Нужна ли компенсационная дискриминация женщинам Казахстана

В ХХ веке во многих государствах провозглашено равноправие мужчин и женщин.

На Женевском «круглом столе» подчеркнуто, что с приближением XXI века права женщин должны рассматриваться как критический компонент прав человека и глобального развития1. 

Ст. 2 Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин предусматривает, что женщины могут быть избираемы на равных с мужчинами условиях, без какой-либо дискриминации, во все установленные национальным законом учреждения, требующие публичных выборов.

Ст. 3 Конвенции о политических правах женщин гласит: женщинам принадлежит на равных с мужчинами условиях, без какой-либо дискриминации, право занимать должности на общественно-государственной службе и выполнять все общественно-государственные функции, установленные национальным законом.

Формально государства допускают равноправие мужчин и женщин во всех сферах деятельности, но фактически реализация этого принципа ими не всегда обеспечена, на практике дискриминация женщин ярче всего проявляется на уровне реализации политических прав. Ознакомление с юридической практикой дает картину весьма сложных и тонких проблем неравенства женщин.

Дискриминация - общеправовой термин, обозначающий ущемление прав государства, юридических или физических лиц по сравнению с другими физическими лицами. Дискриминация - это произвол неравного подхода, а не закрытый каталог причин, вызывающих неравенство. Дискриминация - это необоснованное и самовольное узурпирование права на критически-пренебрежительный подход к другим только потому, что они иные. «Резкий контраст между законодательными изменениями и эффективным претворением этих изменений в жизнь - это одно из главных препятствий для широкого участия женщин в жизни общества».2

Почему равное с мужчинами участие женщин в принятии решений представляется необходимым? Различные международные организации (ООН, ЕС, МОТ) рассматривают эту проблему с точки зрения:

а) прав человека: женщины составляют половину населения (в РК - 51,3%) и более трети рабочей силы. По мировой статистике, каждое шестое домашнее хозяйство возглавляется женщиной. Их право на полноценное гражданство и равенство возможностей в сфере труда должно быть воплощено на всех уровнях, в том числе на уровне принятия решений;

б) социальной справедливости, равенства всех перед законом;

в) ускорения развития, повышения эффективности общества. Дискриминация женщин порождает неэффективное использование способностей женщин и растрачивание ценных людских ресурсов.

Пункт 88 Найробийских соглашений гласит: «Правительствам следует обеспечить эффективное участие женщин в процессе выработки решений на национальном, государственном и местном уровнях посредством законодательных и административных мер».3 Для реализации этого положения ООН рекомендует всем государствам добиваться 30-процентного участия женщин на первых ролях, не исключая систему квот, а осуществление этих планов начать поэтапно с 10% для всех уровней руководства.

В настоящее время представители более чем 40 женских организаций Казахстана ставят вопрос перед правительством и Президентом РК о введении женских избирательных округов и 30-процентной квоты во всех эшелонах власти. Такое положение имело место и в других странах и в теории получило название компенсационной дискриминации. Речь идет о сознательной дифференциации подхода к гражданам с целью выравнивания их шансов.

Дискриминация для блага дискриминируемого лица на практике применяется довольно часто: для женщин устанавливаются меньший возраст и трудовой стаж для выхода на пенсию, для вступления в брак. Одни рассматривают это как благо, другие как дискриминацию. Конституционная доктрина некоторых государств признает возможность существования некоторых различий в правах и обязанностях граждан, имеющих естественный характер. Во всех государствах обязанность служить в армии принадлежит, как правило, мужчинам.

Вопросы компенсационной дискриминации, дискриминации на благо дискриминируемого, пределов допустимости и активности властей в борьбе с дискриминацией частными лицами и субъектами сложны и неоднозначны. Важно объективное исследование дис­криминационной практики. В статье 4.1 Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин сказано, что принятие государствами-участниками временных специальных мер, направленных на ускорение установления фактического равенства между мужчинами и женщинами, не считается, как это определяется настоящей конвенцией, дискриминационным, однако ни в коей мере не должно влечь за собой сохранение неравноправных или дифференцированных стандартов; эти меры должны быть отменены, когда будут достигнуты цели равенства возможностей и равноправного отношения, то есть любые дискриминационные меры должны носить временный характер.

Подход к компенсационной дискриминации значительно более формализован в области политических, нежели социальных или экономических прав. По последним легче получить одобрение компенсационных действий и признание их допустимыми с точки зрения конституционного принципа равного подхода. В области личных и политических прав свобода законодателя в области маневрирования равенством значительно меньше, чем в области социально-экономических прав, которые считаются более доступными для инструмента компенсационной дискриминации.

Отношение к подобным государственным мерам в разных странах неоднозначно. Конституционный совет во Франции, например, не согласился гарантировать женщинам не менее 25 процентов в списках кандидатов во время местных выборов. Закон излагал, что запрещается, чтобы в списках было более 75 процентов кандидатов одного пола. Было установлено, что такая дифференциация хоть и выравнивает шансы, однако действует слишком произвольно и следовательно нарушает запрет недискриминации.

Аналогичное решение принял в 1995 году Европейский суд в Люксембурге, устанавливая, что применяемые немецким законодательством системы, предусматривающие постоянный процент женщин в публичной службе, носят дискриминационный характер, если фаворизируют женщин за счет мужчин. Только в случае идентичной классификации полов можно, стремясь выравнять шансы женщин, отдать предпочтение при принятии на работу лицу этого пола.

Польский конституционный трибунал также определяет, что с точки зрения «социальной справедливости» подобные действия законодателя равенства граждан оправданны.

В принципе, компенсационная дискриминация не противоречит конституционному принципу равенства и запрету дискриминации. Другое дело, что этот инструмент очень труден для практического использования и для защиты от критики в конкретных случаях.

С другой стороны, судья Томас (США) считает, что «так называемая дискриминация из благородных целей для многих людей доказывает, что меньшинства из-за своей постоянной и явно нереформируемой слабости могут конкурировать с другими только при условии пренебрежительного и протекционистского отношения к ним. Программы по поддержке ведут к неизбежному появлению чувства своего превосходства или отрицательного отношения к меньшинствам у тех, кто пользуется критерием расы. Эти программы клеймят меньшинства как группы низшего качества; они могут тоже создать их зависимость от других или убежденность в том, что им причитаются такие-то привилегии. Опасение, что аффирмативные действия, по своей натуре предполагающие предпочтительный подход к какому-нибудь меньшинству, обратятся против них же, приводит к сдержанности оценок действий по выравниванию шансов путем дискриминации для благородных целей как со стороны Верховного суда США, так и Европейского суда в Люксембурге».4 

На мой взгляд, не нужно форсировать установление таких квот и женских округов, это не даст реальных результатов. История неравноправия мужчин и женщин долгая, причины этого явления нельзя найти на поверхности, проблему нельзя решить штурмом.

В нашем обществе никогда социологическое большинство женщин не совпадало с политическим большинством, а сейчас это несовпадение приняло угрожающие пропорции. Для этого существует множество причин.

Во-первых, исторически сложилось так, что женщины отсутствуют в написанной истории цивилизации, которая оказывается мужской цивилизацией. Мужчина понимается как представитель всего человечества, призванный говорить от его лица, его миссия понимается как общезначимая. В законах Хаммурапи и многих других человек понимался как мужчина. Во всем транслируется тенденция строить мир на мужскую руку, по мужским меркам (станки, дозы лекарств, потребительские корзины). Все, символизирующее женское (эмоциональность, интуиция, феминизм), оказывается третируемым в культуре. Широко известен такой пример. Когда в 1916 году в США впервые была избрана в сенат женщина - Жаннер Ранкин из штата Монтана, то была развернута кампания протеста, а газеты того времени писали, что в конституции под словами «каждый гражданин» подразумевается «мужчина», ибо везде употребляется местоимение «он». Говоря словами Фрейда, «быть мужчиной или женщиной - это не значит быть человеком с мужской или женской анатомией, анатомия - это судьба».

В 1994 году из 179 государств - членов ООН только 6 возглавлялись женщинами, в министерских кабинетах за ними было лишь только 3,5 процента мест, в 93 странах министрами являются исключительно мужчины. В жизни политическая активность женщин ограничена второстепенными и неофициальными функциями на местном уровне. Но при реализации этого права наблюдается следующая закономерность, вернее, железное правило: чем выше уровень управления, тем меньше женщин. Где сильнее влияние на принятие решений, там мускулинизированнее состав государственных органов.

Вплоть до настоящего времени почти во всем мире политическое представительство женщин оставалось более низким, чем у мужчин. Удивительно то, что такое положение по сравнению с другими сферами очень медленно меняется. Вместе с тем существуют общества, где положение женщин за последние двадцать пять лет сильно изменилось. Таким государством является Скандинавия. В начале 90-х годов в среднем по Скандинавии доля женщин среди парламентариев составляла 30%, в Финляндии - 39%. Улучшение положения женщин было столь существенным, что изменилось в целом лицо политики. Изменилось не только положение женщины, но и отношение к ней общества, государства. В настоящее время можно говорить о разрушении системы патриархата и становлении общества с благоприятными для женщины условиями. По мере того как менялось положение женщины в политике, менялись интерпретации и акценты научных исследований женского политического участия.

Менталитет Казахстана имеет свои особенности, но и здесь женщины в истории никогда не занимали лидирующей позиции.

Во-вторых, женщины более привержены традиционным ценностям и консервативным взглядам. Однозначно признавалась биологическая связь половой принадлежности и поведения, в частности мужественности (агрессивности) и политической деятельности. Согласно этой позиции женщины «по самой своей природе» не могут принимать мужской стиль политики, иметь самостоятельных политических предпочтений, разделяя политические взгляды своих мужей. Женщины в принципе более эмоциональны и менее политически заинтересованы, им трудно вести мужской, жесткий, стиль политических игр.

В-третьих, среди наиболее значимых факторов политического участия женщин обычно указываются политическая социализация, структурные и ситуационные (биографические) факторы.

Разная политическая социализация ориентирует мужчин и женщин на разные роли, разное отношение к политике и активной деятельности вообще. Политическая сфера считается не подходящей сферой для приложения жизненных сил женщины.5 В процессе социализации поощряется независимое, уверенное поведение мальчиков, ориентируемое на достижение целей, и зависимое поведение девочек, ориентируемое на заботу об окружающих. В детстве мальчику говорят, что когда он вырастет, то сможет однажды стать президентом, а девочка может надеяться на то, чтобы выйти замуж за мужчину, который однажды станет президентом. Один из героев ганских новелл (Китай) утверждает, что мужчина родится, чтобы совершать подвиги, прославлять свое имя, быть полководцем или министром, задавать пиры, слушать любимую музыку, вести свой род к процветанию, а семью - к богатству.

Даже после изменения представлений о гендерных ролях в 70-е годы политика оставалась той сферой, где разные роли женщины приходят в максимальное противоречие друг с другом. Политически активная женщина должна прийти к познанию себя как личности, которая разрешает противоречие между убеждением в собственной политической эффективности и общественным давлением, что никакая женщина не может достичь достаточного (для политика) уровня компетентности (Genovese 1993:5). Женщины либо не участвуют в политике, либо занимают в ней второстепенные позиции.

В-четвертых, причинами неиспользования женщин в политике являются структурные факторы участия, т. е. те факторы, которые связаны с социальной структурой общества. Среди них выделяются неравномерность в распределении ресурсов, которые мужчины и женщины могут использовать в политике. Определенное гендерной системой неравенство в уровне образования, доходов, опыта работы приводит к тому, что женщины меньше представлены в тех слоях, из которых происходит рекрутирование в политику, поэтому их шансы на политическое участие значительно меньше. Женщины часто приходят в политику из сфер образования и здравоохранения, обладая меньшим политическим опытом, чем мужчины. В нижней палате Парламента РК представлены главным образом педагоги средних школ и экономисты, профессия врача на выдвижение в высшие государственные органы дает меньше шансов. В последние годы, однако, ситуация меняется, растет количество женщин юристов и бизнесменов, имеющих богатый политический опыт, женщины широко представлены в судейском корпусе, нотариате, адвокатуре.

В-пятых, путь женщин в политику определяют ситуационные (биографические) факторы. Они связаны с особенностями жизненного пути женщины в современном обществе. Женщины несут ответственность за ведение домашнего хозяйства и воспитание детей, и именно поэтому не имеют достаточного времени или энергии для политической деятельности. Не случайно женщины, как правило, приходят в политику в более позднем возрасте по сравнению с мужчинами, а среди «женской политической элиты» чаще встречаются одинокие, разведенные, вдовы. Многие выдающиеся женщины-политики, к сожалению, одиноки. Может, в этом есть проявление сублимации? Это не означает, что мужчины не испытывают конфликта между политической карьерой и семейной жизнью. Однако мужчины занимаются политикой, несмотря на такой конфликт, а женщины из-за такого конфликта склонны отказываться от политической карьеры. По данным некоторых исследований, женщины гораздо реже, чем мужчины, удовлетворяют свои политические намерения (см. Renzetti - 1992: 260). Бременем женщины является ее ответственность за успехи и неуспехи в семье. Это здоровье детей, их учеба, личная жизнь, проблемы семьи. Уход за больными и стариками - забота женщин. Даже в казахских семьях в настоящее время пожилые люди - родственники, родители - часто становятся бременем для дочерей, а не сыновей. Если раньше у казахов считалось невозможным жить с дочерью и ее семьей при наличии сыновей, а такой зять именовался не иначе, как «кушик куеу», то теперь такая совместимость считается нормальной. Естественно, что такие ситуации ограничивают возможности женщин. Известно, что женщина, посвятившая себя политике, должна иметь подпитывающую систему в лице свекрови, матери, сестер или других родственников, а у мужчины такая поддержка естественна - это жена. Хотя следует отметить, что не всегда ставка на продвижение мужа бывает оправданна, многие талантливые женщины, сделав такую ставку, глубоко ошиблись (Руцкая Л., Хилари Клинтон). Женщины, имеющие больных детей, очень часто обречены на развод и, как правило, одни растят детей. По данным Р. Сулейменовой (Центр САТР), около 80 процентов браков, где рождены дети с церебральным параличом, заканчиваются разводом, а дети остаются с мамами. Судебная практика, когда при разводе дети, как правило, остаются с матерями, конечно, для женщин является благом и представляет дискриминацию мужчин, но одновременно это фактор, снижающий политическую активность женщин.

В-шестых, причиной низкой политической активности женщин является дискриминация, препятствующая их политической активности. Она проявляется в нежелании предоставлять женщинам ключевые политические посты. Государственные органы, квалификационные и конкурсные комиссии состоят из мужчин, и женщина наталкивается на стену мужского непонимания. Предпочтение при выдвижении всегда будет отдано мужчине. Следует отметить и нежелание избирателей голосовать за женщин.

Главным фактором в существующем положении вещей я могла бы назвать отсутствие женской солидарности - женщины предпочитают руководителей-мужчин. Элементарные опросы показывают, что и мужчины, и женщины хотели бы видеть в качестве руководителя мужчину. Электорат предпочитает голосовать за мужчин, таков менталитет казахского народа, у которого руководителями были всегда мужчины, даже если их лидерские качества и были сомнительными. Многие женщины понимают, что для осуществления политического лидерства им нужно бороться, противопоставляя себя мужчинам, доказывать присутствие ума, таланта, лидерских качеств. Мужчинам этих препятствий не приходится преодолевать. Учитывая, что руководителями являются в большинстве мужчины, женщины постоянно наталкиваются на их сопротивление и мужскую солидарность, многие женщины, избегая этой щекотливой ситуации, отказываются от политического участия или согласны на вторые роли. Чтобы изменить политическую картину, необходимы время, долгая воспитательная работа, внедрение новых гуманистических стандартов, изменение общественного мнения в сторону оценки успехов и возможностей женщин. Для этого следует создать климат терпимости по отношению к женщинам, изучить научно-объективную реальность, которая состоит в том, что в наше кризисное время многие семьи держатся на женском труде. Перепись населения приведет для этого значительные доказательства в виде конкретных фактов. В целом важно объективно оценивать роль женщин в обществе, изучать особенности характера и стиля женского руководства, постепенно создавать банк данных выдающихся женщин Казахстана.

В-седьмых, одной из серьезных причин, которую подтвердил «закон стеклянного потолка», было отношение к женщинам при социализме. Коммунисты во­влекали женщин в политику для демонстрации демо­кратизма социализма. Октябрьская революция сопровождалась пропагандистскими заявлениями о равноправии мужчин и женщин, использовался тезис, что «каждая кухарка может управлять страной». Фактически это всегда было фикцией, женщины были в роли политической ширмы, на вторых, а чаще третьих ролях, через «стеклянный потолок» наблюдали за действиями мужчин, которые всегда были на два этажа выше. Форсирование ситуации женщинам ничего, кроме отрицательной ассоциации «кухарка в политике», не дало. Правило стеклянного потолка сохранилось. В тоталитарном государстве были установлены квоты для женщин, рабочих и крестьян, но реально это положения женщин не изменило. Считалось, что в выборных органах власти должно быть около 30% женщин, но на уровне принятия решений их почти не было (Политбюро, министры, секретари обкомов всегда были мужчины). Выборы не были альтернативными, на одно депутатское место предлагался один кандидат - представитель блока партийных и беспартийных, и в этой игре женщины тоже участвовали. Политического опыта это им не давало, после перехода к другой системе выборов они вместе с рабочими и крестьянами были задвинуты за политические кулисы. Об этом красноречиво свидетельствуют такие факты: в 1989 году на Съезд народных депутатов СССР было избрано 352 женщины из 2250 человек, что составило 15,7% (Первый съезд... 1989: 41-44). В данных выборах ранее существовавшие квоты для социальных групп (в том числе женщин) были заменены квотами для общественных организаций (в том числе и для Комитета советских женщин), которые затем были отменены в 1991 году.

Таким образом, в распоряжении женщин находится в целом меньшее количество ресурсов политической деятельности. У женщин меньше заинтересованность в политике, их повседневная жизнь в семье отдалена от политической сферы. Если они участвуют в политике, то обычно отвечают за маргинальные области: образование, здравоохранение, социальную политику - и используются на второстепенных ролях.

А. Тойнби, анализируя историю цивилизаций (древних, средневековых, западных и восточных), приходит к выводу, что все они относились к женщинам одинаково: не допускали их в политику. Ей предоставляли право по управлению домашним имуществом, воспитанию и уходу за детьми, стариками, больными и детьми, то есть сфера ее прав - это домашнее хозяйство, а государство - это сфера мужчин.6 

Привилегии мужчин закреплены и в системе престолонаследия. По общему правилу монарх занимает свой пост по наследству. В ряде стран наследниками могут быть только мужчины (Непал, Марокко).

В большинстве стран престол могут занять и женщины, однако при условии, что среди прямых нисходящих потомков покойного монарха нет мужчин. При равенстве наследственных прав предпочтение отдается мужчине. Таким образом, почти при всех системах наследования существует дискриминация женщин.7 С другой стороны, супруг царствующей королевы не является королем, он имеет другой титул.

Существуют «персональные» и «семейные» системы престолонаследия. В первом случае наследует конкретное лицо, заранее определенное законом, а в другом царствующая семья вместе с высшими духовными лицами выбирает короля из данной семьи.

Персональные системы в свою очередь имеют несколько разновидностей: салическая, когда наследуют только мужчины (Япония); кастильская, когда могут наследовать женщины (дочери), но мужчины, сыновья, имеют преимущество; австрийская, когда женщины могут наследовать, если во всех поколениях династии нет мужчин; шведская, когда мужчины и женщины наследуют трон по праву первородства.8

Во все века женщины выталкивались из среды управления, превращаясь из равноправного субъекта управления в его объект. Очень простое объяснение этому явлению дает Шибутани. Рассуждая о человеческом поведении, он говорит о роли значений. Значения есть, во-первых, свойства поведения, и только во-вторых, свойства объектов. Но если так, то нет ничего странного в том, что один и тот же объект может означать различные вещи для разных людей. Человек не реагирует непосредственно на стимулирующие предметы; в подходе к ним он руководствуется способом, который выкристаллизовался в прошлом опыте.9 Значения - это обобщенные ориентации, которые невозможно определить тем, что делает человек в определенном месте в определенное время. Каждый человек вырабатывает устойчивые ориентации по отношению к определенным объектам. Но взаимоотношения между данным лицом и объектом остаются относительно постоянными. Особую важность для человеческих существ представляют значения категорий, значения классов объектов и событий.

Объекты и события группируются в категории, и к ним подходят так, как если бы во всех конкретных случаях имели место те же самые характеристики. Как только какая-нибудь категория определяется через систему свойств, наши ожидания фиксируются и мы готовимся действовать соответствующим образом. Каждая категория есть значение, шаблон организованных предположений к действию. Отношение общества к женщине формируется под воздействием перечисленных значений, которые складывались тысячелетиями и которые сложно изменить, несмотря на появившиеся новые реалии.

Значения различны по степени их стабильности. Большинство значений относительно устойчиво. Повторяющийся опыт подкрепляет стабильную систему предположений относительно характеристик сходных объектов; напротив, под влиянием нового опыта значения могут изменяться. Существуют значения, которые твердо установлены и не меняются даже перед лицом очевидных фактов.10 Такие негибкие значения могут быть названы фиксациями. Как только значения сформировались, они имеют тенденцию стабилизироваться.

Многие человеческие поступки социальны не только потому, что они вызывают реакции других людей, но уже потому, что ожидаемые реакции включены в действенную организацию поведения. Эти наблюдения показывают, что человеческое представление о реальности есть в основном социальный процесс. Это не означает, что будто нет реального мира вне нас, но то, что знают о нем люди, есть продукт участия в группе. Хотя эти категории время от времени пересматриваются и неточные представления успешно корректируются, в любое данное время большинство значений, по существу, таковы, какими люди согласились их считать. То, что люди обычно называют «реальностью», есть рабочая ориентация, относительно которой существует высокая степень согласия.11 Такой реальностью и является отношение общества к женщине, которое очень трудно поддается изменениям.

В последней трети XX века количество политических ресурсов, имеющихся в распоряжении женщин, увеличилось; в некоторых организациях уровень женского участия даже стал выше, чем мужского (Oskarson 1995: 60). В соответствии с этим методологические акценты сместились в сторону гендерно-чувствительного подхода. Исследователи ставили перед собой задачу выяснить: что специфического приносят женщины в политику? каковы их особые интересы и роли в политической деятельности? каковы различия политического стиля мужчин и женщин? что влияет на формирование различных политических ценностей мужчин и женщин? почему сохраняются гендерные различия в политических пристрастиях? Возник даже вопрос о том, говорят ли мужчины и женщины на разных политических языках (Karvonen 1995).

Вместе с тем в странах, где проводится государственная политика равных возможностей для мужчин и женщин, где повышение уровня образования и участия в производстве выравнивается в гендерном отношении, а женщины и мужчины получают равный доступ к политическим ресурсам, проблема гендерного разрыва в политических предпочтениях либо утрачивает актуальность (Oskarson, 1995), либо получает иной смысл. Это относится прежде к скандинавскому дискурсу.

Именно в Скандинавии в середине 90-х годов появились исследования, посвященные благоприятным для женщин политическим отношениям, и критика теорий маргинализации женщины (Oskarson,1995; Raaum, 1995). В государстве, политика которого благоприятна для женщины, стали нерелевантными положения о том, что женщины не заинтересованы в политическом участии, поскольку политика продолжает выражать мужские интересы. Соответственно, поменялось действие структурных и ситуационных (биографических) факторов женского политического участия. В этой ситуации изменил свое действие и «железный» закон: чем больше власти - тем меньше женщин, - представительство женщин на верхних уровнях управления неуклонно растет. Существование общественного разделения труда, преобладание женщин в образовании, здравоохранении и социальной политике привело не к исключению их из политической сферы, а к их возросшей политической ответственности за эти области. В современном постиндустриальном обществе эти области уже не являются второстепенными по сравнению с теми, где до сих пор по традиции большинство составляют мужчины (финансы, транспорт, сельское хозяйство, внешняя политика). И в настоящее время в развитых странах разделение труда на основании гендера не является синонимом функциональной маргинализации женщин (Raaum 1995:50).

Есть и другой политический опыт в государствах, где женщины добились успехов в борьбе за свои права. Например, в Австралии создан реестр женщин, ярко проявивших свои творческие и профессиональные способности в разных сферах, и национальный механизм их выдвижения. При премьер-министре есть консультативный совет по вопросам равноправия мужчин и женщин. Он использует банк данных, когда освобождаются вакансии и нужно их заполнить. В ФРГ есть министерство по делам женщин. В Финляндии, Швеции - советы по делам равенства и комиссия равных возможностей. В Великобритании - консультативный комитет по занятости среди женщин. Из стран, присоединившихся к конвенции, 70 имеют аналогичные механизмы. Необходимо создать или укрепить эффективные учреждения и установить соответствующие процедуры, чтобы следить за всеми аспектами положения женщин.12 Создав министерство по делам женщин, Казахстан воспользовался существующими административными прецедентами. Пункт 55 Найробийских перспективных стратегий гласит: «Необходимо создать или укрепить эффективные учреждения и установить соответствующие процедуры, чтобы следить за всеми аспектами положения женщин, выявлять традиционные и новые причины дискриминации, помогать выработке новой политики и эффективно претворять в жизнь стратегию и мероприятия, направленные на ликвидацию дискриминации».13 Пункт 51 Найробийских пер­спективных стратегий в области улучшения положения женщин в качестве основной политической линии определяет необходимость упрочить политическую решимость установить, изменить, расширить или укрепить правовую основу для равноправия женщин и мужчин с учетом достоинства человеческой личности. Изменения в законодательстве эффективны в тех случаях, когда в поддержку им проводятся меры, призванные способствовать одновременным изменениям в экономической, социальной, политической и культурной жизни, изменениям, которые могут в свою очередь повести к социальным преобразованиям. Чтобы истинное равноправие стало реальностью для женщин, одной из главных стратегических целей должно быть достижение участия женщин в деятельности органов власти наравне с мужчинами.

Но женщины должны занять лидирующие позиции постепенно, естественно, демократическим путем - так, как они воспользовались правом на образование и труд. Сейчас ни для кого не является удивительным, что женщины этими правами воспользовались лучше мужчин, но когда-то для исправления ситуации в Казахстане были ЖенПИ и квоты для девушек-казашек из сельской местности.

Почему бы нашему обществу не использовать творческий потенциал женщин? Женщины хорошо образованы. В настоящее время обстоятельства сложились таким образом, что они не имеют много детей, а значит, на воспитание тратят все меньше времени, они в меньшей степени подвержены влиянию таких негативных явлений, как азартные игры, наркотики, спиртные напитки. Женщины по природе интуитивны, рациональны, осторожны, а эти качества в период кризиса могут оказаться важнее, чем мужские качества: ум, маккиавелизм, решительность, способность к риску. В целом исследования современных психологов показали, что женщины более коммуникабельны, они проявляют больший интерес к людям и более чувствительны к мотивации своих партнеров и эмоциональной форме общения. Они не стремятся к победе любой ценой, здраво соотносят победу с эмоциональными и материальными издержками. 

Женщины активизировали свое участие в деятельности неправительственных организаций и ассоциаций, занимающихся проблемами общественной и политической жизни страны, в республике функционируют около 40 женских организаций, защищающих самые различные интересы женщин республики, в их деятельности намечаются определенные интеграционные процессы. Их множество отражает различие во взглядах и интересах женщин. Женские организации должны взять на себя ответственность доносить позицию женщин до власти. Укрепление женских организаций стало движущей силой, побуждающей к переменам, стимулятором новых подходов к развитию. 

Женщин - политических лидеров нужно выращивать поштучно, и делать это надо постепенно, приучая к этому общество. Климат терпимости имеет решающее значение в вопросах дискриминации, ее интенсивности и оценки в обществе. Женщины, как плебеи в Риме, должны подниматься по бюрократической лестнице постепенно, все выше и выше, но у плебеев ушло на это 500 лет.

 

1 ERF 307 3/19/97.

2 Найробийские перспективные стратегии в области улучшения положения женщин, пункт 48.

3 Найробийские перспективные стратегии в области улучшения положения женщин, пункт 88, с. 28.

4 Там же, с. 102.

5 Темкина А. Теоретические подходы к проблеме политического участия: гендерное измерение.

6 Тойнби А. Постижение истории. - М., 1991. - С. 304; Общая теория прав человека. - М.: Норма, 1996. - С. 63.

7 Чиркин В. Е. Основы сравнительного государствоведения. - М.: Артикул, 1997. - С. 239.

8 Верховный суд США. Права и свободы граждан. - «Бега» (Польша). - С. 108.

9 Шибутани Т. Социальная психология. - Ростов-на-Дону: Феникс, 1998. - С. 91.

10 Шибутани Т. Социальная психология. - Ростов-на-Дону: Феникс, 1998. - С. 93.

11 Там же, с. 104.

12 Найробийские перспективные стратегии в области улучшения положения женщин, пункт 48, с. 21.

 

13 Там же, с. 19, 21.

Фамилия автора: А. Мухтарова
Год: 1999
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика