Антрпология

В статье поднимаются проблемы методологии антропологии, направленность дискурса о человеке, самопонимание человека, проблематика трансцендентального. Дискурс осознается как осо­бый феномен, как сложное, системное образование, как многоаспектная и многоуровневая сущность. В современную эпоху формируются дискурсы социальных институтов, или институциональные дис­курсы (научный, педагогический, религиозный, художественно-эстетический, юридический, полити­ческий, массмедийный и т.п.), объективирующие в совокупности порождаемых и транслируемых ими текстов, определенный тип сознания, обозначенный или обобщенный в социальной цели института и, соответственно, в корневом опорном, базовом, ключевом концепте дискурса.

В рамках программы «Центральноазиатская исследовательская инициатива» (CARI) в КарГУ им. Е.А.Букетова 23-26 июня 2004 г. был проведен семинарский курс по социальной антропологии. Курс провел директор Гарвардской программы по изучению Центральной Азии и Кавказа доктор Джон Шоберлайн.

Известный немецкий философ Хайдеггер высоко ценил своего современника и соотечественника Макса Шелера.  С выходом в свет своей работы «Бытие и время» в 1927 г. Хайдеггер сразу же отсылает экземпляр Шелеру, так как считает его чуть ли не единственным философом, способным осознать значение своего фундаментального труда. Своеобразной реакцией на хайдеггеровское «Бытие и время» явилась работа Шелера «Положение человека в космосе», представляющая собой сжатое изложение основных идей его главного труда «Сущность человека, новый опыт философской антропологии», который Шелер предполагал выпустить не позднее начала 1929 г. «Для такого мыслителя, как Шелер, аудитория которого не ограничивалась профессиональным миром, было значительным и беспокоящим, что Хайдеггер, кажется, начинал получать более широкий резонанс. Методический атеизм этой деструкции, не останавливающейся ни перед какой цитаделью понятий в истории западной мысли, более непосредственно обращался к потрясеннному войной поколению, чем Шелеров теизм и его мышление, направленное на красочный отблеск... Здесь был, пожалуй, мир, а там — необходимость существования. Здесь имелись трансцендентные опоры, там отдельный человек был одинок. Здесь — нормы и ценности, там — чистое решение в виду смерти, конечности и собственного выбора», — писал другой философ-антрополог Х.Плеснер, — [1, 520]. Шелер считал «Бытие и время» наивысшей платформой и конечным пунктом метафизических вопросов, в отличие от Хайдеггера, считавшего «Бытие и время» начальным пунктом нового пути мышления.

Яндекс.Метрика