ХАРАКТЕРИСТИКА РАССЛЕДОВАНИЯ КАК ФУНКЦИИ ДОЗНАНИЯ И ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ

В ныне действующем уголовно-процессуальном законодательстве не содержится термина «расследование» и характеристики этой функции.Если обратиться к УПК, то можно увидеть, что следователь и дознаватель включены в число должностных лиц государственных органов, осуществляющих функции уголовного преследования.Возбуждение уголовного дела может быть отнесено к осуществлению функции уголовного преследования. Здесь речь идет не просто о возбуждении уголовного дела по факту преступления, а о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица.

Расследование по уголовному делу, проводимое следователем или дознавателем, может являться уголовным преследованием, но далеко не во всех случаях. Расследование совпадает с уголовным преследованием, если уголовное дело было возбуждено в отношении конкретного лица. К уголовному преследованию можно отнести действия по собиранию в отношении конкретного лица обвинительных доказательств. Безусловно, к уголовному преследованию относятся и действия по привлечению лица в качестве обвиняемого, доказыванию обвинения, составлению обвинительного заключения.

Таким образом, функция расследования включает в себя возбуждение уголовного дела, привлечение конкретного лица в качестве обвиняемого.

Доследственная деятельность начинается с первого действия органов, ведущих процесс, направленного на установление оснований к возбуждению уголовного дела, и заканчивается возбуждением уголовного дела либо отказом в возбуждении уголовного дела. Доследственная часть уголовно-процессуальной деятельности служит правовым основанием, на котором получает свое развитие другая юридическая форма – следственная часть уголовно-процессуальной деятельности, начинающаяся с возбуждением уголовного дела.

Акт возбуждения уголовного дела является процессуальным основанием предварительного расследования – следующей стадии уголовного процесса, являющейся обязательной почти по всем уголовным делам, за исключением так называемых дел частного обвинения (ст. 33, 389-395 УПК). Этот акт свидетельствует, что стоящие перед предыдущей стадией – стадией возбуждения уголовного дела – задачи выполнены. Тем самым он определяет наличие юридических предпосылок для возникновения стадии предварительного расследования с ее специфическими процессуальными средствами достижения поставленных задач и служит тем начальным моментом, с которого идет исчисление срока обусловленной им стадии.

В качестве первоначального момента стадии предварительного расследования выступает акт о принятии дела к производству. В связи с этим профессор М.С. Строгович пишет: «Возбуждение уголовного дела предшествует дознанию и предварительному следствию, а не является их начальным моментом. Это видно из того, что возбуждать дело может не тот орган, который будет вести расследование, например возбудить уголовное дело могут суд и прокурор, а расследование будет вести следователь, которому передано дело после возбуждения»1.

Конечно, первоначальный момент стадии предварительного расследования может совпадать с процессуальным основанием этой стадии, когда, например, возбуждение уголовного дела и принятие его к производству отражены в одном процессуальном акте.

Сроки осуществления предварительного расследования определены ч. 2 ст. 285 и ст. 196 УПК. Этими статьями, по существу, устанавливаются границы предварительного расследования, которое начинается с момента возбуждения дела и заканчивается направлением прокурору дела с обвинительным заключением или постановлением о передаче дела в суд для рассмотрения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера либо прекращением производства по уголовному делу.

Представляется, что названными процессуальными действиями и должен определяться конечный момент предварительного расследования как стадии уголовного процесса2.

Предварительное расследование (в указанных границах) представляет собой относительно самостоятельную часть уголовно-процессуальной деятельности. Эта часть характеризуется своей познавательной задачей, вытекающей из общих задач уголовного судопроизводства, и специфическими процессуальными условиями ее достижения: кругом участников и особенностями уголовно-процессуальных отношений, своей обязательностью почти по всем уголовным делам (исключение составляют только так называемые дела частного обвинения) и процессуальными сроками производства.

Познавательная задача стадии предварительного расследования (установление обстоятельств, перечень которых дан в ст. 117, 481 УПК) стоит перед органами, его осуществляющими, то есть перед следователем или органом дознания, и достижение ее возможно посредством производства последними только следственных действий.

Предварительное следствие является основной формой расследования, которая обязательна по уголовным делам большинства категорий и статей. В главе ХХIV УПК определены общие условия производства предварительного следствия, то есть такие закрепленные в законе требования, которые носят характер общих правил для всей процессуальной деятельности следователя в целом и характеризуют ее наиболее существенные признаки.

Вышеизложенное, а также анализ статей УПК, регламентирующих общие условия предварительного следствия, позволяют сделать вывод о том, что в данной части уголовно-процессуальной деятельности основной функцией, основным направлением, характеризующим ее сущность, является функция расследования3. Эта функция заканчивается тогда, когда следователь или лицо, производящее дознание, заканчивает производство по уголовному делу. После этого качественно меняется направленность уголовно-процессуальной деятельности, и ее процессуальным основанием выступает такой процессуальный акт, как обвинительное заключение. Это обусловлено тем, что, во-первых, в этом процессуальном акте определяется результат решения задачи, стоящей перед стадией предварительного расследования, иными словами, содержанием обвинительного заключения подводится итог всему предварительному расследованию, формируется наличие юридических предпосылок для перехода к качественно иной части уголовно-процессуальной деятельности. Во-вторых, обвинительным заключением определяется условие осуществления следующей части уголовно-процессуальной деятельности, основным и единственным субъектом которой является прокурор. В-третьих, с момента подписания следователем обвинительного заключения и передачи дела прокурору (что он должен сделать немедленно после подписания обвинительного заключения в соответствии со ст. 280 УПК) идет исчисление срока деятельности прокурора, связанной с проверкой материалов уголовного дела.

Несмотря на вышеизложенное, большинство ученых-процессуалистов склонно считать, что предварительное расследование как стадия уголовного процесса заканчивается получением согласия прокурора на обвинительное заключение, то есть действия прокурора по проверке уголовного дела, поступившего к нему с обвинительным заключением, рассматриваются как составная часть стадии предварительного расследования4. Такое утверждение, очевидно, объясняется тем, что действия прокурора связаны с осуществлением надзора за соблюдением законов в ходе всего расследования.

Четкое определение функции расследования как одной из функций следствия и дознания и организационное оформление подразделений, осуществляющих эту функцию, должно способствовать реализации реформы предварительного следствия, направленной, с одной стороны, на усиление процессуальной самостоятельности и независимости следователя, что должно обеспечить его объективность в процессе расследования, с другой – на повышение эффективности прокурорского надзора за соблюдением законности при производстве предварительного следствия и дознания, закрепленной в Государственной программе правовой реформы (1994 г.).

Предварительное следствие – составная часть досудебного производства, незаменимый инструмент в борьбе с преступностью. Отсюда и необходимость углубленного познания, конструктивного влияния на исходные, главные положения, на которых оно базируется.

На наш взгляд, постановка проблемы уголовно-процессуальных основ организации предварительного следствия имеет практическую перспективу. Правоприменителю, в частности прокурору и следователю, важно знать, от чего изначально зависит эффективность работы данного правового института, возможность полной реализации задач предварительного следствия и, в конечном счете, успех в борьбе с преступностью, особенно с той ее частью, которая имеет властные устремления. Максимальный динамизм нашего времени требует максимальной взвешенности и продуманности.

Следственная деятельность, как любой вид активной деятельности, имеет свои специфические задачи и протекает в установленном законом порядке. Процессуальное построение предварительного следствия опирается на общие принципы судопроизводства, сформулированные в Конституции и в уголовно-процессуальном законе.

В ныне действующем Уголовно-процессуальном кодексе, при определении общих условий производства предварительного следствия, имеющих служебный характер, законодатель не выделяет уголовно-процессуальные основания его организации. Рассмотрение условий в этом аспекте позволяет прийти к выводу, что часть из них имеет признаки фундаментальных положений, которые, отражая специфичность этой деятельности, являются ее правообразующими элементами.

Прежде всего, уголовно-процессуальный закон устанавливает обязательность проведения предварительного следствия (ст. 191 УПК) как особой процессуальной деятельности, которая определяется по субъектам преступлений и в зависимости от вида уголовного преследования. Помимо этого, законодатель указывает на исчерпывающий перечень должностных лиц, наделенных государством специальными полномочиями по производству предварительного следствия: только следователь и прокурор.

Можно ли себе представить предварительное следствие без следователя как органа расследования или без разграничения подследственности при наличии нескольких ведомств, уполномоченных его проводить? При этом, как ни парадоксально это может прозвучать, предварительное следствие, в принципе, возможно и без понятых, без определения сроков и даже при отсутствии протокола (при наличии магнитных носителей информации) и т.д. Поэтому, исходя из предложенного критерия оценки, в качестве основ возможно рассматривать: требование закона об обязательности производства предварительного следствия, строгое соблюдение подследственности и формы расследования, исчерпывающий перечень органов, должностных лиц, правомочных его производить, а также прокурорский надзор как средство обеспечения прав участников досудебного производства.

Таким образом, функция расследования является самостоятельной функцией следствия и дознания, обусловленной, с одной стороны, процессуальным положением следователя и дознавателя, а с другой – ролью следствия и дознания при осуществлении уголовного преследования нарушителей законов.

 

1 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. – М., 1970. Т. 2. С. 10.

2 Ларин А.М. Расследование по уголовному дела. Планирование, организация. – М., 1970. С. 3; Учебник уголовного процесса /
Под ред. А.С. Кобликова – М., 1995. С. 224.

3 Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности. – М.: Госюриздат, 1961. С. 47-48.

4 Давыдов П.М., Сидоров Д.В., Якимов П.П. Судопроизводство по новому УПК РСФСР. – Свердловск, 1962. С. 218-219.

 

Литература

 

1. Давыдов П.М., Сидоров Д.В., Якимов П.П. Судопроизводство по новому УПК РСФСР. – Свердловск, 1962.

2. Ларин А.М. Расследование по уголовному дела. Планирование, организация. – М., 1970.

3. Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности. – М.: Госюриздат, 1961. С. 47-48.

4. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 2. – М., 1970. 

5. Учебник уголовного процесса / Под ред. А.С. Кобликова – М., 1995.

Фамилия автора: Анжела ДЖАНАДИЛОВА
Год: 2003
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика