Европейский вектор внешней политики латинской америки

Экономические ресурсы и возможности Латинской Америки сегодня привлекают все ведущие экономически силы. США, Китай, Япония и Европейский Союз конкурируют между собой в регионе, пытаясь завоевать доверие латиноамериканских государств. Первенство США здесь неоспоримо. Это связано, конечно, прежде всего, с географической близостью и с последовательностью политики США, уже давно сотрудничающих с государствами региона. Однако Европейский Союз также прикладывает усилия для сохранения, а в некоторых случаях и возобновления контактов с государ­ствами Латинской Америки.

На протяжении долгого времени контакты ЕС с Латинской Америкой ограничивались двухсто­ронними соглашениями с латиноамериканскими государствами, что, безусловно, было следствием диктаторских режимов в регионе [1]. В начале 90-х годов международные отношения, как региона, так и в регионе в корне изменились, что связано, прежде всего, с приходом к власти демократических сил. Усилились интеграционные процессы в самой Латинской Америке и возобновились исторические связи с Европой, в чем, конечно, особенно важна роль стран иберийского полуострова Испании и Португалии, которые прикладывали и прикладывают все усилия для улучшения сотрудни­чества стран Латинской Америки с Европейским Союзом. Так, соглашения о сотрудничестве между Бразилией и Европейским Сообществом было подписано в период президентства Португалии в ЕС, а второй саммит Европейский Союз - Латинская Америка проходил в период президентства Испании. Таких примеров можно привести достаточное множество. Для иберийских государств очень важна эта роль возможного проводника в межрегиональном сотрудничестве, так как это может существенно поднять их престиж в политической жизни ЕС.

Сегодня форумы для диалога ЕС с участием Латинской Америки образуют собственную архи­тектуру, которая выражается в том, что - если брать все субрегионы Латинской Америки в целом -Европейский Союз ведет в регионе пять различных групповых диалогов и два двухсторонних. Что касается всего региона Латинской Америки, то с 1990 г. проводится ежегодная встреча на уровне министров иностранных дел ЕС и группы Рио (все южно-американские государства, Мексика и Панама, а также по одному представителю от Центральной Америки и стран бассейна Карибского моря).

Кроме того, проводятся встречи с министрами иностранных дел стран бывшего Андского пакта или нынешнего сообщества государств Андской группы, а также экономического интеграционного блока МЕРКОСУР, которые поочередно проходят в той стране Европейского Союза, которая в данный момент председательствует в нем, или в обоих субрегионах. В 1995 г. был подписан договор ЕС с МЕРКОСУР, что стало первым серьезным шагом в направлении более широкого сотрудни­чества. Однако это соглашение не получило возможного развития, столкнувшись с проблемой общей сельскохозяйственной политики ЕС. Возможно, именно нерезультативность этого договора привела к тому, что лишь в конце 90-х гг. был институционализирован политический диалог между регионами, между государствами Латинской Америки и Европейского Союза. Первый саммит глав государств Латинской Америки и ЕС был проведен 28-29 июня 1999 г. в Рио-де-Жанейро, где были приняты первые документы сотрудничества «Декларация Рио-де-Жанейро» и «Приоритеты сотрудничества». Была создана рабочая группа, состоящая из представителей обоих регионов для контроля и укрепления сотрудничества государств Латинской Америки и государств-членов ЕС.

Со своей стороны руководители стран Латинской Америки провели собрание министров иностранных дел государств-членов группы Рио, состоявшееся 20 сентября 1999 г., с целью создания Комитета государств Латинской Америки и Карибского бассейна для дальнейшего сотрудничества с ЕС в рамках двусторонней группы Саммита ЕС - Латинская Америка. Комитет был создан как открытая структура для всех государств Латинской Америки, заинтересованных в развитии отношений с ЕС и способных представлять регион. Комитет был структурирован следующим образом:

  • Основной комитет, возглавляемый сопредседательствующими Бразилией и Мексикой. Именно этот комитет отвечает за исполнение всех решений и компромиссов, достигнутых на Саммите в Рио-де-Жанейро, включая определение программы совместных действий и рассмотрения и одобрения всех возможных предложений сотрудничества.
  • Руководящий комитет, где Бразилия является президентом, а Мексика - вице-президентами. Основной задачей этого комитета является ведение переговоров с Тройкой ЕС.
  • Тематический комитет, где Мексика является президентом, а Бразилия - вице-президентом. Комитет готовит основные предложения Латинской Америки по сотрудничеству с ЕС.

Помимо этого, Карибские страны встроены в конвенцию Ломе, которая имеет свои собствен­ные институциональные форумы для диалога с Европейским Союзом.

Такая активность Латинской Америки ясно показывает желание продолжать сотрудничество с Европейским Союзом. Второй саммит ЕС - Латинская Америка был проведен в Мадриде 17-18 мая 2002 г. Сотрудничество долгое время находилось в состоянии застоя и не по вине государств Латинской Америки. Как отмечают различные испанские и латиноамериканские исследователи, в течение достаточно долгого времени ЕС не проявлял серьезной заинтересованности в связях с Латинской Америкой, так как основные усилия ЕС были направлены на страны Восточной Европы. Лишь с середины 90-х годов Европейский Союз начал проявлять большую активность в этом направлении и связано, это было, скорее всего, с усилением интеграционной политики США.

В середине 90-х Соединенными Штатами была выдвинута идея о создании свободной зоны торговли двух Америк (МАЗСТ). Однако ее осуществление было отложено поскольку первоначально она не получила широкой поддержки. Это, безусловно, было вызвано как внутриполитической нестабильностью, сложившейся в то время в государствах Латинской Америки, так и сложной ситуацией в мировой политике. Однако основной преградой для воплощения надежд США стала Бразилия, которая, стремясь сохранить ведущую роль в Южной Америке, пыталась обосновать выгодность другого проекта - свободной Зоны торговли Южной Америки. Для Бразилии, проекты МАЗСТ, крайне не выгодны, так как подразумевают потерю ее лидерства в регионе, или как выражаются бразильские лидеры, потерю «роли, сопоставимой с ее территориями и размерами рынка», и именно поэтому Бразилия является одним из инициаторов сотрудничества Латинской Америки с ЕС. Возможно и участие в Иберо-американских саммитах, инициатором которых является Испания привлекательно для Бразилии лишь потому, что приближает возможное сотрудничество с Европой [2].

Создание подобной зоны торговли двух Америк не может не беспокоить и ЕС. Проблемы, возникающие в результате этого объединения можно разделить на два типа: прежде всего, с экономической точки зрения, это даже не таможенные урегулирования, а согласование всех технических, санитарных и других норм по образцу Северной Америки, что значительно усложнит деятельность европейских предприятий в Латинской Америке. Существует и другая точка зрения: многие исследователи считают, что вступление государств Латинской Америки в МАЗСТ не усложнит отношений между ЕС и латиноамериканским регионом, ссылаясь на пример Мексики, которая успешно сотрудничает с Испанией и другими государствами ЕС. Однако подобное сравнение не уместно, так как связи государств-членов НАФТА являются ограниченными, торговый оборот между Мексикой и Канадой незначителен, тогда как интеграционное объединение МАЗСТ чрезвычайно расширит все внутрирегиональные связи, что и повлечет за собой большую взаимоза­висимость государств двух Америк между собой. Что же касается политических целей, то подобное объединение Америк, чрезвычайно усилит вес США в мировом сообществе и практически во всех международных организациях, что совершенно невыгодно ЕС.

Опыт межрегиональных связей показывает, что самые большие трудности связаны с тем, что сначала необходимо добиться консенсуса в собственном регионе. С этой дилеммой сталкивается Европейский Союз, которому при подготовке к встречам с другими региональными организациями на высшем уровне зачастую нелегко дается согласование общей позиции как раз в вопросах внешней политики и политики безопасности.

Уязвимость межрегиональных отношений, их чувствительность к вредным воздействиям объясняется также тем, что, в отличие от традиционных образцов двусторонних и многосторонних связей, здесь не существует испытанных инструментов или хотя бы четкого разделения задач между действующими лицами в обоих регионах. Несмотря на то, что европейская сторона разработала уже соответствующую методологию сотрудничества между Европейской Комиссией и представителями государств-членов ЕС, в Латинской Америке по понятным причинам отсутствуют сравнимые механизмы, поскольку там нет наднациональных организаций партнерства. С другой стороны, все те государства-члены Европейского Союза и группы Рио, имеющие солидный опыт развития двусторон­них отношений, иногда в меньшей мере заинтересованы в том, чтобы расширять межрегиональные связи. В противоположность этому межрегиональный диалог предоставляет также и небольшим государствам, которые иногда не имеют никаких или слабо развитые связи с другими регионами, возможности для действий в политике и экономике, результаты которых могут оказать позитивное влияние на отношения между двумя регионами в целом.

К успехам диалогов можно отнести то, что, например, политические встречи способствовали не только сокращению количества конфликтов в Центральной Америке, но и внесли важный вклад в усилия по демократизации во многих странах Латинской Америки, в утверждение правил соблю­дения прав человека и осуществление интеграционных стремлений. За прошедшее время участники диалога перешли от обсуждения чисто национальных и региональных тем к вопросам по большей части глобальным, поскольку таким образом можно внести вклад в усиление интеграции Латинской Америки в международную систему [3]. Одновременно существует явное несоответствие между успехами в политическом диалоге и развитием экономических отношений. Структурные и организа­ционные препятствия, а также очень отличающиеся друг от друга интересы отдельных государств-членов Европейского Союза, мешали до сих пор как распространению успехов, достигнутых в области политики, так и развитию экономических отношений.

Межрегиональные отношения являются также выражением набирающей обороты конкуренции между экономическими блоками, консолидация которых в последние годы заметным образом обременяет многостороннюю торговую систему. Северо-американская зона свободной торговли НАФТА, без сомнения, способствовала тому, что Европейский Союз, начиная с 1995 года, прилагает все больше усилий для либерализации торговли с экономически важными партнерами в Латинской Америке. Межрегиональное рамочное соглашение о кооперации с МЕРКОСУР, а также соглашение об ассоциации и кооперации с Чили и Мексикой, которые были подписаны соответственно в июне 1996 и декабре 1997 г., были заключены по той причине, что европейские предприниматели опасались, что расширение НАФТА или реализация проекта создания всеамериканской зоны свободной торговли (FTAA) до 2005 г., к которой приступили Соединенные Штаты Америки, может привести к вытесне­нию европейцев с растущего рынка Латинской Америки. Слишком явно еще стоял перед глазами пример Мексики, которая после своего вступления в НАФТА, всего за четыре года с 1994 по 1998 на­половину сократила долю Европейского Союза в своей внешней торговле [4].

Безусловно, отношения с ЕС теряют свою привлекательность для Латинской Америки в связи с открывающимися перспективами американского единения, так как рынок США всегда был основным рынком сбыта Латинской Америки, как в принципе и рынок Латинской Америки для американских компаний [5]. В плане экономических отношений Европейский Союз не может конкурировать с США в латиноамериканском регионе. Также следует отметить, что и в политическом плане ЕС никогда не проявлял достаточной активности.

Примером, отсутствия заинтересованности ЕС в проблемах Латинской Америки может служить план по урегулированию ситуации в Колумбии, согласно которому ЕС обязался выплатить некоторое количество денег на борьбу с наркомафией. В своем выступлении бывший комиссар Еврокомиссии Крис Паттен подчеркнул, что для ЕС урегулирование ситуации с наркомафией это, прежде всего, вопрос ответственности перед человечеством, а не экономический интерес. Внутрирегиональное развитие событий играет решающую роль в определении качества отношений между Европой и Латинской Америкой. Следует отметить, что по поводу Колумбийского плана в ЕС существуют разногласия, так как многие европейские руководители поддерживают прекрасные отношения с правительством Колумбии и считают, что деньги должны быть потрачены лишь на уменьшение экологического и социального вреда, тогда как другая часть руководителей ЕС считает колумбийское общество настолько прогнившим, что сомневается в необходимости давать средства, пока проблема коррупции не будет решена. Таким образом, вопрос выплат несколько затянулся, что не может позитивным образом влиять на отношения Латинской Америки и Европейского Союза. Вопрос помощи Колумбии важен по разным причинам, но одна из основных заключается в наличии договора, посвященного общему плану действий по борьбе с наркотиками, принятому в Панаме в 1999 г. Таким образом, затягивание финансовой помощи Колумбии идет в разрез с уже принятыми и одобренными документами, что не может не вызвать негативного отношения латиноамериканских государств.

Трудный путь Европейского Союза к либерализации торговли с избранными странами или к созданию интеграционных зон в Латинской Америке осложняется дополнительно и тем, что и та, и другая сторона предпринимают одновременно усилия по экономической либерализации с партнерами из третьих стран. Ведущиеся в самом регионе переговоры о заключении соглашения о зоне свободной торговли между странами Андской группы и МЕРКОСУР, хотя и продвинулись вперед, но пока еще далеки от завершения.

В области сотрудничества с Латинской Америкой политику Европейского Союза нельзя назвать ни активной, ни успешной. И если вначале преградой этому служила специфика политических режимов в Латинской Америке, то позднее ЕС гораздо активнее развивал контакты с другими регионами, чем и воспользовались США. Как бы не было велико желание Бразилии и Венесуэлы отдалить час вступления в силу МАЗСТ, он, все равно, скорее всего, наступит, и в дальнейшем контакты ЕС с государствами Латинской Америки уже будут проходить под контролем США. Предвестником этого может служить саммит ЕС - Латинская Америка, где сопредседательствуют два государства, Бразилия, ярый противник МАЗСТ и Мексика, член НАФТА и наиболее активный партнер США [6]. Этот факт сопредседательства можно расценивать и с другой точки зрения, так как Мексика является в последнее время активным торговым партнером и Испании, и, возможно, поэтому это государство было избрано возглавлять комитет по сотрудничеству Европейского Союза и Латинской Америки. Однако не связи Мексики с Испанией сыграли здесь решающую роль, а желание региона Латинской Америки установить благоприятные отношения с Европой, не рискуя сотрудничеством с США.

В силу того, что между Соединенными Штатами Америки и Европейским Союзом, поддержи­вающими трансатлантический диалог, США и Латинской Америкой, ведущими внутриамериканский диалог, а также с учетом тесных отношений между Европейским Союзом и Латинской Америкой, постоянно говорится об образовании атлантического треугольника. При этом в девяностые годы во главе угла стояли в первую очередь общие представления о ценностях и тесные экономические отношения. После образования трех откровенно экономических блоков (ЕС, НАФТА и МЕРКОСУР) политики стали выдвигать инициативы о включении трех регионов в единую сеть и тем самым об укреплении экономического потенциала в трансатлантической зоне свободной торговли. С политической точки зрения, Южная Америка могла бы таким образом стать третьей опорой более сбалансированного, преодолевающего былые разделительные линии между Севером и Югом трансатлантического диалога. Подобное развитие могло бы одновременно помочь покончить с существующим еще историческим бременем в межамериканских отношениях и придать трансатлан­тическому треугольнику более партнерский характер. Этому препятствует, конечно, то, что США как единственная ведущая держава постоянно стремились поддерживать институциональные, экономические отношения и связи в области политики и безопасности как с европейцами, так и с латиноамериканцами, но действовали таким образом, что это давало обоим альянсам возможность в определенный момент сделать другого партнера орудием достижения своих политических или также экономических целей. В качестве примеров достаточно назвать временную общую позицию Соединенных Штатов Америки и Европейского Союза в вопросах распространения наркотиков, направленную против Латинской Америки, и единую позицию США и Латинской Америки, в отношении протекционизма ЕС в аграрной области и в торговле бананами. Стратегическое партнерство между Европейским Союзом и Латинской Америкой способствовало бы, во всяком случае, уменьшению подобной инструментали-зации обоих партнеров Соединенными Штатами Америки и, помимо этого, предотвращению возможных конфликтов в торговой политике. Для этого было бы, конечно, необходимо, чтобы Европа продемонстрировала политическую волю к укреплению подобного альянса, а Латинская Америка - высокую степень реализма и эффективности при формировании межрегиональных отношений. Нормально функционирующий трансатлантический треугольник с общими ценностями и ясными правилами поведения мог бы одновременно облегчить и укрепить как трансатлантические, так и межрегиональные отношения между Европой и Латинской Америкой. В этом смысле ценность представляет документ Европейской Комиссии, который необходимо использовать во время встреч на высшем уровне и который можно рассматривать как стратегическую концепцию межрегиональ­ных отношений [7].

В мае 2009 г. состоялась пятая встреча на высшем уровне, в ходе которой Европейская комиссия объявила о создании финансового механизма для поддержки проектов в энергетике, инфраструктуре и связи, что поможет расширению сотрудничества между двумя регионами. Этот механизм состоит из средств программы сотрудничества со странами Латинской Америки, которая была разработана в целях поддержания потоков инвестиций в регион в связи с кризисом. Эта встреча на высшем уровне следует оценивать как укрепление кооперативного диалога между двумя регионами.

Таким образом, следует отметить о поэтапном выходе части стран региона из периферийной зоны мировой экономики и политики. Прежде всего, это касается ведущих государств: Бразилии, Мексики, Аргентины, Чили, Венесуэлы.

Наряду с этим необходимо диверсифицировать международные политические и экономические отношения Латинской Америки, а также рост интереса ЕС к сотрудничеству с Латинской Америкой.

 

Литература

  1. Тимербаев Р.М. Россия и ядерное нераспространение. - М., 1999. - С. 160.
  2. Чумакова М.Л. Мексика: путь в «первый мир» // Латинская Америка. - 1993. - №7.
  3. Rouquie Alain, Perspectivas inmediatas del dialogo Union Europea-America Latina, in: Fundacion Friedrich-Ebert en Colombia, Fescol (Edit.), Union Europea-America Latina, Bogota 1995,105.
  4. IRELA, Latin America and Europe: Beyond the Year 2000, Dossier Nr. 65, Madrid, September - P. 16.
  5. Косолапов В. Многополярный мир в зеркале теорий международных отношений // США - Латинская Америка. -М., 2000.
  6. Барановский С.Ю. Тенденции расширения НАФТА//Латинская Америка 1994. № II.
  7. ЕвропейскаяКомиссия, Projet de communication de la Commission au Conseil, au Parlement europeen et au Comite economique et social sur un nouveau partenariat Union europeenne/Amerique latine a l' aube du XXIieme sicle (Com 195 final),Bruessel, 9.3. 1999.
Фамилия автора: С.М. Нурдавлетова
Год: 2010
Город: Алматы
Яндекс.Метрика