К НЕКОТОРЫМ АСПЕКТАМ ФОРМИРОВАНИЯ ТЕОРИИ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

Современный мир переживает в последние десятилетия этап активных трансформаций, характеризующихся невиданной динамикой и усиливающимся взаимовлиянием разнообразных культур и социальных институтов.
Одним из подходов к осмыслению происходящих изменений, анализируемых на уровне тенденций мирового развития, в современных общественных и гуманитарных науках выступает теория глобализации. С точки зрения этой теории, развитие мирового общества идет в направлении включения отдельных обществ и государств в глобальные процессы и отношения, охватывающие весь мир. Являясь одной из ведущих тенденций развития мирового сообщества, глобализация оказывает влияние как на экономические и политические процессы, так и на взаимоотношения в социо-культурной сфере. Она ставит перед государствами, культурами и цивилизациями задачу вписаться в современные процессы, имеющие глобальный характер, и сохранить при этом свои традиционные специфические ценностные ориентиры.
В последнее время глобализация и глобализационные процессы становятся объектом все более пристального внимания исследователей. Прежде чем рассматривать основные этапы формирования теории глобализации, считаем необходимым сначала остановиться на самом понятии «глобализация». Так, термин «глобальное» впервые появляется в середине 60-х годов ХХ в. в работах В.Мура (который ввел в оборот термин «глобальная социология») и М.Маклюэна (впервые употребившего термин «глобальная деревня») [1; 89].
Несмотря на то, что дискуссии по проблемам глобализации продолжаются уже несколько десятилетий, единого, общепринятого определения термина «глобализация» до сих пор не существует. Как отмечают некоторые исследователи, понятие «глобализация» остается весьма расплывчатым, и по существу каждый автор вкладывает в него собственный смысл.
Говоря о различиях в трактовке сущности и содержания глобализации, нельзя не обратить внимания на многоликость этого понятия. Глобальные процессы носят всеобъемлющий характер, а их различные аспекты являются предметом изучения всех общественных дисциплин. В каждой из них термин «глобализация» употребляется в своем особом значении.
Так, экономисты видят суть глобализации в возникновении мировой экономической системы особого типа, и сосредоточивают свои усилия на исследовании таких проблем, как формирование
новой транснациональной экономики (углубление международного разделения труда, возникновение мировых рынков сырья, капитала, рабочей силы).
Географы изучают пространственное измерение глобализации: проблемы крупных городов-мегаполисов, так называемых «экономических архипелагов», образующихся в результате глобализации мирохозяйственного пространства.
Социологи и культурологи занимаются исследованием феномена мультикультурализма и проблем, связанных с влиянием глобализирующих тенденций на стратегии социокультурного развития.
Философы активно обсуждают проблемы, связанные с универсализацией человеческих ценностей, и глобальные проблемы современного мира.
Международники уделяют главное внимание ускорению транснационализации и усилению взаимозависимости стран, становлению нового мирового порядка.
Можно заметить, что такое сложное и многогранное явление, как «глобализация» исследуется одновременно многими науками, причем каждая из них имеет свой понятийный язык, свою методологию, свой набор категорий. Рассмотрение проблемы влияния глобализационных процессов на ситуацию в современном мире не может обойтись без обращения к существующим направлениям в политической науке в области теории глобализации. Так, следует выделить такие направления в западной глобалистике, как технократическое, постиндустриальное, эколого-популистское, экзистенцио-нально-культурное, революционное и эволюционное.
Сторонники технократической глобалистики исходят из того, что главной причиной, вызвавшей обострение глобальных проблем, является научно-технический прогресс. Причем среди них есть так называемые «технократические оптимисты» (Г.Кан, А.Винер, У.Браун) и «технократические пессимисты» (К.Боулдинг, Д.Фишер). По мнению первых, развитие науки и техники может дать в распоряжение человечества эффективные средства решения этих проблем. Вторые же считают, что сохранение нынешних тенденций неминуемо приведет к катастрофе [2; 78].
Представители постиндустриальной глобалистики (А.Тоффлер, Д.Белл, Р.Арон) усматривают причины возникновения глобальных проблем «в противоречиях общества, поднявшегося в своем развитии над аграрной и промышленными стадиями и продолжающего восхождения «к вершинам прогресса» путем усовершенствования хозяйственной и политической структуры» [2; 94].
В рамках эколого-популистской глобалистики (Д.Уолд, Д.Грант) на первый план выдвигаются различные аспекты взаимодействия общества и природы. Концентрируется внимание на демографической, минерально-сырьевой, энергетической, продовольственной проблемах, вопросах здоровья человека.
Представители экзистенционально-культурной глобалистики (Р.Фолк, Р.Котери) рассматривают глобальные проблемы с учетом политических и социально-экономических процессов, обращая особое внимание на развитие культуры и религии [2; 98].
Сторонники революционной глобалистики (Р Кеохане, Д.Най, Т.Фридман) обосновали положение о том, что простая взаимозависимость стала сложной взаимозависимостью, связывающей экономические и политические интересы настолько плотно, что конфликт крупных держав теперь уже действительно исключен. В глобализации они видят источник грядущего процветания, умиротворения, единых для всех правил, путь выживания, повышения жизненного уровня, достижения социальной стабильности, средств ликвидации стимула к подчинению соседних государств, создание единого мирового сообщества [3; 65].
У эволюционистов (Д.Розенау, А.Гидденс) глобализация ассоциируется с новой мировой стратификацией, когда некоторые страны постепенно, но прочно войдут в центр мирового развития, в то время как другие страны безнадежно маргинализируются. Но при явном отрыве одних стран от других не будет деления на развитые и развивающиеся, оно будет более сложным.
Так, главное различие эволюционного и революционного направлений заключается в том, что первые отрицают революционную риторику наступления исторического конца нации-государства, в то время как вторые считают, что прерогативы государства ослабевают вследствие подчинения всех народов глобальному рыночному пространству.
Таким образом, анализ исследований, посвященных понятию «глобализация», позволяет выделить набор ее основных характеристик:
1) Беспрецедентное ускорение и уменьшение транстерриториальных связей и перемещений как результат прогресса разнообразных коммуникационных средств — от транспорта и масс-медиа до электронной связи и компьютерных сетей. Исчезновение многих традиционных границ в сфере информационного и культурного обмена, распространение унифицированной масс-культуры и этики.
2) Интернационализация экономики, проявляющаяся в деятельности транснациональных корпораций, росте международной торговли и движения капиталов, увеличении объемов международного финансового оборота, единые технологии, миграция рабочей силы.
3) Распространение определенных идеологических принципов, таких как принципы демократии, капиталистического предпринимательства и рыночных механизмов.
4) Появление новых субъектов мировой политики — от международного общественного мнения и неправительственных организаций до транснациональных движений и наднациональных структур, развитие системы международного права и межгосударственных институтов.
Определяя значение понятия «глобализация», нельзя не обратить внимание на характеристику основных этапов становления теории глобализации. Так, развитие научного содержания категории «глобализация» тесно связано со следующими этапами:
I этап — 50-65 годы ХХ в. — модернизм,
II этап — 60-70 годы ХХ в. — антимодернизм,
III этап — 70-80 годы ХХ в. — постмодернизм
IV этап — 90-е годы ХХ в. по настоящее время — неомодернизм.
Первый модернизационный подход доминировал на Западе в 50-60 годы прошлого века. Активными сторонниками модернизационного направления были Т.Парсонс, А.Инкелес, У.Ростоу, Д.Аптер, С.Эйзенштадт. При всех нюансах и различиях теоретических схем они разделяли несколько базовых ценностей: мир представляет собой единую систему, устремляющуюся в единое будущее. Среди когорты глобально движущихся держав были различимы два типа: традиционные, в которых преобладают традиционные ценности, и модернизированные, т.е. отошедшие от традиций в сторону модернистской унификации. Модернизированными считались те социальные организации и культурные установки, которые выработал именно Запад и которые характеризовались индивидуализмом, приверженностью к демократии, капитализму, секуляризацией религиозных традиций [4; 12-13].
Модернистской точке зрения были свойственны исторический оптимизм, видение перехода традиционализма к модернизму как магистральному пути исторического развития, сугубая убежденность в том, что каждое государство имеет достаточный потенциал для уверенного подключения к мировой экономике, для введения в свою социальную практику самой передовой демократии. Суммируя работы ученых в рамках модернизационной парадигмы, можно выделить ряд положений, характеризующих классическую теорию модернизации:
• В основе классической теории модернизации лежит предположение, которое можно сформулировать как достижение экономической однородности мировых обществ как развитых, так и развивающихся.
• Большинством модернизационных концепций явно и неявно предполагается экономическая и технологическая подоплека процесса модернизации, вплоть до того, что переход от традиции к современности фактически отождествляется с переходом от аграрного общества к индустриальному. Отличительной чертой этой точки зрения являлась высокая степень оптимизма относительно перспектив развития стран третьего мира.
• Модернизация общества в классическом понимании имеет три измерения: экономическое, социальное, политическое. В экономическом смысле модернизация означает технологизацию, индустриализацию, оптимальную потерю значения первичного сектора (сельского хозяйства) в сравнении с вторичным (промышленностью) и третичным (сфера услуг) секторами. Отмеченным экономическим процессам соответствует социальное развитие в направлении увеличения шансов доступа к материальным и нематериальным благам, урбанизации и повышения социальной мобильности. Модернизация в политической сфере подразумевает, прежде всего, политическую мобилизацию, повышение участия граждан в политической жизни.
• Три измерения модернизации отнюдь не равнозначны, а представляют собой систему приоритетов. Первичным в этой системе, т.е. первым по значимости, является экономическое развитие (экономическая модернизация), цель которого — становление рыночной системы отношений. Стабильные рыночные отношения выступают основой для эффективной политической модернизации, т.е. для установления демократического режима. Удачное экономическое и политическое развитие, в свою очередь, является основой для эффективной социальной модернизации.
Таким образом, большинство классических концепций модернизации явно или неявно в качестве общей схемы модернизации предполагали следующую: ключевым в процессе модернизации является модернизация экономической сферы, это в свою очередь откроет возможность для достижения политической, культурной и социальной однородности.
Однако, начиная уже со второй половины 60-х годов ХХ в., изложенные выше представления о модернизации стали все сильнее подвергаться критике. Этому способствовал ряд факторов:
1. Прежде всего, были подвергнуты критике «европоцентристские положения» 50-х годов. Указывалось на то, что модернизация в различных частях мира может идти различными путями, не обязательно повторяя европейский опыт. Таким образом, ставился под сомнение тезис о постепенном нарастании однородности обществ, так называемая теория конвергенции [1; 24].
2. Наибольший интерес вызвали различные аспекты модернизационной концепции, связанные с так называемой «вторичной», догоняющей модернизацией, то есть с приобщением развивающихся стран к глобальному мировому сообществу.
3. Процессы, разворачивающиеся в странах догоняющей модернизации, наглядно показали ошибочность некоторых суждений теоретиков-модернизаторов. Успехи модернизации в Японии и ряде других стран Восточной Азии скомпрометировали классический вывод М.Вебера о том, что конфуцианская мораль является тормозом на пути рационализации общественных отношений и, следовательно, препятствует модернизации. В Японии же успешная модернизация экономических и социальных отношений сочеталась с постоянной опорой на традиционные и буддистские ценности.
4. Ученые вынуждены признать, что большинство развивающихся обществ сталкивается в процессе модернизации со значительными трудностями социального характера и что собственно социальная модернизация в развивающихся странах, как правило, носит противоречивый и кризисный характер.
Таким образом, второй антимодернистский подход заявил о неадекватности господствующей теории фактам мирового развития. Оптимистическая вера в эволюционное развитие и во всемирную общую цивилизационную дорогу подорвана неудачами развивающихся государств. Теоретиками антимодернизма были сделаны выводы, что нельзя все модернизационные идеи мира черпать только из западного источника, что следует учитывать культурное разнообразие мира и наличие незападных способов решения проблем материального развития. Существенно было то, что на самом Западе усомнились в возможности мировой модернизации, если будут игнорироваться факты специфического исторического развития, культурное своеобразие, особенности менталитета. Впервые категории культуры и социальной структуры рассматривались не как некое приложение к индустриализации и демократии западного толка, а как базовые особенности развития отдельных регионов.
Модернистский постулат «всемирное единство» уступил место иным суждениям, базирующимся на более сложной картине мирового развития. Н.Смелзер, Д.Нетл, Р.Робертсон представили новую трактовку проблемы, согласно которой мировая история в целом представляет собой не благостную эволюцию, а совокупность жесточайших катаклизмов, где незападные регионы не плавно входят в расширяющийся ареал Запада, а рвутся в будущее сквозь трагедии войн и революций. Модернизация как эволюционистский процесс уступила место конвульсиям революций [5; 33-36].
Антимодернисты указали также на то, что в мире происходит гигантская крестьянская революция, возрастает бунт мировой деревни против мирового города. По их мнению, начинается восстановление глобальных позиций Азии, обозначилось ее противостояние Западу. Антимодернисты пришли к выводу, что в развивающихся странах демократия западного типа практически недостижима.
Представители третьего, постмодернистского, подхода не обвиняли Запад во всех бедах мира, они старались смотреть на мир под новым углом зрения — менее идеологизированно, более объективно. Постмодернизм в отличие от модернизма не делил мир на «современную» и «архаическую» части, настаивая на том, что существуют универсальные ценности, но не сугубо западные, а общечеловеческие. Вождями постмодернизма были С.Лэш, Д.Харви, Ж.Лиотар, М.Фуко. Сердцевина постмодернистского видения мира, его принципиальная особенность состояли в том, что они выдвинули принцип универсальности мира. Этот постулат как бы нивелировал различие между Западом и прочими странами («вторым» и «третьим» мирами) [5; 69-70].
Но постмодернизм не мог ответить на вопросы, возникшие в результате эпохальных сдвигов 1989-1991 гг., нарушивших устоявшуюся картину мира, поставивших противостояние Россия-Запад в совершенно иную плоскость, а затем и ликвидировать это противостояние.
Неомодернисты возрождали веру в прогресс, характерную для 50-х годов ХХ в., и основывались на приверженности науке и традиционным ценностям. Феноменальное крушение социалистического мира, который еще совсем недавно рассматривался как реальная — в процессе модернизации — альтернатива Западу, вызвало своего рода шок у теоретиков. Рухнувшую в Восточной Европе социалистическую систему заменили весьма неясные структуры, не сумевшие на историческом переломе выстроить стабильную государственную пирамиду в соответствующих странах, но на словах обозна
чившие свою приверженность сближению с «новым Западом» на основе ослабления роли государства в экономике, приватизации, перехода к рыночным отношениям. В странах с переходной экономикой началась драма «верхушечного» строительства капитализма, и в условиях нестабильности в государстве и обществе это привело к резкому росту социальной напряженности.
Мир снова, как сорок лет назад, стал казаться универсальным и представлялся в виде пирамиды, с Западом на вершине. Ф.Фукуяма объявил о конце истории, так как многие государства перестали верить в альтернативу либеральному капитализму. Универсальные ценности, идейная и материальная взаимозависимость снова рассматривались как главные характеристики мира, в котором Запад выиграл крупнейшее в ХХ в. социально-формационное состязание с социализмом. Запад ощутил новый подъем — экономический, идейный, моральный [3; 50].
Группа теоретиков, среди которых Т.Фридман и другие, сделала вывод о том, что возвращение к жизни свободного рынка и демократии произошло в общемировом масштабе, и демократия, и рынок категорически являются абстрактными и всеобщими идеями, универсализм снова стал живительным источником социальной теории. О рынке, горячо обличавшемся 20 лет назад, стали говорить как об орудии прогресса, объединительной мировой силе, рациональном инструменте оформления отношений Запада с восточными и прочими соседями. Как 50, 100 и 300 лет назад, мир стал понятным, а его части соподчиненными: локомотив Запада тащит гигантский поезд, он — его движущая сила. Отсюда ровно один шаг до появления термина, который в конечном счете восторжествовал, т.е. термина «глобализация».
Глобализация, пришедшая на смену «холодной войне», — это новая система мирового экономического хозяйствования. Идеологи глобализации отнюдь не утверждают, что процесс глобализации завершен, они определенно говорят о том, что процесс глобализации неостановим. Они указывают на крах прежних социалистических экономик; на то, что в Китае процветает сектор свободного рынка, что даже прежняя шведская социал-демократическая модель находится в кризисе. Ими был сделан вывод, что Америка нашла лучший способ решения проблем современной технологической эпохи [3; 53]. Этот способ — открытие национальных рынков частным компаниям — международным лидерам эффективности производства, уступка государством своих регулирующих функций частному капиталу. Они также стали делать прогноз, что за экономической глобализацией последует политическая, которая доведет дело до создания мирового правительства [6; 74].
Это отражение точки зрения той группы аналитиков, которая восторженно относится к глобализации, видя в ней продукт новой технологии, порождающей принудительное следование экономическим интересам с одновременным подавлением национальных страстей: общества должны сделать выбор между модернизацией, открытием экономики и политических систем и старыми битвами по поводу территорий и национальной славы.
Глобалисты, при всех их оттенках, свято убеждены, что, несмотря на все противоречия, глобализация стала тенденцией, определяющей историческое развитие. И следует обратиться к строительству новой мировой структуры, которая погребет над собой национальные границы.
Суммируя работы многих ученых в рамках модернизационной парадигмы, можно выделить ряд положений:
1. Модернистской точке зрения в 1950-1965 гг. были свойственны «европоцентристские положения», а именно «мир представлял собой единую систему, устремленную в единое будущее», где только Запад определял магистральные пути развития (индивидуализм, приверженность демократии, капитализму).
2. Антимодернистская концепция глобализации подвергла сомнению «европоцентристские» положения модернистов, утверждая, что модернизация может идти различными путями, не обязательно повторяя европейский опыт.
3. Сердцевиной постмодернистского видения мира, его принципиальная особенность состоит в оценке дихотомии Запад — не Запад. Постмодернисты выдвинули принцип универсальности мира, который нивелировал различие между Западом и «вторыми», и «третьими» странами.
4. Исследователи неомодернистского подхода поднимают вопросы сочетания «модернизированных» и «традиционных» форм в современном обществе (с учетом цивилизационных различий между странами) и о возможности единой теории модернизации, намечающей единый вектор развития различных стран.
Список литературы
1. Нысанбаев А. Казахстан в условиях глобализации. — Алматы: Компьют.-издат. центр Ин-та философии и политологии МОН РК, 2006. — 363 с.
2. РадионоваИ.А. Глобальные проблемы современности. — М.: Айрис Пресс, 1995. — 218 с.
3. Уткин А.И. Глобализация: процесс и осмысление. — М.: Логос, 2002. — 294 с.
4. Гладкий Ю. Глобалистика: трудный путь становления // Международная экономика и международные отношения. — № 10. — 1994. — С. 29-38.
5. Гжегож В. Колодко. Глобализация и перспективы развития постсоциалистических стран. — Екатеринбург: Изд. ЕГУ, 2002. — 200 с.
6. Иноземцев В. Расколотая цивилизация. — М.: Аспект пресс, 1999. — 329 с.

Фамилия автора: А.К.Баянова, К.Т.Мамирова
Год: 2009
Город: Караганда
Категория: Философия
Яндекс.Метрика