Территориальные споры Японии как дестабилизирующий элемент международных отношений на Дальнем Востоке

Статья посвящена территориальным спорам Японии с Республикой Корея. Автором прослеживается исто­рия вопроса, состояние проблемы на сегодняшний день. На основе изложенных фактов автор делает вывод о нестабильности международных отношений в регионе, которые подвергаются испытаниям на прочность не только действиями националистически настроенных активистов, но и резкими шагами правящих кругов стран- участниц споров. Тем не менее автор склонен считать, что эскалация напряженности в регионе из-за терри­ториальных споров Японии со своими соседями не выльется в полномасштабный военный конфликт, а будет носить вялотекущий характер с периодами обострения и затишья, что, несомненно, отразится на общем уровне безопасности региона.

2012 и начало 2013 года на Дальнем Вос­токе выдались урожайными на драматиче­ские события. Чего стоит только эскалация напряженности на Корейском полуострове. Даже дети и подростки, как когда-то советские пионеры, обеспокоены вопросом межкорейских отношений: начнется ли война? затронет ли она Центральную Азию в целом и Казахстан, в частности? И это не праздное любопытство детей, это серьезная обеспокоенность, усиленная растиражированной СМИ северо-корейской ядерной программой.

Однако на Дальнем Востоке не только воп­рос межкорейского взаимодействия является серьезной угрозой региональной и глобальной безопасности. Озабоченность, хотя, может, и не глобальную, вызывает нерешенность множества территориальных споров на Дальнем Востоке между основными акторами региона: Россией, Китаем и Японией. В предлагаемой ниже статье речь пойдет о территориальных спорах Японии с Южной Кореей.

В последнее время мы стали свидетелями обостренияпочтивсехтерриториальныхпроблем, связанных с Японией. Как предполагают многие аналитики, обусловлено это усилением влияния КНР, и не только в регионе, но и в мире [1]. В ответ на рост военных расходов КНР, на обновление внешнеполитической стратегии, соседи вынуж­дены действовать в соответствующем ключе, что вызывает цепную реакцию ответных действий стран во всем регионе. Еще одной немаловаж­ной причиной, ведущей к нагнетанию напряжен­ности, как считают многие эксперты, является смена руководства в ключевых странах региона: и в Китае, и в Японии, и в Южной Корее к власти пришли политики, разыгрывающие карту патриотизма. В довольно острой форме это выразилось в японо-корейском споре по вопросу принадлежности островов Токэсима/ Токто (мы будем преимущественно использовать японские названия спорных территорий, но лишь вследствие рассказа о «японских терри­ториальных спорах», а не позиции в отношении принадлежности островов - А.К.).

Если острова Сенкаку, спор по поводу кото­рых ведется с Китаем, находятся под админис­тративным контролем Японии, то в случае с островами Токэсима административный кон­троль над ними осуществляется Южной Кореей, и если новый толчок противостояния за Сенка- ку был спровоцирован действиями Японии, то здесь поводом к новому витку напряжённости послужил приезд на острова Токто (Токэсима) на ту пору президента Южной Кореи Ли Мен Бака.

Архипелаг Токэсима (Бамбуковые острова) - это два крупных (Нисидзима (Западный) и Хигасидзима (Восточный)) острова и 35 небольших скал. В международной картографии их иногда называют острова Лианкур (по назва­нию французского китобойного судна, экипаж которого представил их миру, обозначив на карте в 1849 г.) или в корейском варианте острова Токто (Брошенные). Интерес, проявленный к островам со стороны Японии и Кореи, объясняется не только историческими претензиями, выгодным геостратегическим положением (возможность контроля выхода в Восточно-Китайское море через пролив Цусима), но и экономическими причинами: острова - это зона промышленного рыболовства, кроме того, по некоторым данным, на них обнаружены залежи углеводородов (оценка запасов достаточно противоречива и ха­рактеризуется приблизительно как «крупные»).

Острова Токэсима, так же, как и Сенкаку, оспариваются двумя странами из-за сложной исторической обстановки, положившей нача­ло сомнениям в их территориальной принад­лежности. Агрессивная экспансионистская по­литика Японии в начале ХХ в., поддержанная Великобританией фактом установления англо­японского союза 1902 г., привела к самым неутешительным последствиям. В то время, когда Корея была колонией Японии, никому и в голову не приходило задумываться об их принадлежности. Острова были включены в 1905 г. в префектуру Симанэ и ежегодно 22 февраля проводилась церемония «День Такэсима».

Но после окончания второй мировой вой­ны, войны в Корее и подписания мирных дого­воренностей вопрос встал достаточно остро. В 1946 г. была выпущена директива .№677 генерала Д. Макартура - верховного главнокомандующего союзными войсками в Японии. В списке из 4-х больших и примерно 1000 мелких островов, которыми ограничивалась территория Японии, острова Токто (скалы Лианкур) не входили. В том же году была составлена административная карта, в которой острова Токэсима относились к южной части Кореи, находящейся под аме­риканским контролем [2]. Это же было под­тверждено после провозглашения Республики Корея 15 августа 1948 г.

Ситуация изменилась в связи с войной в Корее перед подписанием Сан-Францисского мирного договора. Дело в том, что Япония проявила себя в этой войне как верный союзник США в противодействии коммунистической угрозе в Азии, и те пошли на уступки в вопросе островов, не упомянув их в договоре. Таким образом, пер­воначально японская принадлежность остро­вов в договоре не оспаривалась. Американцы издали даже специальный правительственный документ, в котором острова Токэсима призна­вались японскими [3]. Естественно, это не вхо­дило в расчеты Сеула, который в 1952 г. про­вел в Японском море «линию Ли Сын Мана» и явочным порядком занял острова, высадив там небольшой десант [4].

Очередной поворот в вопросе о принадлеж­ности островов произошел в 1994 г., когда вступила в силу конвенция ООН о морском праве, и японцы, до того времени молчавшие, вновь заявили о своих правах: ведь теперь ко всем преимуществам обладания островами прибавилась и возможность устанавливать границу территориальных вод и эксклюзивной экономической зоны.

Начиная с этого времени, японцы и южно­корейцы выступали с обличительными заявле­ниями и требованиями «вернуть острова закон - ным владельцам». Следует отметить, что ди­намика конфликта была обусловлена, в первую очередь, внутриполитической обстановкой в противоборствующих странах. Жесткая позиция либерал-демократа Коидзуми в отношении действий Пхеньяна (ядерная программа, похищения северокорейцами японских граждан и др.) не совпала с южнокорейским трендом на сближение с КНДР в начале ХХІ в. В мо­мент обострения конфликта КНДР даже за­верила Южную Корею, что поддержит ее в споре за острова, а по результатам социологи­ческих опросов, проведенных в этот период, наибольшую угрозу безопасности южнокорей­ские граждане видели в Японии (37 %), тогда как в КНДР (с которой, на минуточку, Южная Корея до сих пор находится в состоянии войны) - всего 28,6 % опрошенных [5]. Позже, когда к власти в Японии пришли представители Демократической партии, решившие несколько подкорректировать внешнеполитические уста­новки либерал-демократов, а в РК к власти вернулись консерваторы, наметившие курс на ужесточение позиций в отношение КНДР, диалог сдвинулся с мертвой точки. Когда японская оке­анографическая экспедиция прибыла на острова Токэсима, Южная Корея восприняла этот шаг как провокацию и ответила довольно резко. Однако впоследствии удалось прийти к компромиссу: РК отложила подачу заявки в Международную гидрографическую организацию на утверждение корейских названий островов, а Токио отсрочил проведение океанографических работ в данном районе [6].

Изменение внутриполитической обстановки в Южной Корее, когда рейтинг президента Ли Мён Бака упал до критических показателей, привело к обострению обстановки в регионе. Мало того, что в июле 2012 г. за час до официальной церемонии было сорвано подписание соглашения об обмене информацией военного характера (южнокорейская сторона проводила подготовку к подписанию этого соглашения в режиме секретности, а когда информация была предана огласке, широкая общественность, оппозиция и даже часть правящей партии высказались категорически против подписания подобного рода соглашения с Японией), так еще и 10 августа 2012 г. первым из руководителей РК Ли Мён Бак демонстративно посетил острова То кто. Совершенно очевидно, что сделано это было, исходя из логики внутриполитической борьбы в самой Корее, нежели из логики японско­южнокорейских отношений, что подтвердил и его визит в октябре 2012 г. на острова Ёнпхёндо: внешнеполитический актив президента был не так велик, на носу выборы, и Ли Мён Бак решил остаться в памяти южнокорейцев непреклонным защитником территориальной целостности государства. Однако это вызвало ответную реакцию Токио: Южной Корее вновь было предложено обратиться в Международный Суд ООН для решения проблемы принадлежности островов. Естественно, Южная Корея отказалась от этого шага: острова Токто - корейские, обращаться в суд - значит, подвергать этот тезис сомнению [7]. После премьер-министр Японии направил письмо президенту РК, опубликовав его предварительно в СМИ. Такие действия совершенно не соответствуют международной практике (публиковать дипломатическую переписку можно только с обоюдного согласия), кроме того, письмо содержало протест в связи с посещением Токто. По сообщениям корейских СМИ, МИД РК рассматривал следующие варианты реакции на письмо: проигнорировать, ответить не менее жестко или вернуть отправителю. В конце концов, был выбран последний вариант, причем некоторые южнокорейские чиновники не отказали себе в удовольствии прокомментировать письмо премьера: «В письме указывается про посещение каких-то островов Такэсима. Мы таких островов не знаем. Наш президент ездил на острова Токто, которые являются неотъемлемой частью нашей территории. Так что в письме японского премьер- министра с самого начала есть искажения», - заявил чиновник [8].

Осенью 2012 г. обстановка накалилась еще больше. В Японии стали поговаривать о вве­дении экономических санкций против Кореи [9], Сеул провел военные маневры в районе спорных островов, сократив, правда, их масштаб под давлением Токио и Вашингтона; Япония пытается интернационализировать конфликт, призывая встать на ее сторону страны региона, особенно США; японцы передислоцировали эскадрилью истребителей F-15J на побережье, обращенное в сторону РК; южнокорейские власти сменили названия двух пиков на спорных островах; состав кабинета министров Японии, обновившийся после парламентских выборов, не оставлял никаких сомнений в перспективах дальнейшего обострения японско­южнокорейских отношений [10].

Пока сложно сказать, каким образом сложатся отношения между новым руководством Японии и Южной Кореи. Во всяком случае, японское правительство накануне проведения «Дня Токэсима» заявило о переносе мероприятия, которое предполагалось провести на государ­ственном уровне. Правда, два члена прави­тельства все же побывали на мероприятиях префектуры Симанэ, что не могло не вызвать раздражения южнокорейской стороны. На инау­гурацию нового президента РК Пак Кын Хе прибыл Таро Асо - бывший премьер-министр и нынешний вице-премьер. Однако добиться усту­пок со стороны Кореи в островном споре и в из­менении «исторического восприятия» японско­южнокорейских отношений Асо не удалось.

Говоря о перспективах урегулирования терри­ториальных споров Японии, можно сделать следующие выводы:

Перспективы решения территориальных споров выглядят весьма туманными, т.к. поми­мо прагматических соображений, определяю­щих их практическую ценность, владение этими островами является принципиальным вопросом национальной гордости Японии, России, КНР и Южной Кореи. После очередного посещения храма Ясукуни японскими политиками Пекин и Сеул выразили очередной протест. А глава МИД Южной Кореи Юн Бен Се перенес визит в Токио на неопределенный срок.

В наиболее сложном положении находится Япония. Дело в том, что ее позиция в спорах двоякая: с одной стороны, она выступает за возврат «своих территорий» (Токэсима, Южные Курилы [11]), с другой - оберегает «свои территории» от посягательств (Сенкаку). Такое положение диктует разные сценарии действий (в случае с Токэсима и Южными Курилами выгоднее интернационализировать проблему, а в случае с Сенкаку - сохранить двусторонний формат), что совместить в единый концепт довольно сложно (например, она предлагает решить спор с Южной Кореей в Международном Суде, а аналогичное предложение КНР категорически отвергает).

Вероятно для выработки единой концепции, а также, что более реально, для формирования выгодного информационного пространства в Японии было принято решение о создании «Проектно-исследовательского отдела по делам территорий и суверенитета» при канцелярии правительства. Под сомнение ставятся цели новой структуры аналитиками и экспертами противников Японии в территориальных спорах. Андрей Иванов, эксперт Института международных исследований МГИМО, недоумевает: «Не совсем понятно, кому новый отдел собирается пропагандировать позиции Японии по территориальным спорам. Японцам? Но это и так давно делается. Например, «День северных территорий» проводится с 1981 года. В результате, японские политики сами стали заложниками этой пропаганды и не могут позволить себе пойти на реальный компромисс, опасаясь гнева некоторых радикальных слоев собственного населения».

Союзники Японии, в первую очередь США, итак поддерживают Токио в территориальных спорах с Россией и Китаем, но ни за что не вмешаются в спор Японии с Южной Кореей. Тут что-либо разъяснять и пропагандировать бессмысленно.

Общественность Китая, Кореи и России неплохо информирована о позиции Японии, но ещё лучше — о позиции своих правительств. Вряд ли 15 японским чиновникам удастся изме­нить господствующие в этих странах мнения по территориальным спорам» [12].

И далее: «Китай, Россия и Южная Корея считают свои споры с Японией по террито­риальным вопросам исключительно делом двусторонних отношений. Любые попытки интернационализации территориальных спо­ров не способствуют их решению. Наоборот, активность нового «Проектно-исследователь­ского отдела» в пропаганде японских пози­ций по территориальным спорам может быть расценена в Пекине, Сеуле и Москве как неже­лание искать конструктивные решения, и может вызвать ответную реакцию.

Она может проявиться в виде активизации антияпонских настроений, подогреваемых патриотическими, или, если хотите, нацио­налистическими организациями...

Чрезмерная активность японского «Проектно­исследовательского отдела по делам территорий и суверенитета» может побудить власти России и Южной Кореи прислушаться к предложению Ки­тая о создании «единого фронта» по защите своих территориальных интересов от японских при­тязаний, прозвучавшему осенью прошлого года.

Так что, от создания Японией специальной структуры по территориальным спорам можно ожидать совсем не тот эффект, на который рассчитывает Токио».

С ним солидаризуется ведущий научный сотрудник Центра японских исследований РАН В. Павлятенко, называя действия японского правительства актом информационной войны: «Есть итоги второй мировой войны, которые закреплены международными договорами. И проблемы как таковой быть не должно. Между тем Япония хочет пересмотреть эти итоги. Для этого хочет подключить международное сооб­щество к решению своих проблем особым спо­собом японской пропаганды» [13].

Кроме того, как полагает В. Павлятенко, существует и другой аспект проблемы: «Япония активизировала свою внешнюю политику, поскольку сегодня очень сложно решаются экономические проблемы страны. Они усугубились недавней техногенной катастрофой и тремя годами правления демократической партии, у которой совершенно отсутствовал опыт управления таким государством, как Япония, - третьей экономики мира. Выход из такого положения нередко находится в сфере внешней политики».

По мнению замдиректора Российского центра исследований АТЭС, бывшего посла РФ в Южной Корее Глеба Ивашенцова, тема островов становится средством не только внешнеполитической стратегии, но и решения внутриполитических проблем, средством мобилизации общества [14].

Говоря о японско-южнокорейском споре, можно предположить, что главный партнер обеих сторон конфликта - США, все же найдет способы повлиять на его участников даже в такой неординарной манере, как отказ становиться на чью-либо сторону [15]. Американцы не хотят ослабления своих стратегических партнеров в регионе, а к тому все идет: во второй половине 2012 г. сократился объем японских инвестиций в экономику РК, замедлились темпы взаимной торговли и туризма, банк Сумитомо-Мицуи отменил предоставление корейским партнёрам ряда уже согласованных финансовых услуг. Не стоит забывать и еще об одном игроке - КНДР. Военная и ядерная тревога марта 2013 г. отод­винула на задний план все японско-южноко­рейские раздоры. Уже довольно давно мы не слы­шим никаких новых заявлений по поводу Токэ - симы. Хотя фишка может лечь и по-другому: по предположениям «Санкэйсимбун», отмечающей возможность создания Сеулом ядерного оружия в ответ на ядерные испытания Северной Кореи, южнокорейские ракеты с ядерными зарядами могут быть нацелены не только на Пхеньян, но также на Токио и Осаку [16].

Итак, скорее всего, мы не увидим военных действий Японии против КНР или Южной Ко­реи, тем более против России (некоторые экс­перты, правда, полагают, что возможность ло­кальных вооруженных столкновений исключать нельзя [17]). Но и ожидать полномасштабных переговоров по вопросу территориальной при­надлежности островов тоже не стоит. Вопрос, как я полагаю, будет находиться в замороженном состоянии, как это было десятки лет до нынеш­него обострения. Наверняка будут всплески ди­пломатической активности в виде нот протеста или межгосударственных консультаций по воз­можному совместному использованию потен­циала островов. Но значительных подвижек, на мой взгляд, ожидать все же не будет.

 

Литература

  1. Погребняк Е. Ещё раз о территориальных спорах Японии с Китаем и Кореей. http://pognord.kloop.kg; В. Кистанов. Неза­висимая газета. 14.04.2013.
  2. Терехов В. Обострение японо-китайских территориальных споров. Интернет-журнал «Новое Восточное Обозрение». Ru.journal-neo.com
  3. Владельцем трех (купленных Японским правительством) из пяти островов является японский бизнесмен Хирояюки Ку - рихара. До момента национализации острова им сдавались в аренду японскому правительству.
  4. Три факта об островахСенкаку. (4.10.2012) Mofa.go.jp
  5. Джозеф Най, «Project Syndicate», США. Националистический поворот Японии. 15.11.2012. Inosmi.ru
  6. ИсикаваСинсукэ. Японо-китайские отношения и Россия. Eri-21.or.jp/Russia
  7. Лян Янь, «Хуаньцюван», Китай. Япония и США: кто кого использует? 21.01.2013. Inosmi.ru
  8. Томохидэ Мураи, «SankeiShimbun», Япония. Защита Сэнкаку - борьба за справедливость. 21.11.2012. Inosmi.ru/sankei_ co_jp; Хироси Кимура, «SankeiShimbun», Япония. Почему Россия молчит по поводу островов Сэнкаку? 7.11.2012. Inosmi.ru/ sankei_ co_jp; Редакторская статья «AsahiShimbun», Япония. Пекин продолжает давление на Японию в споре из-за островов Сенкаку. 17.09.2012. Inosmi.ru/asahi.com
  9. http://zeroempty000.blogspot.com/2006/07/takeshimadokdo-scap.html, http://www.dokdocorea.com/map_img/map_map00b.jpg
  10. Kim Yong-koo What Is the Controversy Over Dokdo All About? Koreana, Autumn, 2005, Vol. 19, № 3. http://koreana.kf.or.kr/asp7article_
  11. Суковицын В. Восток Азии в спорах за нефть и рыбу. http://ru.journal-neo.com
  12. Иванов А.Ю. Южнокорейско-японские отношения через призму территориальных разногласий вокруг острова Токто. http://www.rauk.ru
  13. Кожевников В. Территориальные споры в Восточной Азии и пути их решения.http://deita.ru/analytics/v-mire_13.03.2008
  14. Южная Корея отказала Японии в рассмотрении территориального спора в МС http://www.rg.ru/2012/08/17/korea-anons
  15. Кирьянов О. Письмо отправят назад. http://www.rg.ru/2012/08/22 /pismo-site.html
  16. Кирьянов О. Япония планирует ввести санкции против Южной Кореи. http://www.rg.ru/2012/08/22/ostrova-site
  17. Кирьянов О. Южная Корея готовится к обострению отношений с Японией. http://www.rg.ru/2012/12/29/otnosheniya-site- anons.html
  18. По поводу написания названия гряды существуют принципиальные споры. При использовании заглавной буквы «Ю» подразумевается, что речь идет об отдельном географическом образовании, а не о части Курильских островов. Исходя из по­литического подтекста, предлагается аргументация, в соответствии с которой Шикотан и Хабомаи- часть системы острова Хоккайдо, а понятие Курильские острова не включает в себя «особую географическую единицу» - Южные Курилы - Кунашир и Итуруп. Подробнее в статье В. Кожевников. Территориальные споры в Восточной Азии и пути их решения.http://deita.ru/ analytics/v-mire_13.03.2008
  19. Иванов А. Япония создала структуру по территориальным спорамhttp://www.mgimo.ru/news/experts/document235203.phtml
  20. Токио объявил информационную войну за острова. http://rus.ruvr.ru/ 2013 _02_08/
  21. Грегори Кларк. «The Japan Times». Гибкость - ключ к разрешению территориальных споров Японии. 13.03.2013.http:// inopressa.ru /article/13mar2013/
  22. Кистанов В. Указ .соч.
Фамилия автора: А.Т. Кульбаева
Год: 2013
Город: Алматы
Яндекс.Метрика