Роль и место Главы Кабардино-Балкарской Республики в системе государственной власти КБР

Глава государства является столь же необходимым элементом конституционного правления, что и парламент, независимый суд, местное самоуправление и другие атрибуты демократического госу­дарственного режима. Речь идет не о фактическом, а о формальном руководителе государства, наде­ленном видимыми и легитимными государственными полномочиями. История свидетельствует, что в любом несвободном государстве обнаруживается политический лидер, которому в государственных органах принадлежит последнее слово. Учреждение должности формального главы государства в «перестроечный» период сначала в лице Председателя Верховного Совета, затем Президента свиде­тельствовало о намерении правящего режима обратиться к принципам правового государства [1].

Демократические преобразования, проводившиеся в 1991-1992 гг. как в целом в Российской Фе­дерации, так и в её субъектах, в частности в Кабардино-Балкарии, привели к необходимости поиска новой модели организации государственной власти. Основой такой модели стало введение в Кабар­дино-Балкарской Республике, как и в Российской Федерации, института президентской власти. Разу­меется, каждая из республик в составе Российской Федерации имеет свои национально-исторические особенности и традиции, что не может не сказаться на форме и содержании президентской власти. Однако общее историко-правовое прошлое Российской Федерации и её субъектов, сходные процессы преобразования неизбежно порождали общие черты организации института президентской власти в Российском государстве и большинстве республик (государств) в её составе.

Вопрос о возможности унификации должностных наименований стал подниматься после замены выборности институтом наделения полномочиями высших должностных лиц (руководителей высших исполнительных органов государственной власти) субъектов Российской Федерации [2]. Дискуссии по данной проблематике, до начала обсуждения ее в федеральных средствах массовой информации, проходили намного раньше в региональной печати [3], где встречались рассуждения различных представителей общественности Кабардино-Балкарии о том, как должно именоваться высшее долж­ностное лицо субъекта Российской Федерации. Нужно ли в этом вопросе последовать примеру Рес­публики Северная Осетия — Алания, переименовавшей Президента Республики в Главу Республики? В своей монографии А.Х. Пихов отметил, что данный «опыт является разумным, поскольку Прези­дентом именуется Глава Российского государства. К тому же такой подход вписывается в новую кон­струкцию федеративных отношений и выстраиваемой центром вертикали власти. С другой стороны, ничего имеющего принципиальное значение в этом вопросе нет, и федеральный законодатель здесь никаких ограничений не устанавливает» [4].

В соответствии с п. 16 ст. 18 Федерального закона «Об общих принципах организации законода­тельных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Россий­ской Федерации» наименование должности высшего должностного лица (руководителя высшего ис­полнительного органа государственной власти) субъекта Российской Федерации устанавливается конституцией (уставом) с учётом исторических, национальных и иных традиций данного субъекта Российской Федерации. Так, указанные лица в субъектах именуются губернатором, главой админист­рации, мэром, главой Республики и президентом. Некоторые субъекты в процессе организации госу­дарственной власти на своей территории вводили, ликвидировали, а также изменяли наименование должности высшего должностного лица (руководителя высшего исполнительного органа государст­венной власти) субъекта Российской Федерации. В. А. Маршалова справедливо указывает, что «уста­новление единого наименования должности никаким образом не повлияет на сложившиеся властеот- ношения, не внесет корректив в существующую вертикаль исполнительной власти» [5].

Наименование «президент» высшего должностного лица Кабардино-Балкарской Республики бы­ло обусловлено статусным наполнением его содержания. Ведь для жителей республики в их право­вом восприятии «Президент Кабардино-Балкарской Республики» означал намного больше, чем про­сто высшее должностное лицо — это, прежде всего, лидер, направляющее звено общественно­политической жизни республики. Депутаты Парламента Кабардино-Балкарской Республики 29 сен­тября 2011 г. приняли законопроект, вносящий в Конституцию КБР поправки, предусматривающие переименование президента республики в главу. С 1 января 2012 г. он вступил в силу. Президент РФ еще в 2010 г. подписал закон, запрещающий называть глав субъектов РФ президентами, согласно ко­торому регионы могут утверждать название должности руководителя.

В связи с изложенным выше назрела необходимость рассмотрения вопросов о месте Главы Ка­бардино-Балкарской Республики в системе разделения властей, его полномочиях в отношениях с раз­личными государственными органами.

Анализ конституционно-правового развития Кабардино-Балкарской Республики, эволюции ин­ститута Главы Кабардино-Балкарской Республики позволяет выделить ряд основных черт. Из смысла главы IV Конституции Кабардино-Балкарской Республики «Глава Кабардино-Балкарской Республи­ки» вытекает, что Глава Кабардино-Балкарской Республики никому не подчинен и вообще обладает высокой степенью независимости от каких-либо других государственных органов, что не снимает с него обязанности действовать на основе и во исполнение законов.

Вместе с тем пост Главы Кабардино-Балкарской Республики имеет выраженный политический характер. В соответствии с ч. 3 ст. 78 Конституции Кабардино-Балкарской Республики он «определя­ет основные направления внутренней политики Кабардино-Балкарской Республики и её международ­ных и межрегиональных связей». Как политический руководитель государственными делами, он, кроме того, представляет Кабардино-Балкарскую Республику в отношениях с органами государст­венной власти Российской Федерации и её субъектами, а также за рубежом (ч.4 ст. 78 Конституции КБР).

Институт Главы республики стал стержнем в политико-правовых преобразованиях в Кабардино­Балкарской Республике. В реальной жизни влияние и власть Главы Кабардино-Балкарской Республи­ки много сильнее и больше, нежели его наделяет Конституция КБР. Возможность образования своей администрации, широкое поле политического маневра и прямого апеллирования к народу, контроль над силовыми структурами делают Главу Кабардино-Балкарской Республики уникальной политиче­ской фигурой.

Сегодня в государственно-правовой науке высказываются серьезные сомнения в достаточности «классического» деления власти. Сомнения эти вызываются, главным образом, должностью главы субъекта Российской Федерации, который, по распространенному убеждению, не укладывается в традиционную триаду законодательной, исполнительной и судебной власти. Разделяя это сомнение, российский законодатель не называет Президента РФ главой исполнительной власти, хотя очевидно, что он не является органом законодательной и судебной власти. Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государст­венной власти субъектов Российской Федерации» (с изм. и доп.), ст. 17, установил право высшего должностного лица субъекта Российской Федерации возглавлять высший исполнительный орган го­сударственной власти субъекта Российской Федерации.

Конституционно-правовой статус Главы Кабардино-Балкарской Республики как высшего долж­ностного лица субъекта Российской Федерации устанавливается гл. 4 Конституции КБР и Федераль­ным законом «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполни­тельных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» (далее — Федеральный закон).

Конституция КБР устанавливает, что Глава Кабардино-Балкарской Республики является главой государства, высшим должностным лицом Кабардино-Балкарской Республики.

Федеральный закон в качестве главы исполнительной власти субъекта Российской Федерации предусматривает должность руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации либо высшего должностного лица субъекта Российской Федерации. Высшее должностное лицо субъекта Российской Федерации должно обязательно возглавлять высший исполнительный орган государственной власти. То есть глава субъекта Российской Федерации (гу­бернатор, глава администрации и т.п.) одновременно является главой исполнительной власти. По­следнее требование отвечает построению системы исполнительной власти в абсолютном большинст­ве субъектов Российской Федерации, но все же не во всех. В частности, как отмечено выше, в Кабар­дино-Балкарской Республике предусматривается одновременно высшее должностное лицо республи­ки и руководитель органа исполнительной власти. При этом Глава Кабардино-Балкарской Республи­ки является, по Конституции КБР, высшим исполнительным органом государственной власти. Вме­сте с тем исполнительную власть осуществляет Правительство КБР, возглавляемое не Главой КБР, а Председателем Правительства КБР (ст. 108 Конституции КБР). Такое одновременное наличие выс­шего должностного лица и руководителя органа исполнительной власти субъекта Российской Феде­рации вызвано различными причинами: удобством управления, распределением политических и су­губо хозяйственных функций и т.д. В республиках Северо-Кавказского Федерального округа, в част­ности, в Кабардино-Балкарии, основной причиной является, как правило, этнический фактор. Выс­шие государственные должности Кабардино-Балкарской Республики в них распределяются таким образом, чтобы представительство в руководстве основных, субъектообразующих этносов было при­мерно пропорциональным (Глава Кабардино-Балкарской Республики — кабардинец, председатель Правительства КБР — русский и т.д.), что, в свою очередь, способствует обеспечению социальной и политической стабильности и межнационального согласия, служит гарантией от ущемления нацио­нальных интересов каких-либо этнических групп.

В связи с этим представляется, что закрепленное в Федеральном законе требование совмещения функций высшего должностного лица субъекта Российской Федерации и руководителя высшего ис­полнительного органа власти субъекта Российской Федерации не должно быть столь категоричным, оставляя возможность субъектам Российской Федерации для разумного варьирования в интересах субъекта Российской Федерации, не нарушая при этом основы конституционного строя Российской Федерации.

В соответствии с Конституцией Кабардино-Балкарской Республики посты Главы Кабардино­Балкарской Республики и главы Правительства КБР разделены. От способа формирования Прави­тельства КБР во многом зависит организация власти вообще. Важно, прежде всего, распределение полномочий, касающихся назначения и смещения членов Правительства Кабардино-Балкарской Рес­публики. Данный фактор имеет значение с точки зрения подчинения Правительства КБР Главе Кабардино-Балкарской Республики или Парламенту КБР. Глава Кабардино-Балкарской Республики на основании ст. 81 Конституции КБР наделен полномочиями назначать, с согласия Парламента Ка­бардино-Балкарской Республики Председателя Правительства КБР, министров и других руководите­лей, утверждать структуру республиканских органов исполнительной власти и принимать решение об отставке этого Правительства.

Следует отметить, что в мае 2004 г. Генеральная прокуратура Российской Федерации внесла в Парламент Кабардино-Балкарской Республики «Представление об устранении нарушений закона», ссылаясь на то, что полномочие высшего должностного лица Кабардино-Балкарской Республики утверждать по предложению Председателя Правительства КБР структуру республиканских органов исполнительной власти противоречит пункту «м» ч. 1 ст. 5 Федерального закона от 04.07. 2003 г.

ч.  95, в соответствии с которым высшим должностным лицом субъекта Российской Федерации фор­мируется лишь высший исполнительный орган государственной власти субъекта Российской Феде­рации. Структура органов исполнительной власти Кабардино-Балкарской Республики должна утвер­ждаться Парламентом Кабардино-Балкарской Республики. На этом основании Парламентом КБР 16 июня 2005 г. был принят новый Закон — «О системе исполнительных органов государственной вла­сти Кабардино-Балкарской Республики».

Срок пребывания в должности высшего должностного лица субъекта Российской Федерации Фе­деральным законом ограничивается 5 годами. Одним из самых дискуссионных положений, вызвав­ших наибольший ажиотаж, стал запрет на избрание на должность высшего должностного лица субъ­екта Российской Федерации более двух раз подряд (п. 5 ст. 18 Федерального Закона). Это ограниче­ние давно воспринимается как неотъемлемый элемент организации власти в демократическом право­вом государстве[6].

Далее следует отметить, что Федеральный закон не только исключает парламентский тип госу­дарственной власти субъекта Российской Федерации, но и прямо наделяет главу исполнительной власти функциями главы субъекта Российской Федерации.

Закрепляя статус Главы Кабардино-Балкарской Республики как главы государства, исполни­тельной власти и высшего должностного лица Кабардино-Балкарской Республики, Конституция КБР в ст. 78 конкретизирует в обобщенной форме связанные с этим функции. Они касаются важнейших аспектов жизнедеятельности Кабардино-Балкарской Республики — незыблемости основ конститу­ционного строя, суверенитета и территориальной целостности определения основных направлений внутренней политики и ее международных и внешнеполитических связей Кабардино-Балкарской Республики.

Глава Кабардино-Балкарской Республики является гарантом Конституции КБР, основных прав и свобод человека и гражданина КБР (ст. 78). Это означает, что Глава Кабардино-Балкарской Респуб­лики несет персональную ответственность за бесперебойную работу механизмов защиты Консти­туции КБР и прав человека, обязан принимать все необходимые меры в случае нарушения Конститу­ции КБР или прав и свобод граждан.

Конечно, Глава Кабардино-Балкарской Республики не единственный страж и хранитель Консти­туции КБР, но его роль более весома. В случае выявления нарушений, а также при недостаточности принимаемых мер по реализации конституционных положений он обязан обратить на это внимание государственного органа и потребовать безотлагательного устранения отмеченных нарушений [7].

Для реализации своих функций Глава Кабардино-Балкарской Республики может использовать только закрепленные за ним конституционные полномочия, действовать в рамках Конституции КБР. Это относится и к такой функции Главы Кабардино-Балкарской Республики, как определение основ­ных направлений внутренней политики республики, ее международных и межрегиональных связей (ч. 3 ст. 78 Конституции КБР). Глава Кабардино-Балкарской Республики, как глава государства, представляет Кабардино-Балкарию в отношениях с Российской Федерацией и ее субъектами, а также за рубежом.

Обычно при рассмотрении полномочий Главы Кабардино-Балкарской Республики по обеспече­нию согласованного функционирования и взаимодействия органов власти, по определению основных направлений внутренней и внешней политики государства упускается из виду конституционная са­мостоятельность всех органов государственной власти (ст. 10 Конституции КБР) и то, что их дея­тельность осуществляется прежде всего через закрепленные законом полномочия, реализация кото­рых в большинстве случаев требует взаимодействия.

В соответствии со ст. 87 Конституции КБР Главе Кабардино-Балкарской Республики гаранти­руются социальная защита, охрана чести и достоинства. Предоставление Главе Кабардино­Балкарской Республики этой конституционной гарантии обусловлено, прежде всего, чрезвычайной важностью и ответственностью его полномочий как главы государства и гаранта Конституции Ка­бардино-Балкарской Республики.

Таким образом, Конституция Кабардино-Балкарской Республики, в отличие от Конституции Российской Федерации (ст. 91), предусматривает специальный республиканский закон о гарантиях, адресованных Главе Кабардино-Балкарской Республики и обеспечивающих его соответствующий статус. В первоначальной редакции ст. 87 Конституции закрепляла также неприкосновенность Главы Кабардино-Балкарской Республики, однако позднее эта норма, по настоянию прокуратуры, была ис­ключена как не предусмотренная на федеральном уровне[8].

В определенной связи с вопросами обеспечения соответствующих социальных и иных гарантий Главе Кабардино-Балкарской Республики находится Указ Президента Кабардино-Балкарской Рес­публики от 4 октября 2005 г. № 77-УП «О гарантиях Президенту Кабардино-Балкарской Республики, прекратившему исполнение своих полномочий, и членам его семьи»[9], который был издан в связи с прекращением полномочий первого Президента Кабардино-Балкарской Республики.

Полномочия Главы Кабардино-Балкарской Республики прекращаются с момента принесения присяги вновь избранным Парламентом КБР Главой Кабардино-Балкарской Республики.

Глава Кабардино-Балкарской Республики, как и любой человек, может оказаться в таком со­стоянии, когда исполнение им своих обязанностей невозможно.

Полномочия Главы Кабардино-Балкарской Республики прекращаются досрочно в случаях, опре­деленных Конституцией КБР, федеральным и республиканским законодательством.

Во-первых, это отставка. Думается она может быть инициирована различными политическими силами, но решение об уходе в отставку принимается только лично Главой Кабардино-Балкарской Республики.

Во-вторых, стойкая неспособность по состоянию здоровья осуществлять принадлежащие ему полномочия. Очевидно, стойкая неспособность по состоянию здоровья исполнять свои обязанности означает такое состояние здоровья, при котором человек не только не может исполнять обязанности в данный момент, но, скорее всего, не сможет их исполнять и в будущем [10].

Следует отметить, что по данному вопросу Конституционный Суд РФ вынес постановление, ка­сающееся досрочного прекращения полномочий Президента Российской Федерации в случае стойкой неспособности по состоянию здоровья осуществлять принадлежащие ему полномочия [11]. В нем отмечается, что досрочное прекращение полномочий Президента РФ в случае стойкой неспособности по состоянию здоровья осуществлять принадлежащие ему полномочия, является элементом консти­туционного статуса Президента Российской Федерации. В силу этого правовое регулирование поряд­ка (процедуры) прекращения полномочий Президента Российской Федерации по указанному основа­нию имеет конституционный характер. Определение соответствующего порядка может быть осуще­ствлено с соблюдением вытекающих из положений Конституции Российской Федерации требований, с тем чтобы обеспечивались непрерывность и стабильность осуществления полномочий Президен­та Российской Федерации, исключение факторов, препятствующих нормальному функционированию власти.

Порядок досрочного прекращения полномочий Президента Российской Федерации в случае стойкой неспособности по состоянию здоровья осуществлять принадлежащие ему полномочия не может быть облегченным, упрощенным. При этом должна быть исключена возможность превраще­ния данного порядка в способ необоснованного отстранения Президента Российской Федерации от должности, а тем более в неконституционный способ присвоения каким-либо органом или лицом властных полномочий Президента Российской Федерации. По смыслу ст. 92 (ч. 2) Конституции Рос­сийской Федерации во взаимосвязи с положениями ее ст. ст. 10, 78 (ч. 4), 82 (ч. 2), 92 (ч. 1) и 93 (ч. 1), при определении такого порядка надлежит соблюдать принцип баланса и взаимодействия всех ветвей власти.

В-третьих, это выражение недоверия. Выражение недоверия предполагает особый порядок и связанные с этим процедуры, в которых участвует Парламент КБР и Президент РФ (ст. 90 Конститу­ции КБР). Выражение недоверия главе субъекта Российской Федерации следует расценивать в кон­тексте «сдержек и противовесов», обеспечивающих режим разделения властей. Этот институт явля­ется важнейшим инструментом сдерживания президентской власти, а также исполнительной власти в целом со стороны органов парламентского представительства. Выражение недоверия главе субъекта Российской Федерации есть важнейший институт современной демократии, едва ли не основной по­казатель правовой государственности, которая предполагает возможность юридической ответствен­ности высших должностных лиц.

В связи с внесением Федеральным законом от 11 декабря 2004 г. №159-ФЗ [12] изменений в Фе­деральный закон Российской Федерации от 6 октября 1999 г. №184-ФЗ «Об общих принципах орга­низации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» [13] институт отрешения Президента Кабардино-Балкарской Рес­публики от должности Парламентом Кабардино-Балкарской Республики в тексте Конституции Ка­бардино-Балкарской Республики был упразднен, а предусматривавшая его ст. 90 изложена в новой редакции. Постановление Парламента Кабардино-Балкарской Республики о недоверии Главе Кабар­дино-Балкарской Республики не является основанием для автоматического досрочного прекращения полномочий главы республики; оно направляется на рассмотрение Президенту Российской Феде­рации, который и решает вопрос об отрешении Президента Кабардино-Балкарской Республики от должности либо об оставлении его в должности.

В соответствии со ст. 90 Конституции КБР Главе Кабардино-Балкарской Республики может быть выражено недоверие Парламентом КБР в случаях:

а) издания им актов, противоречащих Конституции Российской Федерации, федеральным зако­нам, Конституции Кабардино-Балкарской Республики, законам Кабардино-Балкарской Республики, если такие противоречия установлены соответствующим судом, а Глава Кабардино-Балкарской Рес­публики не устранит указанные противоречия в течение месяца со дня вступления в силу судебного решения;

б)  установленного соответствующим судом иного грубого нарушения Конституции Российской Федерации, федеральных законов, указов Президента Российской Федерации, постановлений Прави­тельства Российской Федерации, Конституции Кабардино-Балкарской Республики, законов Кабарди­но-Балкарской Республики, если это повлекло за собой массовое нарушение прав и свобод граждан;

в)  ненадлежащего исполнения Главой Кабардино-Балкарской Республики своих обязанностей.

В Конституции КБР установлен достаточно сложный порядок выражения недоверия Главе Ка­бардино-Балкарской Республики. Данная инициатива в отношении Главы Кабардино-Балкарской Республики от должности не может исходить от одного депутата. Для этого требуется не менее од­ной трети депутатов Парламента КБР.

В-четвертых, кончина Главы Кабардино-Балкарской Республики.

Отставка Главы Кабардино-Балкарской Республики по собственному желанию может происхо­дить обнародованием его письменного заявления об уходе с поста Главы Кабардино-Балкарской Рес­публики, на имя Президента РФ, который, в свою очередь, выносит его на рассмотрение в Парламент КБР (п.2.1.ст. 88 Конституции КБР с изм. и доп.), с этого момента полномочия Главы Кабардино­Балкарской Республики автоматически прекращаются.

Стойкая неспособность Главы Кабардино-Балкарской Республики по состоянию здоровья осу­ществлять свои полномочия подразумевает, по нашему мнению, неспособность Главы Кабардино­Балкарской Республики в течение длительного времени (например, 4 месяца подряд) исполнять свои функции. Данный факт должен констатироваться заключением специальной медицинской комиссии, создаваемой постановлением Парламента КБР, и утверждаться постановлением Парламента КБР, принимаемым голосами более 2/3 депутатов Парламента КБР. С момента принятия данного поста­новления полномочия Главы Кабардино-Балкарской Республики в соответствии с ч. 2 ст. 88 Консти­туции КБР досрочно прекращаются.

Для обществ, избравших демократический путь развития, важна институционализация отноше­ний между представительными и исполнительными органами власти. Неправильное решение таких проблем ведет к возникновению соперничества между этими органами, что может быть причиной роста нестабильности политической системы в целом.

Интегрирующая функция Главы Кабардино-Балкарской Республики проявляется в активном со­действии деятельности всех структур власти, в постановке общих задач по укреплению государст­венности и реформированию экономики, обеспечению демократических начал в обществе.

Остается еще немало нерешенных и дискуссионных вопросов, несмотря на существенные изме­нения в правовом статусе высшего должностного лица субъекта Российской Федерации, в частности, возвращение к институту выборов высшего должностного лица субъекта Российской Федерации и повышение его ответственности перед Президентом РФ.

В субъектах Российской Федерации отсутствует единообразный подход к закреплению правово­го статуса высшего должностного лица субъекта Российской Федерации: они могут осуществлять не только общие для всех субъектов Российской Федерации полномочия, но и иные полномочия, опре­деляемые учредительными актами и законами субъектов Российской Федерации.

В связи с этим предлагается ряд конкретных мер по устранению существующих пробелов в рег­ламентации статуса высшего должностного лица субъекта Российской Федерации. На наш взгляд, необходимо:

-    во-первых, уточнить полномочия высшего должностного лица как руководителя высшего ор­гана исполнительной власти субъекта Российской Федерации;

-    во-вторых, закрепить механизм взаимодействия высшего должностного лица субъекта Россий­ской Федерации как с федеральными, так и с региональными органами исполнительной вла­сти;

-    в-третьих, установить исчерпывающий перечень оснований для отрешения от должности выс­шего должностного лица субъекта Российской Федерации.

References

1      Dzidzoev R.M. Separation of powers and the constitutional head of state // Problems of efficiency of state power and governance in Russia. — Rostov-on-Don: By SKAGS, 1998. — P. 136-140.

2      Khabrieva T.J. New laws on the procedure of the State Duma and the executive authorities of the Russian Federation (com­parative analysis of Russian and foreign experience) // World of Law. 2004. — № 11. — P. 3-11.

3      Should the President of the CBD to become the head of the republic? // Kabardino-Balkaria is true of 26 May 2005. kbpravda.ru/2012/05/25d.pdf

4                Pihov A.H. The constitutional development of the Kabardino-Balkar Republic / Ed. V.T.Kabysheva. — Moscow: BEK 2006.—  P. 122.

5     Marshalova V.A. The evolution of the constitutional and legal status of the President of the Republic within the Russian Fed­eration: Dis. ... Candidate. jurid. Science. — Kazan, 2007. — P. 88.

6      Kozlov A.E. Status of the Russian Federation and the problem of improving the mechanism of government // The constitu­tional order of Russia. — № III. — Moscow: IGiP RAS 1996. — P. 116.

7      Barkhatova E.Y. Commentary to the Constitution. Ed. 2nd, ext. and rev. — Moscow: Prospect, 2010. — 402 р.

8      Law of the Kabardino-Balkar Republic on July 12, 2005 № 52-RE «On Amendments to the Constitution of the Republic of Kabardino-Balkaria» // Kabardino-Balkaria's true on July 19, 2005.kabardinobalkaria.news-city.info/docs/sistemsd/ dok_ieytni.htm

9      Decree of the President of the Kabardino-Balkar Republic on October 4, 2005 № 77-UP «On guarantees of the President of the Kabardino-Balkaria Republic, stopped exercising his powers, and his family members» // Kabardino-Balkaria truth of October 5, 2005.kabardinobalkaria.news-city.info

10   Barkhatova E.Y. Commentary to the Constitution / Ed. 2nd, ext. and rev. — Moscow: Prospect, 2010. — 402 р.

11   Laws of the Russian Federation. — 2000. — № 29. — Art. 3118.

12   Federal Law of 11 December 2004 № 159-FZ (as amended on 17.12.2009, the) «On Amendments to the Federal Law» On general principles of organization of legislative (representative) and executive bodies of state power of the Russian Federation «and Federal Law «On Basic Guarantees of Electoral Rights and the Right to Participate in Referendum in the Russian Federation» // Col­lected Legislation of the Russian Federation. — 2004. — № 50. — Art. 4950.

13   Federal Act of October 6, 1999 № 184-FZ (as amended on 04.06.2010, the) «On general principles of organization of legisla­tive (representative) and executive bodies of state power of the Russian Federation» // Collected Legislation of the Russian Federa­tion. — 1999. — № 42. — Art. 5005.

Фамилия автора: Л.А.Тхабисимова
Год: 2012
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика