Оценка условий для развития предпринимательства в странах Евразийского экономического союза 

В данной статье изучен деловой климат в странах ЕАЭС для выработки дальнейших рекомендаций по его улучшению. Авторами сделан комплексный анализ предпринимательской деятельности в странах ЕАЭС. В частности, исследованы основные показатели деятельности малого и среднего бизнеса, а также выявлены экономические, политические и рыночные угрозы и риски для осуществления предпринимательской деятельности в странах ЕАЭС. Определены административные и торговые барьеры, препятствующие развитию малого и среднего бизнеса, разработаны практические рекомендации по осуществлению мер по поддержке субъектов малого и среднего бизнеса в странах Евразийского экономического союза. При этом, отмечено авторами, меры поддержки предпринимательства в сложившихся условиях должны, в первую очередь, быть направлены на решение текущих вызовов, связанных со снижением экономической активности и замедлением роста экономики. Подчеркнуто, что наряду с этим важно разработать системные меры по совершенствованию политики развития предпринимательства в разрезе стран ЕАЭС.

Развитие малого и среднего бизнеса (далее — МСБ) является основой экономики любой страны. Именно малый и средний бизнес выполняет не только экономические, но и социальные функции. МСБ создает новые рабочие места, способствует внедрению инноваций и диверсификации отраслей, положительной динамике роста экономических показателей.

В странах Европейского союза (далее — ЕС) и США предприятия МСБ обеспечивают порядка 50–60 % от общего объема ВВП. По данным Организации экономического сотрудничества и развития (далее — ОЭСР) в компаниях численностью менее 250 человек работают две трети всего экономически активного населения. В развитых государствах примерно 70 % всех предпринимательских структур приходится на сферу среднего и малого бизнеса, но в то же время подавляющая часть валового внутреннего продукта (далее — ВВП) и национального дохода страны производится крупными компаниями[1].

Во всех странах Евразийского экономического союза (далее — ЕАЭС) доля МСБ в структуре МСБ гораздо ниже в сравнении с развитыми странами, несмотря на тот факт, что малому и среднему бизнесу отводится ключевая роль в обеспечении дальнейшего экономического роста. Следует отметить, что МСБ служит резервом для роста внешнеторгового оборота Евразийского экономического союза.

Для активизации предпринимательской деятельности в странах ЕАЭС необходимо предпринять системные меры по улучшению бизнес-климата. В связи с этим особую актуальность приобретает вопрос объективной оценки текущего предпринимательского климата в странах ЕАЭС.

Теоретические предпосылки и факторы, влияющие на бизнес-климат в странах ЕАЭС

В развитой рыночной экономике предпринимательство как интегрированная совокупность предпринимательских организаций (компаний, фирм), индивидуальных предпринимателей (далее — ИП), а также сложных объединений предпринимательских организаций выполняет следующие функции: общеэкономическую, творческо-поисковую (инновационную), ресурсную, социальную, организаторскую.

Некоторые ученые считают, что предпринимательству свойственна и политическая функция, которую осуществляют, как правило, ассоциации (союзы) предпринимателей.

Функции предпринимательства реализуются в определенной среде, так называемом бизнесклимате. Успех предпринимательства зависит не только от личных способностей и таланта предпринимателя, но и от объективных обстоятельств, внешних условий ведения бизнеса. Поэтому управление процессом формирования условий для предпринимательской деятельности или благоприятного бизнес-климата представляется актуальной задачей. Однако в научной литературе к настоящему времени не сложился окончательно даже понятийный аппарат в области оценки степени благоприятности условий предпринимательства. Используются термины «предпринимательский климат», «предпринимательская среда», «инвестиционный климат», «бизнес-климат» [2].

Использование понятия «бизнес-климат» представляется наиболее целесообразным, поскольку, во-первых, он отражает главную цель оценки условий ведения бизнеса, во-вторых, это наиболее распространенный термин, принятый Всемирным банком и большинством экспертов.

Бизнес-климат — это сложное понятие, в котором можно выделить ряд объективных и субъективных факторов.

К объективным можно отнести те факторы, которые определены самим положением страны, ее историческим развитием: экономико-географическое положение, природные условия и ресурсы, население и хозяйство. Данные факторы сами по себе меняются крайне медленно. Но изменение части этих факторов, которые обычно относятся к социально-экономическим, возможно под влиянием политической воли. Поэтому к субъективным факторам бизнес-климата страны можно отнести целенаправленную деятельность органов государственного управления.

Формирование благоприятного бизнес-климата является одной из ключевых задач органов власти в целях развития промышленности и предпринимательства в стране. Одним из необходимых элементов системы управления бизнес-климатом является мониторинг, позволяющий, в том числе, количественно оценить параметры бизнес-среды страны.

Тезис о том, что влияние бизнеса на экономическое развитие достаточно велико был доказан во многих исследованиях. В частности, исследование зависимости между темпами экономического роста и лёгкостью ведения бизнеса выполняется ежегодно Всемирным банком на основе данных по 189 странам мира. Ухудшение условий ведения бизнеса ведет к снижению активности малого и среднего предпринимательства, к дисбалансу на рынке труда, уменьшению объема выпуска продукции предприятиями МСБ, замедлению темпов развития обрабатывающей промышленности, аграрного сектора, сокращению товарооборота как на региональном, так и на межрегиональном уровне.

Результаты исследования Всемирного банка, опубликованные в докладе «Ведение бизнеса2015», показывают, что государства — участники ЕАЭС заняли в рейтинге по степени благоприятности условий для ведения предпринимательской деятельности следующие позиции (табл. 1).

Рейтинг «Doing business», 2015

Т а б л и ц а  1 

 Рейтинг «Doing business», 2015      

Примечание. Составлено на основе источника www.doingbusiness.org.

Предпринимательская деятельность оказывает существенное влияние на экономику и благосостояние населения государств — участников ЕАЭС. Она способствует повышению гибкости производства, решению социальных проблем, обеспечивает активную инновационную деятельность, создает дополнительные возможности для раскрытия потенциала экономически активного населения [3]. Как показывает мировая практика, в регионах с большим потенциалом МСБ экономический рост будет более высоким по сравнению с регионами, которые имеют относительно слабые бизнес-секторы.

Совокупный экономический потенциал созданного интеграционного пространства, по данным Евразийской экономической комиссии за 2014 г., без учета вступления Кыргызстана и Армении, составил1: ВВП — 2,2 трлн долл. США (3,7 % от мирового ВВП), промышленное производство — 1,3 трлн долл. США (или 3,7 % мирового производства), оборот внешней торговли — 868,5 млрд долл. США (2,2 % от мировой доли внешней торговли) (рис. 1). 

1Показатель рассчитан по курсам валют национальных (центральных) банков за год: по Беларуси — по средневзвешенному курсу белорусского рубля к доллару США, по Армении, Казахстану, Кыргызстану и России — по средним курсам национальных валют к доллару США.

 Динамика валового внутреннего продукта, в процентах к предыдущему году (в постоянных ценах) (по данным Евразийской экономической комиссии)

Рисунок 1. Динамика валового внутреннего продукта, в процентах к предыдущему году (в постоянных ценах) (по данным Евразийской экономической комиссии)

Рынок труда и численность населения нового союза составляют: 181,5 млн человек (2,5 % от общей численности земли), численность экономически активного населения 91 млн человек (2,7 % от общего числа  в мире),  население,  занятое  экономической  деятельностью,  86,2 млн человек,  уровень безработицы населения ЕАЭС — 5,6 %(9,9 % — ЕС, 5,7 % — США, мир — 6,0 ) (рис. 2) [4].

 Численность постоянного населения (млн чел.)

Рисунок 2. Численность постоянного населения (млн чел.) 

По оценке Евразийской экономической комиссии совокупный экономический потенциал интеграционного объединения по десяти сферам и отраслям считается одним из крупнейших в мире.

Так, ЕАЭС по добыче нефти и газа занимает 1 место в мире (14,6 % и 20,9 % от мировой доли соответственно), выработке электроэнергии — 3 место в мире (11,2 % от мировой доли), металлургическому и промышленному производству — 5–6 место в мире (4 % и 3,7 % от мировой доли соответственно), производству минеральных удобрений — 3 место, (10,8 % от мировой доли), сельскохозяйственной продукции 3–5 место в мире (3,5 %–11 % от мировой доли), развитии транспортной инфраструктуры — 2–5 место в мире (2,5 %–7,8 % от мировой доли) (рис. 3).

В странах ЕАЭС в настоящее время малый и средний бизнес динамично развивается. Во всех государствах — участниках ЕАЭС утверждены программы развития МСБ, приняты законодательные акты, регулирующие и стимулирующие развитие этого сектора экономики, сформирована система государственной поддержки МСБ. Развивается межгосударственное сотрудничество в этой области.

 Структура промышленного производства в 2014 г. (в % к итогу) (по данным Евразийской экономической комиссии)

Рисунок 3. Структура промышленного производства в 2014 г. (в % к итогу) (по данным Евразийской экономической комиссии) 

Основные показатели деятельности МСБ в государствах ЕАЭС

В настоящее время в ЕАЭС насчитывается свыше 8 миллионов предприятий МСБ, на которых работают более 23 % человек от общей численности занятых в экономиках стран ЕАЭС (рис. 4).

Доля МСБ в ВВП стран ЕАЭС варьирует от 22 до 43 %. В Китае и Южной Корее доля МСБ в ВВП выше 60 %. 

 Количество занятых в МСБ по странам ЕАЭС, тыс. чел., 2014 г. (по данным статистики ЕЭК)

Рисунок 4. Количество занятых в МСБ по странам ЕАЭС, тыс. чел., 2014 г. (по данным статистики ЕЭК) 

Традиционно значимой для МСБ отраслью является торговля, которая не требует больших стартовых  затрат  и обеспечивает  быструю  отдачу  от вложений. Удельный вес предприятий торговли в общем числе действующих МСБ стран ЕАЭС колеблется в пределах от 17 до 45 %.

В последнее время МСБ занимает значительный сегмент рынка операций с недвижимым имуществом и услуг потребителям в государствах — участниках ЕАЭС. По данному направлению экономической деятельности доля МСБ, занятых в целом по ЕАЭС, достигает 29 % всех занятых в указанной сфере. Несмотря на то, что в секторе строительства основную долю занимает крупный бизнес, доля малого и среднего бизнеса в этой сфере в странах ЕАЭС на сегодняшний день достигает 10 %.

Субъекты малого и среднего предпринимательства стран ЕАЭС также ведут активную деятельность в сфере транспорта и связи, и их доля в указанных выше секторах находится в интервале от 6 до 8 %. В обрабатывающей промышленности доля субъектов МСБ стран ЕАЭС не превышает 10 %. В среднем, доля субъектов МСБ в странах ЕАЭС, занятых в сельском хозяйстве, не превышает 19 %.

Потенциал развития МСБ в рамках ЕАЭС достаточно велик.

Интеграция стран — членов ЕАЭС в единый экономический союз формирует институциональную базу развития хозяйствующих субъектов. Наднациональные регуляторные изменения направлены на улучшение экономической и деловой активности не только «системных субъектов рынка», но и малого и среднего бизнеса (табл. 2).

Некоторые виды облегчений для МСБ согласно договору ЕАЭС

Т а б л и ц а   2

 Некоторые виды облегчений для МСБ согласно договору ЕАЭС

Примечание. Проанализировано по данным ЕЭК www.eurasiancommission.org. 

В результате проведенного исследования было выявлено, что в странах ЕАЭС малому и среднему бизнесу отводится ключевая роль в достижении экономического роста. Но при этом его доля в структуре национальных экономик остается незначительной. Низкая производительность труда в секторе МСБ стран ЕАЭС обусловлена большим количеством предприятий при относительно небольшом выпуске продукции сектором по сравнению с развитыми странами. Кроме того, страны ЕАЭС не имеют достаточно развитой структуры МСБ. Основным инструментом для развития МСБ остается рост производительности труда, иные виды инструментов использованы в достаточной степени. Катализатором для ускорения процесса может явиться поддержка производственных направлений МСБ, что позволит преодолеть перекос в сторону торговой деятельности.

Угрозы и риски для предпринимательской деятельности

В мировой практике таможенные и экономические союзы напрямую или косвенно оказывают существенное влияние на социальное-экономическое развитие входящих стран. Так, например, за время существования Таможенного союза экономики Казахстана, Беларуси и России показали не лучшую динамику роста. Средний совокупный рост России, Казахстана и Белоруссии снизился с 6,5 % в 2010 г. до 2,2 % в 2014 г1.

На конференции Международной организации труда (МОТ), состоявшейся в апреле текущего года в Тбилиси, заместитель директора Регионального бюро МОТ для стран Европы и Центральной Азии Р.Килдгард отметила, что «благоприятная бизнес-среда, способствующая повышению конкурентоспособности при соблюдении основополагающих прав и продвижении социального диалога, — это важнейший фактор для развития экономики всех стран, и не в последнюю очередь тех, кто идет по пути развития рыночной экономики»1.

Евразийский экономический союз, созданный в 2015 г., еще в начале пути своего развития и, как отметил Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев на заседании Высшего Евразийского экономического совета, состоявшегося 23 декабря 2014 г., при создании Евразийского экономического союза были учтены все угрозы современного мира. В их числе нестабильность мировых рынков, санкционная политика, ослабление доверия между ведущими державами мира.

В своем выступлении Президент Казахстана подчеркнул, что Евразийский экономический союз создан, прежде всего, для простых людей и в кровных их интересах. На огромном пространстве от Балтики до Тихого океана, от Арктики до Тянь-Шаня более 180 миллионов граждан государствучастников приобретают равные возможности для ведения бизнеса, свободной торговли и занятости, пользования коммуникациями, расширения межрегионального сотрудничества и гуманитарного взаимодействия.

Создание ЕАЭС предполагает очень высокий статус экономических отношений, снятие барьеров для движения товаров, капиталов и труда. В нынешних реалиях положение стран — участниц Евразийского экономического союза оставляет желать лучшего. Все его члены в той или иной степени находятся под давлением внутренних проблем, которые осложняют процесс реализации задач интеграционного союза. Присоединение Армении и Киргизии сделало Евразийский экономический союз еще более уязвимым и снижает возможности для укрепления экономик стран — участниц ЕАЭС.

Экономические угрозы и риски

В условиях ЕАЭС в первом квартале по данным отчёта ЕЭК, ВВП России (составляет более 80 % в совокупном ВВП стран ЕАЭС) и Белоруссии показали спад на 2,2 и 2,1 % соответственно. ВВП Казахстана вырос на 2,4 %(табл. 3).

Динамика ВВП стран ЕАЭС, %

Т а б л и ц а  3 

 Динамика ВВП стран ЕАЭС, %

Примечание. Составлено данным по ЕЭК.

В конце 2014 г. экономика России находилась в наиболее нестабильном положении по сравнению с другими странами — участницами ЕАЭС. Прежде всего, это касается финансовой системы. Скачки курса российской валюты, сокращение потребительского спроса на фоне падения реальных доходов населения, резкого роста процентных ставок по кредитам и опережающего повышения   цен, с одной стороны, осложняют ведение деловых операций и проработку каких-либо долгосрочных проектов.

Это, прежде всего, оказывает непосредственное влияние на самочувствие предпринимателей не только России, но и соседних стран.

Экономический рост Белоруссии по итогам года замедлился до полутора процентов. Обвал российского рубля привел к введению 30-процентного сбора за покупку наличной валюты (ныне сниженного до 10 %) и обязательств для экспортеров продавать половину валютной выручки в Белоруссии, снижению экспорта белорусских товаров на российский рынок. Конкурентоспособности белорусских предприятий малого и среднего бизнеса препятствует непрерывный рост цен.

По отчетным данным ЕЭК 2014 г. киргизская экономика завершила с теми же темпами роста, что и армянская — 3,5 %. При этом рост достигнут в основном за счет сферы услуг, торговли и строительства, в которых занят малый и средний бизнес. В то же время инфляция превысила 10 %, а киргизский сом в течение всего года обесценивался — вначале вслед за тенге, потом вслед за рублем. Казахстан  на  фоне  остальных  членов  ЕАЭС  продемонстрировал  более  лучшие   показатели.

По данным ЕЭК в 2014 г. рост ВВП в Казахстане достиг 4,5 %, инфляция составила 7,4 %. В начале года тенге уже обесценился на 20 %, однако в августе Национальный банк Республики Казахстан объявил о переходе к свободно плавающему курсу тенге. Прежде всего, это ударило по предприятиям малого и среднего бизнеса, поставляющим, товар, а не предоставляющим услуги. Девальвация была сделана для поддержки крупных экспортёров, а о поддержке компаний малого и среднего бизнеса речи не шло. Казахстанские производители не смогли выдержать давление со стороны российских поставщиков, проигрывая им в цене и объемах поставляемой продукции. Так, российские товары стали занимать доминирующее положение на рынках. В связи с этим казахстанский малый и средний бизнес оказался в очень непростом положении. Выжить в такой ситуации удастся далеко не каждому. Таким образом, из-за меняющихся экономических факторов (низкие доходы населения, инфляционные тенденции, снижение потребительского спроса) предприятия малого и среднего бизнеса несут колоссальные убытки. Следовательно, говорить о качественном отличии состояния казахстанской экономики от партнеров по ЕАЭС не приходится.

Между тем, несмотря на статистические различия, содержательные индикаторы развития всех пяти государств очень схожи. Все подошли к старту работы ЕАЭС с высокой инфляцией, замедлением экономического роста, обесценивающимися валютами, нехваткой финансовых ресурсов. В январеиюне 2015 г. странами ЕАЭС (включая Армению и Киргизию) направлено инвестиций в основной капитал $108,9 млрд, что в постоянных ценах на 4,5 % ниже уровня января-июня 2014 г. (это притом, что в том периоде уже было снижение на 2,7 %по сравнению с 2013)1.

Политические угрозы и риски

Стремительно меняется политическая картина мира. Возникающие угрозы и риски оказывают значительное влияние на национальную безопасность стран в современном мире. Под национальной безопасностью следует понимать не только оборонную, внутреннюю, экологическую, но и культурноинформационную, продовольственную и энергетическую безопасность. Потенциальные политические угрозы негативно отражаются на реализации целей государственной политики по обеспечению национальной безопасности. Чем сильнее и опаснее внешние риски, тем сильнее государственная система давит на общество. В свою очередь это порождает угрозы внутри страны, которые в периоды кризисов увеличивают риск развала государства и дестабилизации общества. Политическая нестабильность (авторитарный режим, конфликт с соседями, военное управление) на зарубежных рынках создает трудности не только для крупного бизнеса при заключении или проведении торговых операций за границей, но и для предприятий среднего и малого предпринимательства.

Рыночные угрозы и риски

Современный рынок характеризуется высокой нестабильностью окружающей обстановки, в которой предприятиям малого и среднего бизнеса приходится выживать.  Исследование Global Simplicity Index (2014) показывает, что 200 крупнейших компаний мира ежегодно теряют до 10 % доходов из-за сложности имеющихся процессов, и эти потери выражаются астрономической суммой:

$237 млрд2. Эта нестабильность, в свою очередь, определяет стратегию предприятия в условиях жесткой конкуренции. Стратегия предприятия должна включать такие основные вопросы, как    опреде-

ление условий конкурентного преимущества и рынков потенциальных товаров и услуг, формирование эффективной ценовой политики, выявление кризисных тенденций внутри предприятия, привлечение дополнительных ресурсов, выход на международный рынок. Ухудшение экономических условий в мире вызвано ростом крупных иностранных долгов, высокими темпами инфляции, растущей безработицей, снижением покупательской способности; рисками для международных деловых операций, связанными с нестабильностью обменных курсов и ведущими к колебаниям экспортных цен за рубежом.

Другим барьером в ведении бизнеса стали различия в деловой практике от страны к стране, которая вводит в заблуждение или подает искаженные сигналы для компаний, которые не были ранее знакомы с формальными и неформальными процедурами, выполняемыми на зарубежных рынках.

Административные и торговые барьеры

Экономическому росту России, Белоруссии и Казахстана препятствуют нетарифные барьеры, действующие между странами. По расчетам Евразийского банка развития снятие барьеров будет способствовать росту экономики, например, Белоруссии на 2,8 %, тогда как эффект для Казахстана и России будет незначительным. Но полностью снять торговые барьеры в условиях рецессии, по мнению экспертов, невозможно, обособление партнеров будет только расти.

В настоящее время административные барьеры, слабая защита от коррупции и криминала тормозят процесс развития предпринимательской деятельности во всех странах ЕАЭС. Следует отметить, что в этих направлениях правительствами стран ведется активная работа по совершенствованию законодательства, изменению взаимодействия между властью и бизнесом, снижению давления на бизнес со стороны государства, созданию благоприятной бизнес-среды.

Рекомендации по выработке мер по поддержке субъектов малого и среднего бизнеса в странах Евразийского экономического союза

Как показал обзор текущего состояния МСБ, в странах ЕАЭС индивидуальная предпринимательская активность не получила должного развития. Внутренние условия развития стран ЕАЭС наряду с неблагоприятной внешней конъюнктурой сдерживают субъекты МСБ от развития на уровне стран ЕС, США, Канады и других развитых экономик мира, где предпринимательство является ключевым драйвером роста.

Меры поддержки предпринимательства в сложившихся условиях кризиса должны, в первую очередь, включать вопросы решения текущих вызовов, связанных со снижением экономической активности и замедлением роста. Наряду с этим важно разработать системные меры по совершенствованию политики развития предпринимательства в разрезе стран ЕАЭС.

При разработке мер поддержки и дальнейшего развития предпринимательства субъектов малого и среднего предпринимательства необходимо учитывать основные принципы разработки политики, которые должны быть общими для всех стран — участниц ЕАЭС.

Архитектура  мер  по  поддержке  и  развитию  предпринимательства  должна  быть разработана с учетом следующей структуры:

во-первых, должны быть предложены меры решения внешнеэкономических вызовов;

во-вторых, должны быть предложены системные меры совершенствования политики развития предпринимательства;

в-третьих, после системных мер должны идти индивидуальные меры развития предпринимательства для отдельных стран.

С учетом анализа текущего состояния МСБ в странах ЕАЭС предлагаются следующие антикризисные меры:

  • значительное расширение системы кредитного гарантирования, а также увеличение максимальной суммы микрозайма для малых и средних предпринимателей;
  • инициирование серии мораториев на погашение кредитов для МСБ в срок до одного года;
  • дальнейшая либерализация и приватизация для снижения размеров квазигосударственного сектора;
  • снижение косвенных налогов на предпринимателей, в т.ч. налогов на заработную плату, и дальнейшая реализация реформ по рынку труда для снижения уровня самозанятости и роста неформального сектора экономики;
  • поддержка импортозамещения и экспорта по широкой номенклатуре несырьевых, в том числе высокотехнологичных, товаров;
  • создание возможностей для привлечения оборотных и инвестиционных ресурсов с приемлемой стоимостью в наиболее значимых секторах экономики;
  • компенсация со стороны государства расходов госпредприятий при закупке иностранного оборудования или комплектующих, связанных с изменением валютных курсов; 
  • упрощение доступа отечественных производителей на иностранные рынки, облегчение условий и процедур предоставления госгарантий и расширение их действий на обязательства нефинансового характера.

Системные меры по совершенствованию политики развития предпринимательства следующие:

  • усиление системы оценки государственных программ поддержки предпринимательства с разработкой четких и понятных критериев и механизмов оценки;
  • повышение компетенции государственных служащих, ответственных за разработку и реализацию политики поддержки и стимулирования МСБ;
  • повышение конкуренции среди поставщиков государственных услуг по поддержке предпринимательства;
  • повышение эффективности программы кредитного гарантирования посредством лимитирования участия крупных компаний в программах субсидирования;
  • расширение линейки финансовых инструментов для наиболее эффективных субъектов среднего предпринимательства посредством открытия рынка облигаций, а также повышения финансового образования субъектов МСП;
  • развитие единой стратегии и плана действий по продвижению обучения основам предпринимательства на всех уровнях образования, начиная с начальных школ и заканчивая университетами;
  • создание онлайн-портала для предпринимателей по всем мерам поддержки предпринимательства независимо от госоргана или программы с удобной системой поиска для лучшего освещения всех мер поддержки предпринимательства;
  • пилотирование и расширение опыта по наиболее успешным инициативам развития женского предпринимательства, предпринимательства среди молодежи и других групп населения, в частности среди наиболее уязвимого населения.

Индивидуальные меры для отдельных стран ЕАЭС на примере Республики Казахстан:

  • создание пакета  стимулов  для  преобразования  микрокомпаний  в  малые,  малых  компаний в средние через стимулирование роста «по вертикали», не «по горизонтали». Необходимо сфокусировать усилия Правительства на поддержке и стимулировании малых предприятий, имеющих потенциал роста, для продвижения их в категорию средних предприятий. В этом плане  кажется  целесообразной  разработка  специальной  программы   акселерации бизнеса. На сегодняшний день для малого предприятия альтернативой роста «по вертикали» является рост «по горизонтали» — создание сети малых предприятий, в совокупности образующих единый бизнес одного или группы собственников;
  • на протяжении последних лет сохраняется тенденция и пропорция перехода от отдельного малого предприятия к сетевому малому бизнесу (порядка трети предпринимателей одновременно владеют или руководят несколькими предприятиями). Масштаб спроса на государственную политику поддержки среднего бизнеса, а также экономический потенциал сетевого сегмента малого предпринимательства свидетельствуют, что эффект данной политики может быть значительным;
  • усиление механизмов взаимодействия крупного бизнеса и субъектов малого и среднего предпринимательства. Выработка практических механизмов включения малого и среднего бизнеса в производственно-сбытовые цепочки крупных предприятий на условиях, выгодных для всех участников контрактов. В данном контексте важную роль может сыграть НПП «Атамекен», как мостовая площадка между крупным, малым и средним бизнесом;
  • создание упрощенной формы легализации трудовой деятельности для самозанятых граждан. Покупка патента вместо регистрации ИП по опыту РФ;
  • поддержка создания новых рабочих мест, а не поддержания старых, так как это приводит к искусственному продлению жизни неэффективных предприятий и не будет оказывать положительных воздействий на развитие предпринимательства;
  • создание центров реструктуризации на базе «Даму». Поддержка действующих предприятий должна осуществляться только в случае предоставления качественного плана реструктуризации и развития бизнеса, который будет согласован с ключевыми кредиторами и стэйкхолдерами при посредничестве правительства. Стоит внимательно посмотреть на опыт тех стран (например, Малайзии), которые создавали центры реструктуризации промышленности и подтвердили свою эффективность.

Таким образом, в странах ЕАЭС необходимо продолжить работу по активизации предпринимательской деятельности, которая оказывают существенное влияние на экономику и благосостояние населения государств — участников ЕАЭС, так как малый и средний бизнес способствует повышению гибкости производства, решению социальных проблем, обеспечивает активную инновационную деятельность, создает дополнительные возможности для раскрытия потенциала экономически активного населения.

 

Список литературы 

  • Асенова А.Е., Тулепбекова А.А. О перспективах развития малого и среднего бизнеса в Казахстане // Проблемы современной экономики. — 2013. — № 4 (48). — С. 329–334.
  • Кожевникова Т.М., Тер-Акопов С.Г. Подходы к изучению российского бизнес-климата // Вестн. Тамбовского ун-та. Сер. Гуманитарные науки. — 2014. — № 6 (134). — C. 139–145.
  • Кулбатыров Н.Н., Асенова А.Е. О некоторых особенностях развития инновационного предпринимательства в Казахстане // Проблемы современной экономики. — 2014. — № 3 (51). — С. 276–281.
  • Об основных социально-экономических показателях государств — членов Евразийского экономического  союза. — [ЭР]. Режим доступа: http://www.eurasiancommission.org/ru/act/integr_i_makroec/dep_stat/econstat/Documents/Indicatorspdf
Фамилия автора: Н.Н.Кулбатыров, А.А.Тулепбекова, А.Е.Асенова
Год: 2016
Город: Караганда
Категория: Экономика
Яндекс.Метрика