Вопросы применения законодательства "о нотариате"

Эти заметки ни в коем случае не претендуют на теоретическое исследование. Это мнение практического юриста, который в своей работе столкнулся с рядом вопросов, позволяющих сделать вывод о некоторых недоработках в законе.

…...Зоя Петровна К. завещала племяннику принадлежащую ей приватизированную квартиру. Явившись после смерти тети в нотариальную контору, наследник с удивлением обнаружил, что завещанная ему квартира продана. Покупателем значилась гражданка Г. Нурмагамбетова, которая Жетысуйским райсобесом была прикреплена к одинокой пенсионерке К. - раз в неделю доставляла продукты, производила уборку квартиры. К сожалению, закон не содержит никаких запретов в отношении возможности совершения сделок между так называемым социальным работником и тем зачастую совершенно беспомощным (а бывает - и неграмотным) человеком, к которому этот социальный работник приставлен. Этим воспользовалась гр-ка Г. Нурмагамбетова - завещанная квартира была продана. Поскольку договор купли-продажи завещанной недвижимости был совершен с многочисленными нарушениями закона, наследник обратился в суд с иском о признании этой сделки недействительной. Судебное заседание затянулось на три долгих года. Наконец коллегия по гражданским делам Верховного суда отменила все предыдущие решения, дело поступило в городской суд, который должен был слушать его в качестве суда первой инстанции. Однако при подготовке дела к слушанию неожиданно выяснилось, что Г. Нурмагамбетова - уже не владелец спорной квартиры: она ее продала. Каким образом? Ведь определением суда на квартиру наложен арест и нотариальная контора не имеет права производить какие-либо нотариальные действия, связанные с этой квартирой. А очень просто: это раньше у нас в городе было столько нотариальных контор, сколько районов - по одной конторе на каждый район. Закон о нотариате, принятый 1.01.1998 года, наделил правом совершать нотариальные действия нотариусов, занимающихся частной практикой. Разумеется, это хорошо. Тот же закон обязывает совершать нотариальные действия, связанные с удостоверением договоров об отчуждении имущества только по месту нахождения этого имущества. Квартира находится в Жетысуйском районе, в этом же районе, кроме государственной, не менее десятка частных нотариальных контор. И все они - по месту нахождения имущества. В какую их них судья должен направить определение о наложении ареста на квартиру? Да, любой закон рассчитан на добросовестного исполнителя. Увы, это не всегда так. В частности, недобросовестным исполнителем закона оказалась гр-ка Г. Нурмагамбетова. Можно ли считать совершенным закон, в полном соответствии с которым можно произвести противозаконные действия? Парадоксально, но это так: имущество, запрещенное судом к отчуждению, тем не менее отчуждено. В полном, надо заметить, соответствии с Законом о нотариате...

Другой вопрос, тоже серьезный и тоже связанный с этим законом.

...Илья Данилович Ч. завещал после своей смерти квартиру дочери. Против этого имелись категорические возражения у сына покойного. В исковом заявлении о признании завещания недействительным родной сын не убоялся подвергнуть публичному сомнению психическое здоровье своего покойного отца, заявив, что тот страдал душевным заболеванием и был фактически недееспособным. Судья отложил заседание, назначив посмертную экспертизу. Моральной стороны дела касаться не стану. Вопрос в другом - в определении дееспособности. Статья 43 Закона о нотариате так и называется - «Выяснение дееспособности физических лиц, участвующих в сделках». Она (статья) требует «при удостоверении сделок выяснять дееспособность граждан, участвующих в сделках на момент совершения нотариального действия». А статья 48 Закона, перечисляя основания для отказа в совершении нотариальных действий, дает нотариусу право отказаться от совершения этих действий «если с просьбой обратился недее­способный гражданин». Как определить, дееспособен или нет тот или иной гражданин, об этом в законе нет ни слова. Зато есть инструкция о порядке совершения нотариальных действий нотариусами Республики Казахстан, которая утверждена приказом министра юстиции 28 июля 1998 года: «При удостоверении сделок выясняется дееспособность граждан... Дееспособность физического лица определяется по возрасту, указанному в документе, удостоверяющем личность, а также в ходе беседы с нотариусом». Ну, с требованием инструкции определять дееспособность по возрасту вроде бы все ясно - загляни в паспорт, и только. А что имел в виду автор этой инструкции, рекомендуя определять дееспособность «в ходе беседы с нотариусом»? О чем должна быть эта беседа? Не спросишь же у человека, который явился в нотариальную контору, чтобы оформить сделку по продаже своей квартиры: «Скажите, а вы психическим заболеванием не страдаете? Ну, паранойей, скажем? А слабоумия у вас нет?» Интересно, есть такие, которые в этом признаются? Вопрос «А как вы при заключении сделок определяете дееспособность?» задавала я многим нотариусам. Ответы были разными, но смысл их сводился к одному: «Так это же всегда сразу видно!» Между тем душа - это дело, как известно, тонкое. Я бы сказала - тончайшее. И болезни ее видны далеко не сразу и не всегда. И уж тем более - не всем. А если душевную болезнь может «сразу увидеть» нотариус - тогда зачем нужны психиатры? И вообще, признать гражданина недееспособным может только суд, и только на основании документов о тщательном психиатрическом обследовании.

Кроме того, гражданское законодательство содержит такое понятие, как ограниченная дееспособность. Ну, здоров этот гражданин, и еще как здоров, и с душой у него все в порядке, просто он в большой дружбе с Бахусом, свою семью поставил чуть ли не на грань разорения. Вот суд и ограничил его дееспособность. Ему разрешены лишь мелкие бытовые сделки, а он явился в нотариальную контору оформить продажу дома. Всю послед­нюю неделю не пил, вид имеет вполне респектабельный - что в этом случае должен увидеть нотариус?

И последнее. Статья 159 Гражданского кодекса перечисляет основания, по которым сделка может быть признана недействительной. Вот одно из этих оснований: недействительна сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не мог понимать значение своих действий или руководить ими. Думаю, что состояние, при котором гражданин свои действия не понимает и ими не руководит, - это как раз то, что «видно сразу». А вот и пример: «У гражданина М. в юридически значимый период имелись интеллектуальные нарушения в виде ослабленности памяти, внимания, замедленного восприятия и обработки информации, снижение адаптационных возможностей в ситуациях, требующих быстрой ориентации... Данные особенности, присущие старческому возрасту, существенно ограничивали его способность правильно воспринимать фактическую сторону событий...» Надо ли, ознакомившись с этим заключением, спрашивать - мог ли 87-летний гражданин М. понимать значение своих действий? По-моему, ответ на этот вопрос ясен. Но это не помешало нотариусу за неделю до смерти зарегистрировать завещание с очень обширными условиями пожизненного содержания. Получается, что увидеть или не увидеть состояние человека - это дело нотариуса. Разумеется, не могу упрекнуть всех в недобросовестности, а то и в корысти. Но и отрицать такие мотивы тоже не могу: в последнее время встречаюсь с этим в работе очень часто, все необходимые документы имеются. Кроме того, судебные решения о признании таких сделок недействительными говорят сами за себя...

 

Тогда, может быть, в этой части изменить закон, сделав его более четким и не допускающим субъективизма при его применении?

Фамилия автора: М. Пульман
Год: 1999
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика