной деятельностью компаний: современные подходы, алгоритм и опыт // Режим доступа: http://www.aup.ru/books/m87/1_1.htm.
  2. Семенова А. Проблемы инновационной системы  России  //  Вопросы  экономики.  –  –  №  11. – С. 145-149.
  3. Дедков С.М. Национальная инновационная система как основа устойчивого экономического роста // Сб. научн. трудов «Актуальные проблемы развития промышленных предприятий: теория и практика».– Минск., 2006. – С. 197-207.
  4. Моргунов Е.В, Снегирев Г.В. Национальная инновационная система: сущность и содержание // Собственность и рынок. – – № 7. – С. 10-21.
  5. Курс экономической теории. Учебник / Под общ. ред. М.Н. Чепурина. – Киров., 1998. – 624 с.
  6. Сорвина Г.Н. История экономической мысли ХХ столетия. – М., 2001. –    237 с.
  7. Freedman С Technology Policy and Economic Performance. – London: Pinter Publishers,
  8. Маевский В., Кузык Б. Условия развития высокотехнологического комплекса // Вопросы экономики. – – № 2. – С. 26-39.
  9. Румянцев А.А. Эволюция технологических укладов // Режим доступа: http://innov.eltech.ru.
Фамилия автора: Д.М. Хамитова 
Год: 2012
Город: Павлодар
Категория: Экономика
Яндекс.Метрика