ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ СОЗДАНИЯ СТРУКТУРЫ МЛАДШИХ КОМАНДИРОВ РУССКОЙ АРМИИ И СОВРЕМЕННОСТЬ

В русской армии младшие начальные люди (десятники), позднее называвшиеся урядниками, были уже в княжеских дружинах и постоянном стрелецком войске. В русской регулярной армии понятие «сержант» появилось в начале и просуществовало до конца XVIII в. Затем было введено звание капрал, просуществовавшее до конца XIX в., которое впоследствии было заменено на звание унтер-офицер. В Советский период в Красной армии введено 2 ноября 1940 г., а с 1946 г. в официальных документах существует как «сержант» и «старшина» [1].

Для различия в званиях младшие командиры носили на погонах поперечные нашивки (лычки), старшему и младшему унтер-офицерам полагались нашивки из тесьмы: старшему — три; младшему — две; фельдфебелю — одна широкая нашивка из галуна. С некоторыми изменениями сохранена эта традиция и до сих пор в государствах на постсоветском пространстве.

В начальный период создания регулярной армии унтер-офицеры выдвигались из числа солдат, в последующем Петром I были учреждены специальные военные школы, а в 1721 г. открыты гарнизонные школы, готовившие унтер-офицеров. К концу правления Петра Великого их в России насчитывалось около 50, кроме этого, им была установлена непрерывная служба дворян. Так, ребенок дворянского происхождения, получив домашнее образование, с 15 лет являлся на службу в полк и несколько лет нес службу солдатом или унтер-офицером для того, чтобы знать службу «с фундамента солдатского дела». Одним из ярчайших примеров подобной службы является генералиссимус А.В.Суворов, который с 1 января 1748 г. начал действительную службу в качестве капрала в Семеновском полку и лишь 25 апреля 1754 г. был произведен в поручики. 

Для присвоения звания унтер-офицера требовалось пройти определенные этапы: во-первых, нужно положительное решение воинских начальников; во-вторых, должно быть отличное поведение; в-третьих, необходима определенная выслуга в звании рядового; в-четвертых, нужны знания службы и соответствующих предметов. Несмотря на это, подготовка унтер-офицерского состава в Российской армии до 1808 г. не была организована на должном уровне. Однако необходимость в подготовленных младших командирах была острой, что объяснялось возросшей ролью унтер-офицеров в бою. От них требовались проявление инициативы и боевой выучки, умелые действия в ходе сражения. 

В связи с этим, в целях укомплектования армейских полков подготовленными унтер-офицерами, в 1808 г. в России был сформирован 1-й учебный гренадерский батальон, в следующем году формируется 2-й учебный гренадерский батальон. Созданный в 1811 г. 3-й батальон предназначался для выучки унтер-офицеров в губернские батальоны с целью подготовки новобранцев. 

В дальнейшем для подготовки унтер-офицеров в кавалерийские полки, был учрежден учебный кавалерийский эскадрон, а в артиллерию — две учебные роты. Наборы в батальоны проводились главным образом из числа воспитанников военно-сиротских отделений.

Однако количество унтер-офицеров, прошедших учебные батальоны, эскадрон и роты, было недостаточным. Поэтому по-прежнему широко практиковалось производство в унтер-офицеры лучших солдат, отличившихся в боях и службе, без предварительной учебной подготовки. 

С особой остротой унтер-офицерский вопрос был поднят во второй половине XIX в., с введением в России воинской повинности и сокращением сроков военной службы. 

В связи с этим в 1867 г. Военное министерство приняло решение о создании полковых учебных команд. Приказом по Военному ведомству в этом же году вводится Инструкция для специального обучения в войсках строевых и нестроевых нижних чинов. Срок обучения в учебной команде составлял 2 года. Учебные команды были учреждены при штабах всех пехотных и кавалерийских полков и в отдельных батальонах. 

В эти учебные подразделения командиры рот направляли рядовых «хорошей нравственности, отличающихся способностями к службе и характером, необходимым для унтер-офицера», а также обладавших достаточным знанием грамоты. За время обучения нижние чины должны были усвоить приемы строевой подготовки, права и обязанности солдат. Кроме того, проводились занятия по Закону Божию, чтению, письму, арифметике, огневой подготовке, военной топографии, основам инженерного и санитарного дела. Преподавание носило практический характер, на классные занятия отводилось не более 16 часов в неделю. Руководство командой возлагалось на назначенного для этой цели младшего офицера, который пользовался правами командира роты. В обучении принимали участие также полковой священник, врач и офицер, заведовавший оружием. Успешно сдавшие выпускные экзамены, по представлению непосредственных начальников, производились в унтер-офицеры и назначались на вакантные должности в свои роты.

С ликвидацией рекрутской системы комплектования армии система подготовки унтер-офицеров в учебных командах была частично перестроена и усовершенствована. Это обстоятельство и явилось основной причиной выхода в 1875 г. приказа по Военному ведомству, которым объявлялось «Положение о приготовлении рядовых к унтер-офицерскому званию». Согласно ему срок обучения в полковых учебных командах был установлен в один год. Кроме обучения грамоте и общеобразовательным предметам, кандидаты в унтер-офицеры изучали общевоинские уставы, организацию войск, службы и довольствия солдата, военно-уголовные законы.

 Существовали и специальные унтер-офицерские школы, например, техническая и пиротехническая — в Санкт-Петербурге. Они находились в ведении Главного артиллерийского управления и предназначались для подготовки: техническая — технических мастеров и мастеров-чертежников, пиротехническая — обер-фейерверкеров для артиллерийских управлений и заведений. Курс обучения в школах составлял три года. Четвертый год пребывания в школе воспитанники занимались практическими занятиями. В Тульской и Ижевской оружейных школах готовили оружейных мастеров для войск, управлений и заведений. Из военно-фельдшерских школ выпускались медицинские и аптечные фельдшера и т.д.

С введением в 1874 г. всесословной воинской повинности сроки службы стали более короткими. В этих условиях младшие командиры приобретали служебный опыт, авторитет, методические навыки работы с подчиненными лишь к концу обязательной военной службы. Следовательно, задача подготовки младших командиров осложнилась, так как требовалось готовить эти кадры из лиц, призванных на действительную службу. Военное министерство стало всемерно поощрять оставление на службе солдат, отслуживших положенный им срок. Число сверхсрочных строевых унтер-офицеров определялось с таким расчетом, чтобы на каждую роту, эскадрон, батарею приходилось по одному фельдфебелю (вахмистру) и не более двух взводных унтер-офицеров. 

Приказ по Военному ведомству от 1874 г. утвердил «Положение о приеме на службу сверхсрочнослужащих унтер-офицеров». Унтер-офицеры, желавшие остаться на сверхсрочную службу, за месяц до истечения срока службы подавали рапорт по команде. В зависимости от наличия вакантных должностей и «отличного поведения, служебной опытности и знания своего дела» полковой командир имел право оставлять желающего служить на один год. Продление срока службы осуществлялось таким же образом — через год.

Сверхсрочнослужащие унтер-офицеры пользовались определенными преимуществами: им назначались денежное вознаграждение, добавочное жалование к штатному содержанию в размере: фельдфебелю и вахмистру — 84 рубля, а старшему унтер-офицеру — 60 рублей в год. По окончанию десятого года службы им вручался знак отличия ордена св. Анны, за дальнейшую службу — серебряные и золотые медали для ношения на шее. После пятнадцати лет службы сверхсрочнослужащие могли выходить на пенсию. 

Сверхсрочнослужащие унтер-офицеры выполняли большой круг обязанностей в обучении и воспитании нижних чинов роты и своего взвода. Они отвечали за порядок в своих подразделениях, нравственный облик и поведение рядовых, успешное обучение подчиненных. Назначали в наряды нижние чины на службу и на работы, увольняли солдат из подразделения, производили вечернюю перекличку и докладывали командиру роты, взвода обо всем случившемся в роте, во взводе за день. 

Сверхсрочники располагались в казарменных помещениях. Отдельные помещения отводились фельдфебелю и каждым двум взводным унтер-офицерам. Семейным младшим командирам предоставлялись квартиры или выдавались квартирные деньги. В целях увеличения числа сверхсрочнослужащих в Риге в 1887 г. был создан учебный унтер-офицерский батальон со сроком обучения два года. Поступление в него осуществлялось как военнослужащими, так и гражданской молодежью. После завершения курса они производились в унтер-офицеры и назначались на должности в воинские части. Все обучавшиеся в батальоне были обязаны прослужить четыре года сверх обычного срока военной службы, пользуясь правами сверхсрочнослужащих. В качестве одного из средств привлечения младших командиров к сверхсрочной службе было учреждение унтер-офицерских собраний, первые из которых открылись в Петербургском военном округе в 1873 г. 

Таким образом, к концу XIX столетия подготовка младшего командного состава русской армии получила четкую организацию. Основой ее стали полковые учебные команды, а также отдельные учебные батальоны и эскадроны при штабах некоторых военных округов. 

Опыт подготовки унтер-офицеров в русской армии широко был использован в конце 30-х годов XX в. и после Великой Отечественной войны в Вооруженных Силах СССР. Длительное время младшие командиры Советской Армии готовились в полковых и дивизионных школах. Курс обучения в них в различное время составлял от трех месяцев до одного года. Качество подготовки было достаточно высоким. В конце пятидесятых годов вместо полковых и дивизионных школ были созданы учебные части (полки, отряды, а в последующем — учебные дивизии), в которых готовились младшие командиры для всех видов Вооруженных Сил и родов войск. Будущим младшим командирам в ходе учебы прививались знания и навыки, необходимые для умелого командования отделениями, экипажами, расчетами в различных условиях, грамотного обслуживания боевой техники и вооружения и применения их в боевой обстановке. Особое внимание уделялось овладению ими методикой обучения и воспитания своих подчиненных. 

В современных условиях накопленный предшествующими поколениями исторический опыт бесценен и значим, потому что в сегодняшнее сложное время в условиях реформирования Вооруженных Сил, как России, так и Казахстана, он просто необходим. Не растерять, не забыть его, найти ему достойное место в процессе обучения и воспитания младших командиров — одна из главных задач командиров всех степеней, отвечающих за воспитание и обучение подчиненных. 

На протяжении веков младшим командирам свойственны чувство патриотизма, верность присяге, твердое знание военного дела. Военная история изобилует множеством примеров добросовестной службы младших командиров вооруженных сил любого государства. В мирное время большинство из них выполняют самую трудную, «черновую» работу по обучению и воспитанию солдат. А в суровые дни военных испытаний армия особенно нуждается в их знаниях, умении, опыте. Стойкость армии, ее победы над врагами во многом обусловлены мужеством и героизмом большинства младших командиров (унтер-офицеров, сержантов и старшин). Они высоко несли и несут свое звание. Буквально потом и кровью, не прячась за спины подчиненных, доказывали и доказывают верность присяге. Вот только несколько примеров. 

Так, во время войны с наполеоновской Францией раненный в сражении под Аустерлицем в 1805 г. знаменщик Азовского пехотного полка унтер-офицер Старичков, теряя последние силы, сорвал знамя с древка и спрятал полотнище на груди. Храбрый воин попал в плен, где, умирая от ран, передал знамя рядовому Чайке, который сохранил его и после освобождения доставил в полк. Император Александр I повелел выдавать из казны вдове унтер-офицера Старичкова по 400 рублей в год, а жители Калуги — города, где родился герой, подарили его семье дом, купленный на собственные деньги. 

В русско-турецкую войну 1877-1878 гг. унтер-офицер Колокольцев под ураганным огнем неприятеля организовал оборудование позиции для артиллерийской батареи. На следующий день он получил Георгиевский Крест в конверте, на котором было написано: «Унтер-офицеру Митрофану Колокольцеву, согласно обещанию, за распорядительность, мужество и храбрость... За Богом молитва, за царем служба не пропадет... Уважающий Михаил Скобелев» [2]. 

Есть в истории события, которые не могут исчезнуть бесследно из памяти народной. Для всех стран СНГ таким событием явилась Великая Отечественная война 1941-1945 гг. Она показала всему миру несгибаемую волю, мужество, стойкость и воинскую доблесть защитников Отечества. 

Воспитание на традициях русской армии активно влияло на сознание сержантов и старшин Советской Армии. Ярким примером тому являются действия сержантского состава при выполнении ими своего интернационального долга в Афганистане. В ходе боевых действий младшие командиры проявили смелость, мужество, отвагу, героизм, верность воинскому долгу. Не случайно девяти сержантам было присвоено высокое звание Героя Советского Союза. 

Не меньшую отвагу, мужество и верность воинскому долгу проявили младшие командиры в ходе восстановления конституционного порядка в Чечне. Святая суворовская заповедь: «Сам погибай, а товарища выручай» не забывается и сегодня, она стала одной из лучших традиций российского воинства. Верность этой традиции продемонстрировал в Чечне заместитель командира взвода морской пехоты старший сержант Сергей Волков. Когда его товарища ранило в бою осколком мины, заместитель командира взвода, под сильным огнем боевиков, бросился его выручать. Наскоро перевязав матроса, он с риском для себя оттащил его в безопасное место, тем самым спас ему жизнь. За этот смелый поступок старший сержант Сергей Николаевич Волков награжден медалью «За отвагу». 

В русской, Красной, Советской Армии младшие командиры всегда выполняли важную и ответственную функцию в боевой подготовке и воспитании личного состава, повышении боевой готовности подразделений и частей. Столь же ответственна она и у младшего командного состава Вооруженных Сил России. Одним из проверенных способов избежания ошибок в вопросе военного строительства является метод, неоднократно проверенный в российской истории военными реформаторами, — использование мирового опыта. Петр I, заложивший основы одной из самых современных и победоносных армий XVIII в., когда Россия была относительно бедной и малонаселенной страной (14 миллионов жителей), указал пути выхода из сложных ситуаций: «не знаешь, что делать, — учись у других» [2]. И не просто копируй чью-то понравившуюся армию, а синтезируй чужой опыт, выбирая из него все лучшее и наиболее подходящее для национальных условий страны.

Одним из примеров тому служит решение задачи Петром I составления военно-морских уставов для создаваемого им российского флота, сведенных в огромный фолиант, который и сейчас поражает своей детализацией и четкостью формулировок. 30 октября 1717 г. он направил адмиралу Ф.М.Апраксину следующие указания: 

  • -    о переводе иностранных морских законодательных актов и сведение их в одно целое;
  • -    о составлении проекта русских морских уставов;
  • -    по оригиналу: «Чтоб шаутбейнахту Паддану придать из русских офицеров, которыя по аглин-ски умеют, чтоб перевесть весь полной аншталт, как флота, так и магазеиноф аглинских, а вице-адмиралу Крейсу галанския, а француския к новому году поспеют. Датской аншталт был у князя Михайла Голицина, чтоб ево сыскать. И все сии вышеписания свесть и ис того зделать свой» [2].

Следует заметить, что методика подбора и подготовки российского сержанта выверена по лекалам прошлых веков. Несмотря на это, профессионализм сержантов остается на крайне низком уровне. В этой связи их обязанности по воспитанию солдат, привитию им профессиональных качеств возлагаются на офицеров ротного звена. Поэтому актуальны как никогда слова генерала Михаила Драго-мирова, сказанные им 150 лет назад: «Армия из «вербованного сброда» с перенесенными на русскую землю немецкими законами, писанными для них, ошибка» [2].

 Подготовкой российского сержанта заняты учебные центры видов и родов войск, на которых проходят разовые учебные курсы. Целесообразно обратить внимание на то, что образование сержанту дается раз и навсегда. Так, будущие сержанты в течение 6 месяцев, при 7 часах учебного времени и 2 часах самоподготовки, в предпраздничные дни — в течение 6 часов, при полевых выходах на стрельбы, вождении, комплексных занятиях — в течение 10 часов изучают все премудрости военной науки. За время учебы один раз стреляют штатным снарядом — на выпускном экзамене. Один-два раза водят танк или БМП на танкодроме или автодроме по условиям «упражнение». 

Формами учебной работы в учебных центрах являются учебные занятия в виде лекций, семинаров, практических занятий, методические занятия, инструкторские занятия, тренировки, тактико-строевые занятия, комплексные занятия, недельная стажировка.

На заключительном этапе курсанты учебных подразделений подвергаются контролю в виде сдачи экзаменов и зачетов, контрольных стрельб и вождений. В дальнейшем успешно завершившим обучение курсантам присваиваются приказом командира части первичное звание «младший сержант» и классность — «высококлассный специалист», после чего они убывают в войска для обучения солдат. Структура роста сержанта в последующем такова: через очередные 6 месяцев присваивается звание «сержант», «старший сержант» и к демобилизации присваивают воинское звание «старшина». С переходом к полутора или одному году службы сроки по присвоению воинских званий сержантам срочной службы будут сокращены.

Следует заметить, что денежное содержание сержанта-контрактника в 2005 г. составляло от 7 до 9 тысяч руб., в «горячих точках» — около 15 тысяч рублей. В 2007 г. денежное содержание сержанта-контрактника в Западной Сибири составляло 12 тысяч рублей в Забайкалье — 17 тысяч рублей [3]. 

В армии Российской Федерации является аксиомой, что исполнение должностей командира отделения, заместителя командира взвода, командира расчета, боевой установки требует профессиональных знаний, опыта, командных качеств, личной дисциплинированности и ответственности и именно исполнение этих первичных командных должностей дает право на получение старшинских и сержантских званий. Данное требование должно стать обязательным и в Вооруженных Силах Республики Казахстан, только в этом случае будут достигнуты желаемые положительные результаты.

Из истории известно, что в недавнем прошлом старшины командовали боевыми кораблями: малыми охотниками, тральщиками, кораблями снабжения. А в недалекие 70-е годы становились старшинами команд боевых частей атомных подводных лодок. В годы Великой Отечественной войны летчики-истребители по окончании летных училищ получали воинское звание «сержант». Это свидетельствует о высоком доверии сержантам и старшинам того времени.

И не случайно в Российской армии задаются вопросом: что такое старшина, сержант сегодня? Какова его роль как командира, каково его воздействие на подчиненный личный состав, на ситуацию в отсеке, на корабле, в части? О чем сейчас думает младший командир в первую очередь — о корабле и выполнении задач? Или о себе и о маленькой зарплате? Стремятся ли молодые ребята стать младшими командирами, остаться «на контракте» и служить Родине в званиях старшин и сержантов?

 В этой связи руководством Вооруженных Силах России, в целях решения наболевших проблем, на базе 27-й отдельной мотострелковой бригады Московского военного округа было спланировано Первое Всеармейское совещание сержантов и старшин Вооруженных Сил РФ. Программа была сложной и насыщенной. Сверхзадача форума — окончательно определиться в способах достижения младшими командирами профессиональных и социальных высот, которые позволят обеспечить должный уровень дисциплины и качества подготовки подчиненного рядового состава. 

Что касается организации боевой подготовки рядового состава и достижения необходимого уровня его обученности, следует отметить, что эта задача существенно усложняется с переходом к годичному сроку службы по призыву. Верно было отмечено, что с рядовыми и матросами по контракту, зачастую обладающими немалым жизненным опытом, работать младшим командирам нужно с учетом специфики данного контингента военнослужащих. Целесообразно отметить, что проблема существует не только в Вооруженных Силах России, она также остро стоит и в других государствах мира, одним из которых является Казахстан, где понимание в этом вопросе достигнуто, и подготовка сержантов в Кадетском корпусе МО РК переходит на более качественный уровень. В решении этих задач роль сержантского состава трудно переоценить. И не случайно в ходе третьего дня совещания с делегатами встречалось руководство Минобороны России. 

Первый заместитель министра обороны РФ генерал армии Александр Белоусов отметил, что Вооруженные Силы должны быть способны выполнить поставленные задачи по обеспечению безопасности страны в любое время, в любых условиях обстановки, при этом особую роль в укреплении боеспособности армии и флота должны играть сержанты и старшины. В настоящее время подготовлена новая Федеральная целевая программа по переводу на контрактную основу сержантов и старшин в период 2009-2011 гг. На её проведение планируется выделить 153 млрд. рублей. В течение трех лет, в соответствие с этой программой, планируется подготовить около 90 тыс. сержантов и старшин для армии и флота. Наряду с этим им было заявлено, что в стране есть все необходимое для формирования нового корпуса сержантов из числа профессионалов. 

Также в выступлениях было отмечено, что Первое Всеармейское совещание сержантов и старшин Вооруженных Сил станет поворотным пунктом в создании института младших командиров на профессиональной основе. Целесообразно заметить, что, несмотря на имеющиеся проблемы, морально-психологическое состояние Вооруженных Сил руководством Минобороны оценивается в настоящее время как стабильное и управляемое. И в этом важная роль принадлежит младшему командному составу из числа сержантов и старшин.

Кроме того, было доведено что начиная с 1992 г. 23 сержанта и старшины за мужество и героизм удостоены звания Героя России, сотни награждены орденами и медалями. 

На Всеармейском совещании сержантского состава России было отмечено, что сегодня назрела необходимость кардинального изменения принципов отбора, подготовки и прохождения службы сержантами. В связи с этим с 2006 г. началась практическая реализация «Концепции подготовки младших специалистов и развития учебной сети в Вооруженных Силах РФ» на 2006-2010 гг. Она призвана обеспечить повышение уровня общевойсковой подготовки, переориентировать систему обучения на получение военнослужащими действительно необходимого объема знаний и навыков по специальности, создать условия для максимального раскрытия физических возможностей и морально-нравственных качеств личного состава. Современный младший командир должен обладать лидерскими качествами, не только уметь повести солдат за собой в бой, но и успешно обучать и воспитывать их в повседневной жизнедеятельности по принципу «Делай как я!».

Следует отметить, что в соответствии с требованиями «Концепции подготовки младших специалистов и развития учебной сети в Вооруженных Силах РФ», в учебных воинских частях не будут обучать военнослужащих, не пригодных к командованию личным составом. Возможность стать сержантом в своем подразделении необходимо будет заслужить, прежде всего, образцовым исполнением служебных обязанностей в должности рядового. И только лучшие солдаты будут направляться в учебные подразделения, которые после четырехмесячного обучения, при условии успешной сдачи выпускных экзаменов, будут назначены на должности младших командиров в свои воинские части. 

Вместе с тем количество должностей сержантов, которые необходимо укомплектовать, составляет в Сухопутных войсках около 45 тысяч, из них более 20 тысяч — в частях постоянной готовности, что, по-видимому, для Вооруженных Сил России является проблемой.

Кроме того, накануне, в рамках Первого Всеармейского совещания сержантов и старшин Вооруженных Сил Российской Федерации, в Главном штабе Военно-Морского Флота прошли сборы сержантов и старшин ВМФ, в ходе которых руководством Военно-Морского Флота было обращено внимание сержантов и старшин на вопросы законности и правопорядка, укрепления воинской дисциплины и общения личного состава, перевода службы на надводных кораблях на контрактную основу. «Основная цель этого мероприятия — обмен опытом между младшими командирами в решении вопросов боевой подготовки, повышение роли старшинского и сержантского состава в частях ВМФ». 

Исходя из вышеизложенного следует, что Первое Всеармейское совещание сержантов и старшин Вооруженных Сил Российской Федерации, делегаты которого, — фактически, элита младшего командного состава, обменявшись опытом, внимательно выслушав выступления высших должностных лиц Вооруженных Сил, поняли, что руководство Министерства обороны всерьез решило поднять статус младших командиров, готово их выслушать, с огромным вниманием относится к их проблемам и настроено их решить. Серьезный подход к решению проблем сержантского состава, внимание руководства Вооруженных Сил России к младшим командирам даст импульс в развитии направления, которое способно решить многие вопросы, связанные с казарменным хулиганством и другими негативными проявлениями, которые пока ещё существуют в воинских частях. 

Таким образом, лишь хорошо обученный профессиональный сержантский состав способен изменить имеющуюся практику, когда в подразделении офицер занимается вопросами сержантского состава, и это, как ни горько, стало нормой. 

Следует отметить, что такого рода совещание реально дает сержанту много нового: 

-  

во-первых, рассмотрение вопросов наболевших и стоящих уже не одно десятилетие в воинских кругах, а также общение с такими же военнослужащими, как он сам, обмен опытом; 

-  

во-вторых, получение достаточно обширной информации о планах руководства Вооруженных Сил на перспективу и, конечно, ознакомление с новыми образцами техники; 

- в-третьих, видя серьезное отношение руководства Вооруженных Сил к наиболее многочисленному отряду младших командиров, каждый присутствующий донесет это до своих воинских частей, что сыграет положительную роль в процессе воспитания. 

Известно, что существуют такие принципы и пути военного строительства, которые давно уже носят аксиоматичный характер, приняты во всех ведущих правовых государствах мира и не требуют проведения каких-то долгих прогнозных исследований и разработок доктринальных положений. 

В разных странах мира свой собственный путь строительства вооруженных сил, исходя из национальной специфики. В результате современные армии мира характеризуются большим многообразием подходов к военному строительству. 

Приоритетной задачей в военном строительстве России становится создание сержантского корпуса кадровых младших командиров. Отсутствие до последнего времени такого корпуса в Российской армии является наиболее ярким примером ее несоответствия магистральным путям мирового военного строительства. 

Подготовка сержантского корпуса должна вестись в целях укомплектования данной категорией контрактников в целом Вооруженных Сил. Пропорции между рядовым, кадровым сержантским и офицерским составом в российской армии свидетельствуют о масштабности подобной задачи. В этой связи приведены некоторые сравнительные показатели.  

  Рядовые Офицеры Сержанты
Вооруженные Силы США (тыс. человек) 621 218 547
Соотношение 2,85:1,0:2,5
Вооруженные Силы РФ (тыс. человек) 687 400 нет
Соотношение 1,37:1,0:0,0

  Следует уделять большое внимание вопросам подготовки сержантского состава, так как создание полноценного сержантского корпуса является ключом к модернизации Вооруженных Сил, других войск и воинских формирований на современном этапе военного строительства. Известно, что не может быть настоящей профессиональной армии без профессионального сержанта, а ее боеспособность держится на сержантских плечах — профессионалах своего дела, настоящих командирах и учителях рядового состава. 

В Послании Федеральному Собранию 16 мая 2003 г. Президент России, Владимир Путин заявил, что сержантский состав будет переводиться на профессиональную основу опережающими темпами. В свою очередь Минобороны уже объявило, что к 2008 г. количество контрактников среди сержантов превысит 50,7 % [2]. Несмотря на высказывания президента и министра обороны, а также стремление военного ведомства к увеличению числа сержантов-контрактников, тем не менее целесообразно высказать следующие соображения.

Процесс формирования полностью контрактных частей следовало бы начать с укомплектования их специально подготовленными для работы в таких частях сержантами-контрактниками и лишь после этого комплектовать их рядовым составом. В настоящее время комплектование таких частей сержантским и рядовым составом идет параллельно. Имеется зарубежный опыт, в частности армии Великобритании, где, прежде чем направить сержантов для обучения молодых солдат, они проходят двухнедельную подготовку в стенах академии Сэндхерст и двухдневный сбор непосредственно в военном учебном заведении [4]. 

Вооруженные Силы, как и другие войска и воинские формирования, должны быть полностью и в сжатые сроки (не более 3-х — 5-ти лет) укомплектованы сержантами-контрактниками первичного (взводного) звена, чтобы затем на их основе начать подготовку сержантов на профессиональной основе (по образцу, например, унтер-офицерского корпуса ФРГ или сержантского корпуса во Франции), на что потребуется не менее 10-15 лет. 

А между тем появление сержантского корпуса, полностью укомплектованного на контрактной и профессиональной основе, привело бы к радикальному улучшению состояния российской армии. 

Во-первых, была бы выбита почва из-под «дедовщины», расцвет которой, по нашему убеждению, прежде всего связан с отсутствием в армии института кадровых сержантов. 

Во-вторых, появилась бы возможность резкого сокращения офицерского состава, численность которого в разы превышает установившиеся пропорции между офицерским и рядовым составом в современных армиях. К примеру, российская армия насчитывает почти вдвое больше офицеров, чем американская, при примерно равной численности рядового состава. Главная причина такой диспропорции — отсутствие полноценных сержантов, обязанности которых ложатся на плечи офицеров. Исчез бы такой бич армии, как нехватка младших офицеров и необходимость в призыве лейтенантов-двухгодичников, которые, конечно же, не способны заменить кадровых офицеров. К тому же такой призыв вызывает серьезное раздражение в обществе, работает против престижа Вооруженных Сил. 

И, возможно, самое главное — у офицеров высвободилось бы время, которое они могли бы посвятить повышению своего профессионального образования и семьям. Кроме того, радикальное сокращение офицерского корпуса позволило бы решить такую острую, усугубляющуюся из года в год и кажущуюся неразрешимой проблему, как необеспеченность офицеров жильем. 

Потенциальные возможности повышения эффективности российской оборонной системы путем создания кадрового сержантского корпуса настолько велики, что, на наш взгляд, задача создания такого корпуса должна занять приоритетное место в деле решения национальной задачи модернизации Вооруженных Сил.

Однако в любом случае создание кадрово-контрактного корпуса младших командиров потребует огромных дополнительных расходов. Возрастет не только число сержантов. Совершенно очевидно, что их жилищные условия должны быть лучше, чем у рядового состава. Кроме того, понадобятся немалые средства на создание практически заново разветвленной и многоступенчатой сети учебных заведений по профессиональной подготовке младших командиров, которая должна располагать высококвалифицированными преподавательскими кадрами. 

Таким образом, несмотря на имеющийся многовековой исторический опыт строительства сержантского корпуса, Вооруженные Силы России находятся в ситуации, когда остро стоит вопрос пересмотра подходов к подготовке этого наиболее важного военного сословия. 

Список литературы

 1. Новый словарь иностранных слов. — Минск: Современный литератор, 2005. — С. 814.

 2. sv op. ru/liv e/m aterial s.asp? m_id=97198r_id=9720

3. Цыганок А. Подготовка сержантов в некоторых армиях мира // Золотой Лев. № 117-118 — издание русской консервативной мысли (zl ev .ru).

4. Серкпаев М. Некоторые аспекты подготовки в колледже начального образования армии Великобритании // Сб. материалов. — Петропавловск: ВВУ ВВ МВД РК, 2008. — С. 40.

Фамилия автора: Серкпаев М О
Год: 2009
Город: Караганда
Категория: История
Яндекс.Метрика