Особенности постсоветской бедности в современном Кыргызстане

Как известно, бедность в Кыргызстане — явление не новое. Она существовала и в советское время, но в то время не было принято признавать данный факт: в союзных республиках бедные люди назывались лишь «малообеспеченными слоями населения», хотя справедливости ради следует отме­тить, что существовавшая в то время система социального обеспечения и социальной защиты этих категорий населения способствовала решению их многих насущных проблем.

В переходный период бедность приобрела совершенно другие масштабы, ей присущи черты и особенности, которых не было в советское время. В первую очередь ее распространение в постсовет­ских сранах, в том числе и в Кыргызстане, стало результатом сложного взаимодействия экономиче­ских, социальных и политических процессов, имевших место в первые годы независимости. Главным из факторов, обостривших эту проблему, несомненно, стали именно экономические потрясения пере­ходного периода, приведшие к падению производства и сокращению доходов государственного бюджета, равно как и доходов большей части населения. Эти экономические проблемы, в свою оче­редь, определялись целым рядом взаимосвязанных факторов, в чиле которых можно назвать и исход- ный уровень, направленность экономики страны, унаследованной от советской эпохи, характер и уровень основных макроэкономических показателей, степень знакомства и готовности граждан, со­ответствующих институтов с рыночными механизмами, а также направленность и степень осуществ­ления различных реформ, проведенных в государстве в первые годы становления независимости.

Одним из определяющих факторов, породивших постсоциалистическую бедность, явилось ин­ституциональное наследие стран, которое в значительной степени обусловливает деятельность поли­тиков, государственных служащих, направленность их интересов, их способности к проведению по­следовательной программы реформ, которая бы предусматривала достаточные меры защиты уязви­мых категорий населения. Как показывают исследования аналитиков Всемирного банка, особенности бедности проявляются не только подходами к политике реформ, но и наличием или отсутствием в стране соответствующих институтов. Если взять постсоциалистические страны Европы и Централь­ной Азии, то можно определить, что институты в этих государствах возникли не одномоментно, на их формирование огромное влияние оказали исторические традиции. Так, страны, где существовала более крепкая система институциональных сдержек и противовесов (например, благодаря наличию сильного, активного гражданского общества, с лучше развитой политической демократией и инсти­тутами, обеспечивающими эффективную деятельность рынка), достигли лучших результатов с точ­ки зрения политической и экономической конкурентоспособности в итоге — с точки зрения реали­зации избранной политики. В этих странах были проведены более последовательные, комплексные и успешные реформы, более высокими темпами совершался переход к рыночным механизмам раз­мещения ресурсов, больше внимания уделялось социальным аспектам. При этом одним из приори­тетных направлений было сохранение надежной системы социального обеспечения, и на достижение этой цели выделялись значительные ресурсы. Эти страны тоже столкнулись с ростом бедности, но в гораздо меньшей степени, чем в странах СНГ. В странах Европы, имевших более длительную исто­рию суверенитета, независимости, сформировалось более развитое гражданское общество, где была ярко выражена традиция влияния на политические процессы объединенных коллективных действий. В значительной степени здесь инициатором позитивных процессов, происходящих в переходный пе­риод, стало само гражданское общество, и характер реформ в них формировался в ходе активизиации взаимосвязей, контактов с общественностью. Этим в значительной степени объясняется успешность проведенных в этих странах реформ и достижения ими в целом социальной стабильности.

Иная картина сложилась в бывших союзных республиках, в том числе и в Кыргызстане, где формы государственности в наиболее цивилизованных формах сложились в советское время, когда в масштабах СССР существовало централизованное руководство, когда господствовала администра­тивно-тоталитарная система и диктат Коммунистической партии. В соответствии с этим у народов союзных республик отсутствовал опыт становления и развития демократических институтов, в обще­стве господствовали политическая апатия и инертность, при этом были абсолютно неразвиты тради­ции проявления гражданской активности граждан. Поэтому не случайно, когда бывшие союзные рес­публики достигли независимости, население страны стало просто пассивным созерцателем начав­шихся коренных преобразований, и переход к рынку осуществлялся в государстве без учета интере­сов подавляющей массы граждан. Например, ярким примером подобной деятельнсоти могут служить реформы по осуществлению приватизации в Кыргызстане. Именно они, по мнению бывшего минист­ра иностранных дел Р.Отунбаевой (в 1995-1997 гг.), стали одной из основных причин роста бедности в стране. Как она отметила, «в ходе приватизации были допущены нарушения основного принципа социальной политики — справедливое распределение общенародной собственности и оздание рав­ных возможностей всем...» (Слово Кыргызстана. 1997. 11-12 марта).

На сегодняшний день, как считают специалисты, в Кыргызстане основы рыночной экономики в целом уже созданы, но для того чтобы успешно решать неотложные задачи социальной сферы, необ­ходимо предпринимать шаги по формированию именно социально ориентированной рыночной моде­ли экономики. «Как известно, принципами социально ориентированной экономики являются эконо­мическая и социальная свобода, широкое участие граждан в управлении, ответственность всех чле­нов общества за социально-экономическую ситуацию в обществе, устойчивость и надежность (функ­ционирование экономических отношений по рыночным законам, ответственность государства за ры­ночные действия, т.е. вся экономическая гамма элементов, составляющих основу гражданского об­щества)» [1].

Несомненно, некоторые из таких принципиально новых подходов к формированию рыночных отношений все же внедряются в жизнь. Например, проводится антимонопольная политика, формиру­ется соответствующая рыночным отношениям правовая база, развивается корпоративное управление, создается сеть общественных и экономических организаций, союзов, объединений. Однако принципы подлинно рыночных, т.е. прежде всего эквивалентных, возмездных, взаимовыгодных экономических отношений, к сожалению, пока не охватили все стороны жизни общества. Особенно трудно они реа­лизуются в сфере использования такого фактора производства, как труд. В использовании труда пе­реходная рыночная экономика Кыргызстана наиболее ярко проявляет свои недостатки, например, такие, как неуклонное расслоение общества на богатых и бедных, низкая оплата труда, рост уровня безработицы, опережающие рост доходов большей части населения, систематическое повышение цен на товары первой необходимости и т.д. Так, статистика свидетельствует, что цены на потребитель­ские товары и услуги в республике за годы реформ, проведенных в в первой половине 90-х годов, выросли в 1531 раз, а средняя заработная плата — только в 361. В народном хозяйстве она сегодня чуть выше прожиточного минимума, лишь 50-80 % его величины — в сельском хозяйстве, здраво­охранении, образовании и культуре [2].

Вышеуказанные причины способствовали падению жизненного уровня и обеднению большей части населения и сформировали специфические особенности, присущие этому явлению в постсовет­ских государствах, главная из которых заключается в том, что в бывших союзных республиках паде­ние уровня жизни населения происходило, как указано выше, на фоне глубоких системных измене­ний во всех сферах общественной жизни. Этот фактор в наибольшей степени отличает положение бедных в странах бывшего СССР от положения бедных в других странах мира.

Так, в политическом плане жители новых независимых государств оказались в рамках новых, до этого времени незнакомых им политических систем, способствовавших возрождению и росту их на­ционального самосознания, появлению новых, гласных путей выражения политических взглядов и расширения гражданских свобод.

В экономическом плане переход к рынку, осуществленный в разных государствах, в большей или меньшей степени принес одним невиданные до этого времени возможности для проявления ком­мерческой активности, обогащения, а другим — непривычные материальные трудности, утрату га­рантий стабильного будущего.

В этих условиях для многих людей последовали друг за другом такие потрясения, как потеря ра­боты или длительные невыплаты заработной платы, гиперинфляция, уничтожившая сбережения, раз­рушение системы социальной поддержки (дешевые или бесплатные социальные услуги, субсидии, льготные цены на некоторые товары и услуги). Все это породило у многих чувство уязвимости, бес­силия, невозможности планировать свое собственное будущее. На смену защищенности, существо­вавшей при социализме благодаря гарантированной занятости, пенсионному обеспечению в старости, бесплатному доступу к здравоохранению и другим услугам, пришли массовая безработица, сокраще­ние размера пенсионных выплат и услуги, доступные только тем, кто был способен за них заплатить. Несмотря на то, что переходный период дал многим новые экономические и политические возмож­ности, он вместе с тем привел к расширению пропасти между богатыми и бедными.

Граждане нашего государства унаследовали от советского прошлого отношение к бедности как к чему-то позорному, унижающему человека. Ведь при социализме бедность считалась следствием проявления негативных личных качеств человека или иных отклонений от нормы, так как государст­во обеспечивало трудоспособное население работой, а нетрудоспособным гражданам предоставляло материальную помощь. Как уже было указано выше, бедность имела место в советском государстве, но она могла быть воспринята как признак несостоятельнсоти социалистической системы, поэтому решительно пресекались какие-либо суждения, дискуссии, упоминания о бедности. В годы независи­мости многое коренным образом изменилось, бедность стала явлением, возникающим в жизни чело­века зачастую по не зависящим от него обстоятельствам, но чувства прошлого еще остались в его сознании.

Еще одной особенностью, отличающей бедных стран СНГ, является та, что, как правило, они грамотны, хорошо образованы. В советский период им была гарантирована занятость, они рассчиты­вали на стабильные государственные пенсии и пособия по достижении пенсионного возраста, размер которых соответствовал хотя бы минимальным потребностям человека. Теперь знания, навыки мно­гих из них, квалификация перестали пользоваться спросом, а если они и работают в государственных структурах, то не получают адекватную своим знаниям и умениям заработную плату.

Комплексы неудачника, наряду с утратой достойной социальной роли и статуса, способствовали проявлению саморазрушительных реакций — алкоголизма, наркомании, депрессий, порою доходя­щих до самоубийств. В связи с ростом бедности значительно возросла социальная напряженность.

Одна из особенностей бедности в Кыргызстане заключается также и в том, что имеют место су­щественные различия в этом аспекте между городом и селом. Несмотря на меры, направленные на сокращение сельской бедности, сельские регионы по-прежнему остаются более бедными по сравне- нию с городом: около трех четвертей бедных в Республике проживают в сельской местности. По данным Отчета Весмирного банка по оценке бедности столица Республики г.Бишкек и расположен­ная вокруг нее Чуйская область в целом значительно более состоятельнее остальных регионов стра­ны, среди которых Нарынская область является наибеднейшей. Таласская область занимает предпо­следнее место по уровню бедности — там в 2001 г. семеро из десяти жителей проживали за чертой обсолютной бедности, а четверо из десяти — в крайней бедности, по сравнению лишь с тремя бед­ными и одним крайне бедным на каждые десять жителей г.Бишкека и Чуйской области. Одна из се­верных областей — Иссык-Кульская и три южные области (Ошская, Жалалаботская и Баткенская) по уровню бедности занимают срединное положение [3].

Необходимо отметить еще одну особенность, оставшуюся еще со времен советской эпохи, и по­ка еще имеющую место в среде бедного населения. Еще имеют место высокие показатели уровня об­разования детей. Менталитет и сложившиеся традиции кыргызского народа формируют высокий престиж образования. В настоящее время значение знаний признается не только как условие успеш­ности будущей профессиональной деятельности, но и как самостоятельная ценность.

Поэтому уровень грамотности среди молодежи в возрасте 15-24 лет является достаточно высо­ким — 99.7 %. Охват детей основным образованием (1-9 классы) за период 2003-2006 гг. вырос на 1,2 % и достиг 96 %., что свидетельствует о практически полном охвате всех детей от 7 до 15 лет школьным образованием [4].

Таким образом, в Кыргызской Республике, как и во многих развивающихся странах, бедность в географическом плане сконцентрирована. Крайняя бедность в труднодоступных районах часто сосу­ществует с относительным достатком в более благополучных районах, расположенных близко к го­родам и рынкам. Расположение является важным определяющим фактором благополучия, так как на уровень материального благосостояния домохозяйств влияют обеспеченность агро- и экологически­ми ресурсами, доступ к рынкам средств производства и сбыта продукции, а также наличие образова­тельных и медицинских учреждений. В свою очередь уровень материального благосостояния домо­хозяйств также может оказывать важное влияние на местные социально-экономические характери­стики, например, на уровень потребительского спроса, возделывание сельскохозяйственных культур, наличие определенных негативных моментов (например, загрязнение окружающей среды, вырубка лесов и т.д.)

Есть еще один важный момент, отличающий бедных бывших союзных республик от бедных ка­питалистических стран. Его очень тонко и точно подметил известный политолог С.Г.Кара-Мурза. В частности, характеризуя бедных в России (а это можно с полным правом отнести и к бедным других постсовестких государств, в том числе и Кыргызстана), он отмечает: «У всех них еще сохранилась данная общим оразованием единая культурная основа, один и тот же спососб мышления и рассуж­дения, один и тот же язык слов и образов... Подавляющее большинство наших бедных имеют еще жилье, а в квартире свет, водопровод, отопление, книги на полках. Все это «держит» человека на весьма высоком социальном уровне.

Совсем иное дело — бедность в трущобах большого капталистического города. Здесь она при­обретает новое качество, для определения которого пока что нет подходящего слова в русском язы­ке... Бедность (poverty-англ) в городской трущобе на западе для большинства быстро превращается в ничтожество (misery — англ).

Что же это такое — ничтожество? Это, прежде всего, бедность неизбывная — когда безымянные общественные силы толкают тебя вниз, не дают перелезть порог. Кажется, чуть-чуть — и ты вылез, и там, за порогом, все оказывается и дешевле, и доступнее, и тебе даже помогают встать на ноги. Мы этого пока не знаем, но наши бедные — уже на этом пороге.

В такой ситуации очень быстро иссякают твои собственные силы, и ты теряешь все личные ре­сурсы, которые необходимы для того, чтобы подняться. У нас мы это видим в среде небольшого кон­тингента опустившихся людей, прежде всего алкоголиков, но это другое дело, они «под наркозом», даже в каком-то смысле счастливы и не хотят оторваться от бутылки. Ничтожество — это постоянное и тупое желание выбраться из ямы, и в то же время неспособность напрячься, это деградация твоей культуры, воли и морали. Вырваться из этого состояния ничтожества можно только совершив скачок «вниз» — в антиобщество трущобы, в иной порядок и иной закон, чаще всего в преступный мир.

Переход людей через барьер, отделяющий бедность от ничтожества, — важное и для нас малознако­мое явление. Если оно приобретет характер массового социального процесса, то вся наша общественная система резко изменится — а наше сознание пока что не освоило переходных процессов» [5].

Таким образом, С.Г.Кара-Мурза важным отличительным признаком значительной части бедных постсоветского пространства от бедных капиталистического мира определяет более высокий интел- лектуальный уровень, а самое главное — присущее им желание и стремление вырваться из этого со­стояния. Однако большей частью это сделать сложно без государственной поддержки.

С этим утверждением С.Г.Кара-Мурзы перекликается и другая особенность постсоветских бед­ных в Кыргызстане, связанная с одним из наиболее важных достижений социалистической эпохи: несмотря на свое положение, они прикладывают все усилия для того, чтобы дать своим детям до­стойное образование, считая, что оно даст им шанс улучшить в будущем уровень своей жизни. Кыр- гызкая Республика всегда характеризовалась высоким уровнем грамотности населения. Значение знаний признается не только как условие успешности будущей профессиональной деятельности, но и как самостоятельная ценность. Поэтому уровень грамотности молодежи в возрасте 15-24 лет являет­ся в Кыргызстане достаточно высоким — 99,7 %. Охват детей основным образованием (1-9 классы) за период 2003-2006 гг. вырос на 1,2 % и достиг 96 %, что свидетельствует о практически полном охвате всех детей от 7 до 15 лет школьным образованием [6]. Этот факт порождает надежды, что та­кая основа может стать хорошим стартом для этих детей, чтобы изменить, улучшить свое положение в будущем.

Необходимо подчеркнуть, что вышеуказанные особенности, присущие бедным гражданам Кыр­гызстана, дают основание сделать вывод о том, что многие из них обладают необходимым потенциа­лом для улучшения своего положения. Для этого необходимы лишь поддерживающие их усилия со стороны государства. Причем, хочется отметить, что они должны быть разработаны и начать претво­ряться в жизнь именно применительно к современным реалиям жизни, основными из которых явля­ются кризисное состояние производства, не соответствующая современным требованиям жизни сис­тема социальной защиты малоимущего и социально уязвимого населения.

Однако в настоящее время многие страны постсоветского пространства, несмотря на угрожаю­щие масштабы бедности в них, неохотно идут на открытое признание бедности в разных ее проявле­ниях, избегают широкого общественного диалога. Но ведь хорошо известно: чтобы лечить болензнь, преодолеть ее, необходимо поставить ее точный диагноз, определив причины ее появления и разви­тия, изучить индивидуальные ее проявления, присущие конкретному отдельному организму, а также необходимы советы сведущих в этом вопросе специалистов. Другими словами, нужен открытый и откровенный диалог специалистов стран СНГ.

Список литературы

1      Вопросы стабилизации экономики Кыргызской Республики в рамках КОР. — Бишкек: Илим, 2002. — С. 78.

2      Маматов А.. Чотонов У. Модернизация социальной сферы Кыргызской республики (1992-2002 гг.). — Бишкек: Илим, 2003. — С. 12.

3      Текущий архив ПРООН Кыргызской Республики. Кыргызская Республика: географическое распределение бедности.1 декабря 2005 г. — Бишкек, 2005. — С. 6.

4      Текущий архив ПРООН Кыргызской Республики. Второй Отчет о прогрессе в достижении целей развития тысячеле­тия в Кыргызской Республике. — Бишкек, 2009. — С. 13.

5      Кара-Мурза С.Г. Проект «Интернет против телевизора»: google.ru

6      Слово Кыргызстана. — 1997. — 11-12 марта.

Фамилия автора: Н.С.Усупова
Год: 2010
Город: Караганда
Яндекс.Метрика