КРИЗИСНЫЕ СИТУАЦИИ В ГЛОБАЛИЗИРУЮЩЕМСЯ МИРЕ

Причиной замедления мировой экономики стал самый тяжелый финансовый кризис со времени Великой депрессии в 1929 — 1933 годах. С конца 1980-х годов начала меняться стратегия денежно-кредитной политики самой большой экономики мира — США, проводимой Федеральной резервной системой. До этого времени ФРС управляла инфляцией посредством контроля над ростом денежных агрегатов. Такая политика получила наименование монетарно-ориентированной. Однако в 1980-х годах инструменты такой политики начали все больше выходить из-под контроля органов денежного регулирования, поскольку экономика нуждалась в большем количестве денег для ведения бизнеса, прежде всего, для финансовых спекуляций. Ослабление регулирования финансовых рынков, открывшее просторы для финансовых сделок, сыграло в этом немалую роль. К примеру, доля прибылей финансового сектора в обшей массе прибылей частного сектора в США возросла с 10% в середине 1980-х до 40% в 2007 году. При этом доля занятости в финансовом секторе в общей занятости частного сектора составляет лишь 5%. Подобное усиление финансового сектора и потеря контроля над денежными агрегатами происходили во многих развитых странах, где контрольные механизмы центробанков оказались не в силах противостоять инновациям в сфере финансов. В таких условиях более адекватной является стратегия инфляционного ориентирования. Ее суть — в полном или частичном отказе от денежных агрегатов в качестве промежуточной цели денежно-кредитной политики, то есть в управлении инфляцией при довольно терпимом отношении к изменению денежных агрегатов.

Если фактический темп инфляции находится в целевом диапазоне Центробанка, рост денежной массы не должен вызывать тревогу, поскольку в таком случае он отвечает потребностям экономических субъектов в средствах платежа. В течение 1990-х годов эта политика набирала обороты. Одним из ее последствий было спекулятивное вздутие цен на акции компаний сектора IT. Это завершилось взрывом «информационного пузыря», обвалом цен на акции и биржевым кризисом 2000 года, что отразилось на показателях экономического роста США и их партнеров. Однако успешная политика ФРС по смягчению последствий кризиса позволила продолжить политику инфляционного ориентирования. Денежная масса, как и прежде, расширялась, не вызывая резкого роста индекса потребительских цен в США. Это объясняется тем, что большая часть потребительских товаров завозится из-за границы, особенно из Китая и Юго-Восточной Азии.

В целях сохранения темпов роста объемов экспорта, центробанки этих стран придерживались политики дешевой национальной валюты по отношению к доллару. Для этого они скупали поступающие на их валютные рынки доллары и таким образом наращивали свои валютные резервы. Это обеспечивало стабильность цен на ввозимые и реализуемые в США потребительские товары. Тем не менее, валютные резервы центробанков вкладывались в финансовые инструменты, прежде всего на рынке США, что увеличивало спрос на американские ценные бумаги, а значит, и стимулировало их предложение. Особенность фининструментов в том, что рост их предложения в условиях слабо растущего реального сектора экономики сопровождается усложнением их форм, то есть изобретением все более изощренных видов ценных бумаг производного характера. Один из таких производных фининструментов — долговые обязательства, выпускаемые на основе долгосрочных кредитов под приобретение жилья. Такие производные обязательства, обеспеченные ипотечными кредитами, в свою очередь служат основой для производных ценных бумаг второго порядка, и т.д. В условиях низких процентных ставок и, как следствие, избытка ликвидности банки были заинтересованы в поиске новых путей расширения ипотечного кредитного портфеля. Посредством специально созданных кредитных операторов, не подпадающих под систему банковского надзора, банки стали беспрепятственно наращивать кредиты малодоходным заемщикам.

Такие кредиты с повышенным риском получили название «сабпрайм». По сабпрайм-кредитам ставки, а значит, и величина погасительных взносов были плавающие с привязкой к базовой процентной ставке ФРС. Кредитные риски стали переходить из банковского сектора к другим участникам инвестиционного сообщества. Иными словами, была нарушена привычная структура взаимоотношений между кредитором и заемщиком капитала, оценка кредитного риска стала постепенно испаряться из самой сути процесса предоставления кредита. Некоторые восприняли эту финансовую инновацию как революционный шаг, утверждая, что перемещение риска из банковского сектора к небанковским инвестиционным структурам делает всю современную финансовую систему более крепкой, поскольку риск становится более диверсифицированным и лучше управляемым. Вместе с тем небезызвестный закон страхования гласит, что хеджирование наряду с уменьшением риска отдельной стороны, увеличивает риск системы в целом посредством включения так называемого «морального фактора». Применительно к кредитным рынкам это ведет к тому, что кредиторы становятся все более индифферентными к качеству выдаваемых ими кредитов. Увеличение выдаваемых кредитов вызвало ценовой бум на жилье, который начался в 2001 году, всего год спустя после сокрушительного обвала цен на акции IT-компаний. Довольно быстро рост цен на недвижимость стал восприниматься как норма, на основе которой принимались решения банками и их заемщиками.

В 2002 году банки до предела упростили выдачу кредитов под залог жилья. И подтолкнули их к этому два момента: низкие учетные ставки Федеральной резервной системы (а коммерческие банки время от времени берут взаймы у ФРС и пускают эти деньги в рост), а также рост цен на недвижимость. В то время кредиты давали буквально всем на самые разные цели — на оплату обучения, лечения и многое другое. Это стимулировало еще большую кредитную экспансию. Механизм таков. Если в будущем цены на приобретаемое в кредит жилье будут расти, при его продаже заемщик сможет либо погасить кредит и получить прибыль, либо погасить кредит, несмотря на снижение доходов от трудовой деятельности. Резкий рост цен на недвижимость в свою очередь облегчил доступ заемщиков к потребительским кредитам, вследствие чего они получали возможность сохранять и даже увеличивать уровень текущего потребления, несмотря на выплаты по погашению займа. Это способствовало тому, что в 2006 году задолженность американских семей возросла до 160% от ВВП. Ипотечные кредиты стимулировали потребительские, и наоборот. Кредитная экспансия вступила в фазу самостимулирования. Ипотечные банки были в этом сильно заинтересованы. Во-первых, чем больше выдается кредитов, тем больше у банков прибыли. Рост рисков, неизбежный при быстром расширении кредитного портфеля, банки не беспокоил, поскольку они перепродавали часть выданных займов специально созданным ими структурам, так называемым «инвестиционным агентствам».

Благодаря этому банки выводили часть кредитов за пределы своих балансов. Инвестпроводники выпускали на основе купленных кредитов облигации, которые продавались другим банкам и инвесторам (спекулятивным, инвестиционным и пенсионным фондам). Ипотечные банки, которые непосредственно работали с заемщиками, знали о подлинном уровне кредитных рисков. Смешивая в одном пакете займы с высоким и низким риском и реализуя их на финрынке, они перекладывали риски на держателей пакетов, которые были не в состоянии их самостоятельно оценить. В свою очередь, кредитные агентства, занимавшиеся текучкой по выдаче кредитов, получали с каждой выданной ссуды комиссионные, что толкало их выдавать как можно больше кредитов. Банки и заемщики действовали рационально, согласно законам свободного рынка. Так же поступали и рейтинговые агентства, специализирующиеся на оценке рисков финансовых инструментов. На финансовом рынке сложилась ситуация, при которой рациональной стратегией для агентств была общая переоценка качества ипотечных ценных бумаг. Рейтинговые агентства предоставляли банкам консалтинговые услуги по составлению ипотечных пакетов, чтобы пакеты могли получить максимальную оценку. Поскольку за консультации банки платили деньги, выходило, что агентства были заинтересованы оценить их как можно выше. Последним присваивались наивысшие оценки, которые обычно получают облигации правительств США, Франции или Германии, несмотря на то, что в их основе лежали кредиты для малообеспеченных слоев населения. Рейтинговые агентства знали, что, если произойдет обвал цен на оцениваемые долговые инструменты, они всегда смогут сохранить репутацию, сославшись на то, что выносимые ими оценки опирались на прогнозные параметры, превалировавшие до кризиса среди большинства участников финансового рынка. Неэффективность регулятивной системы и преследование частных интересов привели к постепенному разложению кредитных стандартов качества. Кредиты выдавались людям, которые никогда бы не смогли их погасить и расчитывали лишь на перепродажу жилья с прибылью.

В условиях, когда кредиты раздаются некорректно, определенная часть заемщиков обязательно окажется не в состоянии их погашать. Большинство домов в США приобреталось с помощью ипотеки людьми, которые обладали незначительной кредитной историей, либо вообще не обладали ею. В США ставка по кредитам плавающая и привязана к ставке рефинансирования. В 2006 году цены на недвижимость там резко упали, а ФРС с 2004 по 2006 год повысила базовую ставку с 1% до 5,25%, в результате чего выросли выплаты по погашению кредитов. Это привело к резкому увеличению банкротств заемщиков. Банки стали увеличивать продажу изъятого жилья, однако это вело к еще большему спаду цен, сокращению кредитов и банкротствам заемщиков. Проблемы испытывают около 2 млн. заемщиков. Начался обвал цен на ипотечные облигации, так как держатели ипотечных облигаций старались от них избавиться. Падение цен затронуло другие активы, которые также ложились бременем на балансы участников финансового рынка. У многих организаций начались серьезные проблемы с ликвидностью. Хотя банки стремились избавляться от рисков путем выпуска ипотечных облигаций, на самом деле они их косвенно сохраняли, участвуя в капитале и кредитуя инвестфонды, на которых они пытались перекладывать риски. Сложился кризис доверия, создавший угрозу для ликвидности всей мировой финансовой системы. О катастрофе американской ипотеки высказался и бывший президент Дж.Буш, который заявил, что причиной кризиса стали «непомерные аппетиты финансистов» так и ничем не обоснованный оптимизм домовладельцев, которые «одалживали у банков значительно больше, чем могли себе позволить».

Вот так экономическая проблема стала национальным феноменом — в 2006 году число исков о банкротстве домовладельцев достигло 1,2 млн. — это на 42% больше, чем в 2005-м, в 2007 году это число перевалило за 2 млн. Это фактическое разорение одного из каждых 62 американских домовладений. Такого кризиса США не помнит со времен Великой депрессии 1929-1933гг. По самым осторожным оценкам Федеральной резервной службы США, общая сумма долгов американцев по ипотеке, которые могут быть не выплачены, достигла $100 млрд. Большинство этих денег были одолжены в 2005 и начале 2006 гг., когда требования к получателям ипотечных кредитов были наиболее либеральными. Убытки финансовых компаний во всем мире, связанные с необеспеченными кредитами, достигли 22 триллионов иен ($215 миллиардов), притом, что на долю Соединенных Штатов приходится около 55% указанной суммы, сообщило Управление финансовых услуг Японии Financial Services Agency (FSA). По словам главы FSA Кафуми Сато, Европа в общей сложности потеряла около восьми триллионов иен {$78,5 миллиарда), в то время как Азия и Канада лишились 1,4 триллиона иен. Японские финансовые компании пострадали от кризиса на финансовом рынке в меньшей степени, чем их зарубежные соперники. Тем не менее, убытки японских банков от кредитов категории «subprime» за октябрь-декабрь 2007 года более чем удвоились по сравнению с предыдущим кварталом и достигли 600 миллиардов иен. Как сообщила FS А в феврале, в целом японские финансовые компании выдали необеспеченные кредиты на общую сумму 1,5 триллиона иен. «По сравнению с зарубежными странами, Япония понесла относительно небольшие убытки...», - сказал Сато'. Глобальный кредитный кризис, вызванный дефолтом в секторе американской ипотеки, перекинулся и на другие отрасли экономики. Финансовый кризис подтолкнул центробанки стран-экспортеров продукции в США ограничить покупку долларов на своих валютных рынках, что привело к укреплению их национальных валют. Доллар обесценился относительно большинства валют мира. Капиталы начали покидать финансовый рынок, частично переметнувшись на товарно-сырьевые биржи, где ведутся сделки с контрактами на будущую поставку (фьючерсами) нефти, пшеницы, риса и т. п. По словам Дэвида Кинга, генсека Международной ассоциации сельхозпроизводителей, в 2007—2008 годы ежедневные сделки с пшеницей на Чикагской фьючерсной бирже составили около 80 годовых урожаев пшеницы США, тогда как в прежние годы объем таких сделок не превышал 20 годовых урожаев, то есть имело место 4-х кратное увеличение инвестиций. С товарными фьючерсами спекуляции осуществляются по такому же принципу, что и с финансовыми ценными бумагами: они либо скупаются по текущей цене для перепродажи по более высокой, либо продаются по текущей цене для последующего выкупа по более низкой. Приток капитала вызвал рост цен на фьючерсы, что рикошетом привело к росту текущих цен на товары. Рост цен на сырье и продовольствие спровоцировал новое обесценение доллара, потому что центробанки стран-импортеров пошли на сокращение покупки долларов и укрепление курса национальных валют.

Это делалось для сдерживания роста внутренней денежной массы и закупочной цены, выраженной в национальной валюте. Центральные банки нескольких крупных стран мира - Федеральный резерв США и Банк Англии — объявили, что намерены вместе предпринять чрезвычайные меры по преодолению глобального кредитного кризиса. К инициативе также присоединились Европейский центральный банк (ЕЦБ) и центральные банки Канады и Швейцарии. Вместе банки намерены направить миллиарды долларов на поддержку частных банков. По словам экономического обозревателя Би-би-си, эти меры призваны смягчить проблему нежелания банков предоставлять кредиты друг другу, компаниям и частным лицам. Аналогичные меры центробанки уже принимали в декабре 2007 года. Федеральный резерв США заявил, что предоставит банкам 200 млрд. долларов на выгодных условиях. ЕЦБ также выделит дополнительные 15 млрд. долларов2. Более того, государство косвенно взяло на себя «плохие» кредиты, обеспечив участников финрынков государственными обязательствами. Например, ФРС предоставила кредит банку JP Morgan в размере $30 млрд. для приобретения лопнувшего банка Bear Stearns, а Банк Англии был вынужден национализировать лопнувший банк Northern Rock (впервые с 1970-х гг.). Тем не менее, для предотвращения таких кризисов сделано недостаточно.

В настоящий момент на кону стоят многомиллиардные финансовые интересы, а также устойчивая вера в способность финрынков саморегулироваться и эффективно распределять риски между своими участниками. Высока вероятность, что в будущем подобные ситуации будут повторяться после очередных периодов финансового ажиотажа и расширения долларовой ликвидности в мировом обращении. Повторяющиеся в течение последних 20 лет один за другим финансовые кризисы — тому подтверждение. Со времен финансового краха 1929 г. изменилось только то, что центробанки развитых стран научились предотвращать системное распространение кризиса ликвидности, но предотвращать сами финансовые кризисы и, следовательно, не допускать их распространение на реальный сектор экономики они по-прежнему не умеют. Ипотечный кризис не обошел стороной Казахстан. Однако все указывает на то, что в Казахстане кризис ликвидности и проблемы с оттоком краткосрочных капиталов из банков носят временный характер. В ближайшее время поступление краткосрочных капиталов возобновится, поскольку цены на экспортные товары Казахстана находятся на стабильно высоком уровне. Соответственно, для Нацбанка и правительства РК актуально не переусердствовать с применением мер краткосрочного характера, направленных на сокращение бюджетного дефицита, ограничение прироста денежной массы и административный контроль цен. Предпочтение следует отдать терпимому отношению к росту госрасходов и денежных агрегатов (что позволит предприятиям за счет переноса возросших издержек на отпускные цены избежать сильного сокращения производства) при одновременном предоставлении расширенной социальной поддержки малообеспеченным слоям населения путем реализации продовольствия по субсидированным ценам.

У Казахстана также есть внушительные внутренние ресурсы для финансирования инвестиций разной срочности, которые будут нарастать по причине роста мировых цен на экспортируемое им сырье, и эти ресурсы надо использовать рационально. Государство должно взять на себя инициативу инвестора последней инстанции, который своими действиями подтолкнет частный сектор, прежде всего банки, восстановить сокращенные по причине кризиса объемы производства и возобновить отложенные до лучших времен капиталовложения. Способность США выйти из рецессии будет сильно зависеть не только от грамотности руководителей ФРС и руководства США в целом, но и от действий других правительств, особенно стран ЕС, Японии и КНР, интересы которых могут оказаться разнонаправлены и не скоординированы. Известно, что США длительное время декларировали политику сильного доллара, хотя на практике не придерживались ее в последние 10 лет. Именно поэтому они настаивали, чтобы ни ЕЦБ, ни Банк Японии не проводили валютных интервенций, повышающих курс доллара, и чтобы власти КНР не препятствовали росту курса юаня. Дешевый доллар, который ФРС фактически «печатала» для финансирования расходов правительства, должен помочь американской экономике выйти из рецессии быстрее, чем ее основным конкурентам. За время, в течение которого курс доллара снизился к евро почти вдвое, американская экономика прошла следующий цикл:

1) финансируя свой экономический рост, правительство США занимало, эмитируя доллары;

2) снижение курса доллара вынуждало инвесторов вкладывать доллары в многократно подорожавшие активы, включая недвижимость и сырье;

3) растущая инфляция и повышение курсов национальных валют привели экономики многих государств Европы и Азии к стагнации или спаду;

4) цены на интересующие американских инвесторов зарубежные активы начали снижаться, позиции многих зарубежных конкурентов ослабли, но доллар при этом начал укрепляться;

5) США стимулировали собственный экономический рост, вновь начав финансировать его долларовой эмиссией3. Происходящее на финансовых рынках показывает, что мировая экономика переходит от третьего к четвертому этапу этого «американского цикла». Следующие этапы могут привести к укреплению доллара, коррекции сырьевых цен и началу выхода США из рецессии раньше основных конкурентов.

Сегодня ни один серьезный экономист не станет утверждать, что развивающиеся рынки гарантированы от кризиса, вызванного замедлением экономики США и экспортируемой оттуда инфляцией. Несмотря на более высокие темпы роста развивающихся рынков по сравнению с США и ЕС, ни Восточная Европа, ни Россия, ни Китай не защищены от глубокого финансового кризиса. Динамика дальнейшего развития кризиса финансовых рынков будет определяться уже не списанием ипотечных долгов глобальными банками, а колебаниями цен на активы в странах с высоким уровнем инфляции (Россия, Украина, Турция, ЮАР и др.), переоцененной национальной валютой (Россия, Восточная Европа), ухудшающимся торговым балансом и диспропорциями в потребительских ценах и зарплатах. В мировой экономике сложилась парадоксальная на первый взгляд ситуация: темпы роста ВВП развитых стран упали почти до нуля, а на развивающихся рынках продолжается рост инвестиций и потребительского спроса. Однако нельзя рассчитывать, что Китай, Россия, Индия, Бразилия и другие основные развивающиеся экономики больше зависят от внутреннего спроса, нежели от мирового.

Даже если рецессия в США будет мягкой и непродолжительной, она успеет сильно отразиться на странах-экспортерах сырья и потребительских товаров. Дело в том, что, несмотря на снижавшуюся в 2004—2007 гг. долю экспорта товаров в США и ЕС в объеме ВВП Китая, Индии, Бразилии и ряда других стран, растущая доля внутреннего потребления обусловлена в первую очередь ростом зарплат, государственных расходов, бурной кредитной эмиссией и бумом недвижимости, а также отчасти более активным использованием выросших за последние годы сбережений обеспеченной части населения. Но все эти «позитивные экономические процессы» стали возможны только благодаря экспорту на американский и европейский рынки. Сократится экспорт — и внутренние источники роста ВВП немедленно иссякнут. Кроме того, даже незначительное сокращение объемов экспорта в развитые страны не только спровоцирует сокращение занятости и внутреннего потребления стран-экспортеров, но и сократит и без того недешевое кредитование их экономик глобальными банками. Перед ФРС стоят во многом взаимоисключающие задачи: снизить стоимость кредита за счет понижения ставки и ограничить инфляцию, поскольку удорожание кредита во многом есть следствие инфляции. Фактически ФРС «лечит» экономику от кредитного кризиса с помощью средств, которые к этому кризису привели. Процентные ставки в США длительное время оставались ниже уровня инфляции, стимулируя рост ее темпов. Скачок инфляции в 2008 году стал неизбежен из-за дорогого сырья, и поэтому для ФРС сегодня важно хотя бы немного ее понизить. Технически условия для такой коррекции назрели: за последние 12 месяцев курс доллара США к основным валютам снизился более чем на 10%, а цена барреля нефти в долларах выросла почти на 80%. Основные факторы, поддерживающие высокие цены на сырье, остались неизменными с 2007 г.: дешевый доллар, избыток ликвидности (особенно в неэффективных государственных компаниях и фондах) и дешевый кредит. Если ФРС удастся провести операцию по «экспорту» инфляции на развивающиеся рынки, то для американских компаний кредит особо не подорожает, а для всех остальных станет намного менее доступным. Это и обвалит цены на сырье, особенно на энергоносители и металлы. В процентные ставки глобальных коммерческих банков в 2008 г. заложено ожидание роста количества банкротств, снижение прибылей корпораций, списание стоимости недвижимости и других активов. Но ужесточение требований банков к заемщикам больше отражается уже не на американских компаниях, а на бизнесах стран-экспортеров. Рост стоимости заимствований для развивающихся рынков (в том числе для СНГ) может перейти на 2009 и последующие годы. Колебания цен на драгметаллы продолжатся, и это результат не только политики ФРС. Однако при достигнутом уровне цен дальнейший рост физического потребления сырья ограничен, и золото продолжает расти потому, что в реальный сектор развитых стран вкладывать стало бессмысленно из-за рецессии. Но золото выше $1000 за унцию крайне «ненадежный» актив. Причины роста цены на золото в последние месяцы объяснялись только избытком денежной ликвидности. Эти причины исчезнут тогда, когда инфляция в США достигнет максимума, а крупнейшие государственные (то есть самые неэффективные) инвесторы — фонды «национального благосостояния» (ОАЭ, Норвегии, России и др.) — закупят в свои портфели столько золота, сколько им позволят их теоретические инвестиционные стратегии. Скорее всего, это произойдет во втором полугодии 2008 г. Пока же золото есть смысл покупать. Отрасли, инвестиции в которые могут представлять наибольший интерес для среднесрочного и спекулятивного инвестирования, назвать несложно. Это наиболее пострадавшие от финансового кризиса универсальные, ипотечные и инвестиционные банки, страховые компании. «Нынешний кризис может привести к смене парадигмы в мировой финансовой системе. Возврата к так называемому «нормальному состоянию» в обозримом будущем не предвидится. Привычка отказываться от сколько-нибудь ответственной оценки рисков в пользу ультра-рискованных операций ради достижения быстрой прибыли достигла конечного предела. В банковской системе распространилось недоверие», — считает немецкий экономист М. Либиг. Смена парадигмы в финансовой сфере Европы и США может оказаться медленным, трудным и болезненным процессом. Нефтяной кризис. В 2007 г. не случилось ничего такого, что могло бы поднять цены с уровня в 50 долларов до 90 и закрепить их на этой отметке (война США с Ираном, обострения арабо-израильского конфликта и пр.). Тем не менее, динамика роста налицо, и даже Международное энергетическое агентство буквально умоляло членов ОПЕК увеличить добычу нефти. Нефть скупали не те, кому она была нужна, а те, кто прятал в ней свои сбережения от мирового финансового кризиса.

Нефть стала таким же привлекательным активом, как ипотечные облигации. Второго января 2008 г. информационные агентства многих стран мира передали как главную мировую новость весть о том, что цена на нефть впервые в своей истории достигла отметки в 100 долларов за баррель, all июля преодолела рубеж 147 долларов. Российский аналитик А. Лусников отметил, что еще в начале 2003 г. фантастикой казался прогноз, в соответствии с которым цены в течение первого десятилетия XXI века должны были достигнуть 50 долл./баррель (тогда, напомним, ОПЕК считал справедливой ценой диапазон 22—28 долл./баррель). Уже полтора года спустя, в 2004 г., 50 долл./баррель стали реальностью. Следующий, особенно «ураганный» год поднял цены к 70 долл./баррель, а в прогнозах стали часто фигурировать уровни в 100, 150 и даже 200 долл./баррель. Необходимо признать, что были и точные прогнозы. Так аналитик компании Oil Price Information Service Т.Клоза предсказывал, что «для роста Цен на нефть до $100 не требуется каких-либо экстраординарных событий. Котировки могут достичь этого уров- ня на фоне слабого доллара и большого объема инвестиций, размещенных в нефтяные фьючерсы». Центр экономических исследований МФПА прогнозировал: «Цена на нефть сорта «брент» в начале XXI века является значительно недооцененной и должна в долгосрочной перспективе перевалить отметку в $ 100 и продолжать рост к новым высотам». Эксперты МФПА строили свой прогноз исходя из собственной теории «волн». С точки зрения нефтяного монополиста ОПЕК существуют лишь две причины повышения цен на нефть: падение курса доллара и приток спекулятивного капитала. Данную позицию озвучил в конце 2007 г. генеральный секретарь ОПЕК Абдулла аль-Бадри. Аль-Бадри убежден, что дефицита нефти на рынке нет, а высокие цены на нефть не приводят к пропорциональному росту доходов: «Нефть на рынке в изобилии, а 90 долларов за баррель для нас не является источником большой наживы». Министры Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК) заявили о том, что картель не виновата в рекордном скачке цен на нефть. Даже, несмотря на призывы стран-потребителей, ОПЕК отказался в очередной раз увеличивать квоту нефтедобычи. Действительно, 11 сентября 2007 г. страны ОПЕК договорились об увеличении квоты нефтедобычи на 500 тыс. барр./сутки.

Новый потолок нефтедобычи устанавливается с 1 ноября 2007 г. Причем, Саудовская Аравия выступала основным инициатором этого решения, в то время как Иран и Венесуэла до последнего момента не давали своего согласия. Итог данных действий общеизвестен. Цена на нефть растет. Большинство авторитетных экспертов в сфере энергетики были вынуждены признать, что ОПЕК уже не влияет на политику ценообразования нефти. Представители картеля считают, что рост цен на нефть обусловлен резким притоком спекулятивного капитала, который сочетается с девальвацией доллара. Плюс сюда добавляется обострение обстановки в Персидском заливе, намерение Турции ввести войска на север Ирака, сокращение добычи в Мексиканском заливе. Контекст реальности не столь важен по сравнению с потерей одного из ключевых регуляторов мировых экономических процессов. Другой взгляд на цену барреля нефти демонстрирует консалтинговая компания «Петролеум финанс». Прогноз консалтинговой компании о снижении цены на нефть в 2008 г. вытекает из предположения, что экспорт нефти из Ирака будет возрастать, по крайней мере, на миллион баррелей в день в течение следующих нескольких лет. Эксперты «Петролеум финанс» считают, что если в Багдаде появится стабильный прозападный режим, производство легко может увеличиться до более чем 5 млн. баррелей ежедневно с нынешнего уровня в 3 млн. баррелей. В июле 2007 г. Financial Times, со ссылкой на специальный доклад, подготовленный аналитиками ОПЕК, сообщила следующее. Продолжающееся падение американской валюты привело к тому, что реальные доходы ведущих нефтедобывающих государств, включая членов ОПЕК, падают. Подсчеты специалистов ОПЕК свидетельствуют о том, что при учете слабеющего курса доллара реальные доходы стран ОПЕК в твердых ценах упали на треть. Вычисленная при учете курсовой динамики доллара средняя цена барреля нефти ОПЕК составляет сейчас 43,6 доллара по сравнению с 44,3 доллара на июнь прошлого года. В результате нефтепроизводящие страны, которые продают свою продукцию за доллары США, несут крупные потери из-за позиций американской валюты на мировых финансовых рынках.

Кроме того, у стран-экспортеров нефти возникают дополнительные трудности и финансовые потери, которые вызваны значительным ростом обменного курса евро, английского фунта и других твердых валют. «Когда есть неопределенность относительно будущего доллара, страны ОПЕК диверсифицируют вклады в инвалюте», — считает главный аналитик британского «Центра глобальных энергетических исследований» Джулиан Ли. Новую реальность взаимосвязанности корректно сформулировал азербайджанский аналитик А.Гасанов: «Это не нефть стоит 75 долл., а доллар стоит 1/75 баррелей нефти». И данное видение находит все больше сторонников во всех нефтедобывающих странах мира. Кризис ОПЕК, как глобального регулирующего органа в сфере энергоресурсов, — это шаг человечества к новому мировому кризису. Цена на нефть, безусловно, является одним из индикативных операторов грядущего кризиса. Взаимосвязанность цены на нефть с состоянием доллара позволяет предположить, что энергетический кризис может быть связан с кризисом мировой валютно-финансовой системы. Продовольственный кризис. Об опасности глобального продовольственного кризиса сообщается уже не первый год. Но ощутимее всего она проявилась в конце 2006 г., когда администрация ООН по продовольствию и сельскому хозяйству объявила, что мировые цены на зерно и кукурузу достигли максимума за последние 10 лет. Это было связано с неурожаем, из-за которого годовой объем мирового производства зерна составил 591,8 млн. тонн (на 14 млн. меньше, чем в 2005-м). Кроме того, ООН предупредила о возможном подорожании зерновых продуктов, а также молока и мяса. «Особенно тяжело придется бедным странам», — заявили специалисты, добавив также, что ничего хорошего не стоит ждать и странам-импортерам. «Меня не удивит, если при дальнейшем росте цен в мире начнутся продовольственные бунты», — заявил тогда главный представитель ООН по сельскому хозяйству Жак Диуф. Также он подчеркнул, что индекс цен на продовольственные товары ежегодно растет, каждый раз достигая своего максимума с момента его появления в 1990 году. Печальные прогнозы оправдались.

В течение 2007 г. стоимость продуктов увеличивалась во всем мире. Эксперты объясняют рост цен несколькими факторами. Во-первых, значительными темпами растет спрос на продукты питания со стороны таких крупных развивающихся стран, как Китай и Индия. Во-вторых, существенное влияние оказывает рекордное увеличение стоимости энергоресурсов. В-третьих, дороговизна традиционных источников энергии и развитие современных технологий усиливают интерес мировых экономик к производству биотоплива, сырьем для которого выступают продовольственные ресурсы: кукуруза, рожь, сахар и пальмовое масло. В начале марта 2008 г. тема возможного голода вновь была поднята в ООН. На этот раз — главой Всемирной продовольственной программы ООН Джозетт Ширан. Это было связано с тем, что к началу марта размеры накопленных в мире продуктовых резервов упали до самого низкого уровня за последние 30 лет. Имеющихся на складах продуктов хватило бы лишь на 53 дня мирового потребления, в то время как в начале прошлого года этот запас составлял 169 дней. Сегодня весь мир является свидетелем | нарастания социальной напряженности во многих странах мира в результате стремительного роста цен на основные продукты питания. Такое развитие событий может привести к резкому увеличению числа людей, страдающих от голода и недоедания, и свести на нет достигнутые в последнее время успехи в деле сокращения масштабов нищеты и голода. Экстремальные капризы погоды, высокие цены на нефть и стремительно растущий спрос в Китае и Индии являются важнейшими причинами для рекордных скачков цен на продовольствие. Краткосрочными причинами удорожания продовольствия явились - отмена субсидий Евросоюза на молочные продукты (после чего их цена подскочила в странах ЕС на 40%, в Австралии и Новой Зеландии — на 60-70%, в США и Великобритании — на 80%, а в России — удвоилась) и сокращение поголовья свиней в Китае из-за эпизоотии.

Цены на продукты питания достигли самого высокого уровня за последние 30 лет. Во многих странах мира массовое недовольство вылилось в беспорядки. Страдают, прежде всего, развивающиеся страны, однако это негативно сказывается и на малообеспеченных слоях населения в промышленно развитых странах. У потребителей нет выбора, они должны ограничить свое потребление, -говорит экономист Абдольриза Аббашиан, работающий в Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (FAO). — Это очень жестокий сценарий, но так все выглядит на самом деле. В связи с резким ростом мировых цен на продовольствие в целом ряде развивающихся стран Азии, Африки и Латинской Америки начались массовые беспорядки. По мнению западных экспертов, продовольственный кризис — куда более серьезная проблема, чем падение курса акций и замедление экономического роста, и даже международного терроризма, отмечают наблюдатели. Если Запад срочно не примет ответных мер, очаги напряженности будут разрастаться и это создаст угрозу демократии и стабильности во всем мире. Для борьбы с кризисом Европа и Северная Америка, отчасти повинные в случившемся, обязаны выделить средства на помощь голодающим, активно инвестировать в сельское хозяйство и отказаться от производства биотоплива, неэффективного при нынешних технологиях. 3 июня 2008 г. в Риме открылся саммит ООН по проблеме стремительного роста мировых цен на продовольствие. Одной из ключевых проблем, обсуждаемых на форуме, был вопрос об использовании сельхоз земель для производства биотоплива. В условиях дорогой нефти в прошлом году большая часть прироста урожая кукурузы пошла на производство не продуктов питания, а этанола. В связи с этим генсек ООН Пан Ги Мун предлагает отменить субсидии в ряде развитых стран на производство биотоплива. Его также поддержала канцлер ФРГ Ангела Меркель. Организатор конференции — Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (ФАО) указывает, что индустриальные страны должны срочно расширить производство сельхозпродуктов, устранить торговые барьеры и увеличить помощь наиболее нуждающимся странам мира.

В противном случае, по мнению экспертов ФАО, может случиться глобальная катастрофа. Продовольственный кризис больнее всего ударил по самым бедным странам. Стоимость импорта продовольствия для них в этом году может увеличиться на 40%. По некоторым оценкам, число голодающих в мире уже выросло на 100 млн. человек. Основными причинами роста цен на продовольствие в мире, отмечают в ФАО, является удорожание нефти, рост спроса в быстроразвивающихся странах, таких как Индия и Китай, и изменение климата. Дефицит и стремительное удорожание продуктов потенциально опаснее, чем ухудшение ситуации на финансовом рынке. Продовольственный кризис ставит под вопрос жизнеспособность демократии и политических режимов. Голод будет сопровождаться обшим регрессом — в области образования, здравоохранения, равноправия. В среднесрочной перспективе Земля в состоянии удвоить производство продукции, чтобы прокормить к 2050 г. 9 млрд. человек, однако национальные правительства тянут одеяло на себя. Страны-производители (Аргентина, Индия, Россия, Казахстан) хотят удержать продовольствие на внутреннем рынке.

В Вашингтоне, напротив, убеждены, что легче всего справиться с дефицитом, добившись открытости на мировом рынке. Единственный выход из сложившейся ситуации — новая сельскохозяйственная революция, необходимая для спасения человечества. Голод не менее опасен, чем терроризм, поскольку вкупе с бедностью он порождает угрозу мировой безопасности. Из вопроса морали борьба с голодом превращается в вопрос выживания. Бедные страны распространяют нестабильность вокруг себя, и эта тенденция лишь усилится, когда люди начнут бежать за границу в поисках пропитания. Именно поэтому развитые страны должны дать продовольственному кризису такой же серьезный отпор, как и терроризму. До сих пор у мировых лидеров отсутствовала политическая воля в этом вопросе, но, только имея решимость и терпение, можно рассчитывать на долговременный положительный эффект. Лишь сейчас мир осознает, что голод куда опаснее энергетического или финансового кризиса. Миллиарды людей столкнулись с постоянным и безудержным ростом цен на сельскохозяйственные продукты. Каждый день вспыхивают мятежи, появляются сообщения о репрессиях. Высокие цены на нефть не только повлекли за собой рост цен на производство продуктов питания, они привели и к тому, что многие страны делают теперь ставки на биотопливо.

Чтобы заполнить бак джипа этанолом, нужно израсходовать столько кукурузы, сколько хватит человеку на год. При этом для производства топлива используется приблизительно 20% всех площадей, отведенных в США под посевы маиса. Таким образом, недальновидные действия ряда правительств ведут к катастрофе. Это, в свою очередь, означает, что цена на кукурузу, сахар или сою будет продолжать расти, причем ближайшие несколько лет, прогнозируют эксперты FAO. Среди фундаментальных причин продовольственного кризиса — изменение климата. С ним связана засуха, повлекшая за собой неурожай зерновых, из-за которого в 2008 г. мировые запасы пшеницы достигнут минимума за 28 лет, а запасы пяти ведущих мировых экспортеров (Аргентина, Австралия, ЕС, Канада и США) - за 34 года. Важен и рост потребления продовольствия успешно развивающимися странами, в первую очередь Китаем, и повышение популярности биотоплива (на него идет продовольствие или культуры, которые сеют вместо продовольственных). Безусловно, продовольственный рынок стабилизируется, но по прогнозам экспертов FAO ближайшие 10 лет нас ожидает продолжительная тенденция роста. Более высокие цены на нефть ведут к удорожанию практически всего — от удобрений и транспортировки до продуктов, прошедших переработку. Сюда же относится и растущий спрос на мясо и молочные продукты в таких быстрорастущих странах, как Китай и Индия. Эта тенденция касается практически всех основных продуктов питания в большинстве стран мира.Продукты стимулируют инфляцию. Основная проблема отсутствия равновесия между спросом и предложением, заключается в большом спросе и ограниченном предложении. Если в последние десятилетия благодаря субсидиям в странах-экспортерах зерна существовали большие запасы, то теперь эти резервы из-за либерализации мировой торговли сокращаются. Из-за этого сельскохозяйственная продукция стала более чувствительна к рыночным тенденциям. Плохая погода или скудный урожай немедленно сказываются на ценах. Одной из главных причин удорожания продовольствия является миграция глобальных спекулятивных капиталов, «горячих денег» на новые рынки. После краха «новой экономики» в апреле 2000 г. они пошли в биржевые минеральные ресурсы — нефть и металлы.

Сегодня они начинают перетекать в продовольствие, которое не менее важно для человечества, чем нефть. Спекулятивный рост цен на продовольствие ощутимо влияет на бедные страны. Их ждет голод и сопутствующие неурядицы. Нужен серьезный ответ на региональном или международном уровне, иначе мировая торговля продуктами питания придет к глобальному кризису, что отразится на всех без исключения странах. Несмотря на очевидное удорожание продовольствия, возможность возникновения острого продовольственного кризиса невелика. Кризис сам по себе является для фермеров возможностью увеличить объем производимой сельскохозяйственной продукции. Результаты исследования, показывают, что в России, Казахстане и Украине от 11 до 13 миллионов гектаров земли можно ввести в производство, не принеся при этом значительного вреда окружающей среде. Во время переходного периода в этих странах более 23 миллионов гектаров земли перестали использоваться в производстве сельхозпродукции. Продовольственное самообеспечение требует не только повышения качества госуправления и современных аграрных технологий (для чего нужны современные образование и инфраструктура).

Для этого необходимы новаторские и творческие решения, такие как партнерские соглашения между странами, обладающими финансовыми ресурсами, управленческим потенциалом и технологиями, и странами, обладающими земельными, водными и людскими ресурсами. Странам необходимо пересмотреть законодательство, регулирующее землевладение, увеличить поток инвестиций в образование управленцев и работников на всех стадиях производства сельскохозяйственной продукции — от непосредственного производства до переработки, нужно государственно-частное партнерство. В современной глобальной конкуренции для развития сельского хозяйства нужен умеренный протекционизм, то есть хотя бы частичный отказ от либеральной идеологии. Несмотря на их устарелость, отказ от них, грозящий сокращением прибылей западных корпораций, означает для неразвитых стран глубокий, системный конфликт с Западом — политически непосильный без поддержки Китая. Глобальные спекулятивные капиталы, вздувая цены продовольствия, удорожают не только экспорт, но и импорт, что бьет по внутреннему рынку, существенно разгоняя инфляцию внутри страны. Ухудшение продовольственного обеспечения населения из-за роста цен грозит социально-политической дестабилизацией. Правительства, прежде всего ведущих мировых держав, должны уже сегодня начать сотрудничать над решением самых насущных глобальных вопросов — прежде всего, своевременно реагировать на климатические изменения на нашей планете, совместно разрабатывать новые виды топлива, бережно расходовать те природные ресурсы, которые на сегодня еще имеются в наличии.

Выступая перед студентами Университета Хоккайдо в Саппоро, Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун заявил, что тенденция повышения стоимости продуктов питания и топлива оказала наиболее негативное воздействие на самые бедные слои населения, особенно в Африке. Он призвал международное сообщество объединить усилия по обеспечению продовольственной безопасности в мире, предупредив, что цена бездействия будет непомерно высокой. «Мы должны действовать сейчас, и все вместе, ответственно, как одно мировое сообщество...», — заявил глава ООН.

Он подчеркнул, что саммит «большой восьмерки» является беспрецедентной возможностью для проявления глобального лидерства в разрешении продовольственного кризиса, приведшего к расширению масштабов голода в мире. «Нам нужны обязательства лидеров восьмерки и их политическая воля. Мы хотим, чтобы они присоединились к партнерству по продовольствию и приняли политические, финансовые и экономические шаги, направленные на предотвращение углубления глобального продовольственного кризиса», — заявил глава ООН. Пан Ги Мун подчеркнул, что этот кризис является одной из трех главных проблем, с которыми сегодня пришлось столкнуться человечеству: кризисом изменения климата и кризисом в достижении целей развития тысячелетия.

Глава ООН, прибывший в Японию в связи с участием в саммите «большой восьмерки», сообщил что он призвал лидеров «большой восьмерки» увеличить с трех до десяти процентов международную официальную помощь на развитие сельского хозяйства, а также обеспечить справедливую международную торговлю путем сокращения субсидий своим фермерам и отмены других барьеров на пути доступа продукции из бедных стран на международные рынки.

ЛИТЕРАТУРА

1. www. Reuter 14.03. 2008.

2. Деловая Неделя. 14.03. 2008.

3. По материалам журнала «Профиль» Рахманова, Г. Кризисные ситуации в глобализирующемся мире / Рахманова Г. // Мысль. - 2011. - №2. - С. 35.

Фамилия автора: РАХМАНОВА, Гульнара
Журнал: Мысль
Год: 2011
Город: Алматы
Категория: Экономика
Яндекс.Метрика