Социальное иждивенчество: феноменология и стратегия управления

Исследование социального иждивенчества требует применения инновационных методов управления данным феноменом. 

В современных условиях мирового финансово-экономического кризиса в России, как и во многих странах мира, обостряются различные социальные проблемы. Одной из наиболее актуальных на сегодняшний день является социальное иждивенчество.

В  последние  годы  термин  «социальное  иждивенчество»  часто  встречается  как  в  научных,  так и в публицистических изданиях. Однако, несмотря на широкое употребление, отсутствует единая точка зрения на то, что же представляет собой социальное иждивенчество, чем оно является и какова его социальная роль.

Анализ социологической литературы по данной проблеме показал, что как категория социальное иждивенчество проистекает от слова «иждивение». Под последним в Большом российском энциклопедическом словаре понимается полное содержание или помощь, являющаяся постоянным основным источником средств существования. В законодательстве многих стран факт нахождения на иждивении имеет юридическое значение при назначении пенсий, пособий, наследовании. Толковый словарь С.И. Ожегова определяет иждивение как обеспечение неработающего (как правило, неработоспособного: больного, престарелого, несовершеннолетнего) средствами, необходимыми для существования.

Исходя из этих определений, иждивенец — это лицо, находящееся на длительном постоянном материальном или денежном обеспечении со стороны других лиц. При этом такая материальная помощь является для него основным источником средств существования.

В области юриспруденции иждивенцем считается нетрудоспособный человек, как правило, имеющий группу инвалидности. Иждивенцы наделены определенными правами в области пенсионного обеспечения, возмещения вреда, причиненного смертью кормильца. Наличие иждивенца учитывается при выплате некоторых видов пособий и компенсаций.

В то время как собственно иждивенчество изначально не несет в себе негативной смысловой нагрузки, применение этого термина зачастую имеет негативные оттенки. Социальное иждивенчество в сознании людей нередко представляет собой такой образ жизни (социального поведения) индивида, когда он умышленно (сознательно) стремится обеспечить для себя приемлемые условия существования в данном обществе за счет самого общества. Именно отсюда проистекает понятие «тунеядство», которое часто связывают с временно безработными трудоспособными людьми.

Исследования феномена социального иждивенчества, как правило, проводятся в рамках изучения проблемы бедности и социального неравенства. Современные авторы обычно не ставят задачи самостоятельного исследования данной проблемы, ограничиваясь указаниями  на  ее  тесную взаимосвязь  с проблемой государственной поддержки неимущих слоев населения.

Симптоматично, что иждивенчество редко рассматривается как нормальное общественное явление. Гораздо чаще его отождествляют с девиацией, объясняя это тем, что социальное иждивенчество является «унизительным для человека и разрушительным для социальных институтов».

На наш взгляд, проблема социального иждивенчества достаточно сложна и требует системного подхода к ее решению. Прежде чем давать оценку данному феномену, необходимо выяснить его социально-экономическую природу, породившие его причины, а также классифицировать виды социального иждивенчества.

Очевидно, что способности людей обеспечить свою жизнедеятельность далеко не одинаковы. Это связано как с определенными социально-демографическими характеристиками индивидов (возраст, пол, семейное положение, состояние здоровья и т.п.), так и с требованиями, которые предъявляет к ним общество (уровень квалификации, образования, востребованность профессии или  специальности, степень адаптации к бизнес-среде, ситуация на рынке труда и др.). По этим объективным причинам определенная часть населения временно или постоянно находится на иждивении общества.

В современной социологической литературе различают следующие виды социального иждивенчества:

  1. экономическое, предполагающее безвозмездное предоставление средств существования посредством денежных дотаций, льгот по оплате жилищно-коммунальных услуг и пр.;
  2. культурное, основанное на отсутствии четких культурно-этических ориентиров, моральных ориентиров и, как следствие, большой зависимости от окружающих (как правило, от ближайшего окружения);
  3. политическое, представленное в обществе политической пассивностью (апатией) его членов.
  4. интеллектуальное как зависимость от умственных способностей, уровня образованности, запаса научных знаний окружающих; на практике это проявляется, например, как безвозмездное пользование объектами чужой интеллектуальной собственности;
  5. скрытое иждивенчество – формальное участие в социально-экономических отношениях, одно из следствий избыточной занятости; оно имеет место в бюрократической среде и проявляет себя как чрезмерное увеличение государственного чиновничьего аппарата, дублирование выполняемых функций и видов деятельности и т.п.;
  6. эмоциональное (психологическое). выражающееся чаще всего в безынициативности, эмоциональной   инертности   индивида.   В   качестве   примера   можно   назвать     существование в трудовом коллективе неформальных рабочих групп. Члены таких групп работают менее напряженно, чем люди, работающие в одиночку, рассчитывая «затеряться в толпе» с тем, чтобы их трудовая пассивность осталась незамеченной. Кроме того, исходя из своего предшествующего опыта, такие люди склонны считать других не слишком трудолюбивыми, а потому и сами не спешат «выкладываться».

В целях выяснения отношения различных групп населения к феномену иждивенчества нами было проведено социологическое исследование посредством анкетного опроса 300 респондентов в возрасте от 20 до 75 лет. Им было предложено ответить на вопросы о их личном отношении к иждивенчеству, его роли, месте и степени влияния на жизнь общества.

71% респондентов считают, что уровень иждивенчества в современном обществе достаточно велик. 33% из них к иждивенцам относятся терпимо, в то время как 23% охарактеризовали свое отношение как, скорее, негативное. Практически столько же участников опроса (24%) относятся к иждивенцам безразлично и воспринимают его как социальную норму. И лишь порядка 17% опрошенных характеризуют данный феномен положительно и даже сочувствующе. При этом значительная часть опрошенных считает иждивенчество социальным пороком (42%). Свыше 70% респондентов сочли, что социальное иждивенчество представляет опасность для общества.

Внешне противоречивые эти результаты, на наш взгляд, представляются вполне логичными при учете комплексного  характера  изучаемого  феномена.  Иждивенчество  воспринимается респондентами в большей мере как неизбежное явление, но в то же время его последствия вызывают у них определенные опасения. Прежде всего речь идет о чрезмерной нагрузке на систему социального обеспечения,  способной  свести  на  нет  все  усилия  социальных  служб по реинтеграции индивида в общество и не дающей возможности оказания необходимой помощи тем иждивенцам, у которых нет иных источников средств для жизни.

Эти и другие последствия требуют поиска эффективных путей управления процессом социального иждивенчества. Как показал наш анализ, к настоящему времени создано и апробировано немало методов и приемов, с помощью которых общество пытается оптимизировать иждивенчество, локализовать его очаги, масштабы и негативные последствия. Условно эти методы и приемы можно подразделить на количественные и качественные.

Количественные в массе своей основываются на манипуляциях с размерами и источниками субсидий, дотаций и прочих видов материальной социальной помощи, включая условия ее получения/назначения, степень целевой направленности и контроль. К ним можно отнести:

  • социальные выплаты, пособия, компенсации, дотации;
  • материальную неденежную помощь (продуктами питания, одеждой и пр.);
  • законодательное обеспечение и регулирование социальной поддержки неблагополучных слоев населения;
  • формирование благотворительных и иных фондов;
  • совершенствование систем и структур контроля за целевым использованием выделяемых средств и т.д.

Качественные же методы представляют собой попытки отойти от сугубо экономической стороны проблемы, образно говоря, «дать голодному не рыбу, а удочку». В числе таких методов:

  • переобучение, курсы повышения квалификации;
  • совершенствование систем социальной диагностики неблагополучных социальных групп;
  • волонтерские движения;
  • ярмарки вакансий и пр.

Мы  полагаем,  что  более  перспективным  выглядит  сосредоточение  направления    исследований и социальной работы именно на качественных методах, ибо количественные постепенно исчерпывают себя. На текущий момент станы СНГ не могут следовать примеру Канады и Скандинавских стран, инвестировавших в решение проблемы социального иждивенчества огромные финансовые средства. Это позволило создать им эффективную систему экономической поддержки и социального обеспечения, которая одновременно стала и своеобразным барометром социальной напряженности.

Сегодня в странах постсоветского пространства назрела объективная необходимость в разработке инновационных методов управления социальным иждивенчеством. Нужно качественно изменить подход к проблеме. Следует признать, что ее невозможно решить в одночасье. Потребуются годы кропотливой работы.  Необходимо  начать  с  гармоничного  воспитания  человеческих  качеств  и  ценностей,    этики и культуры, в отсутствии которых развивается не только иждивенческое отношение к жизни, но и целый букет иных «социальных недугов».

Нормально, когда иждивенство является следствием объективных факторов (слабости, незащищенности, уязвимости данного индивида) и ненормально, когда слабость имитируется, является мнимой, а индивид приспосабливается к подобному существованию и стремится поддерживать условия такого  существования.  Важно,  в  первую  очередь,  предотвратить   моральную   предрасположенность к иждивенчеству, т.е. к эгоизму, безынициативности, социальной апатии и политической пассивности.

Во избежание формирования культа потребителей, который некоторые полагают главной причиной культурного коллапса, коррозии характера и прочих социальных недугов современного общества, не следует  отметать  все  достижения  Советского  государства  в  этой  области.  Большой  опыт  по работе с людьми, находящимися на иждивении, к сожалению, был предан забвению, но воспользоваться им еще не поздно.

Исходя из вышесказанного, можно предложить сосредоточить усилия по разработке механизмов управления социальным иждивенчеством на следующих стратегических направлениях. В  первую очередь нужен принципиально новый и комплексный подход к социальной работе,  которая должна выйти за рамки оказания денежной или натуральной помощи и нацелена на индивидуальные социальные услуги по решению проблем жизнеобеспечения.

Во-вторых, следует активизировать развитие системы социальных контрактов, или договоров социальной адаптации, заключающихся между органами социальной защиты и получателями адресной социальной помощи. В договоре прописывается, что будет делать каждая из сторон, чтобы изменить сложившуюся ситуацию (плохое материальное положение получателя адресной социальной помощи). Наличие социального контракта поможет осознать малообеспеченным гражданам, что если у общества есть обязательства по отношению к ним, то и сами они должны оказывать обществу посильное содействие.

В-третьих, необходимо сформировать новую систему общественных ценностей, соответствующую моральным и этическим общечеловеческим нормам, активно применяя для этого методы социального маркетинга.

В-четвертых, целесообразно искать поддержку в самом обществе, опираясь на наиболее активные группы населения, шире подключать к решению социальных проблем в целом и проблеме иждивенчества, в частности, негосударственные объединения (например, волонтеров). 

Наконец, важно совершенствовать существующую законодательную базу, с помощью которой можно контролировать и предотвращать социально неблагоприятные тенденции и последствия социального иждивенчества.

Фамилия автора: Н.Б. Рудица, И.С. Кузнецов 
Год: 2012
Город: Павлодар
Категория: Социология
Яндекс.Метрика