Алюминиевый кластер Павлодарской области Республики Казахстан как наиболее перспективный полюс роста 

Аннотация. Продуктивное функционирование рыночных механизмов нуждается в создании соответствующих условий государством в части обеспечения прав собственности, соблюдения контрактов, совершенствования законодательной базы в области инноваций, обеспечения благоприятных финансово-экономических условий, привлечения инвестиций для развития  инновационной инфраструктуры. При этом важное значение имеет рациональное сочетание государственного регулирования с действием рыночных механизмов, а также прямых и косвенных методов поддержки инновационной деятельности.

Ключевые слова: инновационная инфраструктура, полюс роста, кластеры, валовой внутренний продукт на душу населения. 

В 2006 году была принята государственная Стратегия территориального развития регионов [1], что послужило мощным стимулом для разработки на местах стратегий социально-экономического развития.

Согласно данной Стратегии, государством поддерживается приоритетное развитие так называемых «точек роста», опорных регионов или городов, имеющих наибольший потенциал экономического развития и демонстрирующих наиболее динамичный рост основных социально-экономических показателей. Решение же об отнесении того или иного региона или города к «точкам роста» принимается на основе анализа стратегии их социально-экономического развития [2, с. 17-19].

Достаточно широко в развитых странах используется кластерный метод развития региональной экономики. Классическими примерами успешных кластеров являются группы компаний информационных технологий в Силиконовой долине в США, а также производство кинофильмов в Голливуде, телекоммуникаций в Хельсинки (Финляндия). Применение кластерного метода наиболее  актуально именно на региональном уровне вследствие необходимости тесного контакта между участниками кластера, что предполагает некоторое территориальное различение

В 2003 году Правительством Казахстана был инициирован проект «Оценка конкурентоспособности действующих и потенциально перспективных секторов казахстанской экономики и выработка рекомендаций по их развитию». В реальности усилия Правительства были направлены на выявление экономических кластеров, имеющих наибольшие шансы для развития в Казахстане. Со временем данный проект  приобрел   широкий   размах,   постепенно   сужая   круг   ключевых   кластеров.   Были   выбраны те кластеры, которые исторически обладали конкурентными преимуществами.

Несмотря на то, что программа кластерного развития Казахстана создана как эффективный инструмент в стремлении уйти от сырьевой направленности и создать конкурентную экономику, кластерный подход в последнее время стал предметом острых дискуссий представителей государственных учреждений, бизнеса и всего общества. Это связано с тем, что местные власти не стремятся расширить круг своих аналитических возможностей с целью аккумуляции идей, поддерживающих кластерную инициативу правительства. Стимулирование кластеризации фактически осуществляется лишь органами республиканского уровня.

В рамках программы «Казахстанская кластерная инициатива», разработанной Центром маркетингово-аналитических    исследований    совместно    с    американской    консалтинговой компанией

  • AustinAssociates,Inc., при участии известного экономиста Майкла Портера государством была произведена оценка существующих, возникающих и потенциальных кластеров в сельском хозяйстве, промышленности и сфере услуг.Для последующей поддержки были определены семь пилотных кластеров:
  • туризм: г. Алматы и Алматинская область;
  • текстиль: Южно-Казахстанская область;
  • строительные материалы: г. Астана, Алматинская и Кызылординская области;
  • пищевая промышленность:   зерноперерабатывающий   кластер –   Акмолинская,   Костанайская и Северо-Казахстанская области; плодоовощной кластер – Алматинская, Жамбылская и Южно- Казахстанская области; молочный кластер – Костанайская область;
  • металлургия: Карагандинская и Павлодарская области;
  • услуги транспортировки и логистики: г. Алматы, переход «Бахты» (Восточно-Казахстанская область на границе с Китаем);
  • нефтегазовое машиностроение: Западно-Казахстанская область.

Павлодарская область, к примеру, является одним из главных индустриальных регионов Казахстана, занимая одно из ведущих мест по объёму промышленного производства [3]. Секторальные полюса роста в Северо-Восточном Казахстане представлены динамично развивающимися отраслями промышленности, которые занимают основную долю среди других отраслей. Промышленный сектор рассматривается как перспективный полюс роста в регионе, активно стимулирующий его развитие. Доля других секторов не столь значительна и представлена в виде некоторых сводок для представления полной картины наличия секторов в регионе (рисунок 1).

  

Усредненная структура ВРП региона по видам экономической деятельности за 2003-2009 гг.

Рисунок 1 - Усредненная структура ВРП региона по видам экономической деятельности за 2003-2009 гг. 

Для проведения оценки перспективы развития алюминиевого кластера оценен инвестиционный проект в Павлодарской области Республики Казахстан.

Общий объем инвестиций в данный проект составляет 851,2 млн долл. Реализация проекта основана на введении в эксплуатацию трех комплексов в течение двух периодов: 2005-2008 гг., 2008-2012 гг. (t = 7) мощностью с соответствующими уровнями производства экспортируемой продукции.

Годовая норма дисконта времени - 10,4%. P = 3333 долл. (уровень мировых цен на алюминиевую продукцию).

Величина ценности осуществляемого проекта равна максимуму из двух величин: NPV проекта алюминиевого кластера и 0. Модель денежных потоков данного проекта представлена в таблице 1.

Таблица 1 - Денежные потоки инвестиционного проекта 

 Денежные потоки инвестиционного проекта

Устойчивое   и   динамичное   развитие   региона,   включающее   понятие    конкурентоспособности и разработку  кластерных   схем,   предполагает   оптимальное   сочетание   интересов   населения, бизнеса и власти.

Эффективное управление региональным бизнес-портфелем в рамках создания и развития алюминиевого кластера в сочетании с доверием населения и эффективным взаимодействием между региональными (городскими) властями и бизнесом в комплексе может позволить достичь немалых успехов в стимулировании социально-экономического развития региона.

Следующее статистическое  микроисследование  было  осуществлено  на  основе  данных  за период с 2001 по 2009 годы, рассчитанных помесячно (согласно  информации  Агентства  по статистике Республики Казахстан).

Модель взаимодействия бизнеса, населения и власти основана на следующих статистических данных:

  • индекс развития алюминиевого кластера (Total Revenues) рассмотривается на основе статистических данных  развития   АО   «Алюминий  Казахстана»  как основного  участника   в   создании и развитии алюминиевого кластера;
  • индекс  эффективности   управления   местных    органов    власти    (ВВП на душу населения по республике в целом);
  • валовой внутренний продукт, отнесенный к числу жителей региона.

Несмотря на то,   что   ко   всем    трем    индексам    могут    быть    предъявлены    свои претензии, их использование, как показывает статистический опыт, может, при известной осторожности, приводить к полезным результатам.

Рассмотрим случай, когда ВВП на душу населения (в Павлодарской области) будет использоваться как индикатор богатства региона.

На рисунке 2 представлена часть результатов корреляционного анализа между тремя перечисленными переменными (перед этим было установлено, что соответствующие зависимости могут быть описаны линейными статистическими моделями).

В процессе статистического исследования вычислялись линейные коэффициенты корреляции для каждой пары переменных, а также частные коэффициенты корреляции для каждой пары переменных при условии, что третья переменная является контролирующей.    

 Модель взаимодействия власти, бизнеса и населения, представленные соответствующими показателями (индекс развития алюминиевого кластера; индекс эффективности управления местных органов власти; валовой внутренний продукт, отнесенный к числу жителей региона - богатство)

Рисунок 2 - Модель взаимодействия власти, бизнеса и населения, представленные соответствующими показателями (индекс развития алюминиевого кластера; индекс эффективности управления местных органов власти; валовой внутренний продукт, отнесенный к числу жителей региона - богатство) 

На рисунке 1 определена очень высокая парная корреляция между всеми тремя переменными. Коэффициент линейной корреляции  между  уровнем  развития  кластера  и  ВВП  на  душу  населения равен + 0,841. Это значит, что гипотеза о независимости может быть отвергнута с вероятностью ошибки, меньшей, чем 0,0001.

Знак перед коэффициентом корреляции обусловлен тем обстоятельством, что индекс эффективности управления бизнес-портфелем в рамках создаваемого кластера своими большими значениями индицирует регионы с большим уровнем доходов.

Таким образом, можно увидеть, что регионы с лучшей степенью эффективности управления бизнес- портфелем являются более богатыми.

Чуть больше коэффициент корреляции (0,851) с близким предыдущему доверительным уровнем между эффективностью управления и богатством. Таким образом, более высокий уровень управления способствует большему богатству региона.

Коэффициент линейной корреляции между уровнем развития кластера и эффективностью управления  местных  органов власти  равен  + 0,937  (вероятность  ошибки  при  опровержении   гипотезы о независимости отличается от нуля в 14-ом знаке после запятой).

Здесь зависимость крайне высока и приближается к функциональной. 

Мы видим, что развитие кластера практически исчерпывающе обеспечивается высокой эффективностью управления органов власти.

Картина меняется, когда осуществляется переход от парных корреляций к частным. Следует заметить, что приведенный выше анализ частных корреляций не может служить исчерпывающим доказательством причинно-следственных связей между рассматривающимися выше переменными (такова природа статистического вывода).

Выясняется, что при учете  эффективности  управления  органов  власти  корреляция  между  ВВП на душу и индексом развития алюминиевого кластера падает с 0,841 до 0,238 и перестает быть значимой (доверительная вероятность равна 0,107). Это значит, что корреляция между богатством страны и уровнем развития кластера может быть названа ложной и определяемой третьей переменной – эффективностью управления органов власти. Рост эффективности управления органов власти стимулирует развитие кластера и растет богатство (выражаемое величиной ВВП на душу населения по региону).

Если же в качестве контролируемой  величины  переменной  взять  ВВП  на  душу  и  посмотреть, как она влияет на корреляцию между развитием кластера и эффективностью управления органов власти, то выясняется, что существенного падения корреляции не происходит: с 0,937 до 0,777 (доверительная вероятность в последнем случае меньше 0,0005). Тот же эффект наблюдается, если в качестве контролируемой переменной выступает индекс развития кластера и изучается его влияние на корреляцию между ВВП на душу и эффективностью управления органов власти. Падение корреляции несколько больше – с 0,851 до 0,335, но последняя частная корреляция свидетельствует о статистически значимой связи (доверительная вероятность равна 0,021).

Выясняется, что именно эффективность управления местных органов власти является «первопричиной», влияющей на такие показатели, как богатство региона и  уровень развития алюминиевого кластера

Таким образом, современная идеология устойчивого развития региона, включающая понятие конкурентоспособности и разработку кластерных схем, предполагает оптимальное сочетание интересов населения, бизнеса и власти.

Заинтересованность  в   производстве   «крылатого  металла»  (первичного  алюминия)   определена, в соответствии с оценками специалистов, все возрастающим и устойчивым спросом на данную продукцию на мировом рынке. Как уже было отмечено, доходы от экспорта конечной продукции намного превышают доходы от экспорта первичного сырья. Получение высоких доходов в последующем играет превалирующую  роль  не  только   в  непосредственном   развитии  самого   кластера,  но   и  родственных и поддерживающих  отраслей,  стимулировании  развития  и  повышения  конкурентоспособности  малого и среднего бизнеса, повышения уровня жизни населения в регионе и в республике в целом. Данная идея вынашивалась еще с середины 90-х годов, но реальные возможности осуществления смогла получить только в 2004-2005 годы.

Данные инвестиционного анализа подтвердили гипотезу о высокой эффективности капиталовложений в рассматриваемый проект и тенденцию его развития в будущем. Однако, как показывает модель взаимодействия государства (в лице местных властей), бизнеса и населения, судьба развития инвестиционного  проекта  в  значительной мере  зависит  от  эффективности работы государства в данном направлении.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 

  1. Указ Президента Республики Казахстан Н. Назарбаева «О Стратегии территориального развития Республики Казахстан до 2015 года» № 167. – Астана: Акорда, 28 августа 2006 г.
  2. Горохова М.В. Казахстан: вопросы эффективной реализации новой модели региональной политики. – А.: PPRC, 2009. – 27 с.
  3. Pavlodar.kz. // Республиканская экономическая газета «Деловой Казахстан». – - № 50 (97) от 28 дек.
Фамилия автора: Д.С. Бекниязова
Год: 2012
Город: Павлодар
Категория: Экономика
Яндекс.Метрика