Социологическое знание как рыночный продукт

Любая наука развивается посредством своей эмпирической реализации. Под эмпирической реа­лизацией в данной работе понимается применение научного знания на том рынке, в котором оно име­ет практическую значимость. В своё время практическая значимость любого научного знания дости­гается возможностью использовать полученные знания для достижения каких-либо целей, необяза­тельно прикладных. Новые знания могут расширять границы уже существующих теорий, т.е. это зна­ние, делающее возможным получить другое знание (методология). Возможность использования зна­ний может возникать как в опосредованном, так и в прямом их применении. Одно и то же знание мо­жет применяться в индивидуальных повседневных практиках неосознанно, а может применяться на практике и выступать рыночным продуктом. Продажа знаний — это удел информационных обществ.

Изменения в жизни общества, связанные с развитием информационной сферы, привели к появ­лению концепции информационного общества, полагающей главным фактором развития производст­во и использование научно-технической и другой информации. Данная концепция является разно­видностью теории постиндустриального общества, основу которой заложили З.Бжезинский, Д.Белл,

О.Тоффлер [1].

По мнению Тоффлера, то общество, которое придет на смену индустриальному, сложившемуся в развитых странах, будет иметь принципиально иной характер. «Это в одно и то же время и в высшей степени технически развитая, и антииндустриальная цивилизация, она несет с собой новый кодекс поведения и выводит нас за пределы концентрации энергии, денежных средств и власти» [2; 81].

Характерные черты информационного общества выделяет американский социолог Дэниел Белл: это переход от индустриального к сервисному обществу, решающее значение кодифицированного теоретического знания для осуществления технологических инноваций, а также превращение новой «интеллектуальной технологии» в ключевой инструмент анализа и теории принятия решений [3; 133].

Подтверждение этим идеям мы можем найти у Т.Стоуньера, по мнению которого, «в постинду­стриальном обществе национальные информационные ресурсы суть его основная экономическая ценность, его самый большой потенциальный источник богатства». Данные ресурсы в единстве со средствами, методами и условиями, позволяющими их активизировать и эффективно использовать, являются информационным потенциалом общества [4; 293].

Именно выступая рыночным продуктом, научное знание достигает наивысшей степени эмпири­ческой реализации.

Для того чтобы рассмотреть социологическое знание как рыночный продукт, предлагаю сначала рассмотреть свойства социологического знания и характеристики «рыночного продукта» как эконо­мической категории.

Социология — область научного знания, связанная с изучением социального взаимодействия и его результатов (социальных отношений и институтов, социальных общностей и личностей, а так­же самого общества как целостности). Поскольку мы являемся членами общества, все мы уже име­ем определенное количество фактических знаний о нем.

Социологическое знание оперирует фактологическими, сравнительными, теоретическими во­просами развития.

Некоторые из тех вопросов, которые социологи задают и на которые стараются ответить, в большой степени являются фактологическими. Ответы на такие вопросы составляют конкретные ре­зультаты исследований. Нередко их путают с эмпирическими данными, которые не идентичны ре­зультатам исследования. Эмпирические данные подлежат интерпретации, вне зависимости, будут ли это таблицы корреляции, или описание действий, произведённое в ходе наблюдения. Каждый иссле­дователь будет интерпретировать такие данные в соответствии со своими профессиональными пред­почтениями и субъективным опытом. Поэтому фактологические вопросы часто гораздо более слож­ны и трудны для ответа, чем можно было бы подумать. Точно так же можно сказать и о статистиче­ских данных — в руках различных исследователей их ценность будет весьма сомнительной.

Фактическая информация об одном обществе вряд ли скажет, имеем ли мы дело с необычным случаем или с определенным порядком вещей. Часто социологи стремятся задавать сравнительные вопросы, соотносящие социальный контекст одного общества с другим, либо приводящие контраст­ные примеры из разных обществ. Сравнительные вопросы целесообразней применять не только в от­ношении разных обществ, но и различных социальных групп, субкультур. Компаративистский под­ход обоснован и на микроуровне.

Для социологии важно изучать не только ныне существующие общества, но также сравнивать настоящее и прошлое. Вопросы, задаваемые социологами в этом случае, называются вопросами раз­вития. Чтобы понять природу современного мира, нам следует взглянуть на предшествующие обще­ственные формы, а также изучить основные направления их изменений. Благодаря этому мы сможем не только рассмотреть, как оформлялся какой-либо социальный институт, но и на основе тенденций прошлого сформулировать тенденцию будущего. Другими словами, социологическое знание облада­ет прогностической функцией.

Фактологические, или, как их принято называть в социологии, эмпирические, исследования свя­заны с анализом того, как происходят события. Однако задача социологии состоит не только в сборе фактов, какими бы интересными и важными они не были. Мы хотим также знать, почему эти события случаются, и для этого мы должны научиться ставить теоретические вопросы. Они помогут нам пра­вильно интерпретировать факты при поиске причин процессов, находящихся в фокусе конкретного исследования.

Теории предполагают конструирование абстрактных интерпретаций, которые можно использо­вать для объяснения разнообразных эмпирических ситуаций.

Конечно, фактологические и теоретические вопросы не могут быть отделены друг от друга. Тео­ретические подходы обоснованны в том случае, когда мы способны проверить их средствами эмпи­рического исследования.

Теория, насколько бы развитой она бы не была, всегда задаёт границы для развития практики. Ибо практика — это «корявая» реализация теоретических положений. Другими словами, нельзя вос­производить те образцы поведения, о которых индивид не подозревал ранее. Реальное действие (практика) — это всегда выбор приемлемых, уже имеющихся образцов поведения (теории).

Наряду с теоретическим и эмпирическим социологическим знанием существует знание о мето­дах получения эмпирических данных. Методы сбора и анализа данных служат созданию эмпириче­ской базы и первичному обобщению эмпирических данных (массовый опрос, наблюдения, анализ документов, эксперимент). Выбор метода исследования зависит от спецификации объекта и задач исследования, например, настроения избирателей можно изучать с помощью их опроса, опроса экс­пертов или глубинного интервью с типичным избирателем. Соответственно методу избирается метод анализа данных.

Как и любое знание, социологическое имеет свою практическую значимость, вытекаемую из своих функций.

  1. Понимание социальных ситуаций. Социология оказывает множество практических воздейст­вий на наши жизни. Вклад социологического мышления и исследований в практическую политику и социальные реформы осуществляется несколькими путями. Наиболее прямой способ — обеспечение более ясного или более верного понимания социальной ситуации. Это может быть сделано или на уровне фактических знаний, или путем приобретения более верного понимания, почему что-либо происходит (другими словами, путем теоретического обоснования).

Чем больше мы знаем о том, почему происходит то или иное явление, тем больше вероятность, что наши действия будут эффективнее.

  1. Восприимчивость к культурным различиям. Второй способ, которым социология может спо­собствовать практической политике, — это помощь в воспитании большей культурной восприимчи­вости по отношению к различным группам в обществе. Социологическое исследование позволяет взглянуть на социальный мир как на многообразие культурных перспектив, и это помогает устранить предрассудки различных групп по отношению друг к другу. Нельзя считаться просвещенным поли­тиком, не имея развитого представления о различиях в культурных ценностях. Практическая полити­ка, в основе которой не лежит осознание образа жизни тех, на кого она ориентирована, имеет мало шансов на успех.
  2. Оценка результатов действий. Социологическое исследование имеет практическое значение при оценке результатов политических инициатив. Программа практических преобразований может не достичь тех целей, которые ставили ее создатели, либо повлечь за собой серию непредвиденных по­следствий нежелательного характера.
  3. Углубление самопознания. Социология может дать общественным группам более просвещен­ное представление о себе, увеличить их самопонимание. Чем больше люди знают об условиях собст­венной деятельности, о том, как функционирует общество, тем больше вероятность, что они смогут повлиять на обстоятельства своей собственной жизни. Было бы неверно представлять практическую роль социологии только как помощь политикам или властным группам в принятии обоснованных решений. От тех, кто наделен властью, не всегда можно ждать заботы об интересах непривилегиро­ванных слоев. Группы, обладающие высоким самосознанием, могут эффективно реагировать на дей­ствия правительственных чиновников и других влиятельных лиц, а также выдвигать собственные по­литические инициативы. Группы взаимопомощи (подобные «анонимным алкоголикам») и общест­венные движения (например, женские движения) являются примерами общественных ассоциаций, прямо добивающихся практических реформ [5; 47].

Для любого научного знания ценной является характеристика объективности. Для гуманитарных наук эта характеристика наиболее ценна.

В своих исследованиях и теоретических поисках социологи стараются быть беспристрастными, пытаясь изучать мир без предубеждения. Хороший социолог пользуется любой возможностью отбро­сить предрассудки, которые могут помешать непредвзятой оценке идей или фактов. Но никто не мо­жет быть совершенно беспристрастным во всех отношениях, а развить беспристрастность взгляда на спорные предметы весьма сложно. Однако объективность не зависит исключительно, и даже прежде всего, от мировоззрения определенного исследователя. Она основана на методах наблюдения и аргу­ментации. Поскольку выводы и отчеты исследователей доступны для ознакомления, будучи опуб- ликованными в виде статей, монографий и книг, те или иные заключения могут быть проверены. Утверждения, сделанные на основе результатов исследования, могут быть критически оценены, а личные склонности исследователя игнорируются остальными.

Таким образом, объективность в социологии достигается посредством взаимной критики членов социологического сообщества. Многие темы, изучаемые в социологии, весьма противоречивы, по­скольку они прямо затрагивают споры и конфликты, возникающие в самом обществе. Но путем пуб­личных обсуждений, при тщательной проверке свидетельств и логической структуры аргументов, такие проблемы могут изучаться эффективно и плодотворно.

Подобно другим общественным «наукам», социология является научной дисциплиной в том смысле, что она располагает систематическими методами сбора и анализа данных, методами оценки теорий в свете доказательств и логических аргументов. Тем не менее изучение человеческих существ отличается от изучения событий физического мира, и поэтому ни логическое обрамление, ни выводы социологии не могут быть верно поняты в простых сравнениях с естествознанием. При изучении об­щественной жизни социолог сталкивается с действиями, значимыми для людей, их совершающих. В отличие от объектов природы люди обладают самопознанием, они видят смысл и цель в том, что они делают. Точно описать общественную жизнь невозможно, если мы прежде всего не уловим смысл, который люди вкладывают в свою деятельность [6; 39].

Итак, социологическое знание отвечает критериям научного — оно имеет практическую значи­мость и благодаря процедурам верификации объективно. Однако открытым остаётся вопрос — может ли такое знание выступать как продукт на рынке?

Для ответа на этот вопрос предлагаю рассмотреть понятие и свойства «продукта» как маркетин­говой категории.

Итак, в маркетинге под продуктом понимается любое изделие (услуга), реализуемое потребите­лям или предполагаемое для продвижения на рынке.

Продукт — это всё, что может быть предложено на рынке для удовлетворения нужд и запросов потребителей. Поэтому наиболее характерное определение продукта для современного маркетинга следующее: сумма физических, психологических и социологических способов удовлетворения по­требностей покупателя, которое он получает от приобретения, владения и использования продукта.

Каждый продукт может быть изучен, по меньшей мере, по трем направлениям:

  • по основным функциям (то, что необходимо покупателю для удовлетворения его основных по­требностей);
  • по осязаемым признакам или параметрам продукта (физические или иные характеристики, по­казатели качества, упаковка и т.п.);
  • по набору сопутствующих или дополнительных услуг (послепродажное и гарантийное обслу­живание, условия доставки и т.п.).

При анализе продукта главное — определить его положение на рынке, или его позиционировать.

Позиционирование продукта — это соотнесение наиболее важных параметров предлагаемого изделия или предоставляемой услуги с нуждами и запросами потребителей, с аналогичными пара­метрами продукции конкурентов и с изменениями во внешней среде.

От того, насколько правильно осуществлено позиционирование конкретного продукта на кон­кретном рынке, во многом зависит его конкурентоспособность. При этом важны не преимущества изделия как такового (например, не только его технический уровень или надежность по специфика­циям), а его потребительские качества, т.е. отношение к продукту потребителей, те факторы, по кото­рым потенциальный потребитель отдаст предпочтение вашему изделию или услуге при сравнении с изделием или услугой конкурентов — в сущности, позиционирование продукта, поиск тех его пара­метров, которые обеспечивают данному изделию или услуге успех на рынке.

К параметрам, определяющим спрос на продукт, относятся:

1)  сравнительные конкурентные преимущества. Продукт должен иметь ярко выраженные осо­бенности или относительные преимущества по сравнению с существующими на рынке аналогами, изделиями или услугами конкурентов;

2)  социальная ориентация. Необходимо, чтобы продукт вписывался в существующие социаль­ные условия, чтобы предлагаемое изделие (услуга) соответствовало сложившимся стилю жизни и системе ценностей потребителя;

3)  способность удовлетворить потребителя. Продукт должен выполнять все функции для удов­летворения ключевых нужд и запросов покупателя. Степень успеха на рынке соответствует той сте­пени, до которой продукт может удовлетворить такие нужды и запросы потребителей;

4)   простота и доступность в использовании. Если продукт прост и понятен конечному потреби­телю, то последнему просто и удобно пользоваться приобретенным изделием, а сбытовому посред­нику легко понять, как лучше рекламировать такой продукт;

5)  доступность для проверки и тестирования. Важно, чтобы заявленные в продукте параметры можно было легко проверить. Успех на рынке во многом будет зависеть от того, как быстро, с мини­мумом риска я затрат продукт может быть протестирован;

6)   быстрореализуемые преимущества. Сравнительные преимущества продукта должны прояв­ляться как можно скорее, лучше всего немедленно [7; 89].

Социологическое знание можно рассматривать как продукт исходя из перечисленных характе­ристик. Действительно, социологическое знание может удовлетворять потребности определённых лиц, хотя очень ограниченных по своему количеству. Однако социологическое знание, впрочем, как и любое знание, отвечает не всем параметрам продукта, определяющим его спрос. Например, социоло­гическое знание как продукт не обладает социальной ориентированностью в казахстанском обществе: еще не устоялась в нашем обществе ценность знания, в стиле жизни заложено решать повседневные проблемы не прибегая к специфическим знаниям профессионалов. Другими словами, высокий спрос на знания — это показатель информационных обществ. Социологическое знание как продукт не об­ладает также и простотой использования — конечному потребителю не всегда понятно, как им вос­пользоваться.

Что касается позиционирования знаний как продукта, то особое внимание здесь уделяется «упа­ковке» знаний, их конкурентных преимуществ. Особо важно при продаже не само знание, а то, как оно подается (упаковывается). Трансформируя эту мысль, можно сказать, что знание — это сырье для интеллектуального продукта, а торговать сырьём глупо. Другими словами, социологическая законо­мерность мало кого заинтересует как продукт, а когда эта закономерность «упакована» в результаты проведённого социологического исследования и формально оформлена в таблицы и графики, то по­является интерес у потребителя, поскольку тематика исследования максимально приближена к его жизненной ситуации.

В мире в настоящее время инвестиции в знания растут быстрее, чем инвестиции в основные фонды: в странах-членах Организации экономического сотрудничества и развития (OECD) в 90-е годы в среднем на 3.4 % в год против 2.2 %. Из всего объема знаний, измеренных в физических еди­ницах, которым располагает человечество, 90 % получено за последние 30 лет, так же как 90 % из общего числа ученых и инженеров, подготовленных за всю историю цивилизации, — наши совре­менники. Это наиболее явные признаки перехода от экономики, базирующейся на использовании природных ресурсов, к экономике, основанной на знаниях.

Измерение знаний — методологически очень тонкая вещь, поскольку знания — это продукт, с одной стороны, частный, который можно присваивать, а с другой — общественный, принадлежащий всем. Поэтому сложились два подхода к измерению знаний: по затратам на их производство и по ры­ночной стоимости проданных знаний. Затраты включают расходы на исследования и разработки, на высшее образование, на программное обеспечение.

Как известно, на настоящем этапе развития человеческой цивилизации в качестве интегрального показателя экономического развития чаще всего используется показатель валового внутреннего про­дукта (ВВП). В его основе идея о том, что нужный продукт — это тот, который кем-то куплен. Цена, по которой продукт куплен, является истинной оценкой его полезности. Акт купли-продажи принци­пиален. ВВП показывает, сколько нужных обществу продуктов произведено за определенный про­межуток времени.

Однако этот подход дает сбой на продуктах. которые называются общественными (публичными) благами, поскольку они потребляются бесплатно или по ценам, не соответствующим их реальной цен­ности для человека. Поэтому производство и потребление общественных благ отражается в ВВП (и системе национальных счетов) не по акту покупки, а по произведенным затратам, что коренным об­разом противоречит идее, заложенной в основу измерения результатов экономической деятельности.

Знания, по крайней мере, значительная их часть, являются общественным благом. Измерение их ценности, исходя из затрат, дает искаженную картину: затраты государства на науку отнюдь не есть стоимость произведенных знаний. Значит, нужно научиться измерять спрос на знания.

Для знания как публичного блага акт признания состоит в его использовании в той или иной форме. Степень его использования может быть разной: обращение к нему, запрос; ознакомление с ним; запоминание, способность его воспроизвести и передать другому; наконец, производство нового знания на базе использованного. Акт потребления знания состоит, как минимум, в осуществлении запроса. Запрос есть проявление интереса, готовность к более детальному «потреблению» [8; 257].

Спрос и только спрос определяет — жить или не жить знанию дальше. Как это, быть может, ни печально, нет ни малейших сомнений в том, что огромное число идей, открытий, изобретений и дру­гих произведенных людьми знаний исчезло, по-настоящему не родившись. То же самое можно ска­зать и о потенциальных гениях человечества.

Экономика знаний имеет три принципиальные особенности. Первая — дискретность знания как продукта. Конкретное знание либо создано, либо нет. Не может быть знания наполовину или на одну треть. Вторая особенность состоит в том, что знания, подобно другим общественным (публичным) благам, будучи созданными, доступны всем без исключения. И, наконец, третья особенность знания: по своей природе это информационный продукт, а информация, после того, как ее потребили, не ис­чезает как обычный материальный продукт.

Свойство дискретности знания вызывало сомнения, что в применении к нему рыночный меха­низм может быть столь же эффективным, как в случае с традиционными продуктами. Недавние рабо­ты показывают, что основные результаты, полученные для делимых продуктов, при достаточно об­щих и реалистичных условиях оказываются верными и для дискретных продуктов типа знаний или крупных инвестиционных проектов.

Вторая и третья особенности имеют своим следствием то, что в рыночной экономике распро­странители знаний оказываются в своеобразном, в некотором смысле монопольном положении. Ка­кую бы цену они ни назначили на свой продукт, невозможно продать максимальное количество «ко­пий знания». Стремление же продать побольше вполне естественно, тем более, что копия практиче­ски ничего не стоит (затраты на копирование чрезвычайно малы). Если назначить высокую цену, по­купателей будет мало. При низкой цене покупателей будет много, но выручка может оказаться мень­ше, чем при высокой цене. В ряде работ показано, что в экономике знаний традиционный рыночный механизм не приводит к эффективным состояниям. Эффективность достигается тогда, когда исполь­зуются так называемые дискриминационные цены, т.е. цены, рассчитанные на конкретного потреби­теля (категорию потребителей) [9; 264].

Использование дискриминационных цен требует большего профессионализма, чем использова­ние обычных цен. Дискриминацию надо уметь правильно вводить. Опыт рыночного предоставления продуктов типа знаний и информации постепенно накапливается в разных странах применительно к разным типам продуктов. Особенно распространены дискриминационные цены на рынке статистиче­ской информации и программного обеспечения. Замечу, что в традиционной экономике дискримина­ционные цены осуждались и даже законодательно запрещались, поскольку они являются способом получения сверхприбылей монополиями.

Чрезвычайно широким и одновременно тонким инструментом регулирования отношений соб­ственности в сфере так называемых неосязаемых благ, к которым относятся знания, является автор­ское право. Наряду с регулируемым законодательно действует и так называемое неформальное ав­торское право. Мировое научное сообщество пристально следит за тем, чтобы оно не нарушалось.

Воровство научных результатов строго осуждается, в какой бы завуалированной форме оно не осуществлялось. В таком контексте авторское право тесно связано с понятием репутации. Репутация в научной сфере в чем-то сродни производственной мощности предприятия, хотя, конечно, является более сложным и многоаспектным понятием. Репутация получает рыночную оценку, в частности, в форме уровня заработной платы ученого, а также спроса на его труд.

Предпосылки другой опасности заключаются в овладении большой частью членов общества технологиями обработки информации (а значит, и манипулирования ею), что дает в руки антисо­циально настроенным индивидам довольно мощное средство пропаганды и реализации своих идей. В дополнение к этому глобальное распространение информации, рост ее количества приводят к ситуа­ции, когда один человек не может ее систематизировать, рассмотреть достаточно объективно с раз­личных сторон. Часто ему приходится действовать, основываясь на мнении других людей. Это пре­доставляет широкие возможности манипулирования обществом с помощью специально подобранной информации, навязывания ему целей, идущих вразрез с развитием цивилизации [10; 160].

Перечисленные особенности экономики знаний обусловливают ее существенные отличия от стандартной рыночной экономики по действующим закономерностям и механизмам.

Важное обстоятельство: экономика знаний — неразделимая триада рынков — знаний, услуг и труда. Их нельзя рассматривать изолированно, настолько тесно они друг с другом взаимодействуют, из чего вытекает много следствий и что должно быть осознано людьми, которые принимают решения в данной области.

Итак, знание как рыночный продукт имеет огромные перспективы в индустриальных обществах, поскольку переход к постиндустриальному обществу будет постоянно увеличивать значимость зна­ний в обществе. Социологическое знание можно представить как рыночный продукт, при условии его оформленности и социальной ориентации. Другими словами, социологическое знание не обладает ещё теми характеристиками рыночного продукта, которые обеспечивают спрос, а именно оно непо­нятно потребителю, никак не позиционируется на рынке, и самое главное, не всегда отвечает потреб­ностям общества, поскольку в самом обществе ещё не сложилась культура информатизации, однако предпосылки имеются.

В этом случае информатизация общества будет способствовать прогрессивному развитию про­изводственных мощностей, повышению интеллектуального потенциала и культурного уровня, созда­нию условий для перехода на следующий этап развития — интеллектуальный, на котором большин­ство населения будет занято в сфере порождения интеллектуального продукта. Предпосылки для та­кой постинформационной стадии можно видеть уже сейчас — это определенная интеллектуализация общества, обусловленная вызванными информатизацией совершенствованием и усилением когни­тивных социальных структур и процессов.

Список литературы

1      Пюкке С. Информационное общество и проблемы социального развития // piukke@mail.tascom.ru

2       Тоффлер Э. Третья волна. — М.: ООО «Фирма «Издательство ACT», 1999. — С. 81.

3     Белл Д. Социальные рамки информационного общества // Новая технократическая волна на Западе / Под ред. П.С.Гуревича. — М.: Прогресс, 2006. — С. 133.

4     Стоуньер Т. Информационное богатство: профиль постиндустриальной экономики // Новая технократическая волна на Западе / Под ред. П.С.Гуревича. — М.: Прогресс, 2006. — С. 293.

5      Гидденс Э. Социология. — Челябинск: Наука, 1999. — С. 47.

6       Фролов С.С. Социология. — М.: Наука, 2000. — С. 39.

7    Хруцкий В. Е., Корнеева И.В. Современный маркетинг: Настольная книга по исследованию рынка. — М.: Финансы и статистика, 2005. — С. 89.

8    Макаров В.Л. Экономика знаний: уроки для России // Вестник Российской Академии наук. Т. 73. — № 5. — 2003. — С. 257.

9      Социальные знания и социальные изменения / Под ред. В.Г.Федотова. — М.: Прогресс, 2001. — С. 264.

10  ГончарукВ.А. Маркетинговое консультирование. — М.: Дело, 1998. — С. 160.

Фамилия автора: А.Н.Лежнин
Год: 2010
Город: Караганда
Категория: Социология
Яндекс.Метрика