Вопрос соотношения понятий «СЕКРЕТ ПРОИЗВОДСТВА»(НОУ-ХАУ) И «КОММЕРЧЕСКАЯ ТАЙНА»

Вопрос о соотношении категорий «коммерческая тайна» уже достаточно давно является дискус­сионным в научных кругах. До принятия ГК РК понятие «секрет производства» содержалось в ст. 151 Основ гражданского законодательства СССР 1991 г. [1]. Сформулированное в этом документе поня­тие секрета производства (ноу-хау) имело много общего с понятием коммерческой тайны, преду­смотренным в ст. 126 ГК РК. Нельзя не отметить что сходство законодательных определений данных правовых институтов, а также отсутствие на нормативном уровне критериев их разграничения поро­дили в науке различные подходы к их правовой оценке и содержанию.

Так, позиция некоторых ученых состояла в том, что ноу-хау и коммерческая тайна — это кате­гории, которые находятся в разных плоскостях и лишь частично пересекаются друг с другом [2]. Другие ученные рассматривали коммерческую тайну и ноу-хау как синонимы и считали, что несмот­ря на определенные отличия в их содержании, тем не менее законодатель не дает четких правовых оснований для их разграничения [3]. Кроме всего, некоторые исследователи говорили о том, что ноу- хау является объектом интеллектуальной собственности, а коммерческая тайна по отношению к ноу- хау выступает как режим, обеспечивающий его охрану [4].

В действующем законодательстве РК сделана попытка внести ясность в вопрос о соотношении коммерческой тайны и ноу-хау. Здесь содержатся определения и условия правовой охраны нераскры­той информации, составляющей коммерческую тайну, секреты производства (ноу-хау) рассматрива­ются в качестве разновидности такой информации (ст. 1017 ГК РК). Отсюда следует, что категория информации, составляющей коммерческую тайну, имеет по сравнению с категорией секретов произ- водства (ноу-хау) более широкое содержание, поскольку последняя поглощается первой. Но хочется отметить, что данный подход к вопросу и позиция законодателя все-таки не внесли полной ясности, поэтому эта проблема остается достаточно спорной и, естественно, актуальной. Остается не ясным, какое содержание вкладывается в понятие секрета производства (ноу-хау) и информацию какого ха­рактера можно к нему отнести. Если толковать буквально, то из определения нераскрытой информа­ции (ст. 1017 ГК РК), составляющей коммерческую тайну, видно, что к секретам производства (ноу- хау) нельзя отнести научно-технологическую, производственную и финансово-экономическую инфор­мацию. К ним относится только какая-то «иная информация», что является весьма спорным моментом, с учетом сложившейся практики в сфере применения ноу-хау, в первую очередь, зарубежной.

Однако из ГК РК прямо следует, что им установленные условия правовой охраны нераскрытой информации, составляющей коммерческую тайну, в полной мере распространяются и на секреты про­изводства (ноу-хау). Вместе с тем, как уже упоминалось, определение секрета производства (ноу-хау), которого фактически нет в нашем законодательстве, составляет информация, которую относят к ком­мерческой тайне, перечень информации или сведений которой также не является полным и исчерпы­вающим. Кроме этого, условия правовой охраны информации, составляющей коммерческую тайну, должны полностью соответствовать условиям правовой охраны секретов и производства (ноу-хау). К ним относят следующие условия: действительная или потенциальная коммерческая ценность в силу неизвестности её третьим лицам; отсутствие у третьих лиц свободного доступа на законном основании; обладатель информации принимает меры к охране её конфиденциальности (ст. 126 ГК РК).

Вместе с тем термин «ноу-хау» часто употребляется в гораздо более широком смысле, чем ле­гальное определение, изложенное в статье 151 «Основ». Так, например, в Модельном Гражданском Кодексе для стран СНГ даны рекомендуемые нормы правовой охраны нераскрытой информации, в том числе секретов производства («ноу-хау»). Представляется, что в условиях быстрого развития торговли и менеджмента, а также коммерциализации результатов интеллектуальной деятельности, появляются разнообразные и эффективные решения, которые обеспечивают предприятиям значи­тельные преимущества в их конкурентной борьбе. Поэтому, на наш взгляд, термин «секреты произ­водства» существенно сужает сферы применения «ноу-хау» и от него целесообразно отказаться.

Поскольку однозначного понимания термина «ноу-хау» не отмечено, то его содержание в одних случаях может быть раскрыто в рамках конкретного документа, а в других оно становится понятно только из его контекста. Главная проблема заключается, по всей видимости, не в границах данного термина, а в определении его места среди объектов гражданских прав, т.е. в соотношении с такими понятиями, как «информация» и «результат интеллектуальной деятельности».

Что касается понятия «результат интеллектуальной деятельности», то оно носит очень широкий характер и в принципе может включать в себя все, что создано в результате интеллектуальных (умст­венных) усилий человека. Это может быть, безусловно, и информация, в том числе конфиденциаль­ная («ноу-хау»).

Подход законодателя к функциональному разделению указанных объектов нематериальной сфе­ры является ошибочным, поскольку критерии данных объектов свидетельствуют о юридическом сходстве. Рассмотрим этот момент более подробно.

Так, любая информация представляет собой передачу каких-либо сведений одним лицом друго­му. Такая информация существовала всегда (в переводе с латинского «informatio» означает — озна­комление, разъяснение, изложение). В Словаре русского языка С.И. Ожегова [5] информация — это:

1)      сведения об окружающим мире и протекающих в нем процессах;

2)      сообщения, осведомляющие о положении дел, о состоянии чего-либо.

Информация создается в процессе любой творческой деятельности человека и может быть либо самим предметом интеллектуальной деятельности, либо отражать сведения об объекте интеллекту­альной собственности.

Обращение к определению «интеллектуальной собственности» (ст. 125 ГК РК) показывает, что ею признается исключительное право лица на результаты интеллектуальной деятельности и прирав­ненные к ним средства индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции, вы­полняемых работ или услуг. Из этого следует, что всякий объект интеллектуальной собственности должен быть благом нематериальным, является результатом интеллектуальной деятельности, на ко­торый за правообладателем признается исключительное право на использование.

Таким образом сделаем следующие выводы:

  1. Информация как таковая по своей природе нематериальна, хотя её хранение и распределение осуществляются чаще всего с помощью материальных носителей, и в этом смысле она ничем не от­личается от объектов интеллектуальной собственности.
  2. Будучи плодом человеческих усилий, будь то создание, передача, хранение или сбор инфор­мации, она вполне подпадает под такой признак интеллектуальной собственности, как результат ин­теллектуальной деятельности.
  3. Информация также является объектом, на который за кем-либо закрепляется исключительное право. На наш взгляд, это возможно и при условии, что информация не известна третьим лицам. В случае, если закон признает право лица, владеющего информацией, на сохранение её в тайне и одно­временно требует от третьих лиц воздержаться от несанкционированного присвоения этой информа­ции, налицо исключительное право на эту информацию.

Таким образом, информация может рассматриваться как один из объектов интеллектуальной собственности, либо как более широкое понятие, включающее в себя и движимое имущество (от­дельные документы, файлы, массивы), и объекты интеллектуальной деятельности (произведения, изобретения и т.д.), а также результаты информационных работ и услуг.

Кроме того, в подтверждение вывода о юридическом сходстве информации и результатов интел­лектуальной деятельности приведем определение интеллектуальной собственности, данное в сборни­ке «Интеллектуальная собственность» [6]: «объектами интеллектуальной собственности являются творения человеческого разума, человеческого интеллекта. К интеллектуальной собственности от­носится информация, которая может быть представлена на материальном носителе и распространять­ся в неограниченном количестве копий по всему миру. Собственностью являются не эти копии, а отраженная в них информация».

Для сравнения необходимо отметить, что в настоящее время, по всей видимости, в Российской Федерации практически завершен процесс законодательного признания создания трех систем охраны интеллектуальной собственности.

Первая — когда право (исключительное) на результат интеллектуальной деятельности, состав­ляющий форму продукта такой деятельности, возникает с момента его создания (авторское право).

Вторая имеет место в тех случаях, когда право (исключительное) на результаты интеллектуаль­ной деятельности, составляющей содержание продукта такой деятельности, возникает с момента го­сударственной регистрации (патентное право).

Третья, процесс создания которой близок к завершению, имеет место в тех случаях, когда право на результаты интеллектуальной деятельности связано с содержанием определенной информации, возникающей с момента её получения или создания и действующей неограниченное время, но при условии сохранения конфиденциальности этой информации. В данном случае речь идет о праве на «ноу-хау», нашедшем свое отражение в части IV ГК РФ.

Проведенный анализ понятия «ноу-хау» (в смысле статьи 126 ГК РК) свидетельствует о том, что оно содержит признаки, относящиеся к конфиденциальной информации, которая является ценной в силу независимости ее третьим лицам и характеризуется отсутствием свободного доступа к ней на законном основании, а также необходимостью принятия обладателем информации мер по её охране.

В то же время понятие «ноу-хау» и «коммерческая тайна» имеют различия, несмотря на то, что в некоторых международных соглашениях их относят к конфиденциальной информации.

Помимо теоретической полемики вокруг данного вопроса, возникает достаточное количество неразрешённых ситуаций, случающихся в судебной практике. Достаточно трудно судебным органам бывает определить разницу в понятии «коммерческая тайна» и «секрет производства (ноу-хау)», чет­ко разграничить, когда секрет производства (ноу-хау) является лишь разновидностью информации, составляющей коммерческую тайну, а когда это понятие фактически совпадает с самим понятием «коммерческая тайна». Для того чтобы правовое регулирование в данной сфере было более эффек­тивным, необходимо обозначить четкие критерии, позволяющие отделить секрет производства (ноу- хау) от остального массива информации, составляющей коммерческую тайну.

Список литературы

  1. Основы гражданского законодательства СССР и союзных республик // Ведомости СНД и ВС СССР. — 1991. — № 26.— Ст. 733.
  1. Дозорцев В.А. Понятие секрета промысла (ноу-хау) // Интеллектуальные права. Понятие, система, задачи кодификации: Сборник статей. — М. — 2003. — С. 249.
  2. Гражданское право. Учебник // Под ред. Е.А. Суханова. — М., 2003. — С. 574.
  3. Волчинская Е.К. Коммерческая тайна: проблемы правового регулирования // Информационный бюллетень. — 2001.- № 2. —С. 15.
  4. Ожегов С.И. Словарь русского языка. 12-е изд. — М.: Русский язык. 1978. — С. 142.
  5. Интеллектуальная собственность: В 2 ч. — Новосибирск. ВО «Наука».1993. — С. 89.
Фамилия автора: В.В.Зинченко
Год: 2007
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика