Феномен маргинальности в современном мире: теоретические подходы и возможности разрешения

Современный мир может быть охарактеризован как мир расширяющихся и углубляющихся ме­ждународных контактов: геополитическая трансформация общественных образований, размывание границ культурной замкнутости и обособленности народов и социальных групп наряду с положи­тельными последствиями порождают огромное количество проблем. В этой связи изучение проблемы маргинальности приобретает все большую актуальность.

В современном обществе наблюдается ситуация, когда отдельный индивид, группа и целые на­роды попадают в маргинальное положение. Люди оказываются на границе двух социальных сил, двух (а иногда и более) культур и идеологий, становятся изгоями общества. Нередко внутренняя опустошенность, вызванная распадом ценностно-нормативных, духовных основ общества, подталки­вает личность к асоциальным действиям, либо к апатии и бездеятельности. В результате человек (или социальная группа) перестает быть активным, полноценным членом общества и теряет всякую поло­жительную связь с ним.

Миграционные процессы, расширение культурных связей, доступность самой разной информа­ции для различных общественных слоев многих государств и народов нередко приводят к феномену маргинального человека как личности на рубеже культур. В сознании такой личности тесно перепле­таются элементы двух и более культур — элементы, нередко несовместимые, противоречащие друг другу и вызывающие в сознании личности болезненное чувство раздвоенности, неоднозначности своей социальной и этнической принадлежности. Это порождает такие проблемы, как внутренний разлад, сложности с необходимой для душевного равновесия этнокультурной и социальной иденти­фикацией, а также проблемы взаимодействия с другими индивидами, группами, социальными инсти­тутами. Этническая, социальная принадлежность, культурно-мировоззренческие установки влияют как на поведение личности в конкретной ситуации, так и на весь ее жизненный путь.

Помимо объективных факторов, характеризующих современную общественную ситуацию, акту­альность изучения маргинальности обусловлена потребностью социальной философии в разработке новых понятий и теоретических моделей, которые позволили бы изучать и объяснять практические проблемы современного этапа общественного развития [1].

Достаточно распространенное и иногда произвольное употребление самого термина маргиналь- ности приводит к необходимости уточнения его содержания, систематизации различных аспектов его использования. Поэтому особое значение приобретают «рассмотрение истории термина, подходы к его использованию, характеристики разных типов маргинальности в том виде, в каком они сложились в западной социологии» [2].

Как социально-философский термин, понятие «маргинальный» существует с 1928 г. Впервые его употребил Р.Парк в своем эссе «Человеческая миграция и маргинальный человек» [3].

Р.Парк вместе с Э.Берджессом и Л.Виртом были основоположниками социологического направ­ления, возникшего в Чикагском университете и получившего название «человеческая экология». Предметом научного интереса Чикагской школы были цивилизационные процессы и проблемы урба­нистской среды. Именно с этой точки зрения рассматривал Р.Парк феномен маргинального человека —   явление, которое характерно для определенного этапа развития социума и имеющее значение для понимания сложных общественных процессов, развития цивилизации в целом.

По мнению Р.Парка, маргинальный человек — это иммигрант, полукровка, который одновре­менно живет в двух мирах. Главное, что определяет природу маргинального человека — чувство мо­ральной дихотомии, раздвоения и конфликта. Это состояние связано с периодом переезда, перехода, определяемого как кризис. «Без сомнения, — отмечает Парк, — периоды перехода и кризиса в жизни большинства из нас сравнимы с теми, которые переживает иммигрант, когда он покидает родину, чтобы искать фортуну в чужой стране. Но в случае маргинального человека период кризиса относи­тельно непрерывный. В результате он имеет тенденцию превращаться в тип личности» [4].

Далее он отмечает, что в природе маргинального человека «моральное смятение», которое вы­зывают культурные контакты, выступает в наиболее объективной форме, и мы можем лучше изучать процесс цивилизации и прогресса.

Парк связывает свою концепцию маргинального человека, скорее, не с личностным типом, а с социальным процессом. Он рассматривает маргинального человека как «побочный продукт» процес­са аккультурации в ситуациях, когда люди различных культур и различных рас сходятся, чтобы про­должать общую жизнь, и предпочитает исследовать процесс, скорее, не с точки зрения личности, а общества, частью которого она является [5].

Таким образом, маргинальная личность, по Парку, воплощает в себе новый тип культурных взаимоотношений, которые складываются на новом уровне цивилизации в результате глобальных этносоциальных процессов. «Маргинальный человек — это тип личности, который проявляется в то время и в том месте, где из конфликта рас и культур начинают появляться новые сообщества, народы, культуры. Судьба обрекает этих людей на существование в двух мирах одновременно; вынуждает их принять в отношении обоих миров роль космополита и чужака. Такой человек неизбежно становится (в сравнении с непосредственно окружающей его культурной средой) индивидом с более широким горизонтом, более утонченным интеллектом, с более независимыми и рациональными взглядами. Маргинальный человек всегда более цивилизованное существо» [5].

По Парку, первыми маргиналами в истории человечества были евреи. Когда стены средневеко­вых гетто были разрушены и евреям представилась возможность участия в культурной жизни наро­дов, среди которых они жили, появился новый тип личности — культурный гибрид, человек. Это жи­вущий и разделяющий культурную жизнь и традиции двух разных народов, никогда особо не желая расставаться, даже если бы была такая возможность, со своим прошлым и своими традициями и до конца не принятый из-за своих предрассудков в новое общество, в котором он теперь ищет свое ме­сто; это человек на грани двух культур и двух систем, которые особо никогда не взаимопроникали и не смешивались. Освобожденный еврей был и есть исторически типично маргинальный человек, он первый космополит и гражданин мира.

Парк писал, что в сознании маргинала — смятение, которое вызывают культурные контакты, выступает в наиболее объективной форме. Именно, проникая в его сознании, где проходят изменения и слияния культур, мы можем наилучшим образом изучить историю цивилизаций.

Последователь Р.Парка Э.Стоунквист в своей работе «Маргинальный человек» осуществил ана­лиз маргинального человека с социально-психологических позиций. Прежде всего, автор уделяет внимание ситуации относительной культурной стабильности, где нет места маргинальным явлениям. Делается это, вероятно, для того, чтобы уловить самые начальные признаки возникновения марги- нальности. «Маргинальной личности, — пишет Стоунквист, — предназначено судьбой жить в двух обществах, в двух не просто различных, но антагонистических культурах».[6]

Таким образом, по мысли Стоунквиста, неизбежны столкновение, конфликт этих культур. И ко­гда человек оказывается носителем и той и другой культуры, то конфликт происходят и в его созна­нии. Кроме того, возникает конфронтация между двумя группами — представителями этих двух раз­ных культур. Человек же стремится занять определенную позицию в конфликтной ситуации. Само- сознание такой личности не имеет целостности, оно болезненно раздвоено. «Сущность же проблемы, —   пишет Стоунквист, — именно в конфликте и напряжении между социальными группами, разли­чающимися по расе, по культуре, ... члены относительно слабой и подчиненной группы пытаются приспособиться к группе, обладающей властью и престижем. Эти группы социально неравны, что либо признано, либо замаскировано. Представители слабой группы посредством социальных связей частично ассимилировались и идентифицировались с господствующей группой, их не принявшей полностью, оказавшись в положении маргинальных личностей» [8]. Духовные культуры народов и нации, замечает Э.Стоунквист, не могут избежать каких-то внутренних культурных конфликтов, но, тем не менее, они имеют мощную тенденцию к единству, постоянству и гармонии. Однако за счет того, что экономическая система развивается быстрее, чем другие аспекты культуры, появляется много индивидов, формирующихся в гораздо более сложной и менее гармоничной культурной среде. Они непроизвольно вовлекаются в две или более исторические традиции, в разные языки, идеологии, моральные кодексы и религии. Стоунквист пристальное внимание уделяет метисам, потому что они, по его мнению, являются наиболее характерными образцами проявления маргинальности. Ученый анализирует разные ситуации, в которых оказываются представители смешанных рас. Он говорит о случаях с незаконнорожденными детьми-метисами, о ситуации там, где межрасовые браки под офи­циальным запретом, о стремлении метисов продвинуться в доминирующую группу, о специфике американских межрасовых отношений, об особом отношении к метисам в Индии, где их презирает каждая из рас. Стоунквист описывает также ситуацию, когда борьба и конфликт рас менее суровы. Но все разнообразные ситуации с метисами, подчеркивает Стоунквист, несут в себе какой-либо расо­вый предрассудок и культурный конфликт, и это имеет характер неразрешимой проблемы.

Стоунквист выделяет общие черты маргинального человека: повышенные чувствительность и самосознание, обостренное чувство расы и своей расовой принадлежности, двойственная, неустой­чивая, колеблющаяся идентификация, болезненное состояние духа, общий комплекс неполноцен­ности и различные компенсаторные механизмы. Все это ведет к различным формам душевного рас­стройства и к девиантному поведению. Вместе с тем, отмечает Стоунквист, смешение кровей само по себе не ведет к маргинальности, а лишь приводит к возникновению определенной социальной ситуации, определяющей положение метиса. Типичный пример — иммигранты, и особенно их де­ти, оказавшиеся в среде двух культур — той, что царит в родительском доме, и той, что вне его.

Стоунквист высказывает мысль, что природа маргинальности человека довольно сложна и неод­нозначна: даже два индивида, находящиеся в одинаковой ситуации, реагируют на нее по-разному, в зависимости от особенностей личности. Главные факторы — раса, социальное положение, содержа­ние культуры, черты характера индивида, уровень его интеллекта и его самоидентификация являются элементами, которые по-разному комбинируются и проявляются.

Если провести параллель между обществом Индии или Америки, где дети от смешанных браков чувствуют свою ущербность по отношению к обществу, то на евразийском пространстве, включаю­щем в себя страны бывшего Советского Союза, ситуация с положением местисов совершенно иная, хотя также довольно неоднозначная. Долгое время существовавшая на территории Советского Союза идеология интернационализма и пришедшая ей на смену идея расовой и культурной толерантности, стремление к созданию так называемой евразийской нации способствуют тому, что местисы не чув­ствуют своей ущербности, а напротив, гордятся своим «маргинальным» положением и пользуются привилегиями обеих национальностей, которые они соединяют в себе. Столкновение несовместимых культурных образцов, религий, традиций двух или более народностей в данном случае не образует конфликта и противоречия, а приводит к их ассимиляции и аккомодации.

В отличие от Парка, рассматривавшего маргинальную личность как человека на рубеже двух культур и двух обществ, который никогда не будет принят в новое общество, оставаясь в нем лич­ностью с расщепленным сознанием и расстроенной психикой, Стоунквист считал, что процесс адап­тации может привести к формированию личности с новыми свойствами и занимает около 20 лет. Сто- унквист выделял три фазы эволюции «маргинального человека»: 1) индивид не осознает, что его соб­ственная жизнь охвачена культурным конфликтом, он лишь «впитывает» господствующую культуру;

1)   конфликт переживается осознанно, именно на этой стадии индивид становится «маргиналом»;

2)  успешные и безуспешные поиски приспособления к ситуации конфликта.

Другой американский исследователь — М.Голдберг, считая, что Р.Парк и Э.Стоунквист дают слишком широкое определение маргинальной личности, предложил свою квалификацию понятия [7].

Он писал, что в ряде случаев личность можно не считать маргинальной, несмотря на то, что она принадлежит одновременно двум культурам и что она находится в двойственном социальном поло- жении. Личность является маргинальной в следующих случаях: 1) если индивид существует на гра­нице двух культур от рождения; 2) если он разделяет свое положение с группой таких же как он ин­дивидов; 3) если эта группа осуществляет институциированную деятельность; 4) если маргинальная позиция индивида не приводит к фрустрации и блокированию его основных ожиданий и потребно­стей.

Суживая понятие маргинальной личности, Голдберг вводит понятия «маргинальная террито­рия» и «маргинальная культура». Маргинальная территория — это регион, где две культуры час­тично перекрываются и где население заимствует черты обеих культур. Маргинальная культура — синтез элементов двух разных культур. Согласно концепции Голдберга, человек, рожденный на маргинальной территории и воспитанный в маргинальной культуре, сам уже не является маргина­лом, поскольку не обнаруживает главных признаков маргинальной личности — болезненной раз­двоенности между двумя культурами. Маргинальная культура является для него родной и целост­ной культурой, какие бы внутренние противоречия она не содержала. Главное то, что она выполня­ет все функции культуры, обеспечивает индивида нормами, стандартизованными паттернами пове­дения, определяет его ситуацию, как и любая «оперившаяся», традиционная культура. Маргинали­зация же личности происходит только тогда, когда сформированные первичной группой в раннем детстве понятия и установки вступают в конфликт с ценностями другой культуры.

Для более полного представления о феномене маргинальности, необходимо также рассмотреть понятие «маргинальная ситуация». По определению его автора, А.Антоновского, сущность марги­нальной ситуации заключается в следующих положениях и процессах: 1) две культуры претерпевают длительное взаимодействие; 2) одна из них является доминирующей, ее представители обладают си­лой, престижем и не подвержены маргинализации; 3) представители подчиненной культуры имеют свободный доступ в господствующую культуру; 4) образ жизни и образ мысли представителей кон­тактирующих культур малосовместимы; 5) члены маргинальной группы, приобщаясь к господ­ствующей культуре, надеются на поощрение со стороны ее представителей, хотят быть приняты в их среду как равные; 6) барьеры между двумя культурными группами не исчезают из-за дискриминации, с одной стороны, и факторов удерживания в прежних социально-культурных рамках, с другой сторо­ны; 7) конфликт, продолжаясь из поколения в поколение, усиливает и закрепляет маргинальную си­туацию [8].

Маргинальная ситуация не возникает, по мнению Антоновского, если: а) взаимодействие куль­тур происходит между относительно независимыми друг от друга представителями этих культур; б) этнические границы остаются, преимущественно, прежними; в) ассимиляция одной культуры дру­гой происходит быстро и полностью.

Всех социологов, взгляды которых были изложены выше, можно объединить в одну группу, на основе их определения маргинальности, ее причин и сущности. Все они сходятся в том, что предме­том рассмотрения является результат столкновения двух различных рас и их культур.

Вместе с тем другие исследователи пытались взглянуть на проблему шире, определить марги- нальность и ее причины не столь однозначно. К их числу относится Д.Головенский, который считал, что культура — явление сложное и неоднозначное, имеющее немало своих внутренних конфликтов, противоречивых элементов, сталкивающихся в сознании личности. Особенно ярко это проявляется в американской культуре, поскольку она является результатом слияния и взаимовлияния множества элементов самого разного и весьма отдаленного происхождения. Этот фактор накладывается на со­временную социальную жизнь. Все это проявляется во внутриличностном столкновении противоре­чивых устремлений, страстей, ценностей и целей. Маргинальная личность не обязательно является порождением исключительно двух отдаленных культур, она может быть результатом одной сложной культуры. Д.Головенский обращал внимание на особое значение социальных факторов как источника общественного противостояния и, соответственно, внутриличностного разлада и напряжения. Неред­ко личность оказывается не на рубеже культур, а на рубеже социальных сил. Социальное неравенство и социальные конфликты, по мнению Д.Головенского, должны рассматриваться как отдельный, са­мостоятельный фактор порождения маргинальной ситуации и маргинальной личности — личности, в данном случае принадлежащей двум разным социальным группам, имеющим разные ценности, цели, уровни [9].

Американские социологи Алан С.Керкхофф и Томас МакКормик затронули вопрос о взаимосвя­зи между статусом маргинальной личности и ее личностными характеристиками [10]. Проанализиро­вав понятие маргинальности в работах своих предшественников, эти авторы пришли к выводу о не­обходимости переформулировки обсуждаемых терминов. За основу они предлагали взять позицию

Чайлда, который указывал на необходимость рассмотрения не только социального положения, стату­са индивида и его личностно-психологической характеристики, но и наборов его социальных атти- тюдов. Степень маргинальности, по Чайлду, зависит от трех факторов: 1) реального социального по­ложения; 2) социальных установок, отношения к ситуации; 3) психологических личностных характе­ристик.

А.Керкхофф и Т.МакКормик высказали предположение, что «в любой маргинальной ситуации доминантная группа определяет «правильную» позицию для подчиненной группы», значит, жизнен­ное и психологическое благополучие подчиненной группы обеспечивается в той мере, в какой психо­логические и поведенческие установки этой группы не противоречат установкам и интересам доми­нантной группы.

Кроме того, авторы дают свое определение маргинальной личности: «По существу, маргиналь­ный человек, как здесь определено — тот, кто использует группу, членом которой он не является, как референтную группу, группу, в которую он стремится быть принятым и в которой хочет утвердить­ся». С другой стороны, указывают авторы, маргинальный человек может быть еще рассмотрен как тот, чья социализация не подготовила его к игре роли в социальной сфере в соответствии с реальным положением в ней. Существуют силы и обстоятельства, препятствующие вхождению индивида в ре­ферентную для него группу. При таком положении роль личности в различных жизненных ситуациях будет предполагать постоянный выбор той или иной позиции, в зависимости от особенностей отно­шения к человеку тех или иных людей в тех или иных случаях, поэтому он будет страдать от неопре­деленности, амбивалентности, склонности видеть дискриминацию и отвержение даже там, где их нет.

Сила внутренней психологической маргинальности зависит, по мнению А.Керкхоффа и Т.МакКормика, от двух факторов: степени стремления и идентификации, с одной стороны, и степени неприятия, отторжения — с другой. Причем между ними нет прямой зависимости.

В целом, психология маргинальности складывается в результате влияния следующих факторов: 1) маргинальный статус; 2) социальные установки, идентификация; 3) отношение референтной груп­пы. Керкхофф анализирует также разные степени проницаемости барьера между индивидом и груп­пой, в которую он стремится, и соотносит этот показатель с уровнем психологической маргинализа­ции в разных случаях. В связи с этим исследователь выделяет шесть позиций. Главные же заключа­ются в следующем: 1) все маргинальные статусы лежат между двумя группами на различных уровнях престижа в обществе; 2) наиболее престижная группа классифицирует такие маргинальные статусы либо как принадлежащие низшим престижным группам, либо промежуточной по престижу группе;

3)  практически нет барьера между индивидом и низшей по престижу группой. Вместе с тем Керк- хофф указывает, что «использование этой формулировки не отрицает факта, что многие личностные проблемы, вызванные маргинальным статусом, возникают из связей индивида с низшей по престижу группой» [10].

Таким образом, в современном обществе утвердилось понимание маргинальной личности как личности, испытывающей чувство внутренней раздвоенности, которая возникла в результате прича­стности к двум или более противоречащим друг другу реалиям и вызванный этим пограничным со­стоянием комплекс социально-психологических последствий, (дисгармония, потеря самоидентифи­кации). Маргинальность понимается как результат конфликта с общепринятыми нормами.

Сегодня необходим совершенно иной подход к феномену маргинальности. Необходимо пере­смотреть не только исторически сложившиеся понятия маргинальности и маргинальной личности, но и проанализировать то, каким образом данный феномен претерпел изменения в связи с изменениями окружающего мира. Возможно именно через призму изучения маргинальности, так называемой из­нанки мира, его омутов и теневых сторон, мы сможем получить объективную оценку современным общественным процессам: найти истоки разлада личности и общества; проанализировать социальные конфликты локального (гражданские войны) и международного (религиозный экстремизм, междуна­родный терроризм) уровня; разработать стратегию их разрешения.

Список литературы

  1. J.B.Onzimba L. The Problem of Marginal Personality in American Sociology — М., 2003
  2. Кагермазова С.Б. Маргинальность как проблема социологии: Автореферат. — СПб., 1994.
  3. ParkR.E. Human migration and the marginal man // American Journal of Sociology. — Chicago, 1928. Vol. 33. № 6.
  4. Park R.E. Race of culture. Glence, Free press, 1950 Part 26. Marginal man. Chat 26. Human migration and the marginal man // Amerikan Journal of Sociology. — Chicago, 1928. Vol. 33. № 6.
  5. Баньковская С.П. Роберт Парк. // Современная американская социология / Под ред. В.И.Добренькова. — М., 1994.
  6. StonequistE.V. The Marginal Man. A Study in personality and culture conflict. — N.Y., 1961.
  7. Goldberg M.A. Qualification of the Marginal Theory // American Sociological Review. — 1941. Vol. 6. № 1.
  8. Antonovsky A. Toward a Refinement of the «Marginal Man» Concept // Social Forces. — 1956. Vol. 35. № 1.
  9. Golovensky D. The Marginal Man Concept: an Analysis and Critique // Social Forces. — 1952. Vol. 30. № 3.
  10. Kerckhoff A. and McCormick Th. Marginal Status and. Marginal Personality // Social Forces. — 1955. Vol. 34. № 1.
Фамилия автора: К.С.Мукажанова
Год: 2007
Город: Караганда
Категория: Философия
Яндекс.Метрика