ПРОБЛЕМЫ ПРИМЕНЕНИЯ ИНСТИТУТА ОТСРОЧКИ ОТБЫВАНИЯ НАКАЗАНИЯ К БЕРЕМЕННЫМ ЖЕНЩИНАМ И ЖЕНЩИНАМ, ИМЕЮЩИМ МАЛОЛЕТНИХ ДЕТЕЙ

Утверждение в Конституции РК положения о том, что Казахстан демократическое правовое государство, способствует ратификации международно-правовых документов по правам человека и приведению в соответствие с ним национального законодательства. Гуманизация уголовного законодательства, увеличение применения альтернативных мер наказания коснулось и такой специфичной категории граждан государства, как осужденные женщины.

Так, например, согласно ст. 72 УК Республики Казахстан беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей, предоставляется отсрочка отбывания наказания (институт отсрочки отбывания наказания в отношении указанных категорий граждан появился лишь с принятием нового Уголовного кодекса 1997 г.). В соответствии с этим институтом женщины в случае беременности или наличия у них детей до 8 лет освобождаются от отбывания наказания и направляются домой.

Статья 72 Уголовного кодекса Республики Казахстан предусматривает два вида отсрочки: отсрочка беременной женщине и отсрочка женщине, имеющей детей до 8 лет. Первый вид отсрочки предоставляется на один год, второй - по достижении ребенком 8-летнего возраста. Ст. 171 Уголовно-исполнительного кодекса Республики Казахстан предусматривает один вид отсрочки: достижение ребенком 8-летнего возраста. На наш взгляд, позиция Уголовного кодекса представляется необоснованной. В том случае, если к беременной женщине будет применен первый вид отсрочки и она будет освобождена на один год, исправительная колония не сможет написать представление о повторном применении отсрочки, так как осужденная уже будет находиться дома под контролем уголовно-исполнительной полиции. Уголовно-исполнительный кодекс не предусматривает право уголовно-исполнительной полиции представлять осужденную к отсрочке отбывания наказания. Такое право он предоставляет только администрации исправительного учреждения. Непонятно, какой смысл рассматривать вопрос об отсрочке отбывания наказания дважды? По-видимому, следует внести изменения в Уголовный кодекс и в соответствии с Уголовно-исполнительным кодексом сохранить в законодательстве только один вид отсрочки: достижение ребенком 8-летнего возраста. Тогда отсрочка будет даваться один раз, хотя она сможет быть отменена по основаниям, указанным в законе.

Уголовное право Республики Казахстан знало институт отсрочки исполнения приговора, который имеет много общего с вновь введенным институтом отсрочки отбывания наказания. Отсрочка исполнения приговора была введена законодателем для несовершеннолетних в 1977 г. В 1982 г. этот институт был распространен на лиц, достигших совершеннолетия. Смысл обоих институтов заключался в экономии уголовной репрессии. Однако данная отсрочка отбывания наказания по Уголовному кодексу 1997 г. преследует еще одну важную цель: создать благоприятные условия для рождения и воспитания ребенка осужденной матери.

У значительного числа женщин, совершивших преступления, появилась возможность не отбывать наказание и сосредоточить свои усилия на рождении и воспитании ребенка. Возражения, связанные с тем, что женщины могут сознательно избежать наказания, рожая и воспитывая ребенка, представляются необоснованными. Государство и общество заинтересовано в том, чтобы переключить внимание женщины на рождение и воспитание детей. Весь цивилизованный мир и любое государство именно отношением к этой категории населения доказывает свою состоятельность. Практика показывает, что в подавляющем большинстве случаев рождение ребенка является серьезным антикриминогенным фактором. Женщины, имеющие малолетних детей, достаточно редко совершают рецидивные преступления. Таким образом, цели наказания оказываются достигнутыми без отбывания наказания осужденной женщиной.

Конечно, практика знает случаи, когда рождение и воспитание ребенка не оказывают надлежащего антикриминогенного воздействия на женщину. Но это касается главным образом ресоциализированных женщин. Как правило, они не имеют семьи, специальности, постоянного места работы. Поскольку освобождение женщин в порядке отсрочки отбывания наказания касается лишь тех, кто может обеспечить ребенку нормальные условия существования (имеет семью, которая согласна принять женщину с ребенком, либо обеспечена жильем и средствами к существованию), ресоциализированные женщины не подпадут под действие рассматриваемого института. Если отрицательные качества женщины проявятся после освобождения - решение об отсрочке может быть отменено. Таким образом, практически предусмотренная рассматриваемым институтом льгота коснется лишь тех женщин, которые смогут оценить проявленную к ним гуманность. Этим самым экономия репрессии будет достигнута без отрицательных последствий.

Правовая регламентация института отсрочки отбывания наказания предусматривает рассмотрение дела осужденной женщины судом дважды: при решении вопроса о предоставлении отсрочки и по достижении ребенком 8-летнего возраста. Кроме того, в течение всего времени отсрочки женщина находится под контролем специализированного органа внутренних дел - уголовно-исполнительной полиции, поэтому воспитательное воздействие на нее продолжает оказываться. Это тоже имеет важное превентивное значение. Успешность завершения отсрочки предопределяется оценкой поведения женщины и ее отношения к ребенку, ухода за ним, обеспечения условий нормального развития и т. д. Рассмотрев все названные обстоятельства, суд оценивает поведение осужденной и, освободив ее от наказания, тем самым признает, что она не представляет опасности для общества. Если же по достижении ребенком 8 лет или при досрочном решении вопроса будет установлено, что женщина характеризовалась отрицательно во время отсрочки, вела антиобщественный образ жизни, не заботилась о ребенке, т. е. не выполняла условий, на которых была предоставлена отсрочка, - суд приходит к выводу, что женщина не потеряла общественной опасности. В этом случае он направляет ее для отбывания неотбытого наказания либо заменяет его более мягким.

Неоднозначно в теории науки рассматривалась сущность юридической природы института отсрочки, в большинстве своем по поводу отсрочки исполнения приговора, поскольку правовая природа обоих рассматриваемых институтов в значительной степени сходна.

Одна из точек зрения заключается в том, что назначенное наказание рассматривается как условное.1 Разновидностью этой точки зрения является то, что отсрочка исполнения приговора - это “усиленное условное осуждение”.2 Как видим, эта позиция мало отличается от предыдущей, тем более что автор не поясняет, что он имеет в виду под усиленным условным осуждением”.

С другой точки зрения, отсрочка исполнения приговора является самостоятельной формой реализации уголовной ответственности, выражающейся в “освобождении виновного от реального отбывания лишения свободы с последующим освобождением от него при соблюдении определенных условий”.3

Исследовавшая вопросы отсрочки отбывания наказания В.А. Сушко считает, что отсрочка отбывания наказания является “своеобразным видом условного освобождения от отбывания наказания”.4  Автор обосновывает свою позицию тем, что рассматриваемый институт применяется к лицам, уже отбывшим часть наказания. Женщина освобождается от отбывания наказания при определенных условия их, неисполнение которых влечет отмену отсрочки и направление осужденной для дальнейшего отбывания наказания.

Нам представляется, что с перечисленными позициями трудно согласиться. Рассматриваемая отсрочка отбывания наказания существенно отличается от условного осуждения и существовавшего ранее условного освобождения ее целями. Перечисленные институты направлены на неприменение наказания в расчете на то, что осужденный оценит проявленное к нему гуманное отношение и не будет совершать новых преступлений. Именно поэтому отсрочка исполнения приговора применялась к лицам, совершившим преступления сравнительно небольшой тяжести (при сроке наказания не более трех лет лишения свободы). Отсрочка отбывания наказания может применяться даже к женщинам, совершившим особо тяжкие преступления при любом сроке наказания. Она неприменима лишь к тем, кто осужден на срок более 5 лет лишения свободы за тяжкие и особо тяжкие преступления против личности.

Как уже говорилось, главная цель отсрочки - создать наиболее благоприятные условия для рождения и воспитания ребенка. Следовательно, правовую природу рассматриваемого института следует определить как освобождение от отбывания наказания с целью создания наиболее благоприятных условий для рождения и воспитания ребенка.

К первой группе таких условий необходимо отнести уголовно-правовую характеристику осужденных женщин. В соответствии с ч. 1 ст. 72 УК Республики Казахстан отсрочка не может быть предоставлена женщинам, осужденным к лишению свободы за тяжкие или особо тяжкие преступления против личности на срок свыше 5 лет.

Естествен вопрос: что следует понимать под преступлениями против личности? Не вызывает сомнения, что к этой категории относятся деяния, предусмотренные в гл. 1 Особенной части УК Республики Казахстан: это убийства (ст. 96), умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 103), истязания (ч. 3 ст. 107), статьи 113, 116, 117 ч. 4, 120, 121,125, 126 ч. 3, 127 ч. 2, 128 ч. 3, 131 ч. 2-4, 132 ч. 3, 133 Уголовного кодекса Республики Казахстан и в других главах УК, где личность выступает как дополнительный объект преступления. Так, например, основным объектом разбоя является собственность, но вместе с тем данное преступление посягает и на личность человека. Терроризм (ст. 233 УК) и захват заложника (ст. 234 УК РК) посягают на общественную безопасность, но дополнительным объектом этих преступлений может быть и личность человека. То же самое можно сказать о бандитизме (ст. 237 УК), пиратстве (ст. 240) и др. преступлениях. Нам представляется, что женщины, совершившие указанные преступления, не могут быть освобождены в связи с отсрочкой отбывания наказания.

Вторым условием применения отсрочки отбывания наказания является срок наказания. Закон исключает применение рассматриваемого института при сроке лишения свободы свыше 5 лет. Следовательно, если даже женщина осуждена за преступления против личности, но срок назначенного ей наказания не более 5 лет, то она может быть освобождена с отсрочкой отбывания наказания. Срок наказания отражает степень общественной опасности преступления, и если он не превышает 5 лет, то это свидетельствует о сравнительно небольшой степени общественной опасности данного преступления.

Указанный в законе срок наказания не исключает возможности применения отсрочки и в том случае, если наказание назначено в порядке ст. 55 УК РК, допускающей возможность назначения более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление.

Третье условие предоставления отсрочки отбывания наказания связано с медицинскими показателями - наличием беременности осужденной. Состояние беременности осужденной определяется медицинской комиссией. К сожалению, ни уголовный, ни уголовно-исполнительный кодексы Республики Казахстан не указывают, на какой стадии беременности осужденная должна быть освобождена от наказания. Нам представляется, что освобождение осужденной целесообразно при предоставлении ей отпуска по беременности и родам. Необходимо, чтобы конкретный срок освобождения осужденной был указан в законе или, в крайнем случае, в ведомственном нормативном акте.

В специальной литературе был поставлен вопрос о неприменении отсрочки отбывания наказания к женщинам, которым назначено принудительное лечение от алкоголизма или наркомании, а также не прошедшим полного курса лечения от венерического заболевания.5  Это предложение представляется обоснованным. Поскольку освобождение женщины осуществляется в интересах ребенка, ясно, что мать-алкоголичка или наркоманка не сможет обеспечить нормального развития и ухода за ребенком в условиях отсутствия за ней жесткого контроля.

Авторы иной точки зрения, правда, применительно к отсрочке исполнения приговора6 , считали возможным применение отсрочки к лицам, не прошедшим принудительного лечения от алкоголизма или наркомании, на том основании, что такое лечение можно проходить амбулаторно, будучи на свободе. Такой довод особенно неприемлем применительно к отсрочке отбывания наказания женщинами, освобождаемыми с ребенком. Эта категория женщин является особо неустойчивой к отказу от приема наркотических веществ. В медицинской, да и в жизненной практике довольно-таки часто встречаются случаи рецидива наркотической или алкогольной зависимости даже в случаях прохождения полного курса лечения в стационарных условиях.

Нам представляется, что неприменение отсрочки отбывания наказания должно связываться и с другими заболеваниями осужденных - больных открытой формой туберкулеза, венерическими заболеваниями и ВИЧ инфицированными, особенно в тех случаях, когда им назначено принудительное лечение. На наш взгляд, нецелесообразно применение отсрочки отбывания наказания к лицам, страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости.

Четвертое условие - наличие у осужденной ребенка в возрасте до 8 лет. Не имеет значения, находится ли ребенок в доме ребенка при колонии, в семье осужденной, в доме ребенка Министерства здравоохранения или у иных лиц. Отсрочка не может быть предоставлена, если осужденная лишена родительских прав на данного ребенка. Это обстоятельство также необходимо зафиксировать в законе.

Пятое необходимое условие освобождения осужденной связано с ее возможностями обеспечить нормальные жилищные и бытовые условия для ребенка. В связи с этим закон обязывает обследовать жилищно-бытовые условия родственников, согласившихся принять женщину и ребенка, предоставить им жилье и создать необходимые условия для совместного проживания матери и ребенка. Такой акт составляется уголовно-исполнительной полицией по месту жительства осужденной. Следует отметить, что это требование выдвигается не во всех странах. Например, в соответствии со ст. 177 Уголовно-исполнительного кодекса России, жилищные и бытовые условия, в которых окажется осужденная женщина при условии предоставления ей отсрочки, не проверяются; основанием освобождения является письменное согласие родственников на проживание женщины с ребенком. Нам представляется, что порядок, предусмотренный УИК Республики Казахстан, более предпочтителен, ибо гарантирует от документов, не соответствующих действительности.

Практика деятельности исправительных учреждений ставит еще один вопрос, не урегулированный законодательством Республики Казахстан: можно ли предоставлять отсрочку отбывания наказания женщинам, у которых нет родственников, имеющих возможность принять ее и ребенка, но у нее самой есть возможности самостоятельно проживать и воспитывать ребенка. Такое положение может быть тогда, когда у женщины есть собственный дом либо приватизированная квартира. Такая женщина может получать пособие по беременности и родам, а после рождения ребенка и окончания отпуска работать и содержать ребенка. Если исходить из буквы закона, такая женщина не может быть освобождена.

На наш взгляд, справедливость подобного решения вызывает сомнения. Социальный статус женщины, имеющей жилье и самостоятельные средства к существованию, значительно снижает вероятность совершения нового преступления. Как правило, такие женщины проявляют заботу о своих детях, в значительной степени посвящают себя их воспитанию. При таких условиях цели отсрочки отбывания наказания могут быть успешно достигнуты независимо от наличия родственников.

Нельзя не отметить, что некоторые страны СНГ знают практику применения отсрочки отбывания наказания к женщинам, не имеющим родственников. Например, УИК России разрешает применение интересующего нас института к женщинам, которые имеют жилье и могут самостоятельно обеспечить себя и ребенка. Нам представляется, что уголовное законодательство Республики Казахстан следовало бы дополнить соответствующей нормой. Этим самым право на отсрочку отбывания наказания получили бы женщины, которые, как можно предполагать, с успехом выдержали бы условия отсрочки и воспитывали бы детей на свободе.

Вместе с тем при предоставлении отсрочки отбывания наказания женщине необходимо тщательно изучить вопрос о материальных источниках ее существования с ребенком после освобождения. Это касается и тех женщин, которые будут проживать с родственниками. Как показывает практика, далеко не все родственники, кто дал согласие на проживание женщины с ребенком, готовы их содержать. Многие дают свое согласие в первую очередь для того, чтобы помочь женщине освободиться из мест лишения свободы и считают этим свою миссию выполненной. Известны случаи, когда женщины после освобождения обращаются в колонию с просьбой о дополнительной помощи. Из практики других стран известно о создании различных общественных фондов помощи женщинам, освобожденным в порядке отсрочки отбывания наказания. В некоторых случаях такие фонды создаются самими осужденными, пополняются за счет спонсорских взносов и других источников. Средства таких фондов используются на разные цели, в том числе и для оказания помощи освобождаемым. С учетом важности оказания помощи женщинам, освобождаемым с детьми, можно поставить вопрос о создании таких фондов и в нашем государстве, привлекая многочисленные женские неправительственные организации.

Можно предложить также разрешать осужденным женщинам за некоторое время до предстоящего освобождения в связи с отсрочкой отбывания наказания выезжать к месту жительства для решения бытовых и трудовых вопросов своего будущего устройства или разрешать женщине выезжать без ребенка, которого она сможет забрать после решения бытовых проблем через несколько месяцев.

Соображения о том, что многие женщины не вернутся за ребенком, представляются необоснованными. Желая скрыться и оставить ребенка, женщина может это сделать и после освобождения. Однако в том и другом случае ей грозит отмена отсрочки и возвращение в места лишения свободы для отбывания наказания. Более того, освобождение без ребенка будет служить своеобразной проверкой. В случае невозвращения женщина будет объявлена в розыск, а ребенок будет находиться в комфортных условиях дома ребенка при колонии.

Шестая группа условий связана с уголовно-исполнительной характеристикой осужденной женщины. Ни Уголовный, ни Уголовно-исполнительный кодекс Республики Казахстан не устанавливают каких-либо специальных требований, касающихся поведения освобождаемой женщины в местах лишения свободы. Вместе с тем ясно, что злостные нарушители режима, осужденные, имеющие отрицательную характеристику, не должны освобождаться из мест лишения свободы, так как есть вероятность совершения ими нового преступления после освобождения. Необходимость учета поведения осужденной косвенно подтверждается ч. 3 ст. 171 УИК, где говорится о направлении в суд вместе с представлением ряда документов об освобождении и характеристики осужденной. Указание закона о направлении характеристики обязывает суд учесть приведенные там данные и отказать в освобождении при ее отрицательном поведении. Администрация колонии не должна представлять к освобождению отрицательно характеризующихся осужденных. Вместе с тем, на наш взгляд, было бы правильно прямо указать и в Уголовном, и в Уголовно-исполнительном кодексах на положительную характеристику осужденной как на обязательное условие предоставления отсрочки отбывания наказания.

Еще один вопрос, который требует своего разрешения, связан с повторным освобождением женщины, возвращенной в места лишения свободы для отбывания наказания по установленным законом основаниям. В настоящее время этот вопрос никак не регламентирован. Следует ввести в Уголовно-исполнительный кодекс норму, которая запретит применять отсрочку отбывания наказания в подобного рода случаях.

 

1 Михайлова И.Н. Соотношение между отсрочкой исполнения приговора и условным осуждением // Вестник Ленинградского университета, серия 6, 1986, вып. 1. - С. 96;  Черненко Т.Г.  Условное осуждение и отсрочка исполнения приговора: пути совершенствования // Новый уголовный закон. Кемерово. 1989. - С. 114.

2 Гальперин И.М. Наказание: социальные функции, практика применения. - М., 1983. - С. 60-61.

3 Кондратьев Ю.А. Отсрочка исполнения приговора по советскому уголовному праву. Автореф. дисс. к.  ю.  н.  Харьков, 1984. - С. 6.

4 Сушко В.А. Особенности отбывания наказания в виде лишения свободы осужденными женщинами, имеющими малолетних детей, и беременными. М., 1996. - С. 58.

5 Сушко В.А. Особенности отбывания наказания в виде лишения свободы осужденными женщинами, имеющими малолетних детей, и беременными. - М., 1996. - С. 61.

 

6 См. Павлова Л., Курченко В., Новоселов Г. Возложение обязанностей при отсрочке исполнения приговора. // Советская юстиция. 1987. № 14. - С. 11.

Фамилия автора: Карашаш МУСАЕВА
Год: 2000
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика