Коррупция в Казахстане: законодательные и организационно-правовые меры по ее предупреждению и международный опыт

Коррупция всегда будет процветать во мраке тоталитаризма, авторитаризма и диктатуры - режимов, ограничивающих власть в руках нескольких никому не подотчетных лиц. По определению, абсолютизм и диктатура ограничены меньшими этическими требованиями, чем демократия. При тоталитарных режимах коррупция часто напрямую связана с нарушениями прав человека. В Латинской Америке многие диктаторы годами оправдывали свое правление, ссылаясь на коррумпированные режимы недавнего прошлого. Эти самые диктатуры часто были лишь фасадом для воров и казнокрадов. И в каждом из этих случаев граждане и журналисты были лишены законных рычагов разоблачения бесцеремонности и коррумпированности своего правительства посредством компетентной и заслуживающей доверия юридической системы. В то же самое время коррупцию лучше всего изобличать, а также вести с ней борьбу при демократии. Коррупцию можно изучить и искоренить в среде плюрализма, терпимости, свободы слова и личной безопасности - среде, которую гарантирует только демократия.

 

Доктор Оскар Ариас Санчез,

лауреат Нобелевской премии.

 

Коррупция и уровень жизни населения в Казахстане 

Мировой опыт говорит о том, что уровень коррумпированности общества напрямую зависит от уровня жизни его населения. Результаты опроса населения, проведенного компанией “Сэндж Маркетинг Рисерч” по заказу Юридического департамента школы Вартон Университета Пенсильвании в семи областях Казахстана, показали, что после спада экономики (50,6%) по важности общественных проблем на втором месте находится коррупция (14,6%), далее население волнует организованная преступность (10,6%).1 По исследованию английских консалтинговых компаний, Казахстан занял по уровню коррупции 7-е место в мире. Опрос же казахстанских парламентариев показал, что 91% из них к числу приоритетных относит проблемы развития отечественного производства, а также борьбу с преступностью и коррупцией.2

Финансовый кризис в Азиатском регионе, перекинувшийся на Россию, сильно подорвал доверие со стороны инвесторов к новым развивающимся рынкам. Падение цен на нефть, мировая квота на вывоз природных ресурсов из страны, низкий урожай зерна 1998 г. привели к резкому сокращению поступления валютных средств в казахстанский республиканский бюджет. По мнению экспертов, эти потери оцениваются в несколько сот миллионов долларов. Предшествующее кризису резкое сокращение объемов производства, произошедшее со времени обретения Казахстаном независимости, в значительной степени способствовало повышению уровня бедности в стране. В период после 1991 г. совокупный объем спада промышленного производства в Казахстане составил 40%. Размер заработной платы сократился на 50%.

По данным Отчета о человеческом развитии “Казахстан-1998”, у 43% населения страны уровень доходов находится за отметкой прожиточного минимума. Произошло снижение социальной защищенности граждан, с тенденцией распространения безработицы среди молодежи (35%), а также отменой пособий одиноким матерям, значительным сокращением льгот пенсионного обеспечения.

Около 45% депутатов Парламента считают наиболее важной проблемой государства социальную защиту малоимущих, более 38% считают весьма существенной и актуальной проблемой в Казахстане своевременную выплату зарплаты, пенсий и пособий.3 В немалой степени росту масштабов бедности в Казахстане, наряду с факторами переходного периода экономики, способствует криминализация общества, в том числе рост экономической и организованной преступности.

По мнению Элисона Джеймисона, “накопление капитала, обусловленное им через коррупцию и шантаж влияние, а также постоянная угроза применения насилия против тех, кто ей мешает, – вот три основных фактора, на которых зиждется власть организованной преступности”4.

По мнению экспертов, чиновники России, которых просят оказать услуги организованной преступности (мафии), стоят перед “серебряным или свинцовым выбором”: сотрудничать и брать деньги или быть убитым. За год в России в среднем совершается 500 заказных убийств.

Джон Дейг, будучи директором ЦРУ, писал конгрессу США, что связь между правительственной элитой и преступными элементами препятствует российскому правительству реализовать свои возможности в удовлетворении ожиданий народа, связанных с вопросами социальной справедливости, равенства возможностей и улучшения жизненного уровня.

Следует учитывать и опасность терроризма, в том числе в виде различных форм насилия, реализуемого радикальными исламистами. Ими умело используются для своих целей экономические трудности в стране (рост безработицы, нехватка жилья, отсутствие социальной справедливости по отношению к сельским жителям и т. п.).5

Даниель Кауфман и Поль Зигельбаум провели исследование о существующей взаимосвязи между экономикой переходного периода и коррупцией в посткоммунистических странах. Согласно их выводам, переход к экономике капиталистического типа видоизменяет формы коррупции и, в частности, создает условия для существенного роста коррупции финансовой. Одновременно появление возможности конвертации валюты укрепило базу для наиболее традиционных ее видов.6

Любые меры социально-экономического характера в масштабах государства от их несомненной позитивной направленности неизбежно будут сопровождаться криминальными проявлениями. Важно научиться контролировать эти процессы.

Весьма поучительным является негативный опыт России, где, по утверждению директора российского ФСБ Николая Ковалева, “огромная часть юридических лиц переводит до 80% своей выручки в твердой валюте за границу ежемесячно". И эти средства не возвращаются. Этот процесс оценивается экспертами как “отмывание денег”, но при этом часто отсутствуют юридические основания для возвращения этих денег или даже для получения доступа к подозрительным счетам. Общее бегство капитала из России с 1991 г. оценивается в 300 млрд долларов.

Утечка капитала характерна и для других стран бывшего СССР. По информации турецкой газеты “Хюррит”, азербайджанские инвестиции в турецкую экономику по состоянию на конец 1997 года превысили 750 млн долл. Между тем доходная часть бюджета Азербайджана оценивается в 650 млн долл. По мнению газеты “Экономикс” столь крупный объем инвестиций не оставляет сомнений в том, что эти средства были выручены в основном от сделок со стратегическими видами продукции, к примеру нефтью и хлопком. Эти операции реализовывались по каналам теневых экономических структур.7

Одной из серьезных внешних угроз экономической безопасности Казахстана является вывоз за границу страны валютных запасов, стратегически важных видов сырья и товаров.8

Заслуживает внимания опыт Китая по борьбе с валютными преступлениями, в ходе которой было выявлено на несколько миллиардов долларов фальшивых таможенных деклараций, установлен ряд фирм, использовавших подложные импортные лицензии для получения валюты в банках, вскрыты факты фиктивных авансовых платежей по импортным контрактам и многочисленные нарушения в области оффшорных финансовых операций.

На настоящий момент одним из жизненно важных интересов Казахстана является преодоление жесткого экономического кризиса, создание социально ориентированного и эффективного рыночного механизма, формирование среднего слоя собственников и занятие своей ниши в мировой экономической системе.

Интенсивный рост экономической преступности в стране препятствует реализации этих целей.

По данным исследования, проведенного консультационной компанией по риску в политике и экономике в странах Азии, представленным в докладе “Информация об Азии”, к числу наиболее пораженных коррупцией отнесены (в порядке убывания): Индонезия, Индия, Китай, Вьетнам, Южная Корея, Таиланд, Филиппины, Тайвань, Малайзия, Япония, Сянган. К числу наиболее неподкупных государств относят Сингапур.

Как известно, в Индонезии продолжаются гражданские волнения, приведшие к гибели 1200 человек, закончившиеся отставкой авторитарного режима президента Сухарто и созданием нового правительства. Демонстранты требуют создания комиссии, которая расследует источники доходов Сухарто, его семьи и окружения.

Президент Республики Казахстан Назарбаев Н. А. справедливо отмечал, что, если народ не пробудится от своего правового невежества, ситуация в скором времени может перерасти в индонезийский вариант, “когда распределение средств и кредитов шло не по принципу экономической целесообразности, а в условиях формирования клановых олигархических группировок, монополизации и закрытости целых секторов экономики”.

Взяточничество процветает на всем посткоммунистическом пространстве, что означает, что все, кто сумел занять выгодные официальные посты, никоим образом не заинтересованы в прозрачности политической системы и основанной на законах государства экономике. Многие правительственные чиновники даже не осознают, что самообогащение за счет служебного положения может рассматриваться как преступление. Вирджиния Куллдон считает, что объявленная в ряде посткоммунистических стран борьба с преступностью и коррупцией вызвана не столько идеей построения правового государства, сколько борьбой за власть.9

Чем сильнее государственный аппарат охвачен коррупцией, тем слабее контроль правительства за его политическими инструментами, тем менее оправданна и легитимированна корректирующая функция государства.

Для того чтобы взяточничество и коррупция не стали системными явлениями в политической и экономической жизни Казахстана, необходимы кардинальные общенациональные социальные и юридические мероприятия.

Невозможность контроля над отчетностью правительства, злоупотребления общенародными средствами подрывают доверие к государственным органам.

В этих условиях подкуп уже не считается отклонением от принятых в обществе норм поведения и молчаливо одобряется, угроза наказания, закрепленная в законе, не действует. Экономический и политический вред при этом для страны огромен.

Власть объявила борьбу с коррупцией, осознавая, что она становится образом жизни общества, которое научилось извлекать из продажности государственного аппарата свои выгоды, и что этот “механизм смазки” начал компенсировать недостатки государственной власти.

 Факторы, детерминирующие коррупцию 

Коррупция на государственном уровне становится во многих развивающихся странах обычным явлением. По оценкам специалистов, в некоторых из них потери от мошенничества в финансовой сфере эквивалентны сумме, составляющей 10% годового ВВП.

Всемирный банк в своей новой антикоррупционной стратегии особенное внимание уделил вопросам оказания помощи странам, обращающимся к банку за содействием в борьбе с коррупцией. В настоящее время работа по внедрению антикоррупционных стратегий уже ведется банком в 19 странах.10

Казахстан в период с 1994 по 1999 годы получил от Всемирного банка займы в миллионы долларов, соответственно:

  • 1994 – 273,7;
  • 1995 – 283,1;
  • 1996 – 260,0;
  • 1997 – 141,8;
  • 1998 – 545,0.

В 1999 году для Казахстана планируются займы Всемирного банка, в том числе для реформ в здравоохранении, в правовом секторе, для регистрации недвижимости. Проблема обеспечения прозрачности использования иностранной помощи, а также многосторонних кредитов и экспортного финансирования для Казахстана весьма важна. По мнению Министерства государственных доходов РК, до недавнего времени никто не занимался серьезным анализом эффективности использования кредитных ресурсов и других инвестиций в различных отраслях экономики Казахстана. Внешний валовой долг Казахстана составил 5,7 млрд долларов (что составляет около 25,7% к ВВП). По мировым стандартам, превышение внешнего долга страны 50% от ВВП создает значительную угрозу для экономической безопасности государства. Для примера: внешний долг Армении составляет 735 млн долларов. Доля иностранных кредитов, способствовавших росту ВВП, последние два года продолжает снижаться, что объясняется, в частности, целевым направлением кредитов на реализацию инвестиционных программ.11

Следует также помнить о том, что одной из причин японского долгового кризиса в середине 90-х годов был невозврат кредитов в размере одного триллиона долларов, из них 80–90% осело у группировок организованной преступности.12

По мнению прокурора из Франкфурта-на-Майне В. Шаупенстайнера, “коррупция есть не просто высшая, но и законченная форма проявления экономической преступности”.

Расцвет организованной преступности в постсоветских странах стал результатом слабости, коррумпированности, дезорганизованности и непрозрачности государственного аппарата. Как известно, теневая экономика представляет собой неконтролируемое государством производство, распределение, обмен и потребление товарно-материальных ценностей и услуг, включает в себя все неучтенные, не регламентируемые соответствующими нормативными документами и правилами хозяйствования виды экономической деятельности.

Размеры теневой экономики, по оценкам экспертов, составляют от 5 до 30% ВНП страны. Теневые операции пронизывают все стадии экономического процесса: производство, распределение, обмен и потребление – за счет движения денег, теневого денежного обращения. Теневой оборот складывается в том числе из средств, связанных с коррупцией.

В ряде новых независимых государств участие в распределении и перераспределении национального богатства, государственного бюджета обеспечивает значительно больше экономической выгоды, чем любая другая хозяйственная деятельность. Основные источники теневых капиталов – это льготные кредиты, скрытые экспортные субсидии, дотирование импорта, приватизация.

По мнению профессора Р. Каренова, функционирование черного рынка во многом обусловлено высокими темпами роста преступности. По оценкам специалистов, примерно пять шестых оказывающихся на нем товаров приходится на источники криминального характера, в том числе треть - на хищения, почти столько же - на вымогательство, поборы и так называемую “серую экономику" (материальные блага за встречные услуги, включая незаконные), остальное - на контрабанду.13 

Теневая экономика состоит из трех укрупненных блоков. Первый – это неофициальная экономика, куда входят все легально разрешенные виды экономической деятельности, в рамках которых имеют место не- учитываемые официальной статистикой производство товаров и услуг, сокрытие этой деятельности от налогообложения и т. п. Второй блок составляет фиктивная экономика: это приписки, хищение, взяточничество и всякого рода мошенничество, связанное с получением и передачей денег. Третий блок – запрещенные законом виды экономической деятельности. Именно в рамках этого сектора существует экономическая преступность.14

С. А. Плишкин выделяет пять уровней нерегулируемой “подпольной экономики". Первый: это негативные (зачастую уголовно наказуемые) явления, происходящие в условиях нормальной легальной деятельности: искажения экономической информации, выпуск и поставка недоброкачественной продукции, злоупотребления с ценами, взяточничество, экологические преступления, финансовые нарушения, преступная экономия на охране труда и технике безопасности. Их побудительная причина – интересы предприятия в целом. Второй: использование управляющими основных фондов, оборотных средств, финансовых ресурсов и рабочей силы в целях личного обогащения. Третий: незарегистрированная трудовая деятельность (индивидуальная, коллективная, использование “черной” рабочей силы).

Эти три уровня составляют содержание экономической преступности, оставшиеся два уровня довершают картину теневой экономики. Четвертый уровень: “криминальная экономика” - изготовление и сбыт алкогольных напитков и наркотических средств, проституция, запрещенные азартные игры, торговля краденым. Пятый уровень: элементы натурального хозяйства: домоводство, садоводство, огородничество и т. п., осуществляемые для личного или семейного потребления без выхода на рынок.15

Все пять этих уровней функционируют и динамично развиваются в Казахстане.

В литературе обоснованно различают теневую экономику паразитарного и созидательного типа. В понятие паразитарного включается бизнес игорный, связанный с наркотиками, построенный на деструктивных и антисоциальных потребностях. В странах бывшего СССР развивается теневая экономика преимущественно паразитарного типа. Это бизнес на основе расхищения национального богатства.

В начале 80-х годов за рубежом были созданы парламентами и правительствами ряда стран специальные рабочие группы по изучению теневой экономики. Такие исследования проводятся во Франции, Англии, Португалии, Голландии. Конгрессом США на изучение данной проблемы выделяются существенные ассигнования научным организациям, отдельным исследователям.

В нашей республике подобные исследования практически не проводятся, несмотря на их острую общественную востребованность. В Казахстане треть денег от общего объема наличного оборота уходит в теневой бизнес, только с рынков Алматы в 1997 г. в теневой оборот ушло около 3,7 млрд тенге. Приоритетной задачей является усиление мер по вовлечению в госбюджет теневых денег, которые составляют более 30% всех денежных средств республики.16

По оценкам казахстанских экспертов, потери от коррупционных правонарушений составляют от 10 до 30% годового ВНП страны.

Так, за 9 месяцев 1997 г., правоохранительными органами РК выявлено 11 301 преступление экономической направленности.

За 8 месяцев 1998 г. к уголовной ответственности за должностные преступления привлечено 30 акимов городов и районов, более 200 сотрудников правоохранительных органов, около 100 других должностных лиц. Из числа выявленных должностных дел этой категории 43% - злоупотребление служебными полномочиями, 19% - взяточничество, 17% - превышение власти или должностных полномочий, 21% - иные.17

Степень латентности коррупционных преступлений также чрезвычайно высока. По мнению Б. Толеубековой, И. Корзун, она устанавливается не более 10% от общего числа фактически совершаемых деяний данной категории. И причина здесь не только в слабости системы государственного управления, его институтов и структур.18

Если учесть, что и в наше время взятка раскрывается лишь в трех случаях из 100, а, по мнению А. Гурова, справедливее говорить о трех раскрытых случаях на тысячу, то фактический размах взяточничества в бывшем СССР не поддается даже примерному подсчету в силу распространенности и обыденности этого явления в правосознании как должностных лиц, так и населения.19

По мнению Президента страны Назарбаева Н. А., 65% коррупционных правонарушений совершаются теми, кто в первую очередь обязан по закону бороться с ними. Это работники правоохранительных органов.20

По мнению заместителя председателя КНБ РК М. Нукенова, к факторам социально-экономического порядка, детерминирующим коррупцию в стране, относятся:

  • - разбалансированность финансово-кредитной системы;
  • - высокая степень монополизации в отдельных отраслях национальной экономики (так называемые естественные монополии) при относительно свободной системе ценообразования;
  • - неразвитость и несовершенство средств и способов налогообложения;
  • - отсутствие действенной системы контроля за процессом предоставления льгот в различных сферах хозяйственной деятельности, в том числе внешнеэкономической;
  • - неудовлетворительный контроль за законностью происхождения капиталов, используемых в ходе приватизации;
  • - невозможность осуществления общественного контроля за коррупционными правонарушениями и их последствиями;
  • - наличие неоправданно разветвленной структуры органов, осуществляющих лицензионные и разрешительные функции от имени государства;
  • - неадекватное масштабам самого явления ресурсное обеспечение органов правопорядка, осуществляющих борьбу с коррупцией.21

Наиболее пораженными коррупционными правонарушениями в Казахстане, по мнению практиков, являются сферы инвестирования, использования бюджетных средств, государственных и негосударственных пенсионных фондов, приватизации, государственных материальных ресурсов, объекты нефтегазоперерабатывающей промышленности, зерновой комплекс, кредитно-финансовая и банковская сфера.

Результаты экспертного опроса, проведенного группой VIProblem, показали, что наиболее отчетливо феномены коррупции в Казахстане проявились в процессе:

  • - выделения кредитов отечественным компаниям – 65%;
  • - передачи предприятий под иностранное управление – 55%;
  • - массовой приватизации – 50%;
  • - малой приватизации - 50%;
  • - формирования правящих элит на республиканском и местном уровне – 34%;
  • - разрешительных процедур в малом бизнесе – 17%.22

Опрос, проведенный в г. Алматы, показал, что, по мнению граждан, вступить в коррумпированные отношения позволяют следующие факторы: доступ к власти (37%); доступ к финансам (34,8%), служебный рост (13,6 %), иное (13,4 %).23

 Законодательные и организационно-правовые меры по предупреждению коррупции 

 Закон Республики Казахстан от 2 июля 1998 г. “О борьбе с коррупцией” определяет ее как “не предусмотренное законом принятие лично или через посредников имущественных благ и преимуществ лицами, выполняющими государственные функции, а также лицами, приравненными к ним, с использованием своих должностных полномочий и связанных с ними возможностей, а равно подкуп данных лиц путем противоправного предоставления или физическими, или юридическими лицами указанных благ и преимуществ" (ст. 2). 

Под коррупцией нами понимается систематическое получение должностным лицом лично или через посредника материальных ценностей или приобретение выгоды имущественного характера, предоставляемых ему исключительно в связи с занимаемым им служебным положением - за покровительство или оказание услуг в будущем.

А. Гуров выделяет три основные формы коррупции:

Первая - политическая. Чиновник вступает в противоречие с законом из-за сложившихся кланов, родственных отношений.

Вторая связана с криминальной деятельностью и основана на подкупе должностных лиц, которые за вознаграждение оказывают незаконные услуги.

Третья форма предполагает целенаправленное втягивание в преступную деятельность соответствующих категорий должностных лиц для создания особо благоприятного режима одной из сторон. Эта форма коррупции наиболее тесно связана с организованной преступностью, и нередки, кроме подкупа, провокации и угрозы в отношении должностных лиц.

Коррупцию не следует отождествлять с простым взяточничеством. Коррумпированный чиновник получает не разовые подачки, а состоит на службе у преступной структуры, где получает свою часть прибыли, которой просто не было бы без его покровительства.

Под коррупцией большинство граждан страны достаточно единодушно понимает прежде всего преступность в сфере власти и проникновение организованной преступности в государственные органы.

Слово “коррупция" происходит от латинского “cor-ruptum”, что означает “сломанный, испорченный”, и подразумевает принесение общественных интересов в жертву личной жизни или корпоративной выгоде.

По мнению единственной некоммерческой неправительственной организации, посвятившей себя делу повышения ответственности правительств и обуздания коррупции как на международном, так и на национальном уровне, “Transparency International” (“Международная гласность"), коррупция - это злоупотребление служебным положением с целью личного обогащения. Это означает, что решения принимаются не на благо общества, а только исходя из личных интересов. При этом дорогостоящие, чрезмерно сложные и престижные проекты предпочитаются рентабельным. Общественные инвестиции облагаются неофициальным частным “налогом” до 30 процентов от стоимости проекта. Такие чрезмерные расходы часто увеличивают национальную задолженность, создается угроза окружающей среде.

Эксперт из американской юридической фирмы “Кудерт бразерс” Джон Шиди рассказывает, что в США обязательной является оплата посредничества, на которое в Штатах нет фиксированной таксы, все зависит от конкретных обстоятельств. Например, при оформлении сделок с недвижимостью агент-посредник получает 5-7% от суммы сделки. При расчетах с официантом в ресторане или водителем такси им причитаются примерно 15% от суммы счета.

Если же речь идет о должностном лице, выполняющем свои служебные обязанности, то любая негосударственная плата за это рассматривается в США как явное проявление коррупции. Представительница городского совета Нью-Йорка Пег Брин признала, что “мошенники, конечно, есть всегда и везде”, но подчеркнула, что речь идет лишь “об исключениях из общего правила”. По ее словам, борьба с коррупцией особенно усилилась в Нью-Йорке в последние годы. Немаловажную роль в этом играет местная пресса, разоблачающая любые случаи не только реального, но даже потенциального злоупотребления служебным положением.24

Как известно, федеральное законодательство США содержит свои нормы относительно коррупции, а в каждом штате имеются собственные уголовные кодексы, предусматривающие ответственность за правонарушения, связанные с коррупцией. В начале 60-х годов Институтом американского права был разработан примерный уголовный кодекс, ориентированный на унификацию уголовно-правовых норм.

В американском уголовном праве понятие коррупции не имеет четкого определения. С этим понятием в литературе и на практике связываются обычно взяточничество в различных сферах и в различных формах и иные корыстные преступления, совершаемые лицом с использованием должностного положения.

Юридический словарь Генри Блэка (США) определяет коррупцию как “деяние, совершаемое с намерением предоставить некое преимущество, несовместимое с официальными обязанностями должностного лица и правами других лиц. Это такое деяние должностного лица, которое незаконно и неправомерно использует свое положение или статус для извлечения какого-либо преимущества для себя или другого лица в целях, противоположных обязанностям и правам других лиц".

Некоторые авторы определяют коррупцию как преступную деятельность в сфере государственного управления экономикой, которая выражается в использовании политиками и государственными служащими предоставленных им полномочий в целях личного обогащения.

По мнению лауреата Нобелевской премии Мира из Коста-Рики Оскара Армаса Санчеса, “коррупция приобрела глобальные масштабы в виде привычного способа ведения бизнеса”. Взятки в бизнесе классифицируются следующим образом. Первую группу составляют так называемые деловые взятки. Они даются служащему фирмы для ускорения им исполнения своих должностных обязанностей. Итог - за­ключение взяткодателем прибыльного контракта в ущерб иным конкурентам, которые могли бы предложить фирме более выгодные условия.

Ко второй относятся “тормозящие взятки”. Их взяткодатель платит за скрытую приостановку действия. В результате происходит, например, нарушение сроков давности либо просрочка платежей, а взяткодатель получает дополнительный доход в виде процентов либо не несет ответственности за поставку некачественного товара.

В третью группу входит “прямой подкуп”. При этом взятка дается либо за выполнение противоправного действия (например, за предоставление информации, составляющей коммерческую тайну), либо за бездействие. Последнее может выражаться, в частности, в несоставлении коммерческого акта на поставленный товар (продукцию) и т. д.

Наконец, особую группу действий, за которыми скрываются взятки, составляют “коррупционные” посреднические договоры, образно именуемые в западной литературе “договорами на бочку вина”. Существо таких договоров раскрыто специалистом в области международного частного права С. Лебедевым: “Характерной (хотя далеко не всегда различимой) чертой этих сделок, облекаемых зачастую в форму обычных гражданско-правовых договоров-поручений, комиссий, консультирования, содействия, служит уплата посредником “тайного вознаграждения”, или, попросту говоря, подкуп лиц, которые в силу своего служебного положения, связей и т. д. могут оказать воздействие на принятие желательного для принципала решения, например о предоставлении ему выгодного заказа, присуждении в его пользу реализуемого через торги публичного подряда и т. п. Под принципалом понимается лицо, от имени которого действует представитель".25

По мнению директора Российского центра Восточной Европы Института международных и политических исследований С. Глинкиной, “коммерческие структуры на содержание “своих людей” в государственном аппарате расходуют от 30 до 50% своей прибыли".26

Внедрение в административную экономику зачаточных форм рыночных отношений, появление значительного числа негосударственных коммерческих структур при сохранении государством важнейших рычагов воздействия на экономику привело к росту различных форм подкупа соответствующих должностных лиц. Отставание законодательства от экономических преобразований, непоследовательность, противоречивость реформ, общее ухудшение условий жизни при относительности стабильности и фиксированности должностных окладов, ухудшение социальной защиты государственных служащих, отсутствие этических стандартов предпринимательской деятельности в Казахстане создали условия для массовых должностных злоупотреблений и распространения различных видов финансовых обманов.

Среди них прямое или завуалированное совмещение должностей на государственной службе и в негосударственных коммерческих структурах, оказание госслужащими прямых или косвенных услуг негосударственным коммерческим структурам за прямое либо завуалированное вознаграждение, предоставление тех или иных льгот и выгод коммерческим структурам, в которых они прямо или косвенно заинтересованы, использование госслужащими личного либо ведомственного влияния и неформальных связей в тех же целях.

Целые звенья государственной системы занимались поборами с населения, устанавливая тарифы на свои услуги, которые по закону должны быть бесплатными. При коррумпированной экономике происходит сращивание незаконного предпринимательства с частью государственного аппарата.

Иностранные менеджеры в Казахстане были вынуждены понять, что протекционизм и личные симпатии в странах СНГ необходимы для успешности их бизнеса. Непробиваемость местных чиновников вынудила их в том числе и к коррупционным правонарушениям.

Весьма важным является принятие в Париже членами ОЭСР соглашения, которое запрещает компаниям давать взятки иностранным общественным деятелям с целью получить выгодные контракты.

По мнению международной организации "Transparency International", для предупреждения коррупции требуется введение общегосударственной этики, критериями действенности которой станут:

  • - гласность и отчетность в принятии решений, в частности в распределении государственных средств;
  • - эффективная работа главного аудитора;
  • - независимые средства массовой информации и доступ к официальной информации;
  • - достойный доверия частный сектор;
  • - независимые судьи, следователи и прокуроры;
  • - выборный парламент, имеющий право требовать отчетности от государственных чиновников.

Важнейшим условием снижения уровня бедности в стране и существенной опорой в антикоррупционной политике является развитие предпринимательства, которое должно работать в условиях добросовестной конкуренции и быть заинтересованным в сращивании власти и бизнеса, являющемся питательной средой для коррупции.

Предприниматели, как отечественные, так и иностранные, не ассоциируются у населения с коррупцией, но они постоянно находятся в ситуации прямого или косвенного вымогательства со стороны чиновников или преступного мира.

В Казахстане действует порядка 122 тысяч предприятий малого и среднего бизнеса, на которых занято около 1 млн 200 тысяч человек27. Число индивидуальных предпринимателей приближается к 200 тыс. человек.

По данным Агентства по поддержке малого бизнеса РК, государственные контролирующие органы посещают малые предприятия в среднем не менее 9 раз в год. В результате налоговым органам давали взятки от 56% до 70% предпринимателей; таможне - от 53,2% до 68%; правоохранительным органам - от 47% до 62%. Много нарушений происходит на местном исполнительном уровне, большая часть жалоб предпринимателей указывает на незаконность действий работников акимата.28

В частности, почти при каждом акимате созданы территориальные фонды, которые требуют от представителей бизнеса так называемых добровольных отчислений и взносов. Такие фонды создают условия для вымогательства с предпринимателей денег за открытие предприятий, киосков и т. п.

Мировая практика показывает, что в экономических достижениях страны заслуга государственного чиновничества столь же велика, сколь и заслуга предпринимателя. Мудрость чиновника в том, чтобы помогать развитию приоритетных отраслей налоговыми льготами и инвестиционной политикой, выстраивать перспективную концепцию отраслевого баланса, поддерживать добросовестную конкуренцию.

По мнению населения, опрошенного в семи областях Казахстана, наиболее коррумпированными, наряду с правоохранительными органами, являются сотрудники таможенной и налоговой сфер.29

Положение усугубляется ростом экономической преступности в сфере внешнеэкономической деятельности, что сдерживает развитие внешнеэкономических связей, динамику совместной экономической деятельности, поступление иностранных инвестиций и тем самым создает угрозу проведению экономических преобразований в стране. Только за 8 месяцев 1997 года ущерб от контрабанды составил 20 млн 283 тыс. тенге.

В докладе, подготовленном Российским фондом ИНДЕМ (Г.А. Сатаров, д.э.н. М.И. Левин, М.Л. Цирик), приводятся данные о том, что большинство преступлений в таможенной службе (около 40%) совершается при одновременном получении взятки.

Налоги и таможенные сборы, если суммы их искусственно завышены, выступают в качестве “питательной среды” для коррупции. Опросы казахстанских “шоп-туристов” говорят о распространенности поборов и в этой сфере экономической деятельности.

Классическими в Казахстане стали такие приемы контрабанды, когда при пересечении границы товары регистрируются как ввезенные в “режиме временного ввоза”, для которых не установлен акцизный сбор. Но вместо того, чтобы быть вывезенными из страны, эти товары продаются на внутреннем рынке. Идентичные схемы используются в постсоветских государствах для экспортных товаров якобы “duty free”, которые затем реализуются потребителям на внутреннем рынке.

Например, организованная преступная группа с участием алматинцев старшего инспектора таможенных платежей И. и главного инспектора отдела по контролю над экспортно-импортными операциями Р. регулярно вымогала взятки у представителей коммерческих структур, занимавшихся ввозом в Казахстан различной продукции из-за рубежа. В момент получения взятки в сумме 1200 долл. США от иранского гражданина должностные лица автогрузовой таможни были арестованы.30

Только за три месяца 1998 года к уголовной ответственности за взяточничество привлечены три сотрудника налоговой полиции, четыре - таможенных органов.31

До недавнего времени дополнительные сборы по таможенным пошлинам ежедневно по республике составляли 40-45 млн тенге. В настоящее время, по сообщению Министерства государственных доходов РК, эти сборы выросли уже в три раза. Этого результата удалось достичь при помощи одного лишь усиления таможенных постов. Состав таможенной службы увеличен более чем на 4 тыс. человек.32 Эти меры были предусмотрены указами Президента РК от 12 октября 1998 г. “О дальнейшем реформировании системы государственных органов”, а также от 18 сентября 1998 г. “О мерах по дальнейшей оптимизации системы государственных органов Республики Казахстан”. 

В сфере экономической деятельности возможны злоупо­требления служебным положением также со стороны представителей профсоюзных органов. Например, многие американские профсоюзы заражены коррупцией, а их руководители охотно принимают различные подачки. Подкупают профсоюзных деятелей с целью предотвращения забастовок, в связи с заключением коллективных договоров, определением размеров взноса предпринимателей в фонды социального страхования. 

Некоторые американские профсоюзы находятся под контролем организованной преступности и нередко используются для вымогательства огромных сумм у предпринимателей под угрозой забастовки и других акций. В УК штата Нью-Йорк включена норма “об освобождении от ответственности дающего взятку в случае вымогательства взятки в пользу представителя профсоюза”.

В некоторых штатах США, наряду с коммерческим взяточничеством, в тех же разделах уголовных кодексов установлена ответственность за взяточничество в сфере профсоюзной деятельности. Например, в УК штата Нью-Йорк установлена ответственность за подкуп представителя профсоюза, то есть за предоставление ему какого-либо блага с намерением повлиять на его действия или решения, и за получение представителем профсоюза взятки по соглашению или с пониманием, что это повлияет на его действия или решения. Эти преступления отнесены к фелониям.

В отличие от взяточничества в сфере публичной администрации, предусмотренного УК всех без исключения штатов и федеральным законодательством, коммерческое взяточничество наказывается не более чем в 10 штатах. Ответственность за эти правонарушения помещена в разделах об имущественных преступлениях, а сами они рассматриваются как разновидность мошенничества, как одна из форм обмана в области частного бизнеса.

Например, в УК штата Нью-Йорк разделяются коммерческий подкуп и получение коммерческой взятки. Эти деяния отнесены к мисдиминорам, т. е. расцениваются как менее опасные даже по сравнению с получением или передачей чаевых за совершение вполне законных действий служащими государственных учреждений.

Под коммерческим подкупом понимается предоставление какого-либо блага служащему или доверенному лицу без согласия его наймодателя или руководителя с намерением повлиять на его поведение в делах наймодателя или руководителя. Получение этим лицом при указанных условиях какого-либо блага “по соглашению или с пониманием” того, что это окажет влияние на его поведение в делах наймодателя или руководителя, рассматривается как коммерческая взятка.

Судебная практика США при этом не включает в понятие коммерческого взяточничества случаи получения подарка от фирмы, продающей какие-либо товары, служащими фирмы, покупающей эти товары, если не доказано, что этот подарок может повлиять на их верность интересам своей фирмы.

“Transparency International" разработала концепцию создания “островков неподкупности”, которые подразумевают защиту общественного снабжения от коррупции. Это обязательное соглашение между всеми претендентами на госконтракты и агентством по материальному снабжению. Этот “договор о неподкупности” позволит компаниям воздержаться от выплаты взяток, так как их конкуренты не будут иметь преимуществ в условиях конкурса, а агентства примут меры, чтобы гарантировать объективность и гласность его проведения. “Договор о неподкупности” должен предусматривать строгие санкции.

Сращивание преступности в частном секторе с коррумпированностью государственного сектора является одним из наиболее опасных факторов подрыва экономической безопасности Казахстана. Задача декриминализации экономики требует со стороны общества и государства принятия и проведения ряда системных мероприятий. К числу приоритетных относится создание качественного, адекватного экономическим преобразованиям законо­дательства. Стивен Холмс справедливо замечает, что в посткоммунистических странах группы людей прямо заинтересованы в силу своих корыстных соображений в неясности законов, невыполнении судебных решений и распоряжений административных органов.

Пробелы в системе государственного обеспечения нормативного регулирования и исполнения законов укрепляют и усиливают влияние организованной преступности в экономике, “силовые” структуры которой просто взяли под свой конт­роль эту сферу деятельности государства. Это можно проиллюстрировать на примере базарной торговли. Например, все 100% существующих в Казахстане рынков (оптовых, пищевых, продовольственных) поделены между преступными группировками, а деятельность последних активно “курируется” высокопоставленными чиновниками, а то и работниками правоохранительных органов.

Известный румынский предприниматель Пэунеску неоднократно объявлял о том, что сделал свое большое состояние в посткоммунистический период благодаря “за­коно­дательному вакууму” в стране.33

Для предупреждения коррумпирования общества и власти требуется обширное нормативное регулирование, в частности финансирования политических партий.

Многие ведомственные нормативные документы в сфере бизнеса, действующие еще с 60-х годов, не отвечают рыночным условиям и требуют скорейшей отмены.

Требуется ускорить принятие Парламентом таких фундаментальных законов, как Гражданский кодекс (особенная часть), Гражданско-процессуальный кодекс, Кодекс законов о труде, Кодекс законов о браке и семье, Кодекс законов об административных правонарушениях, и многих других законов по борьбе с экономической преступностью.

В соответствии с Указом Президента РК от 12 октября 1998 г. “О дальнейшем реформировании системы государственных органов” вновь созданное Министерство государственных доходов РК должно бороться с экономическими преступлениями и правонарушениями, повлекшими причинение убытков, а также обеспечить международное сотрудничество в сфере борьбы с экономической преступностью.

Указом Президента РК создана Государственная комиссия по борьбе с коррупцией - не как карательный, а как политический орган. В связи с этим решением большее значение уделяется предупреждению этого социального зла в высших эшелонах власти.

Президент Республики Казахстан Н. Назарбаев в своем послании к народу в числе семи принципов стратегии, на основе которой будут окончательно сформированы правительство и местная власть, наз­вал решительную и беспощадную борьбу с коррупцией.

Томас Джефферсон неоднократно писал о том, что ни одно правительство не может оставаться хорошим иначе, чем находясь под конт­ролем народа. Республиканский принцип народного контроля, максимально применяющийся на практике, есть залог чистого правительства. Но когда весь народ погряз в коррупции, пороках и злобе... что могли бы сделать даже Цицерон, Катон и Брут?34

Общество должно осознать всю серьезность ситуации, когда коррупция поразила все пружины государственного механизма.

Для формирования чувства гражданской ответственности молодой казахстанской демократии необходимы время и стимулы. Законопослушность должна стать более выгодной, чем несоблюдение закона. Граждане Казахстана должны найти в себе преобразующие силы и способствовать созданию государственно-правовых институтов и их легитимации в обществе с целью коррекции изъянов рынка и отстаивания общественных интересов.

 

 

Литература

1 Новое поколение. - 1998. - 25 сентября.

2 Казахстанская правда. - 1998. - 21 сентября.

3 Казахстанская правда. - 1998. - 21 ноября.

4 Элисон Джеймисон. Мафия правит миром? // Международная организованная преступность. - Internationale Politik. - 1997. - № 12. - С. 30.

5 Эмануэль Сиван. Радикальный ислам //Причины и последствия террористического насилия. - International Politik. - 1997. - № 8. С. 6 – 15.

6 Kaufmann D. Siegelbaum P. Privatization and corruption in Transition Economies // Journal of International Affairs. Vol 50 № 2, Winter 1996, p. 423.

7 Деловая неделя. - 1998. - 20 июня.

8 Махмутов А., Спанов М. Пределы национальной безопасности // Деловая неделя. - 1998. - 13 ноября.

9 Стивен Холмс. В фокусе: преступность и коррупция в посткоммунистических странах // Конституционное право. Восточноевропейское обозрение. - С. 24 – 25, 32.

10 Деловая неделя. - 1998. - 30 октября.

11 Деловая неделя. - 1998. - 20 ноября.

12 Cp. United Nations Commission on Crime Prevention and Criminal Justice E\CN 15/1996/2. 4. 4. 1996.

13 Каренов Р. Теневой бизнес: структура и масштабы // Советы Казахстана. - 1992. -12 мая.

14 См.: Вопросы экономики. - 1990. - № 3. - С. 112.

15 Плишкин С. А. Пять этажей подпольной экономики // ЭКО. - 1988. - С. 17.

16 Панорама. - 1998. - 13 ноября.

17 Панорама. - 1998. - 18 сентября.

18 Толеубекова Б. Х., Корзун И. В. Борьба с преступностью в Казахстане: прогнозы и перспективы // Борьба с преступностью в Казахстане. - Алматы: Гылым, 1998. - С. 29-31.

19 Гуров А. И. Организованная преступность – не миф, а реальность. - М., 1992. - С. 21.

20 Панорама. - 1998. - 13 ноября.

21 Азия – транзит. - 1998. - 28 мая.

22 Панорама. - 1998. - 2 октября.

23 См.: Материалы международного семинара “Коррупция как один из признаков посттоталитарных государств” (17 – 18 сентября 1998 г.). - Казахстан: Окжетпес, 1998.

24 Советы Казахстана. - 1992. - 30 апреля.

25 Зотов В. Отсохнет ли рука берущего? // Щит и меч. - 1992. - С. 13-14.

26 Панов Е. Миллионы из подполья // Труд. - 1998. - 9 июня.

27 Панорама. - 1998. - 20 ноября.

28 Панорама. - 1998. - 2 октября.

29 Исследования в Казахстане проведены компанией “Сэндж Маркетинг Рисерч” по заказу Школы “Вартон” Университета Пенсильвании. - Новое поколение. - 1998. - 25 сентября.

30 Юридическая газета. - 1998. -28 октября.

31 Азия - транзит. - 1998. - 28 мая.

32 Панорама. - 1998. - 13 ноября.

33 Конституционное право //Восточноевропейское обозрение. - 1998. - № 1 (22). - С. 45.

34 Томас Джефферсон о демократии. -Санкт-Петербург: Лениздат, 1992. - С. 29, 43. 

Фамилия автора: Г. Тленчиева
Год: 1999
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика