О предмете микросоциолингвистических исследований

Одним из актуальных направлений современной парадигмы антропоцентризма является социолингвистика, ориентированная на исследование многообразных и разносторонних взаимоотношений языка и общества. Социолингвистика как автономная отрасль современной лингвистики оперирует сложившимся на протяжении всей истории языкознания арсеналом теоретических и прикладных теорий.Структура социолингвистики отражает те предметные области, в рамках которых решаются вопросы социальной детерминированности языка.

В рамках социолингвистических исследований объединяются и в то же время дифференцируются такие специализированные области, как макро- и микросоциолингвистика, синхроническая и диахроническая социолингвистика. Микросоциолингвистика характеризуется как раздел социолингвистики, изучающий языковые процессы и явления на микроуровне (семья, другие малые группы, коллективы и т.д.) [1; 67].
При этом в Словаре социолингвистических терминов следующим образом дефинируется понятие «микросоциальная общность»: малая социальная группа (семья, школьный класс, студенческие потоки и т.д.), характеризующаяся общностью демографических и социальных показателей, а также регулярными коммуникативными контактами в привычной среде общения.

Чем меньше микросоциальная общность, тем выше ее языковая однородность, или ближе микросоциальная общность к идеальному виду группы, тем выше однородность «моделей языкового поведения... » [1; 67]. Микросоциальная группа как устойчивая модель этнического и социального состава общества отражает процессы языкового регулирования, определяемого приоритетами и стратегией языкового планирования.

Языковое планирование или языковая политика как комплексная форма регулирования функции языка объединяет систему законодательных мер, планируемых «политическими, образовательными, лингвистическими и иными организациями, специально создаваемыми для этой цели или имеющими на это соответствующие полномочия [1; 138].

В разрезе направлений языковой политики выделяется в качестве сопутствующего комплекса мер «оценка эффективности намеченных программ, коррекция действий и целей на промежуточных и конечных этапах» [1; 139]. В связи с этим вполне закономерно обращение исследователей к анализу динамики языкового регулирования на базе микросоциальных групп как устойчивых однородных микросоциумов.
Необходимо отметить, что исследования казахстанских лингвистов в данной области (Г.Д.Алдабергенова, А.М.Кумарова, Г.С.Суюнова, А.К.Шаяхметова, С.Ю.Сон, Г.А.Досмухамбетова) определили и дальнейшие перспективы по описанию, анализу функционирования языков в разрезе сложившейся языковой ситуации в республике, спроецированной на степень востребованности языков в пределах отдельных микросоциальных групп. Данные исследования стали весомым теоретическим заделом в сфере изучения явлений двуязычия и полиязычия, ранжирования уровней освоения второго, неродного языка, определения степени эффективности методик овладения неродным языком и т. д.. Актуальность данных исследований обозначенной проблематики обусловлена также и тем, что характер диглоссной ситуации, как в разрезе распределения двух языков, так и в плоскости подсистем одного языка, предполагает наличие социолингвистического мониторинга в разрезе различных возрастных и социальных групп. Динамика языкового регулирования характеризуется различной степенью интенсивности в различных возрастных и социальных группах, поскольку возрастная школа непосредственно отражается на динамике освоения второго языка. Определение второго языка затрагивает широкий диапазон мнений и точек зрения. По мнениию Ю.Д.Дешериева: «Второй язык, как правило, — неродной язык, которым овладевает билингв после первого. Возможны случаи, когда билингв лучше владеет вторым языком, чем первым» [2; 27].

Дефинируя понятие «второй язык», Л.П.Крысин характеризует его как всякий язык, которым индивид овладел после родного» [3; 22]. Э.Д.Сулейменова и Н.Ж.Шаймерденова выделяют три доминирующих признака второго языка.

1. «По порядку усвоения в детстве второй язык — это язык, усвоенный после первого языка. В таком понимании второй язык может совпадать или не совпадать с родным языком.

2. По уровню языковой компетенции при двуязычии — это дополнительный язык по отношению к доминирующему языку.

3. По порядку изучения в учебных заведениях — это второй иностранный язык, язык — цепь при обучении [1; 25]. При определении второго языка по принципу взаимодополнительности первичной базой формирования языковой способности является родной язык.

Б.Х.Хасанов следующим образом определяет содержание понятия «родной язык»: «Родной язык — любой естественный живой язык, отличающийся по своей внутренней структуре от всех существующих в мире других языков и исторически принадлежащий этносу (племени, народности, народу или нации), независимо от его численности, закрепленный в его этническом сознании, употребляемый или в различных сферах жизни (по крайней мере, семейно-бытовом общении) для полного удовлетворения мест проживания, пола, возраста, вероисповедания и убеждений, профессии и рода деятельности, социального и положения имущественного. Родной язык может и должен быть в числе основных характеристик признаков этноса. Поэтому данное понятие должно быть интерпретировано прежде всего как этническая категория, этнопсихологические и социолингвистические понятия» [4; 37]. В Словаре социолингвистических терминов конкретизировано определение родного языка как «языка, усваиваемого ребенком в раннем детстве бессознательно, путем подражания речи взрослых» [1; 89].

Анализ динамики функционирования казахского и русского языков в микросоциальных группах позволяет установить те закономерности, которые характеризуют языковую ситуацию в целом и тенденции, которые свидетельствуют о процессах, влияющих на ее изменение и трансформацию. Динамика языкового регулирования определяется тем, что «двуязычие в пределах микросоциальной общности, как в обществе в целом, развивается согласно социальной потребности, задается путем сознательного регулирования со стороны государства и общества, а также постоянными параметрами самой микросоциальной общности»[4; 27].
Анализ языковой ситуации предполагает характеристику ряда универсальных критериев, в числе которых определение типа двуязычия, либо полиязычия, установление сбалансированного/ несбалансированного соотношения языков.

Языковая ситуация в Казахстане определяется как экзоглоссная, несбалансированная, диглосс-ная и демографически неравновесная. При этом, как указывают авторы Словаря социолингвистических терминов: «Казахстан представляет собой многоязычную страну с населением, говорящим на языках разных генетических семей и структурных типов, среди них, по данным переписи 1999 г., преобладают носители тюркских (казахи — 7 985 039, узбеки — 370 663, татары — 248 954, башкиры — 23 225, чуваши — 11 851, киргизы — 10 897, каракалпаки — 1 497, турки-месхетинцы — 2 761, крымские татары — 1 006 и др.) и славянских языков (русские — 4 479 620, украинцы — 547 054, белорусы — 111 927, поляки — 47 297 и др.), в республике проживают также немцы — 353 441, чеченцы — 317 999, корейцы — 99 665, курды — 32 764, таджики — 25 659 и др. Несмотря на то, что население Казахстана представляет собой многонациональный социум, «языки народов этнических групп неравнозначны по объему и выполняемым ими функциям» («Концепция языковой политики Республики Казахстан») и реальное распределение языков в коммуникативном пространстве осуществляется в пользу двух демографически и функционально мощных языков — казахского и русского, поскольку большинство двуязычных и трехъязычных сообществ распределено дисперсно (за исключением уйгурского, корейского и некоторых других) и не имеет своих национально-территориальных образований. Следует учитывать, что дисперсное расселение характерно и для казахского населения (за исключением южных и западных регионов страны), поэтому казахский этнос, рассредоточенный на громадной территории, находится в регулярном языковом взаимодействии с другим коммуникативно мощным — русским языком [1; 133-134].

Мониторинг динамики языкового регулирования предусматривает проведение комплексного анкетирования учеников средних школ Карагандинской области. По вопросу реализации «Государственной программы функционирования и развития языков на 2001-2010 гг.» предлагается проведение пилотажного исследования, определяющего степень владения языками: казахским, русским и иностранным. Выбор возрастной группы обусловлен тем, что динамика усвоения языков по принципу «функциональной дополнительности», определен тем, что однородность социально-демографических и функциональных характеристик анкетируемых.
Понятие микросоциальной общности включает параметр классификации монолингвальных, би-лингвальных и полилингвальных микросоциальных групп.

При классификации микросоциальных групп учитывается характер контактирования образующих группу индивидов, в связи с этим необходима детализация всех параметров малой группы. Теоретическое обоснование малой группы было дано А.Мейе, подчеркнувшим что «. в действительности существует столько особых словарей, сколько имеется социальных групп» [5; 91].

В данном случае лингвист выделил параметр индивидуализации коммуникативных особенностей каждого формального и неформального коллектива носителей языков. Актуальность обращения к данному вопросу подтверждается и Р. Т.Беллом, характеризовавшим микросоциолингвистику «как анализ, сфокусированный на индивиде в неформальной внутригрупповой интеракции малых групп» и макросоциолингвистику «как изучение межгрупповой интеракции на уровне крупных групп, вплоть до контактирующих наций и государств» [5; 101].Степень достоверности результатов, полученных при исследовании микросоциальных групп, подтверждена также и тем, что данные результаты отражают объективный ход процесса функционирования языков в разрезе комплекса экстралингвистических переменных, непосредственно влияющих на вариативный характер языковой ситуации.

Следуя формулировке Л.П.Крысина, классификация микросоциальных групп предполагает характеристику общности по следующим параметрам: формальная/ неформальная, целевая/ инструментальная и т.д.
Коллектив носителей языка в пределах класса учеников средних школ (в данном случае старших классов) соответствует обозначенным параметрам.

Социолингвистическая составляющая термина «родной язык» соотнесена с определением родного языка как языка самоидентификации с этносом, занимающим важное место в языковом сознании любого народа... » [1; 89]. Анализ ступеней овладения вторым языком с учетом ранжирования возрастных групп позволяет выявить наиболее характерные тенденции, свидетельствующие об оптимальности форм социолингвистического регулирования языковой ситуации в ракурсе стратегии двуязычия и полиязычия как кардинальных направлений языковой политики в республике.

Анализ в области социолингвистических исследований актуализируются на современном этапе формирования и развития языковой ситуации в Казахстане в связи с необходимостью осуществления масштабного мониторинга реализации языковой политики в республике. Социолингвистика, как и другие направления антрополингвистики, определяют приоритеты антропоцентрической лингвистической парадигмы и ее содержание, а также тематику исследований, ориентированных на изучение процессов функционирования языка на современном этапе.

 

Список литературы
1. Сулейменова Э.Д., Шаймерденова Н.Ж. Словарь социолингвистических терминов. — Алматы: Қазақ университеті,2002— 67 с..
2. ДешериевЮ.Д., Протченю И.Ф. Основные аспекты исследования двуязычия и многоязычия // Проблемы двуязычия и многоязычия. — М., 1972. — С. 26-35.
3. Беликов В.И., Крысин Л.П. Социолингвистика. — М., 2001. — 450 с.
4. Хасанов Б.Х. Социально-лингвистические проблемы функционирования казахского языка в Республике Казахстан: Ав-тореф. дис... д-ра филол наук. — Алматы, 1992. — 44 с.
5. Белл Р.Т. Социолингвистика. Цели, методы, проблемы. — М., 1980. — 320 с.

Фамилия автора: Бекбанова Ж Р
Год: 2009
Город: Караганда
Категория: Филология
Яндекс.Метрика