Некоторые вопросы правового регулирования защиты авторских прав в Республике Казахстан

Во многих странах бывшего СССР подход государства к вопросу возникновения авторского права, а также исключительных прав на объекты авторского и смежных прав является одинаковым. Наряду со всеми Республика Казахстан является участником Соглашения о сотрудничестве в области охраны авторского права и смежных прав, заключенного 24 сентября 1993 г. (далее — Соглашение), одиннадцатью странами, ранее входившими в состав СССР (Постановление Верховного Совета Рес­публики Казахстан от 16 июня 1993 г.), согласно которому страны-участницы обеспечивают на своих территориях выполнение международных обязательств, вытекающих из участия бывшего СССР. Ис­ходя из смысла ст.2 вышеуказанного Соглашения «Государства-участники применяют Всемирную конвенцию об авторском праве (в редакции 1952 г.) в отношениях между собой как к произведениям, созданным после 27 мая 1973 г., так и к произведениям, охранявшимся по законодательству Госу- дарств-участников до этой даты, на тех же условиях, которые установлены национальным законода­тельством в отношении своих авторов» [1], Республике Казахстан предоставляется возможность ре­гулирования вопросов защиты прав авторов на уровне национального законодательства в частях, не противоречащих Всемирной конвенции об авторском праве 1952 г. (далее — Конвенция). В свою очередь п.1 ст.3 Конвенции — «Любое Договаривающееся Государство, которое в соответствии со своим внутренним законодательством требует в качестве условия охраны авторского права соблюде­ние таких формальностей, как депонирование экземпляров, регистрация, оговорка об оставлении за собой прав, нотариальные удостоверения, уплата сборов, производство или выпуск в свет на терри­тории данного государства, будет считать эти условия выполненными в отношении всех произведе­ний, пользующихся охраной по настоящей Конвенции и впервые выпущенных вне территории этого Государства и автор которого не является одним из его граждан, если, начиная с первого выпуска этого произведения, все его экземпляры, выпущенные с разрешения автора или другого лица, обла­дающего авторским правом, будут иметь знак (с) с именем лица, обладающего авторским правом, и с указанием года его первого выпуска; знак, имя и год выпуска должны быть указаны таким способом и на таком месте, чтобы было ясно видно, что права автора охраняются» [2], а также устанавливает базисные требования к национальному законодательству стран-участниц Конвенции, а именно при­знания знака копирайта, как эквивалента депонирования произведения. При этом п.3 ст. 3 Конвенции —    «Положения пункта 1 данной статьи не лишают любое Договаривающееся Государство права тре­бовать от лица, прибегнувшего к помощи судебного разбирательства, соблюдения при предъявлении иска процессуальных норм, как-то: участия на стороне истца практикующего в данном государстве адвоката или депонирования истцом экземпляра произведения, являющегося предметом разбиратель­ства в суде или административном органе или в том и другом одновременно. Однако невыполнение указанных требований не ущемляет авторского права и ни одно из этих требований не может быть предъявлено гражданину другого Договаривающегося Государства» [2], если такие требования не предъявляются гражданам Государства, в котором испрашивается охрана, предоставляет возмож­ность установления расширенных требований к уровню защиты прав авторов как на судебной, так и на досудебной стадии.

На данный момент, согласно действующему законодательству, на территории Республики Ка­захстан действует презумпция авторства (ст.9 Закона РК от 16.06.1996 «Об авторском праве и смеж­ных правах» (далее — Закон), сообразно которой авторское право и смежные права в отношении объектов этих прав возникают с момента их создания. В данном случае законодатель освобождает автора от активных действий, направленных на установление связи с объектом творчества (объекта­ми авторского права и смежных прав) с целью приобретения субъективного исключительного права, что в дальнейшем негативно отражается на правах автора. Из вышеописанного можно сделать вывод

о  том, что Казахстан на уровне национального законодательства, имея возможность принятия актов, регулирующих досудебную, судебную стадии защиты прав авторов, предоставляет базисные способы защиты этих прав, которые уже установлены в международном праве и являются общепринятыми. На наш взгляд, данный вопрос требует более тщательного урегулирования на уровне национального за­конодательства.

Xарактеризуя экономическую значимость авторского права, специалист из Болгарии Д.Гантчев подчеркивает, что «отсутствие слова «собственность» в термине «авторское право» часто приводит к неправильному выводу о том, что это — исключительно правовая юридическая концепция». Но в со­ответствии с основными международными соглашениями авторское право раскрывается как аспект частной собственности, и «будучи объектом частной собственности, авторское право становится имуществом, приобретает стоимость и становится предметом экономических взаимоотношений» [3; 34]. В этом случае необходимо учитывать, что большинство авторов на основании субъективного права авторства приобретают право на собственное активное поведение, с целью достижения имуще­ственного результата в отношении объектов их творческого труда. При этом действия автора имеют юридическое значение, так как автор осуществляет их в пределах нормы права и требуют законода­тельного закрепления.

Распространенным является мнение о том, что регистрация объектов творческого труда автора (объекты авторских и смежных прав) необходима лишь с единственной целью, а именно дать под­тверждение того, что на момент регистрации объект уже существовал, что может служить доказа­тельством при возникновении спора. Однако в этом случае альтернативой могут послужить иные способы, как депонирование у нотариуса или направление автором произведения конверта с объек­том творческого труда в свой адрес. В странах постсоветского пространства, основывающихся на принципе возникновения права на объекты авторского права с момента их выражения в объективном виде, регистрацию объектов авторского права осуществляют организации по коллективному управ­лению имущественными правами, например, в России. В Казахстане правообладатель объектов ав­торского права и смежных прав может по своему желании осуществить регистрацию данных объек­тов в организации по коллективному управлению имущественными правами (далее — Организация), или в государственном органе. В случаях регистрации объектов творческого труда в такой Организа­ции, автор согласно пп.6 ст.45 Закона — «совершать любые юридические действия, необходимые для защиты прав, управлением которых занимается такая организация», может требовать совершения действий, направленных на защиту его нарушенных прав. Примечательно, что п.3 ст.44 Закона пре­дусматривает требования к пользователям лицензированных объектов о государственной регистра­ции и получении государственного удостоверения надлежащего образца. Данное требование обу­словлено тем, что в случае нарушения пользователем прав автора, например, продажа контрафактной продукции, в отношении него будет возбуждено производство, направленное на защиту нарушенных прав государства. В данном случае это неуплата налогов, сам же автор произведения, в случая при­знания вины пользователя, может добиваться восстановления нарушенных прав в судебном порядке самостоятельно либо требовать этого от Организации, которая осуществляет управление имущест­венными правами данного автора.

Депонирование и регистрацию объектов авторского права и смежных прав в Казахстане осуще­ствляет Комитет по правам интеллектуальной собственности Министерства юстиции РК (далее — Комитет) и выдает Свидетельство на объект авторского права (далее — Свидетельство), а объекты вносятся в Государственный реестр прав на произведения, охраняемые авторским правом и смежны­ми правами.

Процесс регистрации занимает один месяц с момента подачи заявления о регистрации. Однако в отличие от организаций по коллективному управлению имущественными правами авторов, Комитет не проводит экспертизу предоставленных заявителем материалов и не проверяет указанные в заявле­нии сведения. Вся ответственность за соблюдение прав третьих лиц в этом случае лежит на авторе и правообладателе смежных прав, подавших заявление на государственную регистрацию.

Вместе с тем Свидетельство о государственной регистрации объектов авторского права и смеж­ных прав может являться подтверждением следующего:

  •     зарегистрированный и депонированный объект является объектом авторского права;
  •     Комитет получил его указанную в свидетельстве дату (т.е. уполномоченным государственным органом устанавливается своеобразный приоритет — дата, не позднее которой создан данный объект);
  •     объект, указанный в Свидетельстве, хранится в Комитете и при необходимости может быть сравнен с противопоставляемым объектом;
  •     права на зарегистрированный и депонированный объект авторского права заявило (-и) лицо /лица, указанные в Свидетельстве [4; 11].

Наличие Свидетельства может облегчить борьбу с нарушениями прав, поскольку, до тех пор по­ка не доказано иное, права на объект авторского права принадлежат лицам, указанным в Свидетель­стве. Свидетельство является одним из доказательств существования и принадлежности прав, кото­рое представляется в государственный орган, в суд.

Полезность государственной регистрации и депонирования может быть проиллюстрирована следующими примерами:

  •     Закон РК «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности» не распространя­ет предусмотренные ограничения на отношения между субъектами рынка, связанные с объектами интеллектуальной собственности, и Свидетельство о регистрации объекта авторского права в данном случае является подтверждением факта создания именно объекта интеллектуальной собственности;
  •     объекты авторского права могут быть использованы в качестве обеспечения выпуска ценных бумаг, как при первом публичном размещении ценных бумаг, так и при последующих выпусках;
  •      имущественные права на объекты авторского права могут быть внесены в качестве вклада в уставной капитал компании в виде нематериальных активов, что позволяет обеспечить значительный размер уставного капитала;
  •     объекты авторского права могут также быть поставлены на баланс предприятия в качестве ак­тивов с последующей амортизацией таких объектов;
  •     объекты авторского права и смежных прав могут быть использованы в качестве залога при по­лучении кредита [4; 11].

Свидетельство о государственной регистрации также является необходимым документом, под­тверждающим принадлежность прав на объекты интеллектуальной собственности, при внесении объ­ектов авторского права и смежных прав в реестр уполномоченного таможенного органа (ст. 413 Та­моженного Кодекса РК). Хотя Комитет проводит регистрацию и депонирование объектов авторского права и смежных прав, при возникновении гражданско-правового спора не выступает на стороне ав­тора, так как Свидетельство указывает лишь на существование объекта на момент его регистрации, при этом вопросы, решаемые во время спора, касаются лишь отношений по использованию результа­та интеллектуальной деятельности, либо отношений связанных с уступкой исключительного права на результат интеллектуальной деятельности в определенном объеме третьим лицам. В случае же нару­шения личных неимущественных прав автор спорного объекта авторского права вынужден подавать отдельное исковое заявление о возмещении причиненного ему морального вреда.

Законодателем данный вопрос не урегулирован и в отношении Организаций. Так, ст.45 Закона содержит закрытый перечень функций, предоставляемых правообладателями данным организациям, из которых пп.6 данной статьи содержит указание на совершение любых юридических действий, на­правленных на защиту прав, управлением которых занимается такая Организация. При этом исходя из смысла п.1 ст.43 — «Авторы произведений науки, литературы и искусства, исполнители, произво­дители фонограмм или иные обладатели авторских и смежных прав в целях практического осуществ­ления их имущественных прав вправе создавать организации, управляющие их имущественными правами на коллективной основе» следует, что основной целью создания Организаций является уре­гулирование вопросов, касающихся имущественных прав автора (ст.978 ГК РК, а также ст.16 Закона содержат закрытый перечень таких прав). В этом случае необходимо уточнение смысла ст.45 Закона. Так, в случае публикации произведения под чужим псевдонимом, будет ли Организацией урегулиро­ван вопрос, связанный с нарушением лишь права на использование произведения (имущественные права автора), но и нарушением авторского права на имя (личное неимущественное право), если да, то каким образом определяется размер морального вреда, нанесенного автору. Ведь в отношении имущественного вреда (прибыль, полученная от реализации контрафактных продуктов) возможно определение размера такого вреда, когда моральный вред, причиненный автору, с трудом подлежит оценке. Так в результате опубликования контрафактных копий объекта интеллектуальной собствен­ности потребителю, в частности, поклонникам определенного писателя, может не понравиться изме­ненные жанр, стиль письма, лирические отступления, что существенно снизит популярность данного автора.

Законодатель в п.1 ст.115 ГК РК указывает на равенство имущественных и личных неимущест­венных благ и прав, как объектов гражданского права, ст.963 ГК РК указывает на сохранение за авто­ром личных неимущественных прав в случае перехода имущественных прав, неотчуждаемости и не- передаваемости права авторства, что, на наш взгляд, является свидетельством приоритета личных неимущественных прав автора. Однако при этом в ст.970 ГК РК законодатель перечисляет лишь спо­собы защиты исключительных прав. Существующие в настоящее время нормы права — ст. 184 Уго­ловного Кодекс РК, ст.129 Кодекса об административных правонарушениях в своей основе направ­лены на защиту исключительных прав. Все это указывает на отсутствие отвечающего современным требованиям механизма защиты и восстановления личных неимущественных прав автора, а также возмещения причиненного морального вреда.

Возникновение нарушений имущественных и личных неимущественных прав автора обусловлено тем, что право авторства приобретается в силу правоспособности граждан (ст. 13-14 Гражданского Кодекса РК), одновременно возникает и исключительное право, т.е. исключительное право возникает в силу правоспособности, а не дееспособности. Таким образом, приобретение автор­ских прав осуществляется в силу указания государства. Государство в данном случае обязуется пре­доставить авторам так называемое исключительное монопольное право на использование результатов их творческого труда на определенный срок и на определенной территории этого государства. Но такой способ приобретения имущественных прав не соответствует принципам гражданского права, является устаревшим и требует урегулирования на уровне национального законодательства.

В последнее время наукой предлагаются все новые и новые концептуальные решения в области государственно-правового регулирования отношений, возникающих в сфере интеллектуальной соб- ственности. В частности, некоторые исследователи предлагают государственно-правовой механизм охраны права интеллектуальной собственности, компонентами в структуре этого механизма рассмат­ривают:

  •     управляющую систему (государство, его органы, иные уполномоченные государством органи­зации);
  •     управляемую систему (совокупность общественных отношений в сфере приобретения, исполь­зования и обеспечения прав интеллектуальной собственности);
  •      совокупность средств, способов, приемов, посредством которых осуществляется воздействие управляющей системы для формирования правомерного поведения данных правоотношений [3; 35].

Инновационная система управления обеспечит более скоординированное функционирование го­сударственно-правового механизма в области интеллектуальной собственности и даст основу для развития данной отрасли. Создание новой системы потребует внедрения в законодательство отдель­ных юридических действий, направленных на приобретение исключительных прав на объекты твор­ческой деятельности. Данные действия будут носить процедурный характер. Так, в настоящее время такие процедурные действия осуществляются в отношении объектов промышленной собственности авторами, их правопреемниками либо через патентных поверенных. В этом случае возникает необхо­димость уточнения правовой природы процедурных действий по приобретению исключительных прав на объекты творческой деятельности. В соответствии с разработанным понятием под юридиче­ской процедурой следует понимать особо нормативно установленный порядок осуществления юри­дической деятельности, обеспечивающий реализацию норм материального права и основанных на них материальных правоотношений, охраняемый от нарушений правовыми санкциями [3; 35]. В сво­ем большинстве данные процедуры будут предусматривать административные способы защиты прав. Это обусловлено необходимостью создания механизма досудебного разрешения споров, возникаю­щих по поводу реализации прав на объекты творческого труда. Осуществление данных процедур бу­дет являться обязательным требованием к авторам объектов творческой деятельности, невыполнение данных процедур повлечет за собой невозможность приобретения исключительных прав на объекты творческой деятельности и, как следствие отсутствие у автора прав на судебное разбирательство в спорах, возникших в отношении данных объектов.

Требование выполнения процедурных действий, а также утрата необходимости в существовании копирайта в рамках нового механизма по приобретению исключительных прав на объекты творче­ской деятельности, как основы традиционной, сложившейся системы, создаст отдельную группу пра­воотношений. Так, профессор Высшей школы экономики А.Долгин в своей книге «Экономика сим­волического обмена» в качестве причины для создания альтернативной копирайту правовой системы называет невозможность обработки человеком всевозрастающего объема интеллектуальных продук­тов, а также разрушение экономической модели в треугольнике «автор — издатель — пользователь» [5; 37]. Содержанием новых правоотношений будут являться действия по поводу приобретения ис­ключительных прав на объекты творческой деятельности, в которых, с одной стороны, выступает го­сударство как субъект, обладающий властью, который обязуется обеспечить автору и его правопре­емникам правовую охрану объектов интеллектуальной деятельности, а с другой — автор и его право­преемники. В условиях отсутствия традиционной системы копирайта возникнет необходимость в создании новой схемы вознаграждения авторов.

Авторитетный американский юрист Л.Лессиг, автор ряда книг по авторскому праву в цифровом веке и создатель аксиомы code is law, является идеологом и руководителем альтернативного правово­го сообщества Creative Commons. Суть его системы заключается в том, что автор определяет и фор­мализует в виде системы знаков все возможные случаи свободного использования его произведения. Данная система позиционируется между принципом «копирайт», запрещающим все виды использо­вания произведения всем, кроме правообладателя, и так называемым принципом «копилефт», разре­шающим свободное использование произведения всем и во всех формах. Если произведение исполь­зуется для извлечения прибыли, то лицензионная система Creative Commons обязывает отчислять часть дохода в пользу его создателя [5; 37]. В рамках государственно-правового механизма регулиро­вания отношений по поводу приобретения исключительных прав на объекты творческой деятельно­сти, а также в условиях действия альтернативной схемы вознаграждения «копилефт» функции лицен­зионной системы Creative Commons возлагались бы на государство.

Профессор Стэндфордского университета Вильям Фишер III в своей книге «Promises to Keep: Tehnology, Law and the Future of entertainment» предлагает альтернативную копирайту администра­тивную (государственную) систему за свободное воспроизведение и использование опубликованных музыки и фильмов. Система заключается в том, что обладатель прав на аудио- или видеопроизведе­ние, желающий получить компенсацию за свободное использование, должен зарегистрировать свое произведение в уполномоченном государственном органе. Уполномоченный государственный орган выдает уникальный идентификатор, с помощью которого будут отслеживаться распространение, ис­пользование и модификация произведения. Правительство осуществляет сбор средств, необходимых для компенсации правообладателям, в виде налога, взимаемого преимущественно с производителей устройств и услуг, используемых для доступа к цифровым развлекательным ресурсам. С помощью техники, впервые примененной для составления телевизионных рейтингов, правительственное агент­ство будет оценивать чистоту прослушивания музыки или просмотра фильмов. Налоговые поступле­ния будут распределяться между правообладателями пропорционально рейтингам потребления заре­гистрированных произведений. С принятием этого альтернативного режима законодательство об ав­торском праве (система копирайта) будет реформировано в направлении отмены большинства дейст­вующих запретов на противоправное воспроизведение и использование опубликованных произведе­ний, музыки и кинематографии [5; 35]. В пределах государственно-правового механизма регулирова­ния отношений по поводу приобретения исключительных прав на объекты творческой деятельности государство предоставляет открытый доступ к объекту интеллектуальной деятельности, приобрета­тель исключительного права на объект творческой деятельности, пожелавший его использовать, обя­зуется ежегодно платить установленную пошлину за обладание правом пользования данным объек­том, в свою очередь государство обязуется перечислять часть данной пошлину автору. Предоставле­ние открытого доступ к объекту интеллектуальной деятельности является фактором популяризации данного объекта, т.е. увеличения лиц — приобретателей объектов интеллектуальной собственности, следовательно, повышением части авторского вознаграждения.

На наш взгляд, в условиях действия государственно-правового механизма регулирования автор­ских прав необходимо создать систему, основанную на экономической модели «автор — издатель — пользователь», в которой функции издателя будут осуществляться уполномоченным государствен­ным органом по интеллектуальной деятельности, и сочетании альтернативных «копирайту» схем вознаграждения, описанных выше. В предлагаемой системе автор объекта творческой деятельности обращается в уполномоченный орган за установлением в отношении данных объектов авторских прав, а также определяет и формализует в виде системы знаков все возможные случае свободного использования его произведения. Уполномоченный орган проводит в отношении предоставленных объектов экспертизу на наличие нарушений в них авторских прав и иных прав и свобод человека и гражданина. По завершении проведения экспертизы, в случае положительного результата, произво­дится регистрация объекта творческой деятельности, а автору выдается документ, подтверждающий принадлежность авторских прав. Данные действия будут носить процедурный характер, с целью соз­дания способов досудебного разрешения споров, возникших в отношении авторских прав на объекты творческой деятельности. После проведения экспертизы, регистрации объектов творческой детально­сти, выдачи соответствующего документа государственный орган на определенный срок проводит публикацию отдельной части недавно зарегистрированных объектов творческой деятельности в том случае, если регистрация объекта проводилась лицом, не являющимся действительным автором. На­стоящий автор, предоставляя объект творческого труда в полном объеме, сможет подать в уполномо­ченный орган заявление о рассмотрении в отношении спорного объекта творческой деятельности принадлежности авторских прав. В этом случае уполномоченный орган проводит повторную экспер­тизу, в ходе которой определяется настоящий автор произведения. Так, если в период временной публикации права автора на объект творческой деятельности не были оспорены, уполномоченный орган проводит публикацию целого произведения и разрешает использование произведения всем и во всех формах. Публикация объектов творческой деятельности будет проводиться по средствам элек­тронных терминалов общего доступа — так пользователь за определенную плату сможет получить информацию и приобрести такие объекты. При этом поступления будут распределяться пропорцио­нально потреблению зарегистрированных объектов.

Альтернативным государственно-правовому механизму способом осуществления управленче­ских функций государства в сфере интеллектуальной деятельности является административный дого­вор. Являясь одним из самых эффективных регуляторов общественных отношений, договор приобрел межотраслевое значение. Как отмечает профессор А.Кабалкин, «категория договора широко исполь­зуется во всех без исключения областях экономики, социальной, культурной жизни, в политике. Она применяется не только в гражданском праве, но и в других отраслях права» [3; 36]. Административ­ный договор — это соглашение двух или более субъектов административного права, как минимум, один из которых обладает государственно-властными полномочиями и реализует в договоре управ­ленческие функции, устанавливающие (прекращающие, изменяющие) административные права и обязанности, направленные на удовлетворение общественно значимых интересов и регулируемое ад­министративно-правовыми нормами, а также общими положениями о договоре, установленными гражданским законодательством в той части, в которой они не противоречат публично правовой при­роде данного соглашения [3; 36]. Регулирование отношений между уполномоченным государствен­ным органом по интеллектуальной деятельности и лицом — обладателем исключительных прав на объект творческого труда посредством административного договора потребует разработки в данной сфере отдельных правил. Следует отметить, что действующий Кодек РК об административных нару­шениях содержит нормы, касающиеся интеллектуальной деятельности (ст.ст.128, 129, 145 и др.), что позволит заложить основу для создания соответствующих правил. В настоящее время большинство договоров (соглашений) наравне с обязательственными правоотношениями порождают также вещно­правовые отношения, являясь при этом основанием для возникновения гражданско-правовых отно­шений.

Позиция А.Кабалкина относительно того, что договоры, выражая согласованную волю сторон на достижение отвечающей действующему правопорядку цели, порождают, изменяют или прекращают, как правило, соответствующие имущественные правоотношения, применима и к административным договорам [3; 37]. В данном случае административно-правовой договор порождает публично­правовые отношения. Основным назначением административного договора будет удовлетворение публичных потребностей общества. Так общество будет владеть информацией о новых объектах в области интеллектуальной деятельности, обладателях исключительных прав на объекты творческого труда. Государство, предоставляя доступ к объектам интеллектуальной деятельности, будет исполь­зовать прогрессивную систему вознаграждения. Так, процент вознаграждения увеличивается пропор­ционально росту доходов от использования произведения и (или) увеличения продаж экземпляров произведения, т.е. размер авторского вознаграждения, выплачиваемого автору, будет зависеть от по­пулярности объекта творческого труда в тех случаях, когда автор пожелает. В отношении его произ­ведений может быть установлена фиксированная сумма авторского вознаграждения (паушальный платеж). Заключение договора будет осуществляться на основе издания административного акта и выдачи соответствующего документа, свидетельствующего о принадлежности авторских прав. По желанию автора данный договор может быть расторгнут, государство при этом прекращает предос­тавление общего доступа к объекту творческого труда, также по инициативе автора в договор могут быть внесены изменения. Так, в случае популяризации объекта возможно изменение схемы возна­граждения, измение же договора по инициативе уполномоченного государственного органа по ин­теллектуальной деятельности будет невозможно.

Как отмечают специалисты, главная особенность политики государства, направленной на усиле­ние роли властных институтов в регулировании практических сфер общественных отношений, как национальных, так и международных, заключается в том, что государство постепенно отходит от традиционных, исключительно властных, императивных (полицейских, плановых) методов регули­рования. Наблюдается широкое использование «частноправовых» инструментов в публичных право­отношениях [3; 37]. Все это указывает на потребность в разработке административного договора как механизма государственного регулирования отношений в сфере интеллектуальной деятельности.

Наличие лишь только базисных форм и способов защиты авторского права; отсутствие админи­стративно-правовых, досудебных способов защиты авторских прав; неспособность свидетельства о государственной регистрации объекта авторского права и смежных прав обеспечить должную защиту имущественных, а также личных неимущественных прав автора; отсутствие норм, регламентирую­щих порядок определения и возмещения причиненного морального вреда, а также восстановления нарушенных личных неимущественных прав автора; наконец, отсутствие государственно-правового механизма, осуществляющего регулирование правоотношений в сфере интеллектуальной деятельно­сти — все это указывает на несовершенство действующего законодательства в области охраны прав на объекты авторского права и смежных права, что требует разрешения данных вопросов на уровне национального законодательства.

Список литературы

  1. Соглашение стран СНГ от 24 августа 1993 года «О сотрудничестве в области охраны авторского права и смежных прав» vip-auto.info/dok2009/laws44/tex44669.htm
  2. Всемирная Конвенция об авторском праве от 6 сентября 1952 года (пересмотрена в Париже 24 июля 1971 года) // allpravo.ru/library/doc1972p/instrum1987/item1999.html
  3. Амангельды А. Проблемы правового регулирования правоотношений, возникающих при приобретении исключительно­го права на результат интеллектуальной деятельности // Мир закона. — 2007. — № 3. — С. 34-37.
  4. Шаповалова Н., Болотов Ю. Регистрация прав на объекты авторского права и смежных прав // Предприниматель и право. — 2008. — № 4. — С. 11-12.
  5. Амангельды А. Свобода информации и копирайт // Мир закона. — 2008. — № 2. — С. 33-37.
Фамилия автора: А.С.Киздарбекова, О.О.Жумабаев
Год: 2010
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика