К ВОПРОСУ О РАЗВИТИИ ПОСТОЯННОЙ (СТАЦИОНАРНОЙ) ТОРГОВЛИ В ДОРЕВОЛЮЦИОННОМ КАЗАХСТАНЕ

Торговля была одним из самых распространенных видов деятельности на территории Казахстана. Она велась здесь издревле, поскольку через территорию Края проходили транзитные караваны из Средней Азии в Россию, из России в Китай и т.д. Всю торговлю можно разбить на три типа: меновую, ярмарочную и постоянную (стационарную), которые в основном соответствовали трем типам хозяйства: кочевому, полукочевому и оседлому.

 Постоянная (стационарная) торговля, в отличие от первых двух, велась круглогодично и была сосредоточена, главным образом, в крупных городах, которые являлись как бы складочными пунктами фабрично-заводских произведений для кочевого населения. Постоянные торговые точки имелись и в оседлых населенных пунктах. По данным на 1900 г. среди городов Степного края наиболее значительные торговые обороты имели: Петропавловск — около 4 млн.руб., Омск — около 3,5 млн. руб., Кустанай и уезд — на 900 тыс.руб., Семипалатинск — до 1,5 млн.руб., Уральск — более 1 млн. руб. [1; 292].

 По сведениям Омской казенной палаты в 1911 г. в Петропавловске было 1095 торговых предприятий; в одноименном уезде — 714; в Омском городском участке — 1431; в Акмолинске — 641, а в уезде — 532; в Семипалатинске — 966, в уезде — 709; в Усть-Каменогорске торговых и промышленных предприятий было 270, в уезде — 440; в Копале — 139, в уезде — 573; в Кокчетаве — 174 торговых предприятия; в уезде — 925; в Пишпеке — 425, в уезде — 979; в Пржевальске — 330, в уезде — 641; Джаркенте — 312, в уезде — 302; Лепсинске — 167, в уезде — 631 [2, л.2-7, 10, 13, 15-17]. Эти данные свидетельствуют о значительном росте стационарной торговли. Так, только в Петропавловске за период с 1900 по 1911 гг. количество торговых предприятий увеличилось с 446 до 1095, или в 2,4 раза [3, л.2].

 В Казахстане по сумме основного налога торговые предприятия значительно преобладали над промышленными, большой удельный вес составляли средние и мелкие торгово-промышленные предприятия. На торговые предприятия приходилось 79 % от числа выбранных промысловых свидетельств, а на промышленные — 4,7 %. Среди торговых предприятий действовали: оптовые магазины, крупные склады по продаже товаров, предприятия по скупке сельскохозяйственных продуктов, с оборотом от 50 тыс. до 300 тыс. руб. в год, мелкие магазины и кредитные учреждения. Наиболее активно торговые операции осуществляли владельцы небольших розничных лавок [4; 192]. Наглядное представление о типовых торговых предприятиях дают сведения, собранные податным инспектором

 Семипалатинского участка. Они характерны как для самого Семипалатинска, так и для подобных ему пунктов сосредоточения торгово-промышленной деятельности.

 Житель Тюмени, купец 1-й гильдии И.И.Игнатов, занимался закупкой пшеницы в Семипалатинске, которую отправлял на баржах в Тюмень, а оттуда по железной дороге в Екатеринбург на круп-чатную мельницу братьев Злоказовых. Содержал контору и кладовую. Делами заведовал приказчик 1-го класса при 2-х подручных. Контора служила для расчета приказчика с крестьянами, продающими хлеб. Было закуплено 190 тыс. пуд. пшеницы по 35 коп. за пуд на сумму 66,5 тыс.руб. Фрахт до Тюмени от Семипалатинска — 20 коп. с пуда. Прибыль — 2000 руб. [5, л.11-15].

 Тюменский бухарец, временный 2-й гильдии купец Мухаммед Сетдык Карымжанов, содержал склад жировых товаров. На момент проверки во дворе было сложено около 15 тыс. шт. кож. Сырье, по цене 90 коп. за пуд, он скупал отовсюду: из Копала на 10 тыс. руб., из Джаркента на 10 тыс. руб., из Кульджи на 30 тыс. руб.; от алыпсатаров в Заречной слободе и на Семиярской ярмарке за наличные деньги на 20 тыс. руб. Сырье отправлялось в Тюмень, Нижний, Ригу, Санкт-Петербург. Он же занимался скобяной, мануфактурной и другой торговлей. В лавке и кладовой имелся товар на сумму 20 тыс.руб. Купец приобретал товар в Нижнем и Ирбите. Мануфактурный товар доставлялся зимой гужем на 30 тыс.руб., железный и скобяной — на 15 тыс.руб. по Иртышу, на пароходе. Товар продавался за наличные крестьянам и киргизам в день на рублей 45, отчасти в кредит торговцам под векселя. Оборот — 50 тыс.руб., чистой прибыли — 2,5 тыс.руб. [5, л.13].

 Тюменский 1-й гильдии купец П.И.Матягин занимался железной и скобяной торговлей. Имел лавку, кладовую, склады. Товар получал в мае на пароходах с уральских заводов — 11 тыс.пуд. железа на 40 тыс.руб. и 7 тыс.пуд. железных и чугунных изделий на 40 тыс.руб. из Тары, Ярославля, Москвы, Казани, Нижнего, Ирбита, скобяного и москательного товара — на 25 тыс.руб. Оборот — 100 тыс.руб., чистая прибыль — 5 тыс.руб. Товар реализовывался китайским и местным торговцам [5, л.13].

 Киргиз Увалий Бестаев содержал склад кож, джебаги, кошмы. Товар скупал незначительными партиями от киргизов-скотоводов, частью на базаре, частью в степи, в обмен на мануфактуру. Главная закупка осуществлялась в ноябре и марте, всего на 10 тыс. руб. Сырье продавал партиями на месте, в Ирбит ездил редко. Прибыль — 1000 руб. [5, л.13].

Купец 1-й гильдии А.В.Москвин занимался мануфактурной и чайной торговлей. Мануфактуру привозил из Москвы и Нижнего на 75 тыс.руб., чай — из Кяхты на 25 тыс.руб. Товар продавался степным торговцам. Доход — 4 тыс. руб.

 Ташкентский сарт Мирмажит Иноятов имел лавку с мануфактурными, бакалейными товарами и посудой. От кокандских и маргеланских сартов получал 5 транспортов ковров, разной мануфактуры на 10 тыс. руб. — от 900 до 1200 пуд. Изюма, фисташек, миндаля на 6 тыс. руб., из Верного сарачин-ской крупы на 4 тыс. руб. Урюк, изюм, крупа отпускались из кладовой торговцам Бийского, Барнаульского и Томского округов, местным киргизам. Доставка товара почти равнялась его стоимости на месте, например, пуд изюма в Туркестане стоил 1 руб.20 коп. — 1 руб. 50 коп., провоз на верблюдах до Семипалатинска — та же сумма. Мешок его от 5 до 16 пуд. обходился около 15 руб., продавался за 18 руб.; мешок урюка — 18 руб., продавался за 22 руб. Весь товар продавался за 45 тыс. руб., прибыль — около 10 % [5, л.14].

 Мещанин Мустафа Габбасов занимался мелкой галантерейной, посудной, кожевенной и шорной торговлей. Имел лавку, в которой на момент проверки товара было на 800 руб. Товар закупал у местных торговцев и продавал в розницу. Оборот — 3800 руб., прибыль — 600 руб.

 Омский мещанин Моисей Коган содержал мелочную лавку, в которой продавал разные продукты и товары: масло, мед, урюк, крупу, свечи, табак на сумму 800 руб. Товар покупал у сартов и местных торговцев на 3 тыс.руб., масло, мед — от усть-каменогорских и бийских крестьян на 2 тыс.руб. Годовой оборот — около 7 тыс.руб., прибыль — 800 руб. [5, л.14].

 Таким образом, мы видим, что эти торговые предприятия были слабо специализированы. Для того чтобы оставаться на плаву, они вынуждены были сочетать в ассортименте разнотипные товары.

 На развитие торговли влияли обширность территории и довольно слабая сеть грунтовых и железных дорог. С проведением железной дороги торговая роль Омска и Петропавловска и других городов Степного края изменилась. Раньше закупки товара, в зависимости от пути сообщения, производились в Ирбите, Тюмени, Нижнем, теперь главным поставщиком становится Москва. Некоторые московские фирмы открыли склады в Петропавловске и других городах и пунктах по линии дороги. Так, например, в 1912 г. в Омске было 22 склада сельскохозяйственных орудий и машин, давших оборот свыше 5 млн.руб., а всего в Акмолинской области было 96 сельскохозяйственных складов с оборотом 7 млн. руб. [6; 32].

 Рост численности купцов в основном наблюдается во второй половине XIX в. в связи с общим оживлением экономической жизни и принятием соответствующих нормативных документов, поощрявших развитие предпринимательской деятельности в империи, однако удельный вес купцов в общей массе сословного населения был невелик. Так, например, по данным переписи 1897 г., удельный вес купцов в Семиреченской области составлял 0,10 %, в том числе проживало в городах 1,15 %, в уездах 0,03 %. В Семипалатинской области удельный вес купцов составлял 0,15 %, в том числе проживало в городах 1,69 %, в уездах 0,02 % от общей численности населения [7; 8]. Приблизительно такое же соотношение было и по другим областям Казахстана.

 По переписи 1897 г. на территории Российской империи проживало купцов (вместе с членами их семей) 281251 чел. — 0,2 % всего населения страны. По данным той же переписи в Казахстане вместе с членами их семей насчитывалось 3919 купцов, в том числе в Акмолинской — 1107, Семипалатинской — 1033, в Семиреченской — 749, в Сырдарьинской — 661, в Тургайской — 65 и в Уральской области — 304 купца [8]. Основная масса купеческого сословия располагалась в местах компактного проживания населения, в городах как областного, так и уездного значения, а также в населенных пунктах, располагавшихся близко к транспортным артериям, где имелась адекватная развитию успешной торговой деятельности среда. Так, например, в Акмолинской области в 1894 г. насчитывался 1871 купец, из них 1827 проживали в городах; в 1911 г. их было 1995, из них 1901, т.е. подавляющая часть, проживал в городах [9].

 По данным Сибирского торгово-промышленного календаря в начале ХХ в. в Семипалатинске числилось купцов: 1-й гильдии — 2 человека (А.И.Деров, С.Ф.Плещеев); 2-й гильдии — 42. Кроме того, было выдано промысловых свидетельств: 1-го разряда — 6; 2-го разряда — 43. В Павлодаре числилось купцов 1-й гильдии 2 человека (А.И.Деров, П.А.Суриков); 2-й гильдии — 45; в Петропавловске — 1-й гильдии 1 человек (Г.И.Казанцев); 2-й гильдии — 41. Выдано промысловых свидетельств на право торговли: 1-го разряда — 3; 2-го разряда — 26. В г.Верном насчитывалось 22 купца 2-й гильдии, кроме того, было выдано 43 промысловых свидетельства на право торговли. Здесь имели свои представительства купцы 1-й гильдии: ташкентский — Н.Я.Пугасов, кяхтинский — А.М.Лушников, павлодарский — А.И.Деров, томский — П.В.Михайлов [10].

 В Акмолинске особенно выделялась купеческая семья Кубриных. Торговый дом товарищества на паях «Матвей Кубрин с сыновьями» вел торговлю изделиями из золота и серебра, аптекарскими, галантерейными, канцелярскими, мануфактурными, кожевенными товарами, изделиями из железа, часами, обувью, готовым платьем, чаем, сахаром и другим товаром. Торговый дом имел свои магазины и лавки в Акмоле, Кокчетаве и Атбасаре. После 1915 г. акмолинский 1-й гильдии купец М. К. Кубрин обосновался в Москве, где открыл представительство своей фирмы, оставив акмолинские дела на доверенного — своего сына В.М.Кубрина. Другой торговый дом «Андриан Кубрин с сыновьями» имел свой пивомедоваренный завод, пивные лавки в крупных селах Акмолинского и Ат-басарского уездов. Купец С. А.Кубрин торговал бакалейными и мануфактурными товарами, металлическими изделиями, чаем, сахаром.

 Торговлей скотом занимались купцы В.Г.Грибанов, Г.И.Казанцев, А.М.Козулин, В.А.Куч-ковский, Ф.С.Семенов. Сырьем торговали: Ш.Абрасумов, Ш.Бурнашев, Х.Бегишев, А.Дивеев, Н.Забиров, А.Ишимбаев, А.Канцеров, М.Сабырбаев, М.Симаков, Х.Х.Танеев, М.Ушаков, Х.Урманов, Х.Хусаинов [11; 91-92].

 Крупную торговлю в Акмолинске вело семейство купцов Кощегуловых. Глава династии Байму-хамет Кощегулов в 1911 г. перешел в первую гильдию. Семейству Кошегуловых принадлежала единственная в Акмолинске конфетно-пряничная фабрика [12; 66].

 Торговые операции некоторых крупных купцов отличались масштабностью. Например, в конце ХГХ - начале ХХ вв. торговые операции купца Пугасова простирались на весь Туркестанский край. Во всех городах Семиреченской и Сырдарьинской областей он имел магазины с вином, пивом, тканями, обувью и другими промышленными товарами. Крупные купцы — семипалатинский Плещеев и павлодарский Деров — имели десятки магазинов с промышленными товарами в большинстве городов и сел Северного Казахстана. Одновременно оба купца вели большую торговлю хлебом. В начале ХХ в. они создали в Семипалатинске «Общество мукомолов», скупали хлеб в области, по Иртышу сплавляли его к станциям Сибирской железной дороги и отправляли в центр России и за границу.

 Крупной торговой фирмой владели три брата Хусаиновых. В 70-80-х годах ХГХ в. они прибрали к рукам всю меновую торговлю с казахами в Казалинском и Перовском уездах и отчасти в Иргизском Тургайской области. В первый год своей торговли Хусаиновы заработали 45 тыс. руб., в следующий — свыше 100 тыс. Через 6-7 лет они имели наличный капитал в 1 млн. руб. К 1912 г. капитал братьев Хусаиновых достиг 8 млн. руб., а обороты — нескольких десятков млн. руб. [13; 107].

 Крупным семиреченским купцом был Вали-Ахун Юлдашев. В 1896 г. военный губернатор Семиреченской области дал следующую оценку состояния Юлдашева: «он имеет до 50 домов, находящихся в городе Джаркенте и занятых частными квартирами и войсками, имеет несколько мельниц, кожевенных и кирпичных заводов; в течение 30 лет занимался торговлей, подрядами и хлебопашеством, и годовой оборот по этим и другим операциям простирается за последнее время около одного миллиона рублей» [13; 109].

 Купцы, сколотившие посредством выгодной торговли крупные капиталы, вкладывали их в производство. Так, крупные купцы Плещеев, Красильников, Деров, Пугасов, Мусин и другие одновременно являлись промышленниками, владели горнозаводскими предприятиями, паровыми мельницами, винокуренными, пивоваренными и другими заводами.

 Одним из крупнейших в Семиречье предпринимателем, распространившим свою деятельность на многие города Южного Казахстана и Туркестана, был купец Н.И.Иванов. Он специализировался на производстве пива и виноградных вин. В 1913 г. Иванов имел в Ташкенте и Самарканде заводы виноградных вин и при них крупные виноградники; в селении Тургень (Верненский уезд) — крупный спиртной завод, «выкуривавший до 3,5 млн. градусов спирта»; во многих городах — пивоваренные заводы: в Ташкенте «паровой, вырабатывающий до 200 тыс. ведер пива, с электрическим устройством и заводом искусственного льда»; в Казалинске — пивной завод, вырабатывающий до 15 тыс., в Перовске — до 25 тыс., в Аулие-Ате — до 25 тыс., в Пишпеке — до 50 тыс., в Верном — до 70 тыс., в Тургени — до 10 тыс. ведер пива. Наряду с этим у Иванова в Ташкенте была табачная фабрика и мастерская папирос. Для снабжения всех этих предприятий топливом он открыл в г. Ходженте угольные копи с выработкой до 100 тыс. пудов угля в год. После своей смерти Иванов оставил наследникам многомиллионное состояние. Основанная им фирма стала называться «Наследники коммерции советника Н.И.Иванова» [13; 105].

 Доминирующую роль в торговле играл торговый капитал предпринимателей из России и Средней Азии. Соответственно этому основную массу купечества Казахстана составляли русские, татары, узбеки. Причем купцы магометанского происхождения составляли значительный процент. Так, например, только по г. Петропавловску в 1903 г. из 41 купца, объявившего свои капиталы, 25 были магометане, т.е. татары, сарты, казахи. Остальные купцы были христианского вероисповедания (14 чел.) и 2 еврея. Но наряду с ними торговлей и ростовщичеством все более стали заниматься и казахи.

 Крупные купцы зачастую вели дела не сами, а нанимали для этих целей агентов, торговых посредников, коммивояжеров, приказчиков 1-го и 2-го класса, которые обязаны были выбирать свидетельства на личные промысловые занятия. О масштабах привлечения таких помощников свидетельствуют данные таблицы.

 Таблица

 

Области Число свидетельств Сумма основного налога
Акмолинская 2503 19,3
Семипалатинская 1620 12,5
Тургайская 1001 7,5
Уральская 1275 9,6
Семиреченская 1337 11,1
Сырдарьинская 1626 14,1
Всего 9392 74,1

 

Число свидетельств и сумма основного промыслового налога на личные промысловые занятия за 1912 г. (по 2-7 разрядам)

 мов. В дореволюционной России структурирование капитала в форме торговых домов начинает принимать широкие масштабы в конце XIX в. Согласно данным, полученным Министерством финансов от городских и купеческих управ, на 1 января 1893 г. в 96 пунктах России было зарегистрировано 1313 торговых домов. По состоянию на первое полугодие 1904 г. во всех районах Российской империи, кроме Польши и Амурского генерал-губернаторства, уже было зарегистрировано 3616 торговых домов, или в два раза больше по сравнению с 1892 г. Основными пунктами регистрации были главные торгово-промышленные центры империи. На первом месте стояла Москва — 1022 торговых дома (28 % их общего числа). Далее следовали: Петербург — 470 (13 %), Рига — 248 (7 %), Одесса — 162 (5 %) и т.д. [14; 89-91] Процесс создания торговых домов, набиравший силу в Европейской России, постепенно распространялся и на периферию империи, однако там развитие торговых домов происходило не так интенсивно. Если в конце ХІХ в. мы практически не встречаемся с торговыми домами, то уже в начале ХХ в. эта форма ассоциированного капитала была широко известна на территории Казахстана. По данным на 1904 г. в Казахстане действовало всего 12 торговых домов [15; 253-258]. В дальнейшем их количество увеличилось и к 1914 г., по самым осторожным подсчетам, перевалило за 30. По данным Сибирского торгово-промышленного календаря в начале ХХ в. в Верном действовал торговый дом бр.Каиповых, в Семипалатинске были торговые дома «Прокопий Плещеев и К», «Собенников и бр.Молчановы», «Каплан и К», «Киримова Биби Фатима», «Злоказовы Бр.», «Колмогорова Ф. с наследниками», «Мурсалимовы Бр.», «Торопов и Голубев», в Зайсане — торговые дома «Анваров и Ибрагимджанов», «Бекчентаев и Абылхановы», в Кокпектах действовал торговый дом «Абдулкаримовы Бр.», в Павлодаре были торговые дома «Плотников М. и сыновья», «Бр.Баландины», «Бр.Клепиковы», в Омске торговые дома «Волковы Бр.», «Эсман Э.Ф.», «Колмако-вы Бр.», «Ковалев и Смирнов», «Плотников М. с сыновьями» [10; 215-233]. В Акмолинске действовали торговые дома семьи Кубриных — торговый дом товарищества на паях «Матвей Кубрин с сыновьями» и торговый дом - «Андриан Кубрин с сыновьями» [11; 91-92].

 В Верном в 1910 г. были расположены торговые дома «Г.А.Шахворостов с сыновьями», «Исхак Габдулвалиев с сыновьями», «М.А.Бакиров с сыновьями», «Григорий Иванович Казанцев с сыновьями» [16, л.1].

 Как видим, большинство торговых домов концентрировалось в торгово-промышленных центрах. Чем выше был уровень развития промышленности и торговли в том или ином регионе, тем выше была и степень ассоциированного капитала. Финансовые обороты торговых домов были различны и обусловливались размером товарищеских капиталов. По подсчетам А.Н.Боханова, у половины из них капитал не превышал 25 тыс. руб. на одно товарищество [14; 90]. Однако были и такие, обороты которых доходили до нескольких сотен тысяч рублей. Так, упомянутые верненские торговые дома в 1909 г. имели следующие обороты: «Г.А.Шахворостов с сыновьями» — 100 тыс.руб., «Исхак Габдул-валиев с сыновьями» — 600 тыс.руб., «М.А.Бакиров с сыновьями» — 10 тыс.руб., «Коковин и Басов» — 100 тыс.руб., «Михайлов и Малышев» — 406 тыс.руб., «Бр. Кургановы» — 35 тыс.руб. [17, лл.116-117, 129, 131,133-134].

 

Почти все торговые дома проводили одинаковые операции: занимались продажей мануфактурных, галантерейных, бакалейных, кожевенных, скобяных товаров, некоторые торговали хлебом, а наиболее крупные вкладывали средства в производство.

 Основную часть учредителей торговых домов составляло купечество. Так, купцами 1-й гильдии были основатели и фактические владельцы торговых домов Григорий Казанцев, Прокопий Плещеев, Матвей Кубрин, братья Злоказовы, купцами 2-й гильдии числились братья Абылхановы (Сагидулла и Джусуп), Бекчентаев Токфатулла и другие. Кроме купцов, учредителями торговых домов выступали почетные граждане, дворяне, мещане, иностранные подданные. Среди последних следует отметить братьев Брандт, основавших в Петропавловске торговый дом по скупке масла, братьев Блюменталь, занимавшихся скупкой кожи, торговый дом «Г.Дюршмидт» занимался в Туркестанском крае закупкой люцерны, кроме того, владелец торгового дома был основателем сети кишкоочистительных заводов в Казахстане [18; 23].

 Следует подчеркнуть, что в данный период торговые дома выступали не только как торговые предприятия, но и в качестве торгово-промышленных фирм, непосредственно участвовавших в производственной деятельности. Так, например, торговый дом «Прокопий Плещеев и К» имел паровую крупчаточную мельницу, винокуренный и пивоваренный заводы, типо-литографию, а состояние владельца торгового дома П.Ф.Плещеева оценивалось в 1,5 млн. руб. Ему принадлежало акций «АО Семипалатинских паровых мельниц» на 500 тыс.руб. Он был одним из директоров правления «Акционерного общества каменноугольных копей» в Семипалатинской области [19; 56]. На правах владения и аренды общество имело несколько угольных копей. По данным на 1912 г. Плещеевым добывалось около 1,5 млн. пуд. угля, который шел главным образом на удовлетворение нужд самого предпринимателя [20; 10].

 В 1910 г. близ города Верного в поселке Каргалы товариществом «Торговый дом Шахворосто-ва» была построена суконная фабрика по типу ткацких фабрик Европейской России, с годовым производством 200 тыс. аршин грубого солдатского сукна, вырабатываемого из овечьей и верблюжьей шерсти. В дальнейшем на фабрике предполагалось изготовление сукна более высокого качества. На выставке Семиреченского общества сельского хозяйства в 1910 г. первые образцы таких сукон были премированы золотой медалью. Производительность Каргалинской суконной фабрики в 1913 г. достигла 139 тыс. метров ткани. За 1913-1917 гг. фабрика выработала свыше 1 млн. метров сукна [21; 25]. Кроме того, во владении торгового дома был завод по производству шипучих вод.

 Ассоциированный капитал крупных российских предпринимателей также распространял свою деятельность на территорию Казахстана. Так, московская фирма «Торговый дом Стукен и К» владела неограниченной монополией на шерстяном рынке Семипалатинской области. Фирма закупила в Семипалатинске 23209 пуд. шерсти-джебаги, 3529 верблюжьей шерсти и 1647 пуд. козьего пуха, всего — 28385 пуд. на 291592 руб. [22; 169].

 Торговый дом «И.Г.Стахеев», основной капитал которого к 1905 г. составлял 4 млн. руб., занимался торговлей хлебом, нефтяными продуктами, мануфактурой, табачными и другими товарами. Фирма, принадлежавшая известному российскому миллионеру Стахееву, имела свои отделения во многих городах и районах страны, в том числе и на территории Казахстана (Кустанай, Петропавловск и др.), Туркестана и Сибири. Торговые операции фирмы достигали огромных размеров, общая стоимость товаров (по продаже) составила в год 11 млн. руб. Фирма пользовалась крупными вексельными кредитами в Русском торгово-промышленном, Русско-Азиатском и других банках. Особенно интенсивно концерн Стахеева развернул свою деятельность в годы первой мировой войны [19; 96].

 В деятельности торговых домов были и свои трудности, обусловленные нехваткой оборотных средств и возможностью их пополнения. Получение солидных кредитов затруднялось тем, что финансовая деятельность торговых домов, в отличие от акционерных компаний, обязанных публичной отчетностью, была непрозрачной, и банкиры предпочитали не рисковать. Полные же товарищества вообще были лишены возможности привлекать капиталы за счет новых участников.

 Таким образом, общее оживление хозяйственной жизни, особенности социально-экономического положения Края, типы хозяйственной деятельности обусловили существование различных видов торговли, в наибольшей степени адаптированных к нуждам и потребностям местного населения. На формирование национального товарного рынка огромное влияние оказывали географические и природно-климатические факторы. Среди сугубо казахстанских факторов следует назвать обширность территории, огромные расстояния, изолированность населенных пунктов.

 Росту постоянной (стационарной) торговли способствовали развитие обрабатывающей промышленности, увеличение товарности земледелия, скотоводства и промыслов, углубление географического и общественного разделения труда, экономическое районирование, товарная специализация регионов, усиление товарного обмена между городом и деревней, сельским хозяйством и промышленностью, земледельческими и скотоводческими районами. Однако вся система торговли в Казахстане была отсталой как по форме, так и по организации. Это было связано с преобладанием докапиталистических форм хозяйства, узостью внутреннего рынка, слабыми межрайонными экономическими связями, плохой сетью железных и грунтовых дорог. Торговля в Крае была слабо специализирована. Фирмы в торговле обычно сочетали разнотипные товары, например, мануфактуру, скот, зерно. Во внутреннем обороте торговля сельскохозяйственными продуктами преобладала над торговлей промышленными товарами. По сумме кредитов на первом месте стояла торговля скотом и мясом, на втором — хлебом, на третьем — промышленными товарами. 

Список литературы

  •  1.   Россия. Полное географическое описание нашего отечества. Настольная и дорожная книга для русских людей / Под ред.: В.П.Семенова и др. — СПб., Слово, 1903. Т. восемнадцатый. Киргизский край / Сост.: А.Н.Седельников, Л.П.Осипов, А.Н.Букейханов и др. — 1903. — СПб., Издание А.Ф.Девриена, 1903. — 478 с.
  •  2.   Центральный государственный архив Республики Казахстан (далее — ЦГА РК). Ф.И-342. Оп. 1. Д. 87.
  •  3.   ФедоровЕ. К истории Казахстана конца XIX и начала ХХ в. / Большевик Казахстана. — 1940. — № 1. — С. 60-68; ЦГА РК. Ф. И-342. Оп. 1. Д. 87. Подсчитано нами.
  •  4.   Бекмаханова Н.Е. Многонациональное население Казахстана и Киргизии в эпоху капитализма (60-е годы XIX в. — 1917 г.). — М.: Наука, 1986. — 245 с.
  •  5.   ЦГА РК. Ф.И-342. Оп.1. Д.551.
  •  6.   Обзор Акмолинской области за 1912 г. — Омск, 1913. — 73 с. 17 вед.
  •  7.   Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г. Вып. 84. Семипалатинская обл. С. VIII.; Вып. 85. Семиреченская обл. — CVIII.
  •  8.   Подсчитано нами по материалам Первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г. Вып.81. Акмолинская область. — С. 28-29.; Вып. 84. Семипалатинская область. — С. VIII; Вып. 85. Семиреченская область. — С. 28-29. Вып. 86. Сырдарьинская область. — С. 32-33.; Вып. 87. Тургайская область. — CVIII; Вып.88. Уральская область. —С. 26-27.
  •  9.   Обзор Акмолинской области за 1894 г. — Омск, 1896. — 80 с. Обзор Акмолинской области за 1911 г. — Омск, 1912. — 78 с. Подсчитано нами.
  •  10.   Сибирский торгово-промышленный календарь за 1903 г. Отдел III — Торговые фирмы. — Томск, 1904.
  • 11.   Касымбаев Ж.К., Агубаев Н.Ж. История Акмолы: (XIX - начало ХХ века): исследования, источники, комментарии. — Алматы: Жеті жарғы, 1998. — 176 с.
  •  12.   Антончев Н.В. Из истории акмолинского купечества / 75 лет Акмолинскому областному краеведческому музею: Сб. ст.—  Акмола, 1998. — С. 61-70.
  •  13.   Галузо П.Г. Аграрные отношения на юге Казахстана в 1867-1914 гг. — Алма-Ата: Наука, 1965. — 345 с.
  • 14.   Боханов А.Н. Торговые дома в России в конце XIX - начале ХХ века (численность, структура, состав владельцев) // История СССР. — 1990. — № 4. — С. 88-101.
  • 15.   Указатель действующих в империи акционерных предприятий и торговых домов / Под ред. В. А. Дмитриева-Мамонова.—  СПб., 1905, Т. 2 — 751 с.
  • 16.   ЦГА РК. Ф. И-562. Оп. 1. Д. 52.
  • 17.   ЦГА РК. Ф. И-342. Оп. 1. Д. 538.
  • 18.   Жанысбеков М.А. Казахстан в торгово-экономических связях со странами Запада в конце XIX - начале ХХ вв. — Алматы:, 2002. — 29 с.
  •  19.   Фридман Ц.Л. Банки и кредит в дореволюционном Казахстане (1900-1914 гг.). — Алма-Ата: Казахстан, 1974. — 176 с.
  • 20.   Записка о торгово-экономическом положении приграничной к Китаю Семипалатинской области в связи с необходимостью направления Южно-Сибирской железнодорожной магистрали с Уральска на Семипалатинск. — Семипалатинск. Изд. биржевого комитета. 1912. — 21 с.; Район железной дороги Петропавловск-Спасский завод в экономическом отношении. — СПб., Типография Ц. КрайЗ., — 1912. — 314 с.
  • 21.   Дильмухамедов Е., Маликов Ф. Очерки истории рабочего класса дореволюционного Казахстана. Вторая половина XIX -начало ХХ вв. — Алма-Ата: Изд-во АН КазССР, 1963. — 270 с.
  • 22.   Есенгалиева Г. О развитии промышленности по переработке сельскохозяйственных продуктов в Семипалатинской области в конце XIX - начале ХХ века // Вопросы истории Казахстана XIX - начала ХХ века. — Алма-Ата: Изд-во АН КазССР, 1961. — С. 154-173.
Фамилия автора: Абилов К Ж
Теги: Торговля
Год: 2009
Город: Караганда
Категория: История
Яндекс.Метрика