О классификации гражданско-правовых договоров

Классификация гражданско-правовых договоров относится к числу хорошо изученных и иссле­дованных вопросов теории гражданского права [1], в качестве оснований деления договоров предла­гались различные критерии. Так, сторонники экономического критерия, в том числе Г.Н.Амфитеатров, полагали, что основанием классификации договоров должны быть определенные экономические признаки: сферы экономической деятельности [2]. Наряду с этим С.И.Аскназий отме­чал, что основанием для деления договоров являются такие экономические признаки, как содержание и характер взаимного хозяйственного обслуживания вступающих в договорные отношения контр­агентов [3]. Приверженцы единственного формально-юридического критерия дифференциации дого­воров, а именно М.В.Гордон, считали, что основаниями деления выступают направленность граждан­ско-правовых обязательств или правовой результат (правовые последствия) договора [2]. Более рас­пространенной является концепция, согласно которой используется комбинированный критерий классификации договоров, включающий как юридические, так и экономические признаки, в число ее сторонников входят такие ученые, как В.Ф.Яковлев, О.С.Иоффе [4].

Помимо этого, высказывались и другие мнения. Например, многоступенчатая классификация договоров, критериями которой, по мнению М.И.Брагинского, выступают: признак материального объекта (деление на договоры по передаче вещей и оказанию услуг); критерий результата или на­правленности (договоры, направленные на переход права собственности и права пользования); кри­терий возмездности (возмездные и безвозмездные договоры) [5, 30-31]. При этом М.И.Брагинским уточняется, что договоры, объединенные в определенные группы, на каждой последующей ступени отражают особенности предшествующих [6]. Кроме перечисленного, к критериям многоступенчатой классификации договоров относят: Н.Д.Егоров — характер опосредуемого договором перемещения материальных благ [7]; С.Д.Волошко — критерий социальной направленности и социального содер­жания воли участников тех или других групп договоров [8]. В зависимости от определенных целей классификацию предлагалось проводить и по другим основаниям: М.И.Брагинским, например, пред­лагается деление договоров на реальные и консенсуальные, двусторонние и односторонние, возмезд­ные и безвозмездные, основные и дополнительные, в пользу контрагентов и третьих лиц, основные и предварительные, вещные и обязательственные, поименованные и непоименованные [5, 31]; Т.В.Кашаниной, А.В.Кашаниным классифицируются гражданско-правовые договоры как реальные и консенсуальные, односторонние и взаимные, в пользу его участников и в пользу третьих лиц, пред­варительный договор [9]; Н. Д.Егоровым проводится дифференциация видов договоров на основные и предварительные, в пользу их участников и в пользу третьих лиц, односторонние и взаимные, воз­мездные и безвозмездные, свободные и обязательные, взаимосогласованные и договоры присоедине­ния [10]; в дополнение к этому М.К.Сулейменов выделяет в общей классификации договоров реаль­ные и консенсуальные, однотипные и смешанные договоры [11, 684-691] и т.д.

Ю.Г.Басин классификации подверг виды сделок, выделяя при этом каузальные и абстрактные, основные и дополнительные (акцессорные), условные (сделки, заключенные под отлагательным и под отменительным условиями), при этом в качестве особого вида выступают биржевые сделки [11, 269-272]. Д.В. Ломакин отмечает необходимость выделения такого вида сделок, как крупные [12];

А.Б.Шайкенов — как сделки, в которых имеется заинтересованность [13], хотя и признается подчи­ненный характер обособления крупных сделок по отношению к основной классификации сделок. Аналогичным образом можно отнестись и к предложению И.Зайцева о целесообразности выделения в качестве самостоятельного вида гражданско-правового договора консорциального соглашения (со­глашения о создании консорциума) [14]. В качестве примера дополнительной классификации можно привести разграничение односторонних сделок на односторонне-управомочивающие (действия по предоставлению субъективного права) и односторонне-обязывающие сделки (действия, которые про­изводят для лица юридически обязательные изменения, связывающие другое лицо), предложенное Б.Б.Черепахиным и поддержанное С.С.Алексеевым [15].

Среди классификаций, уже утративших свою актуальность, можно привести деление договоров (сделок) на плановые и неплановые. О.С.Иоффе по этому поводу отмечает, что плановые сделки имеют своим основанием предписание планово-регулирующих органов и совершаются в целях вы­полнения планового задания; неплановые лишены планового основания и опираются на какое-либо иное предусмотренное законом основание [16].

В последнее время появились и относительно новые [17] подходы к классификации гражданско- правовых договоров. Суть данной концепции многоступенчатой классификации гражданско- правовых договоров заключается в том, чтобы выработать единый критерий их деления. В качестве такового А.В.Кашаниным предлагается кауза (правовая цель) гражданско-правового договора, пони­маемая как направленность договора на последствия, достигаемые при надлежащем исполнении до­говора и выражающиеся в совершении определенных взаимообусловленных действий (операций) с определенными частноправовыми благами [18, 29]. Кауза договора охватывает три основания диф­ференциации договоров — вид объекта гражданских прав, вид действия с данным объектом, а также вид встречного предоставления. В общем на первой ступени классификации договоры подразделяют­ся в зависимости от объекта гражданских прав, составляющего предмет основного предоставления. На второй ступени договоры подразделяются в зависимости от видов действий, совершаемых с тем или иным объектом гражданских прав (наиболее распространенными действиями, составляющими предоставление стороны, являются: передача имущества в собственность или в иное вещное право; передача имущества во временное пользование; производство работ и передача права собственности на результат работ; различные действия по оказанию услуг; передача исключительных прав; передача права на пользование ноу-хау; деятельность по достижению определенной цели, результата). На третьей ступени разделение договоров производится в зависимости от встречного предоставления, играющего второстепенную роль в договоре, которое может иметь форму оплаты в деньгах либо в натуре, либо вовсе отсутствовать; классификационные группы, получаемые в таком случае, будут соответствовать понятию договорных видов (договоры купли-продажи, мены, аренды, дарения и т.п.) [18, 29-30].

Вместе с тем эту концепцию, при всей ее оригинальности, нельзя признать всеобъемлющей, так как в юридической литературе наряду с каузальными выделяют и абстрактные сделки. С точки зре­ния Ю.Г.Басина, данная классификация имеет важное практическое значение, так как судьба кау­зальной сделки целиком зависит от основания, в силу которого она совершалась, и отпадение осно­вания лишает юридической силы уже совершенную одностороннюю сделку; в отличие от каузальной сделки, юридическая сила абстрактной сделки не зависит от ее основания, если сама сделка выражала подлинную волю того, кто ее совершил [19]. Поэтому вышеприведенную классификацию нельзя при­знать основной, ведь в ней изначально проводится деление только каузальных сделок, вследствие чего вне поля зрения остаются абстрактные сделки (несмотря на то, что, как замечает А.В.Кашанин, абстрактные сделки являлись признанным договорным типом еще в римском праве [20]).

Сторонниками самостоятельности предпринимательского (хозяйственного) договора в противо­поставление существующей классификации гражданско-правовых договоров предлагаются различ­ные модификации классификации предпринимательских договоров. В частности, по мнению

В.С.Анохина, общая классификация предпринимательских договоров выглядит следующим образом: договоры о возмездной реализации или приобретении имущества; договоры об оказании услуг; дого­воры о выполнении работ [21]. Более детализированную классификацию предпринимательских дого­воров предлагает В.В.Краснокутский: договоры о реализации имущества (оптовая купля-продажа, поставка, мена, контрактация, снабжение газом, электроэнергией и др.); договоры о передаче имуще­ства во временное пользование (имущественный наем и бесплатное пользование имуществом); транс­портные договоры (перевозка грузов, буксировка, эксплуатация подъездных путей); договоры бан­ковского обслуживания (расчетный и текущий счет, банковская ссуда и др.); договоры о предостав­лении других хозяйственных услуг (комиссионная продажа сельскохозяйственной продукции орга­низациями потребительской кооперации, охрана объектов подразделениями вневедомственной охра­ны при органах милиции и др.); договоры комплексного обслуживания (комплексное осуществление работ, организация материально-технического снабжения предприятий и производственных объеди­нений и др.) [22]. И наконец, Т.В.Кашанина выделяет следующие группы предпринимательских дого­воров: 1) собственно организационные договоры; 2) договоры о совместной деятельности (договоры простого товарищества); 3) предварительные договоры; 4) обязательные договоры; 5) инвестицион­ные договоры; 6) договоры о порядке передачи предприятий; 7) договоры об участии в прибылях [23]. В целом представленные позиции страдают одним и весьма важным недостатком — в них от­сутствует единый классификационный критерий, который позволил бы четко распределить вышеука­занные договоры по группам и видам. При этом во всех случаях имеет место неудачная попытка про­вести классификацию предпринимательских (хозяйственных) договоров, исходя из общей классифи­кации гражданско-правовых договоров, не привнося в нее ничего принципиально нового.

Конечно, в странах со сложившейся системой дуализма частного права гражданско-правовые договоры отличают от торговых (предпринимательских) договоров. Да и в международной практике, как отмечают С.Жамен, Л.Лакур, выделяют следующие виды коммерческих контрактов: 1) контракты с коммерсантом, необходимые для коммерческой деятельности (торговые сделки); 2) контракты с клиентами-непрофессионалами (смешанные сделки); 3) контракты, не имеющие отношения к ком­мерческой деятельности (гражданские сделки) [24]. Мы согласны с позицией Е. А.Суханова относи­тельно того, что в условиях сложившейся системы единства частного (гражданского) права, не следу­ет столь однозначно отрицать целесообразность воздвижения новой конструкции предприниматель­ского (торгового, коммерческого, хозяйственного) права и соответственно нового договора, как это делают представители единой гражданско-правовой школы [25]. Мы считаем, что в этом случае име­ло бы место нарушение объективного процесса развития правовой системы, которое не могло бы привести к позитивным последствиям, а наоборот, было шагом назад.

Наибольший интерес, на наш взгляд, представляет предложение М.К.Сулейменова о признании двух взаимно пересекающихся классификаций, влияющих на построение институтов обязательствен­ного права: 1) классификация по видам деятельности, и 2) классификация по экономическим сферам (отраслям народного хозяйства); при этом основной должна быть первая классификация, а дополни­тельной вторая [26, 95]. Классификация по видам деятельности, предложенная М.К.Сулейменовым, охватывает хозяйственно-правовые обязательства, направленные на: 1) передачу имущества в опера­тивное управление или в собственность (поставка, контрактация, снабжение газом, тепловой и энер­гетической энергией); 2) на передачу имущества во временное пользование (имущественный наем, банковская ссуда); 3) на выполнение работ (подряд на капитальное строительство, выполнение про­ектно-изыскательских, научно-исследовательских и опытно-конструкторских, ремонтных и иных ра­бот); 4) на оказание хозяйственных услуг (перевозка грузов, буксировка, банковский счет, комиссия, поручение, экспедиция, иные хозяйственные услуги); 5) на комплексное выполнение различных ви­дов деятельности в рамках смешанного или самостоятельного договора (организация материально­технического снабжения, комплексное обслуживание машинно-тракторного парка и оборудования, комплексное осуществление работ по научно-техническому прогрессу) [27, 96].

Классификация по экономическим сферам, по мнению М.К.Сулейменова, выглядит следую­щим образом: 1) в сфере материально-технического снабжения и сбыте — договоры поставки, контрактации, купли-продажи, мены, займы, комиссии и иные виды договоров хозяйственных услуг; 2) в строительстве — договоры на проектно-изыскательские работы, подряды на капиталь­ное строительство, на производство ремонта, аренды строений и оборудования, строительного посредничества; 3) в сельском хозяйстве — договоры аренды строений и оборудования, на про­изводство ремонта, по комплексному техническому обслуживанию, на выполнение иных произ- водственных и агрохимических работ; 4) в транспорте — договоры на организацию перевозки гру­зов, обязательства по подаче транспортных средств и предъявлению груза к перевозке, договоры пе­ревозки грузов, буксировки, транспортной экспедиции, на эксплуатацию железнодорожных подъезд­ных путей, на подачу и уборку вагонов, аренды транспортных средств, оказания услуг авиацией, обя­зательства при участии трубопроводного транспорта; 5) в связи — договоры почтовой экспедиции, почтовой пересылки, аренды, на предоставление предприятиями связи телеграфных каналов и теле­графной абонентской связи; 6) в сфере расчетов и кредитов — договоры банковского счета, банков­ской ссуды; 7) в сфере научно-технического прогресса — договоры на НИОКР по передаче техниче­ского опыта [27, 100-101].

Мы не случайно так подробно приводим предложенную и обоснованную М.К.Сулейменовым классификацию договоров — только так возможно в полном объеме показать ее специфику и осо­бенности. Как резюмирует по этому поводу сам М.К.Сулейменов, принципиальное отличие предло­женного подхода от других заключается в том, что на основе этих двух классификаций можно стро­ить систему права в двух плоскостях, пересекающихся между собой: одна, основная, главная струк­тура договорных институтов, — та, что дана в гражданском законодательстве, и вторая — дополни­тельная структура, на основе которой можно разрабатывать нормативные акты об отдельных группах договоров, заключаемых в единой экономической сфере [26, 96]. Полагаем, что среди достоинств та­кой классификации можно выделить следующие: во-первых, наличие классификации по экономиче­ским сферам не отрицает основную классификацию по видам деятельности, а наоборот, развивает и дополняет ее; во-вторых, признание дополнительной классификации позволяет охватить все сущест­вующие виды договоров в полном объеме, а не в ограниченном (содержащуюся в ГК РК классифика­цию договоров по видам деятельности трудно назвать всеобъемлющей); в-третьих, разработка и при­нятие нормативных актов об отдельных группах договоров, заключаемых в экономической сфере, позволит избежать пробелов в законодательстве. С учетом изложенного выше считаем, что возможна классификация договоров не только по видам деятельности, но и по экономическим сферам. К числу договоров, выделяемых в зависимости от экономической сферы, в первую очередь, относятся инве­стиционные договоры.

Инвестиционные договоры, как и любые гражданско-правовые договоры, могут быть классифи­цированы по различным основаниям. Так, в зависимости от сферы экономики, инвестиционные дого­воры подразделяются на две основные группы: договоры в сфере материального производства и до­говоры в сфере производства нематериальных благ. В свою очередь, эти виды подразделяются на подвиды и типы договоров, то же самое относится и к другим видам инвестиционных договоров. В частности, если проводить классификацию инвестиционных договоров в зависимости от объектов гражданских прав (благ, находящихся в гражданском обороте и характеризующихся неоднородно­стью), то можно выделить договоры по передаче в собственность или пользование имущества, дого­воры по использованию исключительных прав, договоры по выполнению работ и договоры по оказа­нию услуг. Каждый из них объединяет отдельные виды договоров, например, в первую группу входят договоры купли-продажи, аренды, ренты и т.д. Можно согласиться с М.И.Брагинским в том, что в самостоятельную группу, в зависимости от результата (направленности результата) могут быть выде­лены договоры на учреждение различных организаций [6], соответственно особую группу составляют так называемые учредительные договоры.

Вместе с тем в литературе имеются предложения о необходимости дифференциации таких групп договоров, самостоятельность которых вызывает серьезные сомнения. Например, Е.Д.Шешенин предлагает выделить в отдельную группу договоры обслуживания граждан, считая, что данная кате­гория охватывает различные виды гражданско-правовых договоров, которые отличаются друг от дру­га по своим предмету и содержанию: договор розничной купли-продажи, бытовой подряд, бытовой прокат, жилищный наем, договор хранения, договор перевозки пассажиров, договоры на услуги свя­зи, договоры услуг зрелищных предприятий и т.д. [28]. Конечно, определенная целесообразность в различной классификации гражданско-правовых договоров, в том числе и в сфере оказания услуг, существует, хотя все эти договоры итак объединены в одну группу — договоры по оказанию услуг (независимо от субъектного состава).

Исходя из общей классификации договоров можно утверждать, что, как правило, инвестицион­ный договор является консенсуальным, двусторонним (взаимным) и возмездным. Наряду с этим ин­вестиционные договоры можно дифференцировать в зависимости от экономической сферы их при­менения. Так, например, среди основных видов инвестиционных договоров можно выделить догово­ры в сфере недропользования; внешнеэкономический инвестиционный договор; договор государст- венного займа; договор банковского займа; договор лизинга; сделки, заключаемые на рынке ценных бумаг. Отдельные группы инвестиционных договоров составляют договоры в сфере строительства, транспорта, и др.

Таким образом, среди многообразия подходов и мнений относительно классификации граждан­ско-правовых договоров наиболее оптимальной и приемлемой, с нашей точки зрения, является идея о признании двух взаимно пересекающихся классификаций, влияющих на построение институтов обя­зательственного права (классификации по видам деятельности и по экономическим сферам).

Список литературы

  1. Брагинский М.И., Витрянский ВВ. Договорное право: Общие положения. — М.: Изд-во «Статут», 1998. — С. 308-334; Договор в народном хозяйстве (вопросы общей теории) / Под ред. М.К.Сулейменова, Б.В.Покровского. — Алма-Ата: Наука КазССР, 1987. — С. 23-24.
  2. Гордон М.В. Система договоров в советском гражданском праве // Ученые записки Харьковского юридического Инсти­тута. — Харьков, 1954. — Вып. 5. — С. 66.
  3. Аскназий С.И. Очерки хозяйственного права СССР. — Л.: Прибой, 1926. — С. 65.
  4. Советское гражданское право. Учебник: В 2 ч. / Под ред. В.Г.Смирнова, Ю.К.Толстого, А.КЮрченко. — Л.: Изд-во ЛГУ, 1982. Ч. 1. — С. 327; Иоффе О.С. Обязательственное право. — М.: Юрид. лит-ра, 1975. — С. 24.
  5. Брагинский М.И. Общее учение о хозяйственных договорах. — Минск: Наука и техника, 1967. — С. 30-31.
  6. Брагинский М.И., Витрянский ВВ. Договорное право. Книга первая: Общие положения. — М.: Статут, 2003. — С. 399.
  7. Егоров Н.Д. Классификация обязательств по советскому гражданскому праву // Советское государство и право. — 1989. — № 3. — С. 40-41.
  8. Волошко С.Д. Гражданско-правовое регулирование отношений в народном хозяйстве. — Харьков: Вища шк., 1984. — С. 118.
  9. Кашанина Т.В., Кашанин А.В. Основы российского права: Учебник для вузов. — М.: Издат. группа «НОРМА-ИНФРА», 2000. — С. 434-435.
  10. Гражданское право: учебник / Под ред. А.П.Сергеева, Ю.К.Толстого. — М.: ПРОСПЕКТ, 1998. Ч. 1. — С. 504-512.
  11. Гражданское право: учебник для вузов (академический курс). / Под ред. Ю.Г Басина, М.К.Сулейменова. — Алматы: КазГЮА, 2000. — Т. 1. — С. 684-691.
  12. Ломакин Д.В. Крупные сделки в гражданском обороте // Законодательство. — 2001. — № 3. — С. 24-25.
  13. Шайкенов А.Б. Совершение сделок заинтересованными лицами // Актуальные проблемы практического применения за­конодательства РК. — Алматы: Salans, 2004. — С. 216-218.
  14. Зайцев И. Место консорциального соглашения в системе гражданско-правовых договоров // Правовая реформа в Казах­стане. — 2003. — № 1. — С. 68.
  15. Алексеев С.С. Односторонние сделки в механизме гражданско-правового регулирования // Антология уральской циви­листики. 1925-1989: Сб. ст. — М.: Статут, 2001. — С. 59.
  16. Иоффе О.С. Избранные труды: В 4 т. Советское гражданское право. — СПб.: Изд-во «Юридический центр Пресс», 2004. Т. II. — С. 277-278.
  17. Римское частное право: Учебник / Под ред. И .Б .Новицкого и И.С.Перетерского. — М.: Юриспруденция, 2001. — С. 173-174; Белов В А. Сингулярное правопреемство в обязательстве. — М.: ЮрИнформ, 2000. — С. 129-139.
  18. Кашанин А.В. К вопросу о классификации гражданско-правовых договоров // Юрист. — 2001. — № 9.
  19. Басин Ю.Г. Сделки: Учебное пособие. — Алматы: ВШП «Әділет», 1999. — С. 6-7.
  20. Кашанин А.В. О понятии абстрактности договора по современному гражданскому праву // Юрист. — 2001. — № 11. — С. 18.
  21. Анохин В.С. Предпринимательское право: Учебник для студентов вузов. — М.: Гуманитарный издат. центр «ВЛАДОС», 1999. — С. 165.
  22. Краснокутский В.В. Виды хозяйственных договоров и их особенности // Труды Современного гуманитарного универ­ситета. Проблемы гуманитарных наук. — М.: Изд-во СГУ, 2001. Вып. 35. — С. 122-123.
  23. Кашанина ТВ. Корпоративное право (Право хозяйственных товариществ и обществ): Учебник для вузов. — М.: Издат. группа «НОРМА-ИНФРА .М», 1999. — С. 52-53.
  24. Жамен С, Лакур Л. Торговое право: учебное пособие. — М.: Междунар. отношения, 1993. — С. 155.
  25. СухановЕ.А. Современное развитие частного права в России // Юрист. — 2001. — № 3. — С. 6.
  26. Правовое положение межхозяйственных предприятий. — Алма-Ата: Наука, 1987. — С. 95.
  27. Покровский БВ., Сулейменов М.К., Наменгенов К.Н. Правоотношения производственных объединений и предприятий в сфере хозяйственного оборота. — Алма-Ата: Наука, 1985. — С. 96.
  28. Шешенин Е.Д. Классификация гражданско-правовых обязательств по оказанию услуг // Антология уральской цивили­стики. 1925-1989: Сб. ст. — М.: Статут, 2001. — С. 355.
Фамилия автора: С.П.Мороз
Год: 2007
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика